" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 111 просмотров

    550 лет русской артиллерии

    В текущем году1 исполнилось 550 лет существования русской артиллерии.

    550 лет русской артиллерии

    В статье Энгельса «Артиллерия» мы находим указание, что, судя по древним китайским рукописям, пушки были известны уже в 618 г. до нашей эры, но первый достоверный случай широкого применения китайцами пороха и пушек для военных целей относится к 1232 г. н. э.

    «Около 1258 г., — говорит Энгельс, — мы читаем об огневых приборах на повозках, принадлежащих властителю Дели. Спустя 100 лет артиллерия вошла в Индии во всеобщее употребление, и когда в 1498 г. прибыли туда португальцы, они нашли, что индусы в употреблении огнестрельного оружия так же далеко продвинулись вперед, как и они сами»2.

    Из изучения истории военного дела Энгельс делает вывод, «…что в 1280 г. артиллерия была применена против Кордовы и что в начале XIV столетия знакомство с нею перешло от арабов к испанцам». Далее — «…от испанцев употребление артиллерии перешло к остальным европейским народам. Французы во время осады Пюи-Гийома в 1338 г. имели пушки, и в том же году немецкие рыцари употребляли их в Пруссии. Около 1350 г. огнестрельное оружие было распространено во всех странах Западной, Южной и Центральной Европы. Что артиллерия — восточного происхождения, это доказывается также способом выделки самых старых европейских орудий. Пушка делалась из полос кованого железа, сваренных вместе в длину и скрепленных с помощью набитых на них тяжелых железных обручей. Она состояла из нескольких частей, причем подвижная казенная часть закреплялась для стрельбы только после заряжания»3.

    Летопись свидетельствует, что в России артиллерия появилась в 1389 г., в конце царствования Дмитрия Донского. Таким образом, средневековая Русь отстала от Западной Европы в отношении использования артиллерии примерно на 50 лет.

    Как азиатская, так и европейская пушки XIV века были весьма несовершенной конструкции, ибо артиллерия переживала еще свое детство.

    Энгельс указывает, что «…орудия большого калибра можно было перевозить, только разобрав их предварительно на части, причем каждая часть занимала целую повозку. Даже орудия малого калибра были чрезвычайно тяжелы, ибо тогда не было еще установлено надлежащей пропорциональности между весом пушки и снаряда, а также между весом снаряда и заряда. Когда эти орудия устанавливали на позиции, для каждой пушки сооружалось нечто вроде деревянного сруба или помоста, с которого и производилась стрельба… Пушечные лафеты были еще неизвестны. Пушки в большинстве случаев стреляли с очень большим углом возвышения, как наши мортиры. Стреляли обыкновенно круглыми каменными ядрами, а пушки малого калибра заряжались иногда кусками железа»4.

    Первые орудия были привезены в Россию из-за границы. Но уже в XV в. в Москве, Новгороде и некоторых других крупных городах было налажено собственное производство орудий. В 1408 г. русская артиллерия участвовала в обороне Москвы от татар, а в 1463 г. она отстояла Псков от немецких насильников.

    Первые орудия русской артиллерии отличались большим разнообразием конструкции. В этот период орудия изготовляли кустари — самопальные мастера, крепко хранившие тайну своего ремесла и передававшие свои знания по наследству — от отца к сыну. Это кустарничество целиком отвечало тогдашнему уровню техники производства и развития производительных сил. Каждое орудие поэтому обычно являлось плодом индивидуального творчества отдельного мастера, а не результатом обобщенного военного и производственного опытов.

    Никаких научно обоснованных расчетов эти мастера-кустари не могли произвести, тем более что и артиллерийское дело и обосновывающие его науки еще находились в зародыше. Орудия были гладкостенные, заряжались с дула. Они изготовлялись обычно из железа, путем сваривания раскаленных железных полос.

    Впрочем, уже в XV в. пушки стали отливать целиком из железа, меди или бронзы. Однако орудия все еще были непрочны, часто разрывались. Прицелов и приборов для наводки не было. Первые орудия не имели цапф, а просто вкладывались в желоб деревянного лафета, называвшегося «колодой». Снаряды были разные — их оценивали грубо, в основном по внешнему виду: снаряд с орех, снаряд с яблоко, с человеческую голову и т. п. Орудия назывались не так, как теперь, по калибрам и годам, а собственными именами, например: «огненный кот», «волк», «медведь» и т. д.

    В 1475 г. по приглашению царя Ивана III в Москву прибыл известный зодчий и литейщик Ридольфо Фиораванти. При его помощи была резко улучшена постановка литейного дела в России и тем самым двинуто вперед и производство пушек.

    В XVI в., при царе Иване IV (Грозном), артиллерия получила значительное дальнейшее развитие в отношении как количества, так и качества орудий. К тому же времени относится и организационное оформление русской артиллерии. В 1547 г. были учреждены стрелецкие полки, в состав которых входили «пушкари». В хозяйственном отношении артиллерией управлял «пушкарский приказ», в котором заседали бояре и дьяки.

    Во время войны существовал «пушкарский голова», т. е. начальник артиллерии. Личный состав русской артиллерии того времени состоял из пушкарей — при больших орудиях и стрелков — при малых. В помощь пушкарям и стрелкам присоединялись рабочие, называвшиеся податными или ярыгами. Но и в XVI в. артиллерия еще была крайне малоподвижной, неповоротливой, различной по весу и калибру.

    Одним из любопытных образцов артиллерии того времени является знаменитая «царь-пушка», находящаяся ныне в Московском Кремле. Это орудие было отлито в 1586 г. Оно имеет калибр 89 см, в то время как калибр наиболее крупных современных орудий не превышает 46 см. Повидимому, из «царь-пушки» никогда не стреляли, ибо ее каменное ядро весом в 850 кг не могло быть выброшено из дула без разрыва орудия. Вероятно, она никогда не бывала и в походах, ибо вес «царь-пушки» — 39 т — при тогдашних средствах тяги не допускал перевозки на большие расстояния. «Царь-пушка» может считаться показателем искусства литейщиков, но не типичным образцом артиллерийского орудия того времени.

    В конце XVI в. орудия применялись в русской армии уже массами, и даже появилась полковая артиллерия.

    Но все эти орудия были крайне большого веса, что уменьшало их подвижность. Так, Иван Грозный при осаде Казани в 1552 г. вез свою артиллерию двояким путем: часть на повозках в разобранном виде, а осадные орудия (так называемый «большой наряд») на баржах, которые от Москвы до Казани плыли 3 месяца. 23 августа 1552 г. караван прибыл к Казани. Семь суток артиллерия готовилась к осаде и 32 дня подряд громила стены Казани, пока, наконец, стены были разрушены и путь в город открылся для пехоты.

    По мере улучшения конструкции орудий совершенствовались и снаряды. В XVI в. наряду с каменными ядрами появились бомбы и картечь.

    Первые теоретические исследования относительно устройства пушек и полета снарядов тоже относятся к XVI в. Итальянец Тарталья открыл тот факт, что угол возвышения в 45° дает в безвоздушном пространстве максимальную дальность полета.

    Энгельс указывает, что «…исследования Ванноччи Бирингоччо об искусстве литья (1540 г.) повели к значительному прогрессу в изготовлении пушек», а. «изобретение Гартманом калибровой шкалы, при помощи которой измерялась каждая часть пушки по ее отношению к диаметру дула, дало устойчивый образец для конструкции орудий и проложило путь для установления определенных теоретических принципов и общих эмпирических правил»5.

    В России первым сочинением по артиллерии был «Устав ратных пушечных и других дел, касающихся до воинской науки», написанный в 1607 — 1621 гг. Онисимом Михайловым.

    В XVII в. артиллерийское дело совершило значительный шаг вперед. В это время в Москве самопальные мастера уже делились на ствольников, станочников, замочников и др., т. е. теперь уже разные части орудий делали различные мастера.

    Русские мастера-оружейники в некоторых случаях вводили в свое производство усовершенствования, опережавшие технику того времени. Так, в XVII в. два русских мастера изобрели затворы к орудиям — один изготовил пищаль с выдвижным затвором в виде клина, а другой придумал ввинчивающийся затвор. Только в XIX в. — двести лет спустя — техника сумела освоить это изобретение, и орудия с подобными затворами (конечно, усовершенствованными) применяются теперь во всех армиях. Орудия, изготовленные русскими мастерами в XVII в., хранятся в Артиллерийском историческом музее в Ленинграде (основан при Петре I), как праотцы современных орудий с клиновыми и поршневыми затворами.

    В начале XVII в. в Западной Европе все еще применялись орудия всех размеров, начиная от 48-фунтовых гигантов до самых малых фальконетов с дулом лишь для полуфунтовых пуль.

    По словам Энгельса, «…конец XVII и начало XVIII столетия были периодом, когда артиллерия в большинстве стран была окончательно» введена в состав армий, лишена своего средневекового цехового характера, признана особым родом войск и благодаря всему этому сделалась способной к нормальному и быстрому развитию. Результатом был почти немедленный и весьма заметный прогресс. Стали очевидными беспорядочность и разнообразие калибров и моделей, неопределенность всех существующих эмпирических правил, полное отсутствие прочно установленных принципов; все это терпеть далее стало невозможным»6.

    Развитие производительных сил и рост науки дали возможность поставить артиллерийское дело на правильный научный путь. В России этот новый период развития артиллерии начался реформами Петра I. В сражении под Нарвой против шведов Пётр вывел на поле боя 145 артиллерийских орудий. Шведы в то время имели лучшую артиллерию в мире. Их армия была вооружена и обучена лучше, чем петровские полки. Поэтому шведский король Карл XII сравнительно легко разбил русскую армию. В спешном отступлении от Нарвы 133 русских орудия были брошены — они оказались слишком тяжелы, чтобы их можно было быстро увезти; только 12 орудий осталось у Петра. После этого Петр решительно взялся за создание подвижной артиллерии, за правильную ее организацию и подготовку личного состава.

    Для отливки новых орудий Петр реквизировал церковные колокола. Лучших мастеров орудийного дела он послал за границу для ознакомления с новейшими образцами артиллерии. Были изготовлены опытные экземпляры орудий, но мощные оказались тяжелыми, а орудия небольшого веса были маломощны.

    Однако Петр удачно для своего времени разрешил задачу сочетания мощности и подвижности. Он впервые создал четкую организацию артиллерии, разделив ее на осадную, гарнизонную (крепостную) с более мощными и тяжелыми орудиями и на полевую и полковую (пешую и конную). От последних он требовал прежде всего легкости и удобства перевозки; полевая, а тем более полковая артиллерия должна была всюду поспевать за пехотой.

    Нужно было также подумать и о стандартизации калибров. Петр учел, что объединение кустарей в артели и деление их на специальности (о чем говорилось выше) дает ряд производственных преимуществ; он требовал, чтобы артели изготавливали не одно, а сразу несколько одинаковых орудий.

    Новая русская артиллерия скоро хорошо показала себя в бою. Но дело победы решали не только орудия, а прежде всего люди. Потерпев поражение под Нарвой, Петр стал готовить артиллеристов иначе, чем прежде. Еще в 1698 г. было основано при пушкарском приказе «Училище цифири и землемерии», в котором преподавал «особый мастер» Ивашка Зерцалов. Петр в 1701 г. реорганизовал это училище и повелел «…учить пушкарских и иных посторонних чинов детей словесной и письменной грамоте, цифирию и иной инженерной наукам…». В 1700 г. Петр организовал первый артиллерийский полк и создал специальную школу при бомбардирской роте Преображенского полка. 250 молодых людей готовились стать толковыми, грамотными артиллеристами. Учеба не пропала даром — в бою под Полтавой молодые русские артиллеристы обеспечили успех своей пехоты и конницы.

    Продолжателем Петра в деле развития артиллерии был П. А. Шувалов (1711 — 1762 гг.), который сделал ряд важных нововведений в артиллерийском деле.

    Шувалов был не только руководителем русской артиллерии, но и изобретателем новых образцов орудий. Наиболее известные из этих образцов — шуваловские «единороги» — принесли русской армии много побед над  «непобедимыми»  полками  прусского короля Фридриха II.

    12 июля 1759 г. в сражении под Пальцигом русские наголову разбили пруссаков. Официальные донесения об этом сражении говорят, что артиллерия пруссаков «за громом наших весьма была бессильна, и не находила себе места потому, что ей от наших орудий оного нигде было не дано». В сентябре 1760 г. русские войска подошли к Берлину, и русская артиллерия выпустила по столице Пруссии 1 200 снарядов, после чего город сдался на милость победителей.

    «Единорог» — это показатель, что русские артиллеристы опередили западноевропейских конструкторов, создав легкое полевое орудие с крутой траекторией. Единороги были заимствованы у русских иностранцами под наименованием «длинных гаубиц». Они были легче прежних орудий, имели в длину около 10 калибров, хорошо стреляли всеми родами снарядов, в том числе и картечью, которая была главным снарядом гладкоствольной артиллерии того периода. Единороги прослужили в русской артиллерии более 100 лет, и остатки их в начале XX в. еще можно было видеть в Кронштадте и в Петропавловской крепости.

    Заслугой Шувалова было также введение однообразной материальной части, комплектов боеприпасов, установление упрощенного снабжения и питания батарей. Шувалов также уделял большое внимание образованию и обучению артиллеристов. Он повысил подвижность артиллерии, создав особый, отдельный от батарей транспорт со своим управлением, лошадьми, повозками и ездовыми. Этот транспорт был назван «фурштатом» и появился в России лет на 50 раньше, чем во Франции и других государствах.

    Работы Шувалова привели к тому, что русская артиллерия на некоторое время стала лучшей в Европе.

    В конце XVIII в. был достигнут дальнейший сильный прогресс артиллерийской науки. По свидетельству Энгельса, «…научная сторона артиллерийского дела в течение этого периода получила особенное развитие в Германии… Первым артиллеристом своего времени был Шарнгорст. Его справочная книга по артиллерии является первым значительным, действительно научным трактатом в этой области»7.

    В 1774 г. генерал Грибоваль во Франции добился введения новой системы организации артиллерии. Артиллерия Грибоваля была первым формированием этого рода, поставленным на современную ногу.

    Энгельс указывает, что «…благодаря произведенным Грибовалем улучшениям французская артиллерия во время революционных войн стояла выше артиллерии других стран и скоро сделалась в руках Наполеона оружием  неслыханной до того силы. Вся полевая артиллерия была организована в батареи по шесть орудий каждая, из которых одно было, обыкновенно, гаубицей. Наполеон пускал в ход некоторое количество, легких орудий, присоединенных к пехотным дивизиям, для того, чтобы завязать бой, заставить противника обнаружить свою силу и т. п., тогда как масса артиллерии удерживалась в резерве тех пор, пока не определялся решительный пункт атаки, — тогда сразу формировались громадные батареи, действовавшие совместно против этого пункта и подготовлявшие, таким образом, своей страшной канонадой окончательную атаку пехотными резервами»8.

    Десятифунтовый единорог образца 1805 г.Однако русская артиллерия дала отпор и Наполеону.

    Наполеон под Бородино, применяя многоорудийные батареи, ожидал такой же быстрой и легкой победы, какие он одержал при Маренго, Иене, Аустерлице. Но на этот раз он ошибся.

    Русская пехота и конница, активно поддержанные своей артиллерией, дрались упорно и храбро. Материальная часть русской артиллерии, усовершенствованная в 1805 г. комиссией Аракчеева, оказалась на высоте, показав хорошую подвижность, организованность и высокую стрелковую подготовку. Первая же французская атака корпуса Даву на Багратионовы флеши была отбита внезапным и метким огнем русской артиллерии. Французы много раз пытались овладеть батареей Раевского, но безуспешно. Только третья атака польских уланов удалась — они ворвались на батарею, но русские храбрецы-артиллеристы встретили поляков картечью, а потом схватились врукопашную — поляки не выдержали и поспешно отступили.

    Кутузов после Бородинского боя доносил: «Артиллерия наша, нанося ужасный вред неприятелю цельными (т. е. меткими, по тогдашней терминологии. — А. С.) выстрелами своими, принудила неприятельские батареи замолчать…».

    Неувядаемую славу завоевали русские артиллеристы и при героической обороне Севастополя в 1854 — 1855 гг.; одиннадцать месяцев напряженной работы выпало на долю гарнизона. Смерть косила защитников крепости. Но русские артиллеристы стойко и мужественно дрались с врагом, отбивая яростные атаки англо-французских войск.

    В этот период (середина XIX в.) начался переход к нарезным орудиям и применению стали как главного материала для орудий.

    Рост металлургической техники позволил это сделать. В 1864 г. в России были начаты постройкой два сталепушечных завода — Пермский и Обуховский (ныне «Большевик»). Были введены клиновые и поршневые затворы, орудия стали заряжаться с казны.

    Первая русская нарезная пушка была сконструирована в 1863 г., а заряжаемая с казны нарезная пушка — в 1867 г. В  1846 г. в России

    появился железный лафет. Русский ученый — конструктор А. П. Энгельгардт первый в мире предложил «упругий» колесный лафет, который позволил применять в полевых боях орудия более крупных, чем прежде, калибров вплоть до 152 мм (6 дм.). Профессора артиллерийской академии Гадолин и Маевский разработали образцы первых стальных орудий. Орудия образца 1877 г. настолько опередили свою эпоху, что служили с успехом еще в  мировую и гражданскую войны.

    Применение квадранта во время Отечественной войны 1812 г.Начало XX в. было ознаменовано введением на вооружение скорострельной пушки; русская, пушка образца 1902 г. явилась выдающимся представителем скорострельных орудий. С нею знакомы как участники мировой войны 1914 — 1918 гг., так и все, кто пытался задушить нашу Родину в первые годы после Октября 1917 г. Это орудие в модернизированном виде и сейчас с успехом служит в РККА.

    Русско-японская война 1904 — 1905 гг. была первой войной с широким применением огня всех видов современной артиллерии.

    Уроки этой войны были весьма поучительны, но они были слабо учтены до начала мировой войны 1914 г. Не была понята необходимость увеличения числа гаубиц, не было учтено резкое возрастание расхода снарядов, не было учтено во всей полноте значение стрельбы с закрытых позиций, а отсюда — и вопрос об увеличении числа гаубиц.

    Отсутствие в начале русско-японской войны фугасной гранаты у 76-мм пушки обр. 1902 г. потребовало добавить к полевой артиллерии орудия больших калибров с достаточным фугасным и ударным действием по закрытиям противника.

    Выстрел из пушки. Схематический чертеж из "Описания артиллерии" Бринка (1710 г.)

    Этим было положено начало существованию русской полевой тяжелой артиллерии.

    Во время первой мировой империалистической войны 1914 — 1918 гг. обнаружилось резкое отставание русской артиллерии от требований современности как в смысле внедрения новых образцов материальной части, так и особенно в отношении обеспечения боеприпасами. Это отставание, однако, отнюдь не было виной артиллеристов, а явилось следствием общей технико-экономической отсталости царской России. «Немецкая артиллерия засыпала царские войска градом снарядов. У царской армии не хватало пушек, не хватало снарядов, не хватало даже винтовок»9.

    Слаба была русская артиллерия и по качественному соотношению систем — орудий навесного огня было крайне мало.

    А рост артиллерии в мировую войну был огромен. В начале войны на тысячу бойцов пехоты приходилось в среднем 4 — 5 орудий, в 1918 г. — 12 — 15. В 1914 г. во всех армиях было около 25 тыс. орудий, из них тяжелых всего 4 200. К концу войны, в 1918 г., насчитывалось уже около 85 тыс. орудий (рост в 3 — 4 раза), из них тяжелых 33 500 (рост в 8 раз).

    Артиллерия русской армии к концу мировой империалистической войны также изменила свое лицо.

    Общее число орудий артиллерии в русской армии за годы империалистической войны выросло с 7 030 до 10 178, т. е. увеличилось на 45 проц., причем рост полевой артиллерии выразился в 29 проц. (в том числе, полевых гаубиц на 106 проц.), а тяжелой артиллерии — в 500 проц.

    В начале 1917 г. был сформирован артиллерийский резерв верховного главнокомандующего (или ТАОН) в числе 338 орудий тринадцати различных образцов, калибра от 120 до 305 мм. ТАОН в дальнейшем послужил основной базой для создания артиллерийского резерва главного командования (АРГК). К июлю 1917 г. в составе ТАОН насчитывалось 632 орудия.

    И все же рост тяжелой артиллерии русской армии был менее значителен, чем в других армиях. За период 1914 — 1917 гг. полевая артиллерия французской армии выросла на 40 проц. (5 580 орудий), а тяжелая на 1 740 проц. (5392 орудия); всего же французская артиллерия насчитывала 11 280 орудий, или выросла на 163 проц. по сравнению с началом войны.

    Обращает на себя внимание, что в конце войны у французов тяжелые орудия составляли около 54 проц. всей артиллерии, у германцев — около 40 проц., а у русских — 12 проц.

    Таким образом, артиллерия армии царской России была значительно слабее германской и французской и по численности и по характеристике орудий.

    Но несмотря на техническое отставание, боевая работа русской артиллерии во время мировой войны отличалась высоким качеством. Русские артиллеристы уже в 1914 г. показали лучшую меткость огня, чем германские, блестящие навыки стрельбы с закрытых позиций (чего немецкие артиллеристы совсем не умели), инициативу и замечательную храбрость. В позиционных условиях войны они только из-за острого недостатка снарядов не могли оказывать нужную помощь своей пехоте. Но когда снарядов было достаточно, огонь русской артиллерии становился непреодолимым для врагов. Так было, например, во время так называемого Брусиловского прорыва в 1916 г., во время июльского наступления 1917 г. и т. д.

    Артиллеристы Красной Армии восприняли лучшие традиции старых русских артиллеристов и вписали немало блестящих страниц в историю гражданской войны в СССР.

    В период гражданской войны при наличии серьезного упадка промышленности Советский Союз не мог помышлять о значительном развитии артиллерии РККА. Однако уже в эти годы (1918 — 1920) наметился перелом в соотношении орудий настильного и навесного огня; процент последних вырос. Это было первым шагом в. укреплении мощи артиллерии РККА.

    Внимание нашей партии, советского правительства, товарища Ворошилова и лично товарища Сталина к вопросам развития, технического оснащения и качества боевой выучки красной артиллерии является основой нашей работы по развитию артиллерии как одного из важнейших современных боевых средств.

    За период 1934 — 1939 гг. легкая артиллерия РККА увеличилась на 34 проц., средняя — на 26 проц., тяжелая — на 85 проц., зенитная — на 169 проц., а по сравнению с 1930 г. наш артиллерийский парк вырос почти в семь раз.

    Наша артиллерия вооружена первоклассными системами, причем и старая материальная часть после ее модернизации вполне удовлетворяет современным требованиям. Резко изменилось соотношение между пушечной и гаубичной артиллерией — рост гаубиц достигает 80 проц. Дальнобойность всех видов нашей артиллерии возросла от 50 до 75 проц. Увеличилась скорострельность почти всех артиллерийских систем, особенно танковых и противотанковых пушек. Произошло увеличение потолка зенитной артиллерии на 60 проц. Увеличился вес снарядов и их боевые, свойства. Кадры артиллерии за последние 5 лет выросли на 124,5 проц. Красная Армия имеет немало артиллерийских учебных заведений, в которых у советской молодежи развиваются отличные боевые качества, присущие русскому артиллеристу на всем протяжении 550-летнего существования нашей артиллерии.

    Русская артиллерия наряду с именами Петра I, Шувалова, Суворова и других полководцев прошлого справедливо гордится замечательной плеядой ученых и инженеров. Имена Забудского, Маевского, Гадолина, Чернова, Шишкова, Трофимова, Дроздова и других ученых, конструкторов и создателей теории артиллерийской стрельбы заслуженно пользуются мировой известностью.

    Лучшее свидетельство замечательной мощи советской артиллерии — это вес ворошиловского залпа стрелкового корпуса РККА, более тяжелого и более мощного, чем залп корпуса любой капиталистической армии.

    Примечания:
    1. 1935 г. []
    2. Ф. Энгельс, Избранные военные произведения, т. I. Госвоениздат, 1937 г., стр. 249. []
    3. Там же; стр. 250. []
    4. Ф.Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 250 — 251. []
    5. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 253. []
    6. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 257. []
    7. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр 259. []
    8. Там же, стр. 260 — 261. []
    9. История ВКП(б), Краткий курс, стр. 166. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *