" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    660 просмотров

    Атака укрепленной полосы: 101-я пехотная дивизия в Луцком прорыве 4-6 июня 1916 г.

    В июне 1916 г. 8-я армия русского юго-западного фронта, выполнявшая главную задачу в так называемом «Брусиловском прорыве», должна была наступать в общем направлении на Луцк (схема 1) с целью «разбить живую силу противника и овладеть его укрепленными пунктами».

    32-й армейский корпус, располагавшийся на левом крыле армии, к 1 июня 1916 г. занимал фронт кол. Корыто, Муравица и далее по р. Иква до Детиничи. Входившая в состав корпуса 101-я пех. дивизия располагалась на правом фланге корпуса, занимая позиционный район Корыто, М. Боярка, Новины. Против нее действовали части 7-й австрийской дивизии.

    101-я пех. дивизия была сформирована в 1915 г. из ополченцев — ратников 2-го и 3-го разрядов. На вооружении дивизии находились австрийские винтовки и пулеметы, японские орудия системы «Арисака» 1898 г., конные трехдюймовые скорострельные орудия образца 1902 г. и горные орудия образца 1909 г. В; состав дивизии входили четыре полка (401-й, 402-й, 403-й и 404-й) четырехбатальонного состава каждый. 101-я арт. бригада, 32-й мортирный дивизион, дивизионная учебная команда и 113-я отдельная конная сотня. Общая численность дивизии на 1 мая составляла 22 131 человек и 3 416 лошадей. Наличие сверхкомплекта дало возможность сформировать в полках роты пополнения, что позволяло быстро восстанавливать боевую убыль. Боевой состав дивизии к 24 мая насчитывал 14 833 бойца, 53 пулемета, 23 бомбомета и огнемета и 48 орудий (в том числе 12 тяжелых).

    С целью повышения боевой подготовки в марте 1916 г. дивизия была отведена в армейский резерв и в течение двух недель проводила занятия по стрелковому делу, ротные, батальонные и полковые учения. Тем не менее боевая подготовленность частей к началу прорыва была слабой. Командный состав, состоявший в большинстве из офицеров военного времени, не имел навыков организации управления атакой укрепленной позиции. Штаб корпуса не обратил внимания на особую отработку действий в условиях прорыва. Указания же главнокомандующего юго-западным фронтом по прорыву укрепленных позиций были изданы лишь 6 апреля и своевременно в войска не попали.

    7-я австрийская дивизия, входившая в состав 1-го корпуса ген. Сурман, к 24 мая 1916 г. включала:

    38-й пех. мадьярский полк четырехбатальонного состава; 68-й пех. мадьярский полк четырехбатальонного состава; 79-й пех. сербо-хорватский полк пятибатальонного состава; 37-й пех. мадьяро-румынский полк двухбатальонного состава; 21-й егерский немецкий батальон.

    Всего в дивизии имелось 15 батальонов, общей численностью 10 — 12-тью. штыков. На направлении главного удара 101-й пех. дивизии располагались подразделения 38-го и 68-го полков. Три батальона 68-го полка занимали передовые позиции, четвертый находился в резерве. В ротах насчитывалось по 200 — 250 штыков. В каждом взводе, занимавшем передовые позиции, находилось по одному пулемету. Некоторые полки имели 77-мм траншейные пушки и минометы. Моральное состояние многонациональных австрийских частей было невысоким. Чувствовался острый недостаток продовольствия. Солдат кормили плохо, выдавая по 200 г хлеба в день.

    Австрийцы наступать не собирались; они ожидали наступления русских и еще с конца 1915 г. вели интенсивные работы по укреплению своих позиций. На участке кол. Корыто, Муравица была сооружена сильно укрепленная полоса, состоящая из трех- четырех линий окопов полной профили, без козырьков. Каждая линия окопов обеспечивалась двумя-четырьмя полосами проволочных заграждений в четыре-пять рядов кольев. На всем! фронте были построены лисьи норы глубиной 5 — 6 м, по одной на взвод пехоты, служившие убежищами. Имелись опорные пункты с бетонированными перекрытиями. Линии окопов связывались между собой ходами сообщений для подхода резервов и для связи с тылом. По сторонам ходов сообщений и около окопов передней линии были заготовлены запасы железных рогаток для восстановления разрушенных проволочных заграждений.

    ПОДГОТОВКА ПРОРЫВА

    Командующий 8-й армией решил атаковать противника в Луцком направлении с выходом на р. Стырь, нанося главный удар севернее Корыто частями 39-го, 40-го, 8-го и 3-го корпусов. Ближайшей задачей ставилось овладеть позициями противника на участке Дубище, Заболотье, Малин, выс. 114. 32-й армейский корпус должен был прочно обеспечить Дубно-Ровенское направление на участке Корыто, Детиничи, действуя в связи с левым флангом 8-го корпуса, атаковать и овладеть неприятельскими позициями на участке выс. 114 (0,25 км севернее кол. Корыто) — кол. Корыто (схема 1 и 2).

    Командир 32-го корпуса в соответствии с этим поставил задачи:

    101-й пех. дивизии (без 404-го полка), усиленной 2-м донским казачьим артиллерийским дивизионом и 3-й горной батареей 2-го туркестанского стрелкового артиллерийского дивизиона — всего 12 батальонов, 30 легких орудий, 12 конных орудий, 5 горных орудий, 12 гаубиц, 1 сотня и 1 сап. рота — овладеть участком неприятельской позиции выс. 114, кол. Корыто.

    105-й пех. дивизии упорно оборонять участок от лощины западнее кол. Новины до Детиничи и быть в готовности перейти в наступление. Сковывать противника огней, усиленными поисками и подготовкой переправ у селений Коблин, Иванье, Фольварк, Дубовец и Стралков.

    Корпусный резерв — 404-й пех. полк — располагался в лесу близ дороги из д. Ужинец в д. Владиславовка у отм. 102. Кроме того, в резерве за левым флангом корпуса находились 648-я, 432-я и 342-я дружины государственного ополчения, бронепоезд, 20-й и 32-й автопулеметные взводы и 3-я оренбургская сотня.

    Брусиловский прорыв. Положение 101-й пехотной дивизии

    Разработка плана атаки началась за 1 ½ месяца до наступления. Предварительно был определен фронт, который должна занять 101-я пех. дивизия. Командир дивизии приступил к детальному изучению местности, к подготовке исходного плацдарма для наступления и изучению позиций противника. Личные разведки командира дивизии с командирами полков и артиллерийских дивизионов дали возможность командному составу ознакомиться о расположением противника, характером его укреплений и подступами к позиции. Командиры частей в свою очередь проводили такие же разведки с подчиненными им командирами, а последние с командирами всех подразделений, которые должны были принять участие в атаке. Предстоящие задачи частей и подразделений уточнялись на местности. Артиллерийские командиры из передовых окопов изучали позиции противника. Командиры полков, занимавших участки вне района прорыва, по очереди приезжали вместе со своими командирами батальонов для изучения позиции противника на фронте атаки. Командиры саперных и артиллерийских частей производили специальные разведки по изучению состояния проволочных заграждений, путей подхода войск, огневых позиций батарей, наблюдательных пунктов. На основе личных и специальных разведок, данных высших штабов и воздушной разведки штаб дивизии спустил в части планы окопов противника с нумерацией всех целей (схема 3).

    План атаки 101-й пехотной дивизии 05.06.1916 г.

    В результате всех этих мероприятий ко дню атаки начальствующие лица хорошо ознакомились с атакуемыми ими участками неприятельской . позиции и характером впереди лежащей местности. Закончив предварительную работу по подготовке атаки и исходя из указаний штаба корпуса, командир 101-й пех. дивизии поставил следующие задачи полкам:

    401-му пех. полку (4 батальона, 16 пулеметов, 7 бомбометов, 8 огнеметов, 18 легких орудий, 12 конных орудий, 4 гаубицы и ¼ роты сапер)— наступая на северную окраину кол. Фальковщизна, выс. 114, атаковать участок неприятельской укрепленной позиции, расположенной по гребню восточнее кол. Фальковщизна от северной ее окраины до пасеки включительно. Ближайшая цель — захватить три линии окопов противника, закрепив за собой рубеж: вые. 114, кол. Корыто.

    402-му пех. полку (4 батальона, 14 пулеметов, 8 бомбометов, 8 огнеметов, 12 легких орудий, 8 конных орудий, 8 гаубиц и ¼ роты сапер) — сковывая противника на левом фланге полка, атаковать и захватить участок неприятельской позиции от пасеки исключительно до выс. 125,1 включительно. Главный удар наносить на выс. 125,1.

    Дивизионный резерв; а) 403-му полку (4 батальона, 14 пулеметов) расположиться между фол. Городница и кол. Эвелинов и быть в готовности перейти в резервные окопы, подготовленные для занятия исходного положения в балке восточнее кол. Эвелинов и у дер. Корыто; б) 113-й отдельной конной сотне, дивизионной и всем полковым учебным команд дам расположиться в лесу к юго-востоку от кол. Новины и быть готовыми для занятия четвертой линии окопов западнее Фол. Доротостаевщина.

    Инженерная подготовка

    Правее 101-й пех. дивизии наступала 14-я дивизия, наносившая удар на участке вые. 115,6, кол. Малин до выс. 114. Левее действовала группа ген. Прокопенко в составе 420-го и 417-го пех. полков; она должна была сковать противника на участке выс. ПО, Муравица, Подгайцы и быть готовой перейти в наступление для захвата окопов противника в районе М. Боярка, М. Дорогостай, Млынов, Хорупань.

    Артиллерии была поставлена задача уничтожить проволочные заграждения, устроить сквозные проходы, разрушить фланкирующие постройки в местах по указанию начальников боевых участков. С началом1 движения пехоты в атаку артиллерия должна была перенести огонь в глубину, образуя огневую завесу. Начало артиллерийской подготовки назначалось в раннее утро 4 июня. Штурм (в зависимости от успеха артиллерийской подготовки) предполагался около 9 час. 30 мин. 5 июня.

    При выборе участка атаки от северной окраины кол. Фалыковщизна до выс. 125,1 командир дивизии учитывал необходимость согласовать действия с левофланговой 14-й пех. дивизией 8-го корпуса, а также условия местности и состояние своих позиций. На этом участке окопы русских и австрийцев сближались от 120 до 300 м и имелись хорошие подступы к позициям противника. Местность в тылу русских позиций давала возможность удобно сосредоточить артиллерию, укрыто расположить резервы, иметь хорошие наблюдательные и командные пункты.

    Боевой порядок дивизии перед атакой ясен из схемы. Ширина фронта дивизии равнялась 5 км. Главный удар наносился 10 ½ батальонами на участке Корыто, кол. Эвелинов, протяжением 2,5 км. Передовые окопы занимали три батальона 401-го и 402-го пех. полков, имея в первой линии по две-три роты, образующие первую волну. Вторую волну, отстоящую от первой на 200 м, составляли остальные роты этих батальонов. Батальоны полковых поддержек занимали третью линию окопов (450 — 500 м. от первой): 401-й пех. полк — двумя батальонами, 402-й пех. Полк — шестью ротами. Резерв дивизии — 403-й полк — располагался в растоянии 600 — 750 м от первой линии окопов. Таким образом, общая глубина боевого порядка пехоты составляла: для батальонов — 200 м, для полков — 500 м, для дивизии в целом — 750 — 1500 м. Полки занимали по фронту: 401-й — 1800 м, 402-й — 3 200 м, батальоны на направлении главного удара — 900 м, роты (в среднем) — 300 m. На 1 км фронта атаки приходилось 22/5 батальона и 122/5 орудия. На направлении главного удара было сосредоточено на 1 км фронта 4 батальона и почти 25.орудий.

    Одновременно с изучением позиций противника и плана атаки шла интенсивная подготовка исходного плацдарма. Инженерные работы велись на всем фронте 101-й пех. дивизии от дер. Корыто до М. Дорогостай. Исходный плацдарм для атаки представлял собою две параллельных траншеи, глубиною до 3 м, вынесенные вперед на 0,5 км от основных окопов русской позиции. Передовые окопы сближались с противником на 150 — 200 м и прикрывались двумя рядами рогаток. От этих траншей шли вперед ходы сообщения, увенчанные исходными ровиками (по одному на взвод), которые давали возможность подойти укрыто почти вплотную к линии искусственных препятствий противника. Исходные ровики занимались пехотой непосредственно перед атакой. В передовых окопах были устроены площадки для бросания ручных гранат.

    Развернулись также работы по укреплению района обороны дивизии. К моменту прорыва дивизия имела четыре укрепленных: позиции: основная укрепленная полоса в районе Корыто, Муравица, ф. Городище, кол. Новины, ф. Каролинка, Ужилец, состояла из трех-четырех укрепленных линий, с двумя-тремя полосами проволочных заграждений в четыре ряда кольев каждая. Полосы проволочных заграждений отстояли друг от друга на 20 — 30 од. Первая тыловая позиция — от Мошков до ф. Краспица. Вторая тыловая позиция — от Михайловка до шоссе близ поселка Молодава. Третья тыловая позиция — до р. Стубель от селения Жернов через Варковичи до селения Княгинин.

    Каждая укрепленная полоса состояла из двух-трех линий окопов в расстоянии от 100 до 200 м одна от другой, расположенных и связанных между собой таким образом, чтобы прорыв того или другого участка не обязывал очищать соседний участок. Окопы соединялись ходами сообщения со ступенчатыми выходами на обе стороны, приспособленными для обороны. По сторонам ходов сообщения были поставлены рогатки. Ко дню атаки на каждую роту атакующих частей было построено че-тыре-пять ходов сообщений, из которых один широкий для выноса раненых. В укрепленном плацдарме были сооружены щели-убежища по одному на взвод. Для резервного полка построены окопы полной профили для трех батальонов восточнее кол. Эвелинов, для одного у дер. Корыто; эти окопы были соединены ходами сообщения с передовой линией окопов. В передовых окопах были сделаны выходы для пехоты и сопровождающей ее артиллерии. Для начальствующих лиц пехоты и артиллерии оборудовались командные и наблюдательные пункты до командиров рот и батарей включительно.

    Для разрушения искусственных препятствий противника полки сформировали из саперов, особые команды подрывников, которые обучались также и минным работам. Команды изучали устройство лисьих нор, ступенчатых колодцев, галерей, магистралей, вентиляционных галерей, поворотов и выходов. По ночам подрывники и пешие разведчики производили рекогносцировки, выясняя детали устройства проволочных заграждений противника. Кроме подрывников, в ротах формировались команды по 20 человек, которые за несколько дней до начала наступления на всем фронте дивизии высылались вперед вместе с разведчиками для резки проволоки. Разрушение проволочных заграждений производилось удлиненными зарядами, гранатами Новицкого и ножницами. Частями было заготовлено достаточное количество лесных материалов, колючей проволоки и рогаток для закрепления захваченных участков позиции. Каждый полк организовал рабочие команды для устройства переходов через окопы противника. Большое внимание было уделено обеспечению управления войсками в исходном положении. Наблюдательные пункты пехотных и артиллерийских начальников, кроме телефонных проводов, соединялись между собою и с наблюдательным пунктом командира дивизии линиями из гладкой, толстой неизолированной проволоки. Эти линии подвешивались на высоких прочных столбах с изоляторами из стекла (применялись горлышки от бутылок), резины и просмоленной материи. Такая же линия соединяла командный пункт и штаб дивизии в кол. Новины. Для телефонных линий была использована проволока, присланная для заграждений, не колючая и очень толстая и которая для устройства их фактически не применялась. По заключению командира дивизии, она прекрасно действовала как телефонный провод. Наряду с телефонной связью была организована пешая связь. В ходах сообщении выставлялись посты летучей почты, применялись конные, мотоциклисты и самокатчики. Наличие этих средств связи обеспечивало надежное и непрерывное управление частями в период подготовки атаки.

    АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРОРЫВА

    Для артиллерийского обеспечения прорыва укрепленной позиции на участке кол. Фальковщизна, выс. 125,1 было выделено 11 батарей (62 орудия). Уничтожение искусственных препятствий возлагалось на 8 легких батарей, из них 5 полевых батарей (30 орудий) системы «Арисака» 1898 г., 2 конных батареи (1.2 орудий), трехдюймовых скорострельных образца 1902 г. и одна горная батарея (8 орудий) образца 1909 г. Попутно с разрушением проволочных заграждений на эти батареи возлагалась задача подавления пулеметных точек и бомбометов противника и разрушения той части окопов первой линии, которая приходилась против проходов в проволочных заграждениях. Мортирным батареям ставилась задача разрушения фланкирующих построек и уничтожения пулеметных гнезд. Легкие батареи расположились в 1 — 1,5 км от переднего края обороны австрийцев, конные — в 1,5 — 2 км, мортирные — в 2,5 — 3 км.

    Действия артиллерии объединял командир 101-й артиллерийской бригады. План артиллерийской подготовки был хорошо продуман и четко составлен. Все батареи точно знали свои цели, занумерованные на общей схеме; кроме того, им были даны запасные (дополнительные) цели. Всего на участке дивизии предполагалось проделать восемь проходов шириной по 20 м, т. е. по одному проходу на легкую батарею.

    Для удобства управления вся артиллерия была разделена на две группы — правую и левую, во главе с соответствующими артиллерийскими начальниками. Правая группа состояла из 5 легких (включая горную) и 2 мортирных батарей, левая — из 3 легких (включая горную) и 2 мортирных батарей.

    С переходом пехоты в атаку все батареи должны были перенести огонь в глубину для образования огневой завесы на рубеже выс. 114, окопы и ходы сообщения к западу от кол. Фальковщизна, выс. 125,1, меловая гора.

    О материальных потребностях артиллерии и степени их удовлетворения говорят следующие данные:

    Состояние артиллерии

    Таким образом, в то время как потребность в снарядах шрапнельного действия была удовлетворена с превышением на 6,5%, самого важного типа снарядов, гранатных, было отпущено всего лишь 32% нужного количества.

    Это было следствием общего тяжелого состояния боевого снабжения русской армии. Естественно, что такое ограничение в снарядах внесло существенные поправки в план артиллерийской подготовки: оно заставило сократить количество проделываемых проходов и ширину каждого из них с 20 до 16м и почти совершенно отказаться от разрушения окопов противника.

    Подвоз снарядов начался 13 мая и закончился 17 мая. Снаряды подавались поездами на ст. Озеряны, откуда развозились парками по батарейным позициям. В местах расположения парков были уетроены склады для временной укладки снарядов и винтовочных патронов. Для складов использовались землянки, пустые избы, сараи с соответствующими приспособлеяиями и маскировкой. При батареях устраивались земляные погребки, в которых складывались предварительно доставленные снаряды из расчета расхода первого дня — преимущественно гранаты и бомбы.

    Для наблюдения за результатами артиллерийского огня от каждой батареи выделялись в передовые окопы атакующих рот наблюдательные командирские пункты. Пункты эти имели телефонную связь с командирами батарей. Наблюдатели корректировали стрельбу батарей и сообщали о проделанных проходах. Проводка телефонной линии всюду была двойная и шла по низким колышкам и желобкам в стенках окопов и ходов сообщения. Наличие прочной связи и хорошо оборудованных позиций обеспечивало гибкость управления артиллерией в бою, давало возможность как пехотным, так и артиллерийским командирам следить за результатами действий артиллерии и открывать огонь по первому приказанию начальников боевых участков.

    АРТИЛЛЕРИЙСКАЯ ПОДГОТОВКА

    Русская артиллерия открыла огонь по австрийским позициям в 4 часа 4 июня. Австрийская пехота была выведена из передовых окопов в убежища и лисьи норы. В окопах остались лишь наблюдатели, бомбометчики и пулеметы в важнейших пунктах, фланкирующих подступы к позициям. Артиллерия методическим огнем разрушала проволочные заграждения и фланкирующие постройки австрийцев. Хорошо организованное наблюдение давало возможность точно корректировать огонь. Поэтому работа артиллерии давала удовлетворительные результаты. К 17 — 20 часам 4 июня окопы противника были сильно повреждены, на некоторых участках разрушены проволочные заграждения.

    Австрийцы вначале держали себя пассивно, изредка обстреливая батареи и наблюдательные пункты русских. Пехота их на некоторых участках перебегала из первой линии окопов во вторую. Затем противник открыл артиллерийский огонь по участку 101-й пех. дивизии, доводя его временами до ураганного. Но австрийский огонь оказался мало действительным. Потери русской пехоты были ничтожны, а в артиллерии потерь вовсе не было.

    В течение дня 4 июня русская артиллерия проделала на участке 401-го пех. полка проходы у целей № 4, 5 и 6 — шириной по 5 шагов; у цели № 3 — шириной в 20 шагов; у цели № 10 — шириной в 10 шагов. Кроме того, были разрушены проволочные заграждения у целей № 12, 13 и 16, фланкирующие постройки у целей № 8, 9 и 10 и сильно повреждена цель № 5. На участке 402-го пех. полка были устроены проходы у целей: № 18 — шириной 30 шагов, № 19 — 20 шагов, № 20 — 35 шагов, № 21 — 45 шагов; разрушены фланкирующие постройки и сооружения у целей № 20, 21, 22, 24, 26 и 27.

    С наступлением темноты огонь прекратился. Ночью артиллерия вела редкий шрапнельный огонь легкими батареями, мешая противнику производить исправления разрушенных мест. В то же время полковые команды разведчиков и подрывников проделывали и расширяли проходы. Против проходов и разрушенных австрийских сооружений на ночь русскими были поставлены пулеметы, группы стрелков и гранатометчики с осветительными гранатами, с задачей препятствовать восстановительным работам» противника. Однако, несмотря на это, австрийцы разгоняли русских разведчиков огнем артиллерии и исправляли разрушенные окопы и проволочные заграждения. Заблаговременно заготовленные материалы, железные рогатки и решетки позволили австрийцам к утру 5 июня в значительной мере восстановить разрушения. Против проходов ими были выставлены пулеметы, огнеметы и траншейные орудия, которые затем открыли огонь по штурмующей пехоте русских.

    ***

    В 5 часов 5 июня русская артиллерия возобновила подготовку к атаке. Огонь велся около двух часов и был внезапно прекращен, так как по плану в 7 часов предусматривалась ложная атака. Пехота из передовых окопов открыла ружейный огонь с целью заставить противника покинуть убежища и перейти в первую линию окопов. В ответ на это австрийцы развили сильный ружейный, пулеметный и артиллерийский огонь. В 7 час. 10 мин. русская артиллерия возобновила огонь, затем в 8 час. 30 мин. вновь прекратила его на 15 минут. Таким образом!, австрийская пехота была вынуждена дважды покидать свои убежища в ожидании атаки, что увеличило потери и повлияло на ее моральное состояние.

    АТАКА 5 ИЮНЯ

    Ночью с 4 на 5 июня русская пехота заняла исходное положение для атаки. Батальоны 401-го и 402-го пех. полков, назначенные для первого удара, расположились в передовых окопах-щелях. В 8 час. 30 мин., когда артиллерия с целью внести австрийцев в заблуждение временно прекратила огонь, 10-я и 12-я роты 402-го пех. полка, не выждав окончания артиллерийской подготовки и сигнала к общему штурму, бросились в атаку. Австрийцы — 5-я и 8-я роты 38-го мадьярского полка — перешли из убежищ в окопы, открыли сильный огонь по наступающим ротам, но огнем русской артиллерии в течение нескольких минут были почти полностью уничтожены. Пленные впоследствии показывали, что во время русской артиллерийской подготовки 4 июня 38-й мадьярский полк сидел в убежищах и потерял в течение дня 2 человек убитыми и 11 ранеными; а 5 июня в течение нескольких минут была уничтожена почти полностью 5-я рота, и половина 8-й роты.

    Роты 402-го пех. полка под прикрытием огня артиллерии ворвались в первую линию окопов противника, веяли в плен 30 венгров, но, не будучи поддержаны соседями, развить успеха не могли. Эти роты продержались в австрийских окопах несколько часов, но затем были контратакованы с флангов, забросаны ручными гранатами и, понеся большие потери, отошли в исходное положение.

    В 9 часов артиллерия перенесла огонь по второй линии окопов противника; части 101-й дивизии перешли в общее наступление. Наступление развивалось медленно. 402-й пех. полк, выйдя из своих прополочных заграждений, рассыпался в тонкую цепь: пройдя 50 шагов, роты залегли, продолжая дальнейшее движение перебежками и переползанием поодиночке. Некоторые роты этого полка совсем не перешли в атаку и остались в. окопах. Австрийцы открыли ружейный и пулеметный огонь и усилили артиллерийский обстрел промежутков между своими проволочными заграждениями и русскими окопами. Медленность наступления русских дала австрийцам возможность подготовиться к встрече атакующих. В итоге подразделения 402-го пех. полка сбились с направления, попали на неразрушенные препятствия и окопались перед проволокой австрийцев.

    401-й пех. полк наступал более организованно. Его 3-й батальон (10-я и 11-я роты) атаковал ф. Фальковщизна. 11-я рота ворвалась в,первую линию австрийских окопов. Завязался бой ручными гранатами, перешедший затем в рукопашную схватку. Наступление правого фланга 3-го батальона было задержано огнем австрийцев у редута, восточнее выс. 114. Подходившие роты 1-го батальона 401-го пех. полка не смогли оказать должной поддержки. В результате 3-й батальон, неся потери, оставил окопы противника и залег перед проволочными заграждениями австрийцев.

    4-й батальон 401-го пех. полка атаковал пасеку, имея в первой линии 13-ю и 14-ю, во второй — 15-ю и 16-ю роты. Батальон захватил первую линию окопов противника. Австрийцы открыли обстрел снарядами со слезоточивыми газами, но, несмотря на это, бойцы батальона, надев противогазы, продолжали атаку. Некоторые роты не попали в проделанные проходы и, не будучи в состоянии преодолеть проволочные заграждения, залегли перед ними и окопались.

    Боевой порядок дивизии при прорыве

    Таким образом, атака 101-й дивизии 5 июня не удалась. Командир дивизии ген. Гильчевский решил повторить атаку. Командир корпуса с целью оказать поддержку 101-й пех. дивизии приказал 420-му полку быть готовым атаковать от Боярки на Московщизну. Два батальона 404-го пех. полка из корпусного резерва были передвинуты к ф. Каролинка. 401-й и 402-й пех. полки были усилены каждый одним батальоном 403-го пех. полка из дивизионного резерва и получили приказ вновь перейти в наступление. Но части оказались сильно расстроенными. По заявлению командира 402-го пех. полка, требовалось —2 часа на приведение части в порядок.

    Произошла задержка атаки. Тогда командир дивизии изменил свое решение и в 17 часов 5 июня донес командиру корпуса, что рассчитывать на успех новой атаки без дополнительной поддержки артиллерии невозможно. Весь запас японских гранат, трехдюймовых гранат и гаубичных бомб сверх боевого комплекта был израсходован.

    Повторная атака не состоялась. Части 101-й пех. дивизии, пролежав до ночи перед проволокой австрийцев, с наступлением темноты отошли в исходное положение. Потери были очень значительны: в 402-м пех. полку выбыл почти весь командный состав; в 4-м батальоне 401-го пех. полка потери достигли 80%, а из 11 офицеров в строю осталось только двое. 401-й и 402-й пех. полки в течение одного дня 5 июня потеряли убитыми и ранеными 33 офицера и 1 600 рядовых.

    Между тем, севернее, в Луцком направлении, атака развивалась успешно. 8-й корпус, сбивая противника и беря тысячи пленных, овладел первой и второй линиями австрийских окопов. Но 14-я дивизия этого корпуса, наступавшая правее 101-й пех. дивизии, из-за неудачи последней, не смогла занять второй линии окопов у выс. 114. Ввиду этого командир 32-го корпуса, опасаясь израсходовать резерв, отменил атаку 420-го пех. полка на Московщизну и отложил штурм 101-й пех. дивизии до следующего дня, ожидая подхода бригады 2-й финляндской дивизии.

    АТАКА 6 ИЮНЯ

    На 6-е июня 32-й армейский корпус со 2-й финляндской дивизией получил задачу повторить атаку. Командир корпуса приказал:

    Правому участку (ген. Гильчевский) — 3 пех. полка 101-й пех. дивизии, 3 мортирных батареи, 5 легких и 1 горная батарея — немедленно перейти в наступление на всем фронте, не ожидая подхода бригады финляндской дивизии; действуя в связи с 14-й дивизией, выйти на линию Еородница, кол. Малеванка. Среднему участку (ген. Прокопенко) — 420-й и 404-й пех. полки, 3 легких батареи и 32-й автопулеметный взвод — наступать на линию чМаеванка, Добрятин.

    Левому участку (ген. Скорнякова) — 417-й, 418-й и 419-й пех. полки, 4 легких батареи, 342-я, 432-я и 648-я дружины государственного ополчения, 20-й автопулеметный взвод и бронепоезд — наводить мосты и преследовать противника на фронте Перевердов, Мильча.

    Корпусный резерв — 2-я бригада 2-й финляндской дивизии — расположился в кол. Новины.

    101-я пех. дивизия была усилена 6-м финляндским полком 2-й финляндской дивизии. В ночь с 5-го на 6 июня части дивизии приводились в порядок. Батальоны, производившие атаку 5 июня, были заменены. С поля боя уносились раненые и убитые. На ночь начальники боевых участков выставили против разрушенных мест неприятельской позиции пулеметы и группы стрелков, не давая возможности противнику восстановить разрушенное. Артиллерия вела редкий огонь по проделанным проходам.

    Командир 101-й пех. дивизии, оставив в подчинении командиров 401-го и 402-го полков по одному батальону 403-го пех. полка, приказал им с утра 6 июня атаковать противника, разбить его и захватить первую, вторую и третью линии неприятельских позиций. 6-й финляндский полк был оставлен в резерве дивизии и расположен южнее 403-го пех. полка. Части поддерживала та же артиллерия, что и накануне.

    С утра 6 июня артиллерия приступила к новой подготовке атаки, проделывая проходы. Но ограниченный запас снарядов не позволил развить достаточно интенсивный огонь. В 11 час. 15 мин. артиллерия усилила огонь и перенесла его по окопам первой линии австрийских позиций.

    401-й и 402-й пех. полки, доукомплектованные за ночь из рот пополнения, в 11 час. 30 мин. перешли в наступление. Артиллерия продолжала вести огонь по первой линии окопов противника вплоть до подхода наступающей пехоты к его проволочным заграждениям. Затем она перенесла огонь по второй линии окопов.

    Штурм укрепленных позиций противника

    401-й пех. полк при поддержке двух батальонов 403-го пех. полка успешно атаковал противника. Его 1-й батальон занял первую линию австрийских окопов и развивал дальнейшее наступление. Двигавшийся вслед за ним 3-й батальон 401-го пех. полка занял выс. 114. Противник — солдаты 38-го полка — отстреливались в упор; их приходилось выбивать из убежищ и ходов сообщений штыками и ручными гранатами.

    По наступающему 402-му пех. полку противник открыл пулеметный огонь с выс. 125,1. Это был наименее устойчивый полк. Штурмующие роты повернули назад, но поддержанные наступавшим во второй линии 6-м финляндским полком влились в его боевую линию и продолжали наступление.

    На участке 401-го пех. полка бой развивался успешно: к 15 час. 30 мин. полк захватил три линии окопов противника и свыше 1 000 пленных. Появление пленных подняло дух у бойцов 402-го пех. полка, который, обойдя выс. 125,1 с фланга и тыла, выбил противника из окопов и тоже захватил при этом свыше 1 000 пленных.

    14-я пех. дивизия 8-го корпуса успешно развивала наступление на m. Острожец. Левее группа ген. Прокопенко — 420-й и 404-й пех. полки — к 17 час. 20 мин. заняли две линии окопов противника у Боярка и одну линию у Дорогостай.

    Австрийцы перед фронтом 101-й пех. дивизии начали общий отход, массами сдавались в плен. Взвод горной батареи, выдвинутый на рысях к выс. 125,1, став на открытую позицию, беглым огнем обстреливал отходившего противника. К 17 часам части 101-й пех. дивизии полностью овладели первой укрепленной позицией австрийцев и продвинулись на 3,5 км к западу от Корыто, перейдя к преследованию отступающего противника. Австрийцы отходили в беспорядке, бросая массу ценного имущества. Окопы были завалены убитыми мадьярами, в большинстве заколотыми штыками.

    Русская пехота, измученная двухдневным боем, не могла энергично преследовать уходящего противника, а резервов и кавалерии для, этой цели не было. Связь между частями нарушилась. Управление выпало из рук командования дивизии и было восстановлено только 7 июня.

    К вечеру 6 июня части 101-й дивизии выдвинулись на линию Городница, Надчицы, выставив сторожевое охранение почти до реки Стырь. Группа ген. Прокопенко вышла на линию ф. Зады, ф. Куца, Муравица, продвинувшись на 10 — 12 км.

    Австрийские позиции были прорваны. 101-я пех. дивизия в течение дня 6 июня продвинулась по прямой от Корыто до Надчицы на 14 км, захватила в плен около 2 500 австро-венгров, 2 противоштурмовых орудия, минометы, несколько пулеметов, несколько тысяч винтовок и много разного военно-технического имущества.

    ВЫВОДЫ

    Чем же объясняется неудача первого дня атаки 101-й пех. дивизии и успех второго дня? Решение командира дивизии на атаку — сосредоточить 10½ батальонов для направления главного удара при ширине фронта атаки в 2,5 км, выделив на остальные 2,5 км фронта дивизии всего лишь 1½ батальона, — является правильным и оригинальным. Но в первый день полки атаковали разрозненно, недружно. Наступление фактически велось по-ротно и не было поддержано полковыми и дивизионными резервами. Атаку вели 3 батальона на первой линии полков. Остальные батальоны — 3½ во второй линии и 4 в третьей (дивизионный резерв) — бездействовали.

    Перерыв в артиллерийской подготовке в ночь с 4 на 5 июня дал австрийцам возможность частично восстановить разрушенные препятствия, определить участки прорыва русских и встретить штурмующих подготовленным огнем и контратаками. Во время движения вперед роты сбились с направлений, попали на неразрушенные препятствия, залегли и понесли большие потери.

    Второй день атаки проходил значительно организованнее. В бою приняли участие не только батальоны 401-го, и 402-го пех. полков, но и батальоны дивизионного резерва — 403-го пех. и 6-го финляндского полков. Таким образом, всего в бою участвовало 14½ батальонов, т. е. в 4 раза больше сил, чем в первый день.

    Одной из существенных причин успеха второго дня явилось изменение способа штурма неприятельских позиций. Огонь артиллерии по первой линии окопов австрийцев продолжался до прохода штурмующими частями проволочных заграждений противника, после этого артиллерия перенесла огонь по второй линии неприятельской позиции. Пехота . австрийцев еще не успела выйти из убежищ и занять первую линию окопов, как штурмующие русские полки уже ворвались в окопы к захватили австрийцев в убежищах.

    Задача, поставленная дивизии при отсутствии тяжелой артиллерии, была непосильна. Изъятие из дивизии 404-го пех. полка в корпусный резерв было нецелесообразно, а его расположение за центром пассивной группы ген. Прокопенко, в 7 — 8 км от места прорыва, неправильно. Естественно, полк не смог оказать содействия частям 101-й дивизии.

    Артиллерия, несмотря на количественную слабость, в основном выполнила поставленные задачи; но перерыв в артиллерийской подготовке, допущенный с 4-го на 5 июня, ослабил ее значение. Отсутствие тяжелой артиллерии привело к большим потерям частей 101-й пех. дивизии. Разрушение бетонированных гнезд и убежищ было непосильно для легкой артиллерии; эти цели остались неразрушенными, а артиллерия противника — неподавленной. Ограниченность огнеприпасов не дала возможности развить огонь нужной мощности и потребовала отказа от первоначальных задач, намеченных планом. Способ ведения артиллерийского огня по первой линии окопов вплоть до прохода штурмующей пехотой проволочных заграждений противника заслуживает большого внимания.

    Инженерная подготовка к прорыву была проведена широко и целесообразно. Она обеспечивала устойчивость войск по фронту и в глубину и дала возможность увеличить силы и средства на главном направлении атаки за счет второстепенных участков. Однако это преимущество не было использовано командованием корпуса.

    Исходное положение для атаки было сближено до 150 м при наличии достаточного количества целей и убежищ для войск. Это облегчало штурм пехоты, давало возможность одним броском преодолеть пространство между русскими и австрийскими окопами, а наличие ходов сообщения с тылом обеспечивало скрытный и быстрый подвоз резервов.

    Дивизия, начав атаку 6 июня в 11 час. 30 мин., к 22 часам т. е. за 10½ часов, продвинулась на 14 км. Темп продвижения в укрепленной полосе составлял 0,6 км в час; последующая скорость возросла — 1,9 км в час. Средняя скорость продвижения за день равнялась 1, 3 км в час.

    Достигнутый дивизией успех не был развит и доведен до конца. Отсутствие резервов и конницы дало возможность австрийцам уйти за р. Стырь. Части дивизии отстали и к вечеру 6 июня потеряли соприкосновение с противником.

    Управление и связь, хорошо организованные на период подготовки и атаки укрепленной позиции, совершенно не были подготовлены к продвижению дивизии вперед. С развитием наступления пехоты связь была нарушена, управление частями потеряно.

    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *