" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    2 138 просмотров

    Большевики и партизанское движение в Западной Сибири

    Двадцать лет назад, в марте 1920 г., Красная Армия завершила освобождение Сибири от колчаковцев и иностранных интервентов, дойдя до берегов Байкала. В блестящей победе, одержанной Красной Армией над Колчаком, огромную роль сыграло «…мощное партизанское движение, возникшее в тылу белых»1. Это движение возглавляла и непосредственно руководила им партия большевиков. В течение двух лет Сибирь находилась под властью белогвардейцев и иностранных интервентов. Но ни на один день не прекращалась подпольная партийная работа, ни на одну минуту сибирские большевики не сложили оружия, несмотря на кровавый, жестокий террор контрреволюции.

    Рабочие и беднейшее крестьянство Сибири уже в момент контрреволюционного переворота и захвата Сибирской железнодорожной магистрали чехами (май 1918 г.) упорно, но безуспешно отстаивали советскую власть. Их сопротивление было сломлено подавляющим превосходством военных сил чехословаков, которым трудящиеся еще не могли противопоставить свою Красную Армию. Известную роль во временной победе контрреволюции сыграло и то, что большинство сибирского населения — массы среднего крестьянства — хотя и не стали на сторону буржуазной контрреволюции, но в этот период еще активно не выступали и на защиту Советов.

    «Диктатура пролетариата, — писал В. И. Ленин, — не понравилась крестьянам особенно там, где больше всего излишков хлеба, когда большевики показали, что будут строго и властно добиваться передачи этих излишков государству по твердым ценам. Крестьянство Урала, Сибири, Украины поворачивает к Колчаку и Деникину.

    Далее, опыт Колчаковской и Деникинской «демократии», о которой любой газетчик в Колчакии и Деникин кричал в каждом номере белогвардейских газет, показал крестьянам, что фразы о демократии и об «учредиловке» служат на деле лишь прикрытием диктатуры помещика и капиталиста»2.

    Колебаниями среднего крестьянства воспользовалась буржуазная меньшевистско-эсеровская контрреволюция, постаравшаяся укрепиться в Сибири. Но борьба за советскую власть против контрреволюции в Сибири не прекращалась и не прерывалась, несмотря на то что вся Сибирь к концу 1918 г. оказалась в руках белых.

    С первых же дней чехословацкого контрреволюционного переворота, совершенного в мае 1918 г., в народных массах Сибири нарастало недовольство сначала меньшевистско-эсеровской, а затем колчаковской реакцией.

    Практика меньшевистско-эсеровского омского временного правительства, а затем Колчака была наилучшим жизненным опытом для сравнения двух диктатур: помещичье-буржуазной и пролетарской. Сибирский крестьянин-середняк очень скоро из этого сравнения сделал вывод . в пользу диктатуры пролетариата.

    Какова же была практика меньшевистско-эсеровского временного правительства и Колчака?

    Вместо разогнанных городских и сельских Советов были восстановлены земства. Вместо народной милиции хозяином в деревне стал царский жандарм и полицейский урядник. Народный суд заменили калмыковские и анненковские молодцы — таежные бродяги и бандиты. Вместо ожидаемой «свободы торговли» сибирский крестьянин получил конфискации и реквизиции. Вместо обещанного подоходно-прогрессивного налога белые взыскивали финансовые недоимки за предыдущие годы. Вместо свободы слова белая контрразведка за малейший отдаленный намек на сочувствие советской власти спускала в Обь, Енисей, Иртыш или расстреливала в вагонах и подвалах смерти.

    Ленин, говоря об «опыте» сибирских крестьян, указывал, что «этот опыт — лучший учитель большевизма для рабочих и крестьян. После него трудящиеся массы поймут, что середины нет. Нет иного выбора: либо власть рабочих и крестьян — власть Советов, либо власть капиталистов и помещиков»3.

    Сделав вывод в пользу пролетарской диктатуры сибирские крестьяне вооружились, организовались под руководством большевиков в партизанские отряды и борьбе с меньшевистско-эсеровской контрреволюцией и колчаковщиной установили и закрепили в суровой гражданской войне «военный союз пролетариата и крестьянства за Советскую власть»4.

    Поворот к военному союзу пролетариата и крестьянства в Сибири начался осенью 1918 г. Ярким проявлением этого поворота были отдельные восстания крестьян, развернувшиеся в мощное народное движение. Массовым народным партизанским движением в Сибири руководила коммунистическая партия. Уйдя в подполье, большевики Сибири сплотили свои силы, восстановили связи с рабочим классом и крестьянством. Большевики организовали массы для борьбы с эсеро-меньшевистской контрреволюцией. Уже в июне 1918 г. по инициативе руководящих партработников гг. Омска, Томска, Тюмени, Ново-Николаевска возникает организационное бюро РКП(б) Сибири. Бюро в составе тт. Суховерхова-Сычева (Краузе), Черепанова, Вейса-Валева и др. поставило задачу организовать партийную нелегальную работу. В июне был создан подпольный большевистский комитет в Красноярске. В начале июля возникла партийная организация в Томске. В августе возобновили свою работу партийные организации в Челябинске, Барнауле и Омске. 18 августа в Томске состоялась нелегальная общесибирская конференция РКП(б), которую созвало сибирское организационное бюро. В работе конференции участвовали представители нескольких крупнейших городов Сибири. Большевики поставили перед сибирскими рабочими задачу — вооруженной борьбой добиться восстановления советской власти в Сибири. Конференция отметила начавшийся поворот мелкобуржуазных масс в сторону большевиков и указала рабочему классу на необходимость руководства этим поворотом. На конференции был избран подпольный Областной комитет.

    Согласно решению конференции партийная организация была переведена на военное положение. Для руководства вооруженной борьбой за диктатуру пролетариата конференция выделила военно-революционный штаб. Разъехавшиеся после конференции на места большевики организовали в гг. Омске, Барнауле, Челябинске, Красноярске подпольные типографии, наладили выпуск листовок, взяли в свои руки руководство рабочими восстаниями и встали во главе партизанских отрядов. Генерал К. В. Сахаров в своих воспоминаниях говорит, что к осени 1919 г. восстание приняло огромные размеру. «Правительственные отряды не могли подавить восстание, только прикрывали Красноярск и защищали железную дорогу. Восстания шли под руководством большевиков»5.

    Восстания рабочих и крестьян против хваленой эсеровско-меньшевистской «демократии» вспыхивали одно за другим. Так, например, после партийной конференции началось восстание в с. Архангельском Славгородского уезда. Причина восстания — отказ деревни дать молодежь в армию эсеровского правительства. В с. Архангельском была небольшая группа крестьян, примыкавших к партии большевиков. Село отказалось дать новобранцев сибирскому правительству. «Мало того, новобранцы, проходящие через село, подвергались большевистской обработке»6.

    Восстание началось в ночь с 1 на 2 сентября 1918 г. Руководила восстанием инициативная группа в составе тт. Теребило, Даценко, Кабринина и др.; к восставшим примкнули окружающие села. Утром 2 сентября восставшие взяли г. Славгород. Офицерский гарнизон, насчитывавший свыше 100 человек, хорошо вооруженный, разбежался при приближении партизан, вооруженных дробовиками и 24 винтовками. Повстанцы восстановили в городе власть Советов и 12 сентября созвали съезд Советов. Против численно небольшого отряда партизан, плохо вооруженного, эсеро-меньшевистское правительство двинуло бандитские отряды Анненкова. У белых были и пехота, и кавалерия, и артиллерия. Не выдержав натиска, отряд партизан отошел к ст. Бурлы.

    «Разбив повстанцев у ст. Бурлы, Анненков ворвался в с. Архангельское (Черный Дол), разграбил деревню и стал уничтожать оставшееся население. Захватив Славгород, он произвел такую же расправу. Убивал без следствия, «по одежде». По собранным подпольным штабом сведениям, в Славгороде в первые две недели расстреляно 417 человек, а по всему уезду — 1 667 человек. Выпоротых в пять раз больше»7. Анненков собрал с деревень огромные контрибуции деньгами, скотом. Много «большевистских» деревень было им сожжено.

    Мощный толчок крестьянскому движению дали восстания в городах. В ноябре 1918 г. произошло восстание в Томске, 22 декабря 1918 г. восстали рабочие Омска, жестоко подавленные колчаковскими жандармами. Белые расстреляли и утопили свыше 900 человек. При подавлении восстаний было зверски замучено свыше 300 большевиков. Но это не сломило воли революционно настроенных масс трудящихся. 26 января 1919 г. восстали рабочие ленских приисков, в марте — Тюмени, в апреле — Кольчугино, 12 августа 1919 г. — Красноярска и т. д.

    Каждое восстание жестоко подавлялось. Колчаковские контрразведчики в каждом рабочем видели большевика. Начальник гарнизона ст. Зима докладывал 13 марта 1919 г.: «Население настроено враждебно. Главная масса населения — деповские и ремонтные рабочие до 300, из них 80 проц. безусловно большевики…»8.

    Группа партизан села Зимовье у самодельной пушки

    Группа партизан села Зимовье у самодельной пушки

    О росте влияния большевиков иркутский губернатор докладывал Пепеляеву: «Рабочие Иркутска и других промышленных пунктов губернии с каждым днем становятся враждебнее к власти… на собраниях и в частных разговорах ясно виден крутой поворот к большевизму»9, Колчаковское правительство поставило своей задачей физическое уничтожение большевиков и всех большевистски настроенных трудящихся, стараясь всеми силами и средствами восстановить «единую и неделимую» царскую Россию.

    Все средства от зверских пыток в застенках Калмыкова и других белобандитов и до массовых сжиганий сел были действительны и хороши для белогвардейщины. Колчак на допросе хладнокровно рассказывал о том, как его банды безжалостно сжигали сотни мирных деревень, как сотни тысяч рабочих и крестьян Сибири были истреблены палачами.

    Террор ускорил гибель колчаковщины. Против колчаковского режима звериной жестокости поднялся весь сибирский народ. Рабочий класс и беднейшие крестьяне были в авангарде этого движения. Массовой материальной силой борьбы с Колчаком стал сибирский середняк, поголовно восставший на борьбу за Советы. И не только середняк, но «даже зажиточные крестьяне»10.

    Почти одновременно с восстанием в Славгородском уезде произошло восстание крестьян в Змеиногорском уезде. «После подавления Славгородского восстания и разгрома выступлений в Змеиногорском уезде стали образовываться первые партизанские отряды под руководством большевиков»11.

    Большевики Сибири, учитывая нарастающий поворот рабоче-крестьянских масс, ставят вопрос о конкретном руководстве движением. 15 сентября в г. Красноярске состоялось заседание комитета, избранного на первой подпольной конференции большевиков Сибири. Комитет принимает решение о подготовке вооруженного восстания в сибирском масштабе. Исходя из этой основной задачи, комитет рекомендует проводить «дезорганизацию противника путем разрушения железнодорожного транспорта и телеграфных аппаратов, разборку линии, спилку телеграфных и телефонных столбов. Уничтожение военного снаряжения, сбрасы-, вание под откос поездов, взрыв мостов, саботаж рабочих железнодорожников и горняков, и, наконец, внесение паники в ряды противника тем или иным путем»12.

    Эти задачи были доведены до рабочих и крестьянских масс Сибири путем распространения тысяч листовок, посылки агитаторов. Партизанские отряды знали, что им делать в зависимости от местных условий. К моменту колчаковского переворота 18 ноября 1918 г. рабочие и крестьянские восстания пылали во многих местах Сибири.

    В связи с установлением власти Колчака в Омске 23 ноября была подпольно созвана первая всесибирская конференция РКП(б). Конференция была названа первой всесибирской потому, что на ней присутствовали делегаты Западной и Восточной Сибири. Съехались представители от гг. Омска, Томска, Ново-Николаевска, Красноярска, Иркутска, Челябинска. Конференция избрала Областной комитет и подтвердила решения первой областной конференции. В соответствии с особыми условиями работы в подполье основной организационной и военно-боевой организацией партии был признан так называемый «десяток».

    Парторганизации Сибири тесно увязывали свою подпольную работу в тылу с общими мероприятиями партии и советской власти по разгрому Колчака. Через фронт партийные комитеты восстанавливают связь с ЦК партии. Вожди партии Ленин, Сталин, Свердлов лично дают руководящие указания партийным работникам сибирского подполья. Несмотря на трудности связи, руководство ЦК не прерывалось. Ленин был в курсе подпольной работы. Он знал, что в тылу у Колчака «несомненный развал, а население восстает против него поголовно»13 и что сибирское крестьянство повернуло на сторону советской власти, что «Колчак дал нам миллионы сторонников Советской власти в самых отдаленных от промышленных центров районах, где нам трудно было бы их завоевать»14.

    Указания о налаживании партийной работы в подполье сибирские большевики получали от товарищей Сталина, Дзержинского и Свердлова. Товарищ Свердлов в начале 1919 г. через тов. Годисову Л. 3. послал на имя Омского комитета следующее письмо: «Дорогие товарищи, ваши записки, посланные с Комарцем, получили. Мы ни на минуту – не забываем о вас. Посылали неоднократно деньги — мало — не по нашей вине. Теперь решили создать специальное Сибирское бюро ЦК из 5 человек… Принимаем сейчас меры к постановке прочной связи с вами… Установим срочную связь, и работа пойдет полным ходом. Привет всем от всех нас. Я. Свердлов» ((Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г., стр. 30.)).

    Урало-сибирское бюро ЦК партии, о котором упоминает товарищ Свердлов, подбирало работников для сибирского подполья и переправляло их через фронт для укрепления подпольных организаций. В начале 1919 г. бюро доложило ЦК о состоянии подпольной работы. Этот доклад отмечает, что недовольство широких масс рабочих и крестьян против Колчака «выливается в вооруженных восстаниях, которыми в течение декабря, января и февраля были охвачены Челябинск, Омск, Томск, Иркутск, Красноярск и другие места, особенно вдоль железнодорожной линии»15.

    Большую роль в организации и руководстве партизанским движением сыграли решения второй всесибирской подпольной конференции РКП(б). Конференция состоялась 20 — 21 марта 1919 г. в Омске. Конференция, по воспоминанию одной участницы, «заседала в условиях глубочайшей конспирации; никто из конферентов не знал помещения заседания, куда его проводили через две-три нелегальных квартиры. По регламенту, установленному О. К., из помещения конференции не мог быть выпущен ни один человек до конца ее работы; конференты и ели, и спали тут, пока не окончили работы»16.

    На конференции присутствовали три члена Всесибирекого ЦК и представители от партийных организаций гг. Владивостока, Благовещенска, Верхнеудинска, Иркутска, Красноярска, Томска, Омска, Ново-Николаевска, Челябинска и Тюмени. Были заслушаны доклады о работе на местах. Делегаты от Владивостока и Благовещенска сообщили об огромном влиянии коммунистической партии на рабочих, о ходе подготовки вооруженного восстания. Делегат Верхнеудинска доложил, что организация наладила связь с колчаковскими войсками. Из доклада делегата от Красноярска выяснилось, что организация из-за провокации имела два провала, но работу восстановила. Комитет наладил связь с войсками, имеет типографию, издает листовки, держит связь с майскими партизанами, руководит партизанами Канского, Красноярского и Ачинского уездов. Комитет послал товарища для организации партизанских отрядов вниз по Енисею и связался с рабочими Знаменского завода. В трудных условиях работал Омский комитет. При подавлении рабочих восстаний в Омске 22 декабря 1918 г. и 1 февраля 1919 г. колчаковцы расстреляли значительную часть партийного актива. После неудавшегося восстания 8 февраля в результате предательства некоего Птицына провалился Областной комитет. Были арестованы и 12 февраля расстреляны тт. Нейбут, Чунгин и Бушуев. Но и после провала парторганизация Омска продолжала работу: она издавала листовки, держала связь с партизанами Тарского уезда, развернула работу в местном гарнизоне, помогала арестованным и сидящим в тюрьмах, закупала оружие и т. д. В Иркутске парторганизация связалась с рабочими-железнодорожниками предместья Глазково и Иннокентьенского депо. Кроме того, велась подпольная работа на гвоздильном заводе, в обозной и пимокатной мастерских и других предприятиях. Комитет имел связи с румынскими и чехословацкими частями.

    Вторая общесибирская конференция констатировала, что сибирское крестьянство под воздействием колчаковского гнета перешло на путь революционной борьбы с диктатурой Колчака. Конференция отметила, что крестьянство, будучи по своей классовой природе неорганизованным и неспособным к самостоятельной борьбе, «принуждено искать союзника, организатора и руководителя в лице пролетариата… борющегося в данный момент в Сибири за свою диктатуру, за Советскую власть…»17.

    Тягу крестьянства к союзу с пролетариатом также отмечали в своем докладе ЦК РКП(б) от 21 марта 1919 г. работники Областного сибирского бюро тт. Рабинович и Масленников.

    «В настоящее время во всех организациях идет энергичная работа по организации крестьянских масс, — пишут они. — Крестьянство само организуется и ищет связей с комитетами большевиков. Крестьяне собирают самостоятельно партизанские отряды к весне. Необходимо снабжение их оружием, главным образом, патронами, деньгами. Средств на это у комитетов нет. Есть возможность скупки оружия у разлагающихся . чешских и других отрядов. В Томской губернии в распоряжении комитета имеются приговоры сельских обществ о поддержке восстания людьми, деньгами и продовольствием, причем эти приговоры адресуются в комитеты большевиков. Конференция признала, что к весне можно ожидать широкого партизанского движения крестьянских масс, которое должно быть охвачено нами и введено в организационные рамки»18.

    Партизаны Сибири у деревянной пушки. С картины художника КареваРешение, принятое конференцией, требовало подготовки вооруженного восстания рабочих, крестьянских и солдатских масс с целью восстановить во всей Сибири советскую власть. Конференция разработала инструкции, дававшие практические указания по организации партизанского движения и подготовке восстания, инструкцию по организации деревенских комитетов, крестьянских штабов и отрядов и инструкцию для революционных партизанских отрядов.

    Несмотря на провал Областного комитета и расстрел 18 апреля 1919 г. его руководящих работников тт. Масленникова, Рабиновича, Вавилова и Э. Козак, подпольная работа не остановилась. Сибирские большевики с еще большей энергией взялись за работу и встали во главе масс. Весенний период 1919 г. характеризуется новым подъемом партизанского движения. С августа по декабрь 1919 г. в Славгородском, Змеиногорском, Каменском, Барнаульском, Ново-Николаевском уездах из небольших партизанских отрядов вырастают красные партизанские полки, дивизии и корпуса. 2 августа 1919 г. под руководством рабочего, старого большевика тов. Ивкина вспыхивает восстание в Барнаульском уезде. Партизаны сразу же одержали значительные успехи и свой штаб назвали «Главным штабом красных партизанских войск Алтайского округа».

    Колчаковские правители посылали для подавления восстания отряд за отрядом», но восставшие легко разбивали их. Свою злобу, свое бессилие белые вымещали на мирных жителях сел и деревень. Белогвардейцы жгли села, угоняли скот, избивали стариков и детей, насиловали женщин. В «Известиях Главного штаба» Алтайского округа за 23 августа мы читаем: «Противник повел наступление на Зимино. Он ворвался в село, но был отбит. …Зиминский отряд, вооруженный 40 винтовками, с боем отступил. Много жителей бежало вместе с отрядом. Красное Зимино горело и лишилось 110 домов…»19.

    Партизанская самодельная пушка

    Партизанская самодельная пушка

    В Славгородском уезде к этому времени уже действовал партизанский отряд Мамонтова — крестьянина с. Вострово, фронтовика, активного борца за советскую власть. Волевой, смелый, талантливый руководитель партизан, Ефим Мефэдьевич Мамонтов нагонял ужас действиями своих отрядов на буржуазию, чиновников и офицеров. О нем ходили легенды. Белые встревожились. Они увеличили милицию и усилили охрану железной дороги, а контрразведка стала еще свирепее расправляться с революционно настроенными трудящимися. «По Алтайской железной дороге стали курсировать вагоны с эмблемой смерти и подписью: «С нами бог и атаман Анненков», хватали и сажали в вагоны без разбору по малейшему подозрению, по доносу, по личным счетам»20.

    Но это не спасло белых. Вокруг центра отрядов Мамонтова, с. Соловьевки, ширился фронт партизанской борьбы. К Мамонтову стекались тысячи крестьян, вооруженных самодельными пиками, рогатинами, вилами и охотничьими ружьями. Одновременно в Каменском» и Ново-Николаевском уездах действовали отряды партизана Громова, члена партии с 1917 г. К отрядам тт. Мамонтова и Громова примкнули и более мелкие группы партизан. На борьбу поднялся народ. Крестьяне кормили, одевали, вооружали партизанскую армию. Население восторженно встречало борцов за советскую власть. Вот воззвание-отчет начальника отряда Агеева:

    «Братцы, доношу вам о ходе моих успехов, сколько присоединилось к Советской власти: первая — село Титовка, вторая — село Сросты, третья — Егорьевка и остальные ждут нас и нашего прихода. Все эти села до нашего прихода приготовили хлеб, всяких продуктов и фуража. Все •население с великим восторгом встречает нас и помогает нам» всем и всевозможными средствами. Сейчас я в Егорьевке. Товарища писаря, прошу написать копии с донесения, разослать по селам, прочесть всем революционным армиям, начальникам отрядов.

    Начальник отряда АГЕЕВ» ((Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г., стр. 69.)).

    Отряды Брусенцова, Мамонтова, Громова очищали села от белых, восстанавливали Советы. 17 августа 1919 г. отрядом Громова был взят г. Камень. Но разрозненные действия партизанских отрядов не могли еще нанести врагу решительного удара. Отряды по инициативе возглавлявших их коммунистов в начале сентября объединились в общепартизанскую армию. Главнокомандующим армией был избран тов. Мамонтов, начальником штаба — тов. Архипов, член партии с 1919 г., помощником главнокомандующего — тов. Захаров, член партии с 1917 г. Штабы объединились в один «Главный штаб партизанской Красной Армии». Партизанская армия реорганизовалась по типу Красной Армии в полки, дивизии, корпуса. Объединение разрозненных партизанских отрядов усилило мощь восставших, дало возможность вести военные действия по единому плану. Для объединения действий возникающих местных Советов под руководством тов. Голикова (член Томской партийной организации) был проведен съезд крестьянских депутатов восставших районов Алтайского округа. На съезде был избран Областной исполнительный комитет Советов (Облаком). Председателем Облакома съезд избрал тов. Голикова. По докладу о текущем моменте съезд вынес резолюцию: «Являясь представителями всей массы трудящихся, восставших местностей Алтайской губернии, съезд крестьянских депутатов Каменского, Барнаульского, Ново-Николаевского и Славгородского уездов, выявляя волю своих избирателей, выносит: 1) с властью буржуазии и ее армией бороться, напрягая все силы и мощь, до полной победы над ней; 2) восстановить в восставших местностях истинную народную власть, власть трудового народа, — Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, каковой только способен уничтожить государственную разруху и наладить общественную жизнь; 3) на борьбу с буржуазией призвать все население, способное носить оружие»21.

    Борьба за советскую власть, борьба за социализм — такова цель партизанского движения. Об этом говорится в листовках агитотдела Облакома. Об этом говорится и в приказах Главного штаба Алтайской партизанской армии. Ясно определив цели и задачи борьбы, большевики установили железную дисциплину в партизанских отрядах.

    «Во имя будущих благ социализма Главный штаб объявляет, что к нарушающим порядок товарищам будут приняты самые строгие меры как к изменникам.

    Товарищи армейцы пусть знают, что неисполнение требований командного состава рассматривается как измена социализму.

    Возвращение без винтовки из боя — есть измена социализму; оставление самовольно поста — есть измена социализму.

    За измену — смертная казнь по суду»22.

    Следует отметить, что все распоряжения, приказы и воззвания командования партизан выдержаны в духе решений подпольных большевистских конференций. Часто отдельные руководители партизанских отрядов работали под непосредственным руководством городских подпольных комитетов коммунистической партии. Товарищ Архипов непосредственно взаимодействовал с Барнаульской подпольной организацией.

    «Мы были связаны, — пишет он в своих воспоминаниях, — с комитетом партии, в котором работал Антон Малиновский, как председатель комитета, и члены бюро: Андрей Елькин, Леонид Поларде, Павел Канцелярский»23.

    При наступлении на Барнаул в руках тов. Архипова находился план обороны города, составленный белым командованием. План тов. Архипову передал подпольный комитет большевиков в Барнауле. До наступления партийный комитет информировал партизан о всех действиях белых. Партийная организация Барнаула, кроме руководящих указаний, оказывала помощь партизанским отрядам посылкой людей, снабжала их динамитом.

    В своих воспоминаниях тов. Малиновский говорит, что для укрепления партизанских отрядов из города был направлен отряд рабочих-железнодорожников. Восстание рабочих в Барнауле было согласовано с действиями партизанских отрядов.

    Огромную роль в деле политического руководства партизанскими отрядами сыграл институт политических комиссаров. Комиссары намечались и утверждались Облисполкомом. В инструкции комиссарам полков, составленной тов. Архиповым и утвержденной тов. Голиковым, на комиссара возлагается ответственность за политическое настроение полка и воспитание бойцов в духе преданности партии большевиков и советской власти. Комиссар несет ответственность за работу партийных ячеек. Комиссар «…ежедневно по очереди в одной из рот ведет беседу на политическую тему»; он «…наблюдает за распоряжениями и действиями командного состава полка, о всем предосудительном уведомляет комиссара армии…»24.

    Комиссары в своей работе опирались на коммунистические ячейки полков, рот и тысячи преданных делу партии беспартийных партизан. Тесная связь с массами, знание их нужд и настроений, ликвидация на месте возникающих недоразумений, воспитание партизан в духе преданности советской власти — вот что характеризовало деятельность политических комиссаров.

    Если в снабжении партизанской армии продуктами, одеждой и фуражом затруднений не было, то гораздо хуже обстоял вопрос со снабжением армии огнеприпасами. Первое время партизанские отряды снабжались сами, отнимая у разбитых в боях белых частей оружие и боеприпасы. На выручку партизанам приходили также рабочие. Рабочий класс дал партизанскому движению Алтайского округа не только идейных руководителей и талантливых командиров в лице тт. Ивкина, Громова, Архипова, Захарова, Голикова и других, но и сумел обеспечить материальную базу снабжения огнеприпасами.

    Главный штаб организовал «пороховой завод» и «оружейные мастерские». Основное участие в оборудовании этих мастерских приняли «питерские рабочие, которые в 1918 г. уехали из Питера в Сибирь и там в Катковской степи (Рубцовского округа) организовали сельскохозяйственную коммуну «Наш путь»25. Рабочие наладили починку оружия и перезаряжание стреляных гильз. Пули изготовлялись из баббита. Мастерские выделывали свой порох, перезаряжали капсюли. Эти крохотные кустарные мастерские снабдили отряды даже пушками собственного изделия. О боевых качествах «орудий», построенных из канализационных труб, говорить не приходится, но они отмечены печатью талантливой изобретательности, в которой проявились воодушевление и воля к победе над белогвардейцами, Одна из таких пушек, украшающая музей Центрального Дома Красной Армии в Москве, является живым свидетелем творческого духа и непобедимости советского народа.

    Агитационный отдел Облисполкома развернул большую агитационную работу среди местного населения и в колчаковских отрядах. Среди насильно мобилизованных и солдат-добровольцев колчаковской армии подпольно работали большевистские агитаторы. Они вели беседы, распространяли листовки. «Вы — наши дети, — писали в одной листовке партизаны к солдатам, — не против вас мы идем, а за вас, против вашего начальства, на своих и ваших палачей…» Партизаны призывали колчаковских солдат разоружать офицеров и с оружием переходить на сторону народа.

    В ноябре 1919 г. партизанское движение достигло своего апогея. Победы Красной Армии над Колчаком особенно способствовали этому. После вмешательства В, И. Ленина в сентябре 1919 г. в дела Восточного фронта и отстранения от должности командующего фронтом троцкистского ставленника вредителя Ольдероге 5-я красная армия, наступавшая на Петропавловском направлении, была переформирована, численно увеличена и снабжена всем необходимым. 14 октября ока форсировала р. Тобол и погнала колчаковцев дальше, за р. Ишим, нанося им тяжелые поражения. После взятия 30 октября Петропавловска для Красной Армии открылся путь на Омск, куда бежали остатки разгромленных белых частей. С 14 по 31 октября белые потеряли в боях с регулярными частями Красной Армии до 5 тысяч убитыми и ранеными, около 8 тысяч пленными, 19 орудий и более 100 пулеметов. После овладения Петропавловском части Красной Армии, преследуя бегущих колчаковцев, совершили замечательный шестисоткилометровый марш-маневр и 14 ноября после непродолжительного боя заняли столицу Колчака — Омск. Колчаковцы бежали дальше, по направлению к Иркутску.

    В окончательном уничтожении колчаковцев в Западной Сибири, особенно в Алтайской губернии, Семипалатинской области и Приенисейском крае, большую помощь Красной Армии оказало мощное партизанское движение, вконец расстроившее колчаковский тыл.

    Воодушевляемая победами Красной Армии партизанская армия Алтайской губернии, руководимая большевиками, в ноябре 1919 г. перешла в общее наступление. Важные объекты железнодорожной магистрали Алтайской ж. д. (Барнаул, Семипалатинск), отдельные станции (Рубцовка и Поспелиха) и уездные города переходили из рук в руки, а в декабре белые были выбиты из этих районов.

    28 ноября 1919 г. партизанскими частями был взят г. Камень. Почти одновременно партизаны заняли и другие уездные города. В «Известиях Главного штаба» от 5 декабря 1919 г. № 9 мы читаем: «Район Семипалатинск — Змеиногорск — Барнаул от белых очищен. Комендант Рубцозки тов. Беляев по телеграфу передает, что Змеиногорск пал. Буржуазия и офицерство бежали на Усть-Каменогорск…»26.

    Разложение колчаковских войск, усиливаемое поражениями на фронте и революционной агитацией большевиков в тылу, прогрессировало с необычайной быстротой. Белогвардейцы начали сдаваться в плен и переходить на сторону партизан целыми частями. Так, в боях под Мельниковой партизанам сдалось около тысячи новобранцев с 5 пулеметами и большим количеством огнеприпасов. В бою при селе Волчихе сдались 1 480 новобранцев и часть добровольцев с 8 пулеметами и 600 винтовками, на ст. Рубцовка — 400 человек с 300 винтовками.

    28 ноября на станции Топчиха перешли на сторону партизан 300 солдат с винтовками и 2 пулеметами. В тот же день на ст. Поспелиха перешли на сторону партизан 43-й Сибирский и 46-й полки в полном вооружении. 1 410 винтовок, 23 пулемета, 2 трехдюймовых орудия, сотни тысяч патронов, снарядов, ручные гранаты были сданы командующему армией тов. Мамонтову.

    23 ноября отряды партизан впервые встретились с разведкой одного из полков 26-й дивизии 5-й красной армии. Армия Мамонтова с этого времени слилась с частями 5-й армии и стала действовать под общим руководством командования Красной Армии.

    К моменту слияния партизанская армия Мамонтова располагала 16 — 17 тысячами винтовок, 100 пулеметами, 11 орудиями, достаточным количеством снарядов и винтовочных патронов и тремя бронепоездами. Общие силы партизан в Сибири в сентябре 1919 г. достигали следующих цифр:

    • Армия Мамонтова: 30 тысяч бойцов
    • Армия Щетинкина (Енисейская губ.): 15
    • Армия Лобкова (Томская губ.): 10
    • Армия Каларандашвили и Кравченко (Иркутская губ.): 25

    Под двойными ударами — Красной Армии, на фронте и партизан в тылу — колчаковская армия развалилась. Остатки колчаковских войск и войска интервентов бежали на восток.

    Сибирские партизаны после разгрома колчаковщины пополнили Красную Армию, Под руководством партии Ленина — Сталина сибирские партизаны с беззаветной храбростью дрались против польских панов, офицерских полков барона Врангеля, кулацких банд батьки Махно.

    Под руководством большевиков партизаны разоблачали кулаков, торговцев, спекулянтов, самогонщиков, эсеров, провокаторов, меньшевиков, желавших разложить партизанское движение изнутри. Благодаря революционной бдительности большевиков удалось своевременно очистить партизанское движение от всех контрреволюционных элементов. Рабочий класс, крестьянство — весь сибирский трудовой народ шел за коммунистической партией большевиков. В большевиках сибирский крестьянин видел признанных вождей. Сибирский крестьянин победил потому, что он шел за рабочим классом, под руководством его авангарда — коммунистической партии.

    Примечания:
    1. История ВКП(б), краткий курс, стр. 226. []
    2. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 643. []
    3. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 449. []
    4. Ленин, Соч., т. XXVI, стр. 430. []
    5. Гражданская война в Сибири и Северной области. ГИЗ, 1927 г., стр. 84. []
    6. «Сибирские огни» № 5 — 6, 1926 г., стр. 86. []
    7. «Правда» № 171 за 1927 г., Дело Анненкова. []
    8. Партизанское движение в Сибири. Центрархив, 1925 г., стр. 11. []
    9. ЦАОР, ф. 147, д. 10 МВД 34 — 49, л, 29. []
    10. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 495. []
    11. Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г., стр. 21. []
    12. «Пролетарская ‘революция» № 1 (72), 1928 г., стр. 72. []
    13. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 495. []
    14. Там же, стр. 496. []
    15. Там же, стр. 31. []
    16. Колчаковщина. Уралкнига, 1924 г., стр. 162. []
    17. Там же. стр. 175. []
    18. Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г. стр. 33. []
    19. Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г., стр. 60. []
    20. «Пролетарская революция» № 11, 1930 г., стр. 99. []
    21. Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г, стр. 2/7. []
    22. Там же, стр. 134. []
    23. Там же, стр. 124. []
    24. Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, 1936 г., стр. 117. []
    25. «Пролетарская революция» № 11 1930 г., стр. 101. []
    26. Партизанское движение в Западной Сибири. Новосибирск, стр. 238. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *