" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 501 просмотров

    Борьба якобинцев за создание революционной армии Франции

    революционная армия ФранцииФранцузская буржуазная революция 1789 г. передала власть в руки нового господствующего класса — буржуазии и создала новую структуру государственной власти, отвечающую интересам этого класса. Правительство буржуазной революции должно было создать и армию, которая поддерживала бы новый социальный и политический строй. Буржуазия, идя на штурм феодально-абсолютистского порядка, с самого начала революции не могла оставить армию в руках представителей этого порядка. Борьба за овладение армией явилась для буржуазии одним из важных этапов борьбы против королевской власти.

    Королевская армия во Франции перед революцией насчитывала около 172 тыс. человек (218 батальонов пехоты, 14 батальонов артиллерии и 206 эскадронов кавалерии). Солдаты набирались из третьего сословия, по преимуществу из крестьянской и малосостоятельной городской молодежи. Королевские вербовщики разъезжали по Франции и вербовали солдат в армию. Контракты заключались на 7 — 8 лет. В состав французской армии входили и так называемые «иностранные полки», укомплектованные главным образом швейцарцами и немцами.

    В последние годы перед революцией в связи с общим катастрофическим положением финансов Франции как материальное снабжение армии, так и выплата жалованья солдата производились крайне неудовлетворительно. Зато высший командный состав стоил государству огромных денег. В 1789 г. генеральный штаб состоял из так называемых «маршалов Франции», 202 генерал-лейтенантов и 644 полевых маршалов (mareclieaux de camp). Содержание генерального штаба обходилось государству ежегодно около 10 млн. ливров.

    Командный состав — от подпоручика до генерала — был совершенно чужд солдатам. Генералитет почти поголовно принадлежал к высшему дворянству, имевшему придворные связи. Даже должности полковых командиров замещались «по праву рождения». Офицерские должности продавались и покупались лицами знатного происхождения. Полки и роты таким образом являлись как бы собственностью офицеров-дворян, которые за деньги приобретали право считаться командирами этих частей. Солдат не мог рассчитывать на повышение в чинах. Самый большой чин, до которого он мог дослуживаться, — это унтер-офицера.

    Почти накануне своего падения правительство Людовика XVI закрепило за дворянством все командные должности в армии. В 1781 г. был издан указ, которым предписывалось допускать на офицерские должности только лиц, дворянское происхождение которых не вызывало

    сомнений, и «очистить» командный состав от немногих представителей третьего сословия, занимавших некоторые офицерские должности1.

    Таким образом, армия сохраняла в своей организации даже больше характерных черт феодального уклада, чем другие элементы государственного строя.

    С первых же дней революции Учредительное собрание с тревогой присматривалось к настроениям в армии. Очень многое зависело от того, за кем пойдет армия — за правительством Людовика XVI или за «представителями наций», как тогда говорили.

    Дворянское офицерство открыто проявляло свои монархические симпатии и свою ненависть к революции. Офицеры пытались вести среди солдат роялистскую пропаганду. Солдат спрашивали: будут ли они верны королю? Но усилия реакционных офицеров не увенчались успехом, солдаты отказались следовать за ними. Вскоре стало ясно, что солдатские массы перешли на сторону революции.

    Попытки Людовика XVI, опираясь на армию, произвести контрреволюционный переворот, окончились неудачей. Волна аграрного движения, прокатившаяся по Франции летом и осенью 1789 г., не могла не оказать влияния на солдат. Правительство Людовика XVI даже не осмелилось бороться с крестьянским движением с помощью войск. В течение 1789 — 1790 гг., а отчасти и в 1791 г. солдаты различных частей восставали против своего командного состава и изгоняли офицеров из полков.

    В 1789 г. в Париже, а затем и в других городах была образована национальная гвардия. По положению, опубликованному позднее, она должна была состоять из буржуазии, так как национальными гвардейцами могли быть только «активные граждане» и их сыновья. Однако фактически с момента образования национальной гвардии в нее стали вливаться солдаты разных полков, самовольно уходившие из своих воинских частей. Местные муниципалитеты принуждены были выдавать этим солдатам особые удостоверения о принятии их в национальную гвардию. Военное министерство не могло подавить солдатских волнений. В течение 1789 — 1791 гг. военные министры непрерывно взывали к помощи Учредительного собрания и жаловались на волнения в войсках.

    Военный министр Латур-дю-Пен говорил в Учредительном собрании: «Авторитет трона становится недостаточным. Помогите королевской власти остановить гибельное разрушение военной силы»2.

    Борясь с реакционным офицерством, солдаты начали создавать свои организации. В полках образовались «солдатские комитеты», упоминания о которых мы встречаем в протоколах заседаний Учредительного собрания за 1790 г. Комитеты различных полков переписывались друг с другом, посылали делегатов в соседние полки и гарнизоны крепостей и собирались на совместные совещания — «конгрессы»3. Комитеты занимались вопросами экономического и политического характера.

    Кульминационным моментом солдатских выступлений было восстание четырех полков гарнизона Нанси в августе 1790 г. Военное начальство частью бежало из Нанси, частью было арестовано солдатами. Причиной восстания послужило возникшее у солдат подозрение, что офицеры замышляют контрреволюционный переворот. Во время восстания город находился во власти солдатских комитетов. Эти комитеты пытались организовать оборону города. Они провели мобилизацию населения, призвали на помощь всех служивших раньше в артиллерии, поставили у городских ворот пушки и подчинили себе нансийский муниципалитет.

    Итак, в 1790 — 1791 гг. солдаты пытались создать свои организации в противовес дворянскому командному составу. Многие из реакционных офицеров-дворян эмигрировали, а оставшиеся тайно поддерживали связь с эмигрантами. В эмиграцию уходили роялистически настроенные офицеры, не примирившиеся с конституционной монархией.

    За полгода — с августа по декабрь 1791 г. из Франции эмигрировало около 2 тыс. офицеров. Вследствие этого положение с командным составом настолько обострилось, что в Якобинском клубе стали раздаваться голоса, предупреждавшие об угрозе измены офицерского корпуса в случае войны. Так, в июне 1791 г. депутаты Родерер и Робеспьер указывали, что солдаты справедливо не доверяют старому командному составу. «В стране дворянство уничтожено, — говорил Робеспьер в Якобинском клубе, — но оно продолжает оставаться в армии. Недопустимо предоставлять ему защиту Франции»4.

    Признавая тот факт, что часть офицеров примкнула к революции. Робеспьер подчеркивал, что большинство их настроено крайне враждебно революции, и требовал немедленного роспуска офицерского корпуса с тем, чтобы набрать новый, более соответствующий духу революции5.

    В 1789 — 1790 гг. в армии происходило очень сильное брожение. Изгнание солдатами офицеров принимало в некоторые месяцы 1790 г. массовый характер. Во многих полках солдаты сами избирали на командные должности унтер-офицеров или младших офицеров из незнатного дворянства. Так, молодой офицер Даву — будущий маршал Наполеона, в 1790 г. был выбран солдатами командиром небольшой крепости Генден.

    До 1791 г. Учредительное собрание не решалось предпринять энергичные меры для демократизации командного состава. Только 28 сентября 1791 г., после длительного обсуждения, был издан декрет о замещении офицерских должностей6. По этому декрету младшие офицерские должности — подпоручиков — должны были замещаться либо унтер-офицерами данной воинской части по старшинству, либо сыновьями «активных» граждан. Но и эти молодые люди допускались на офицерские должности лишь при условии сдачи экзамена по установленной программе. Таким образом, только в 1791 г., после того как армия в течение двух лет переживала тяжелый период разрухи и волнений, собрание решило узаконить доступ к офицерским должностям для выходцев из буржуазии, а частью и для унтер-офицеров из солдат.

    К концу 1791 г. солдатские восстания начали затихать. Это отчасти объяснялось тем, что в армию проникли новые элементы, пробившие брешь в прежнем командном составе. Однако на высших командных должностях все еще оставался прежний дореволюционный генералитет, а кадровое офицерство было лишь разбавлено новыми элементами, но не заменено ими.

    Примечания:
    1. Некоторое количество офицеров, вышедших из буржуазных кругов, находилось в инженерных и артиллерийских частях. Офицерство этих частей получило специальное военное образование в высшей военной школе в Шалоне, куда попадали и молодые люди, не принадлежавшие к дворянскому сословию. Без этих офицеров-специалистов трудно было обойтись, а потому указ 1781 г. не применялся в специальных родах войск. []
    2. Moniteur. Заседание 6 августа 1790 г. []
    3. Archives Pariamentaires, т. XVII, Заседание 6 августа 1790 г. Les Revolutions de Paris, № 39, 1790 г. []
    4. Aulard. La cociete des Jacobins, т. II. Заседание 8 июня 1791 г. []
    5. Archives Parlaimeintaires, т. XXVIII, стр. 110. []
    6. Moniteur, т. IX, 1791. Заседание 28 сентября 1791 г. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *