" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 269 просмотров

    Документы о подготовке мировой войны 1914-1918 гг.

    мировая война

    Более двух десятков лет назад, в мае 1917 г., когда прозревающие народы уже искали выхода из первой мировой империалистической войны, Левин в своей статье «Тайна внешней политики» высказал сожаление, что народные массы лишены возможности знакомиться с материалами по истории дипломатии капиталистических государств1. Владимир Ильич считал, что ознакомление с такими материалами помогло бы массам уяснить империалистический характер мировой войны, методы и цели империалистической внешней политики.

    Известно, с какой скрупулезностью, тщательностью изучал сам Ленин богатейший конкретно-исторический материал, когда работал, например, над своим классическим трудом «Империализм, как высшая стадия капитализма». При этом Ленин не ограничивался изучением только экономической стороны общественных явлений. Он изучал самым внимательнейшим образом политическую историю буржуазных государств и пристально следил, в частности, за их внешней политикой, которую он никогда не считал возможным отрывать от внутренней политики. Ленин стремился — и его гению это всегда удавалось — проникнуть в то, что Маркс и Энгельс называли «тайнами международной политики»2.

    Дипломатия издавна составляет «святое святых» господствующих классов буржуазного общества. Наиболее важные внешнеполитические планы и дипломатические документы, как правило, скрываются от общественного мнения. Время от времени буржуазные правительства, чаще всего в Англии, публикуют по отдельным политическим вопросам так называемые «цветные книги». Но в этих книгах публикуется лишь то, что может быть использовано правительством в интересах политической пропаганды или даже просто в целях дезинформации. Маркс и Энгельс беспощадно разоблачали фальсификации в этих «цветных книгах». Они умели проникнуть сквозь гущу официальных версий и лживых легенд в самую сущность внешней политики и дипломатии господствующих классов. Особенно поучительными в этом отношении являются работы Маркса о Пальмеретоне, в которых дан глубокий анализ реакционной сущности внешней политики капиталистической Англии.

    Эту научно-политическую традицию продолжал и развивал В. И. Ленин. Так, например, в 1908 г. на основании косвенных данных он разоблачил «сентябрьский реакционный заговор» европейских империалистических держав против революционно-демократических движений народов Востока. Ленин тогда высказал предположение, что этот заговор, возможно, нашел отражение «…в каком-нибудь тайном документе, который будет напечатан много лет спустя…»3. На основании новейших исторических материалов, включаемых в советскую публикацию, можно констатировать, что предположения Владимира Ильича оправдались.

    После разоблаченного Лениным заговора прошло 30 лет. За это время обогатился политический опыт народов. Но состоявшийся в Мюнхене в 1938 г. новый «сентябрьский реакционный заговор» с исключительной силой напомнил о том, что английский империализм для осуществления своих реакционных планов продолжает пользоваться дипломатическими кулисами, установленными на арене международной политики. Товарищ Сталин с гениальным проникновением вскрыл и разоблачил сущность этого нового заговора — антисоветский характер британской политики так называемого «невмешательства».

    Тайная дипломатия — характерная черта международной политики не только периода первой мировой империалистической войны. Известно, что образование тайных военно-политических союзов составляло важнейшую часть деятельности буржуазной дипломатии в конце XIX и начале XX вв. Известны примеры, когда международные тайные договоры имели дополнения настолько секретные, что об их содержании знали лишь несколько участников сделки. Таков, например, был «перестраховочный договор» бисмарковской Германии с царской Россией, заключенный в 1887 г. О заключении и содержании этого договора знали лишь те лица, которые принимали непосредственное участие в оформлении этой секретной сделки. Весьма секретный характер носил и австро-германский военный союз. Вначале Бисмарк скрывал содержание своих переговоров с Австрией даже от императора Вильгельма. Глубокой тайной был обставлен и союз между русским царизмом и французской биржей. Даже Николай II до своего вступления на престол не знал условий военного союза. Александр III требовал, чтобы в Париже о договоре знали только президент республики и премьер-министр. «Я боюсь, — заявил Александр III, — что если они будут обсуждать его в кабинете, это роковым образом приведет его к оглашению, и тогда я буду считать договор аннулированным». В тайне сохранялись и секретные статьи англо-французского соглашения 1904 г. Содержание этих статей находилось в прямом противоречии с опубликованной частью соглашения. Об обязательствах, которые в 1912 г. Эдуард Грей, британский министр иностранных дел, дал Франции, не знали даже многие члены английского кабинета.

    В ходе первой мировой империалистической войны буржуазная дипломатия становилась все более циничной, все более зависимой от непосредственных узко-классовых интересов правящих клик. Буржуазная дипломатия стала еще более заговорщической.

    В статье «Один из тайных договоров», написанной в мае 1917 г., В. И. Ленин, разъясняя рабочим и солдатам, почему защитники империалистической войны так усердно охраняют тайну договоров, привел в качестве примера договор, заключенный Антантой с Италией. Говоря о грабительском характере этого договора, Владимир Ильич подчеркивал, что «тайные договоры относительно дележа Персии, Турции, захвата Германии, Армении — такие же грязные грабительские договоры, как грабительский договор с Италией»4.

    Стремясь доказать «оборонительный» характер начавшейся в 1914 г. империалистической войны, буржуазные правительства пользовались дипломатической тайной и приведенным в действие аппаратом пропаганды, чтобы возложить ответственность за войну на своего империалистического противника. Этой цели и служили упоминавшиеся выше «цветные книги». Такой была, например, «Белая книга», представленная рейхстагу германским канцлером Бетманом Гольвегом, заключающая в себе «памятную записку и документы, относящиеся к возникновению войны». Она была составлена в полдень 2 августа, т. е. после того, как Австро-Венгрия начала войну против Сербии, а Германия объявила войну России, но еще до начала войны с Францией и Англией. Приведенные документы, относящиеся только к весьма ограниченному периоду июльского дипломатического кризиса (от 28 июня — дня сараевского убийства — до 1 августа), призваны были доказать миролюбивую позицию германского правительства.

    «Книга лжи» — под таким названием была известна выпущенная во время войны русскими шовинистами «Белая книга». Это название в равной степени может быть отнесено и к остальным «цветным книгам», сфабрикованным в начале первой мировой империалистической войны правительствами Антанты.

    Особенно утонченной фальсификации подверглись документы, опубликованные английским правительством в «Синей книге». Так, из 159 особо избранных документов свыше 100 приведены в совершенно фальсифицированном виде. Тщательно маскируя подлинные причины войны против Германии, английская дипломатия вплоть до самого начала войны 1914 г, скрывала от общественного мнения свои военные обязательства по отношению к Франции. Даже в речи 3 августа 1914 г. Эдуард Грей, стремясь обосновать вступление Англии в войну, допустил извращение текста сформулированных в 1912 г. обязательств. Будучи вынужденным зачитать соответствующий документ, Грей, однако, упустил в нем следующие слова: «Если эти меры включат военные выступления, то должны быть немедленно приняты во внимание планы генеральных штабов, и правительство тогда лишь решит, в какой мере они будут приведены в действие». Впоследствии Грей пытался объяснить этот факт тем, что он был в тот момент слишком взволнован5.

    Аналогичные приемы фальсификаций, грубых искажений и т. п. применялись и при подборе документов, опубликованных французским правительством («Желтая книга»), австро-венгерским правительством («Красная книга»), и др. В Государственном Архиве Внешней Политики в Москве, где хранится секретная дипломатическая переписка царского министерства иностранных дел, можно видеть литографские оттиски документов, на которых красными чернилами зачеркнут один текст и вписан другой — предназначенный для опубликования: таковы следы фальсификации документов, совершенной царским правительством в опубликованной им «Оранжевой книге».

    Только Ленин и большевистская партия неуклонно разоблачали эти лживые версии и хитроумные буржуазные софизмы, разоблачали подлинный империалистический характер войны, устанавливали ответственность всех империалистических правительств, повинных в возникновении войны. На основании отдельных, разрозненных, косвенных данных Ленин гениально предугадал конкретные империалистические цели первой мировой войны, зафиксированные в тайных договорах между отдельными буржуазными правительствами, «…на деле, — писал Ленин, — эти правительства опутаны сетью тайных договоров между собой, со своими союзниками и против своих союзников, причем содержание этих договоров не случайно, не только «злой волей» определено, а зависит от всего хода и развития империалистской внешней политики»6. Частично опубликованные по окончании войны, секретные договоры империалистов показывают, с каким гениальным предвидением установил Ленин их подлинное содержание.

    В своей революционной борьбе против империалистической войны Ленин уделял большое место разоблачению военной пропаганды буржуазных и социал-шовинистских софизмов, призванных оправдать эту войну и скрыть ее аннексионистские цели. Он показал зависимую роль русского царизма и русской буржуазии от западноевропейского империализма, который старался использовать армию царской России в своих собственных захватнических интересах. «Товарищи-русские солдаты! — обращался Ленин в мае 1917 г. — Хотите ли вы воевать из-за того, чтобы английские капиталисты заграбили Месопотамию и Палестину?»7. В целях разоблачения характера мировой войны 1914 — 1918 гг. Ленин и большевистская партия настойчиво требовали опубликования тайных договоров. Тотчас же после свержения царского режима в России Ленин, находившийся тогда еще в Швейцарии, формулируя большевистскую программу подлинно демократического мира, писал в своих «Письмах из далека», что когда советское правительство придет к власти, оно немедленно опубликует «…все эти договоры, чтобы предать публичному опозорению разбойничьи цели царской монархии и всех без исключения буржуазных правительств»8.

    Действительно, советское правительство, поставленное у власти Великой Октябрьской социалистической революцией, тотчас же порвало с империалистической международной политикой и сорвало с нее покров тайны. 8 ноябри Ленин опубликовал декрет о мире, а вслед за этим съезд Советов — верховный орган государственной власти — принял решение приступить к опубликованию тайных империалистических договоров.

    Уже первые издания секретных договоров и других документов нанесли могучий удар империалистической дипломатии. Напечатанные в «Правде» и «Известиях», а также в некоторых специальных сборниках9, документы произвели ошеломляющее впечатление. Насколько велико было это впечатление, создавшееся в капиталистическом мире в связи с первым опубликованием секретных договоров, можно заключить из того, что сообщает Гарольд Ласвель, английский исследователь вопросов военной пропаганды. «Когда большевики, — пишет он, — опубликовали дипломатическую переписку, которую они нашли после второй революции в архивах царского правительства, государственные деятели союзников были поставлены в чрезвычайно затруднительное положение, так как большевики разоблачили впервые, что союзные правительства раскраивали весь свет на большие куски и бросали жребий, кому что достанется. Это возбудило вопросы, очень смутившие тех, кто толковал об этой войне как непохожей ни на какую другую войну, так как будто бы целью ее было прекращение войн и сохранение вселенной для демократии… Несмотря на усилия союзных правительств воспрепятствовать распространению сведений об этих инкриминирующих документах в Великобритании, слух о них скоро дошел до британских рабочих лидеров и они встрепенулись, чтобы потребовать объяснений у правительства»10.

    Первые советские публикации послужили началом раскрытия подлинной, правдивой истории подготовки мировой войны 1914 — 1918 гг. Они послужили началом разоблачения захватнических грабительских целей каждого из империалистических участников войны. «Эти разоблачения еще не кончились, — писал Ленин. — Мы их начали тем, что напечатали тайные договоры, и весь мир увидел, из-за чего погибли миллионы жизней, миллионы жертв… Эти разоблачения идут теперь глубже, и им не будет конца»11.

    Первые советские публикации имели большое значение еще в одном отношении: они заставили правительства буржуазных стран нарушить оберегаемую ими традицию охранять в течение многих десятилетий неприкосновенность своих дипломатических архивов. Под воздействием общественного мнения они вынуждены были приступить к опубликованию некоторых материалов своих секретных хранилищ. Разумеется, каждое из этих правительств положило в основу своих изданий историческую концепцию, преследующую определенные политические цели.

    Это в полной мере сказалось на первых публикациях документов, выпущенных вскоре после окончания войны «социалистами». Такова, например, публикация баварского «независимого социалиста» Курта Эйснера. Опубликованные им в качестве «сенсационных разоблачений» документы касались только роли свергнутого и бежавшего в Голландию германского императора Вильгельма II и его ближайших политических советников. «Я показал, — заявил Эйснер, — как преступная шайка людей инсценировала эту мировую войну, подобно тому, как ставят на сцене театральную пьесу, ибо эта война не возникла, а ее сделали»12. Таким образом, выдвигая на первый план вопрос о виновности отдельных лиц, Курт Эйснер стремился отрицать неизбежность войны в условиях капитализма, отрицать ее империалистический характер. «Социалисты» Отто Бауэр13 и Карл Каутский14 в опубликованных ими после ноябрьской революции документах австро-венгерского и германского правительств, также сознательно обходили вопрос о глубочайших империалистических корнях мировой войны 1914 — 1918 гг. «Это ни в коем случае не марксизм, — писал Каутский, — когда указанием на безличную вину капитализма хотят отвлечь внимание от розыска виновных лиц». И Каутский считал более выгодным, разыскивая «виновных лиц»15 среди свергнутой династии и ее ближайшего окружения, отвлечь внимание от изучения глубоких империалистических корней мировой войны. Публикация Каутского, как и публикация О. Бауэра, освещает только предвоенный дипломатический кризис в июле 1914 г.

    Значительно больше материала дает сорокатомная (в 53 книгах) германская публикация «Большая политика европейских кабинетов»16. С нее, собственно, и началась в буржуазных странах, по выражению одного немецкого историка, «мировая война документами»17. Стержнем, вокруг которого развернулась эта своеобразная «война», является известный тезис Версальского договора, устанавливающий одностороннюю ответственность Германии за войну 1914 — 1918 гг. Германское издание и было предпринято, чтобы создать, по выражению одного из бывших руководителей германской исторической пропаганды А. Вегерера, «необходимые моральные основания для ревизии Версальского мира». Это издание, охватывающее период с 1871 по 1914 г., не исчерпывает имеющихся материалов. Как отмечают сами редакторы издания, публикация крайне недостаточно освещает вопросы колониальной политики. Значительно более полно (хоть и здесь имеется ряд существенных пробелов) освещены дипломатические и политические взаимоотношения между кайзеровской Германией и главнейшими европейскими державами. Совсем отсутствует в публикации такой материал, как протоколы совещаний генеральных штабов Германии и ее союзников и т. п. Материалы этого издания собраны вокруг определенных тем, что облегчает общее ознакомление с ними, но крайне затрудняет изучение развития событий в их исторической взаимосвязи. Частично материалы снабжены комментариями апологетического характера. Многие документы даны в сокращенном виде.

    Как бы в ответ на германскую документацию, английское правительство поручило профессорам Тучу и Темшерлею издать «Британские документы о возникновении войны»18. В настоящее время это издание уже закончено: оно состоит из 11 томов и освещает период с 1898 по 1914 г. Как и германское издание, оно очень слабо освещает вопросы колониальной политики и почти совершенно не затрагивает военно-организационные и политические вопросы, разрешавшиеся в «Комитете имперской защиты». Но и чисто дипломатические вопросы здесь освещены далеко не полно. Многие материалы представлены в выдержках, снабжены тенденциозными комментариями и подвергнуты предварительной цензуре со стороны заинтересованных лиц. К тому же, многие документы, наиболее-важные в политическом и историческом отношении, перекочевали из государственных архивов в частные и, таким образом, оказались еще более недоступными. Все же, несмотря на апологетический характер британской публикации, некоторые деятели внешней политики английского империализма, и более всех Эдуард Грей, в свое время неоднократно заявляли протесты в печати даже против частичного опубликования этих документов. Из всех буржуазных публикаций документов по истории первой мировой империалистической войны британская публикация представляет в научном отношении наименьший интерес. По существу она является расширенной «Синей книгой».

    До сих пор не завершено предпринятое во Франции большое издание, выходящее под названием «Французские дипломатические документы»19, освещающее, как и германское издание, период 1871 — 1914 гг. (из 60 томов вышла в свет половина). Издание осуществляется большой комиссией (60 человек), назначенной французским правительством, в составе буржуазных ученых и дипломатов. Это является своего рода гарантией политической подцензурное издания, во многих частях заполненного официальным материалом и выдержками из прессы. Все же в издании проскальзывает и материал, освещающий влияние финансов и биржи на внешнеполитическую линию французского правительства. Как в германской, английской, так и во французской публикациях нет документов, освещающих военно-организационную и политико-стратегическую стороны подготовки войны 1914 — 1918 гг.

    Из других наиболее крупных буржуазных публикаций следует отметить восьмитомное издание австрийских документов, освещающих, главным образом, балканский вопрос, в период, непосредственно предшествовавший мировой войне (1908 — 1914 гг.)20, а также издания дипломатических документов США21. Американское издание освещает внешнюю политику США в годы первой мировой империалистической войны и, что представляет особый интерес, — некоторые стороны организации Антантой военной интервенции против Советского государства.

    Разумеется, каждая из этих буржуазных публикаций далеко не полна по своему составу, проникнута определенными, более или менее четко выступающими, апологетическими тенденциями. В этом их главное отличие от большой советской публикации, выпускаемой «Комиссией по изданию документов эпохи империализма» под общим названием: «Международные отношения в эпоху империализма». Наша задача не скрывать, а возможно глубже и детальнее раскрывать конкретные черты, цели и методы внешней политики всех империалистических государств. Это находит свое выражение в подлинно-научной, марксистско-ленинской объективности.

    ***

    Началу выхода в свет большого систематического советского издания документов по истории первой мировой империалистической войны предшествовало появление больших сборников по отдельным вопросам международных отношений: «Материалы по истории франко-русских отношений 1910 — 1914 гг.» (Москва, 1922 г.), «Константинополь и Проливы», «Раздел Азиатской Турции», «Европейские державы и Греция», «Царская Россия в мировой войне» и др. Сборники эти, различной научно-исторической ценности, переведены на иностранные языки, и отдельные из них в свое время доставили неприятные минуты некоторым буржуазным политическим деятелям. Так, например, они пролили свет на политику Франции в период президентства Раймонда Пуанкаре. Последнему ничего другого не оставалось, как выступить с публичным отрицанием подлинности опубликованных у нас документов, а затем в своих многотомных мемуарах22 пуститься в полемику с уличающими его материалами. Эти сборники впервые пролили свет на ту закулисную дипломатическую борьбу, которая происходила в лагере Антанты в связи с оформлением планов раздела мира, в особенности раздела турецкого «наследства». Разумеется, буржуазные историки Германии стремились использовать это в своих апологетических интересах; некоторые сборники документов царского архива, появившиеся на немецком языке, благодаря тенденциозному переводу и сокращениям текста не представляют научно-исторической ценности23. Единственным полным научным изданием документов царского и временного правительств является большая советская публикация «Международные отношения в эпоху империализма».

    Издание это осуществляется с 1929 г., когда состоялось постановление правительства об организации Комиссии по изданию документов эпохи империализма. Согласно утвержденному Положению, на Комиссию было возложено задание опубликовать секретные документы царского и Временного правительств за период с 1878 г. по 1917 г. Это издание имеет три многотомные серии: в первую серию должны быть включены материалы, относящиеся ко времени от 1878 г. по 1899 г., т. е. к периоду завершения территориального раздела мира; во вторую — включаются материалы с 1900 г. до 1914 г., т. е. относящиеся к периоду подготовки первой мировой империалистической войны; в третью — включаются материалы с 1914 г. до 7 ноября 1917 г., освещающие международные отношения в период мировой войны и до Великой Октябрьской социалистической революции. Комиссия приступила к осуществлению своих задач с издания третьей («военной») серии.

    Уже первые тома этой серии рисуют ту грозовую обстановку, которая сложилась весной и летом 1914 г. Обе империалистические группировки одинаково оживленно готовились к военному столкновению. Каждая из держав, входивших в одну из сложившихся империалистических группировок, стремилась укрепить свои позиции на международной арене. Интересы империалистических группировок сталкивались в каждом вопросе, выдвигаемом все новыми и новыми событиями. Обстановка усложнялась тем, что и внутри каждой из империалистических коалиций борьба и соперничество не только не замирали, но, наоборот, усиливались и обострялись. Соперничество между Англией и царской Россией зашло столь далеко, особенно в Персии, что начало подрывать основы соглашения 1907 г. Обострялось соперничество и внутри Тройственного Союза, прежде всего между Австро-Венгрией и Италией, из-за влияния на Балканах.

    Документы подробно, день за днем, освещают в развертывании войны роль не только царского правительства, но и правительств других держав — союзников и противников царской России. При этом особенно интересны документы, раскрывающие роль английского империализма в развязывании мировой войны 1914 — 1918 гг. Можно считать, что большая советская публикация документов освещает роль Англии в развязывании войны более ярко и правильно, чем материалы, приведенные з официальном английском издании. Советская публикация показывает, как английская дипломатия уже с первых шагов июльского кризиса очень тонко и ловко разжигала столкновение между Германией и Россией. В этом отношении особенно интересны публикуемые донесения царского посла в Лондоне графа Бенкендорфа, этого alter ego руководителя внешней политики британского империализма — Эдуарда Грея.

    Еще за несколько месяцев до начала событий, послуживших непосредственным поводом к вспышке войны, Бенкендорф сообщал о Грее: «Его постоянно беспокоит, вопреки всем видимостям, именно угроза германской гегемонии. Он с тревогой следит за некоторыми ее успехами. Не думайте, что он слеп, — это далеко не так. Он гораздо больше кажется нерешительным,- чем это есть на самом деле… Он не любит угрожать, если только нет твердых решений относительно дальнейшего образа действий и в особенности до тех пор, пока Тройственный Союз очевиднейшим образом не поставит себя в положение явно виновных, что необходимо для английского общественного мнения. Он уже близок к тому, чтобы поставить ловушку»24.

    Разразившийся после сараевского убийства конфликт между Сербией, за спиной которой стояла царская Россия, и Австро-Венгрией, за спиной которой стояла Германия, создал обстановку, позволившую английскому империализму поставить ловушку одновременно и для германского соперника и для своего русского «друга». Лондонская дипломатия заверяла германскую относительно «невмешательства» Англии, тем самым подталкивая ее на войну. Одновременно английские империалисты стали подталкивать на войну и Россию. Еще 9 июля 1914 г. Грей заявил Бенкендорфу, что «его впечатление относительно намерений Берлина является в общем не особенно благоприятным, что рассчитывать на Германию было бы неблагоразумно». «Грей сказал мне еще, — сообщает Бенкендорф, — что он знает из очень серьезных военных источников, что в глазах Германии центр тяжести военных операций перемещается довольно быстро с запада на восток», что для Германии глазным военным противником становится Россия. И далее, продолжая все то же натравливание, Грей многозначительно подчеркнул, что «военное положение видоизменяется в невыгодную для Германии сторону»25. Примененная Англией тактика дала, как известно, соответствующие результаты. Однако, как заметил царский посол, английское «правительство не может двинуться вперед, не подготовив общественного мнения»26. В этом направлении и употребляла свои усилия английская дипломатия.

    «Ясно, — сообщал Бенкендорф 26 июля 1914 г., — что у Foreign Office (британское министерство иностранных дел. — А. Е.) глаза открываются быстрее, чем у других. Я еще не теряю надежды заставить Грея приподнять маску в ближайшие дни»27. Действительно, через несколько дней британская дипломатия сбросила маску пацифизма, прикрываясь которой, она столь успешно вводила в заблуждение общественное мнение Англии и активно участвовала в разжигании мировой империалистической войны. «Даже консерваторы, — сообщал Бенкендорф, — несмотря на воодушевляющий их воинственный дух, стараются не выступать в роли «военной партии», что могло бы оттолкнуть либеральные и пацифистские массы»28.

    ‘После выступления Англии европейская война превратилась в мировую. Началась беззастенчивая торговля территориями и целыми народами. Государства, еще оставшиеся в стороне, выжидают и, наживаясь, ведут циничную торговлю своим нейтралитетом. В орбиту войны вовлекаются все новые и новые страны — Турция, Италия, Болгария и др. Советская публикация дает подробную картину обстоятельств вовлечения и вступления этих государств в войну. Она подробно показывает также, как Япония, воспользовавшись европейской войной, набросила петлю на Китай («21 условие»), являющийся, по утверждению японского генерального штаба, «первой страной, которой придется выдержать напор нашей политики экспансии». Следующий этап, согласно японским планам, состоял в том, чтобы «ослабить значение Филиппинских островов как американской морской базы на Тихом океане и тем самым свести на-нет политику Америки в этом направлении»29. Даже нейтральные государства, от США до Афганистана, с самого начала были затронуты пожаром войны, и в особенности мелкие страны превращались в объект империалистической борьбы воюющих держав.

    До тех пор, пока материалы буржуазных государств, касающиеся периода войны 1914 — 1917 гг., остаются под спудом, «военная» серия советской публикации является, как отмечает и иностранная пресса, почти единственным документальным источником для изучения международных отношений в период первой мировой империалистической войны. Поскольку в состав советской публикации включены не только дипломатические документы, но и материалы военных ведомств (донесения военных и морских агентов, протоколы совещаний генерального и морского штабов и т. п.), перед глазами читателя раскрывается картина не только дипломатических, но и, в широком понимании этого слова, международно-политических отношений периода мировой войны. Но прежде всего эта публикация детально освещает внешнюю политику русского империализма и со всей наглядностью показывает роль царизма как резерва западноевропейских империалистических держав. До сих пор Комиссией выпущено в свет 10 томов (13 книг) третьей («военной») серии. Последующие тома, ныне разрабатываемые Комиссией, обрисуют международные отношения накануне Февральской революции, раскроют империалистический характер внешней политики Временного правительства, усилившуюся зависимость этой политики от западноевропейского капитала.

    В своих замечаниях по поводу конспектов учебников истории товарищи Сталин, Жданов и Киров, как известно, подчеркнули, что нужно изучать «корни первой империалистической войны и роль царизма в этой войне, как резерва для западноевропейских империалистических держав»30. Комиссия по изданию документов эпохи империализма, работающая ныне в обновленном составе, ставит перед собой задачу — выполнить эти указания руководителей нашей партии. Уже вышли в свет 2 тома (4 книги) второй («предвоенной») серии издания «Международные отношения в эпоху империализма». Эти тома (XVIII и XIX) освещают такие узловые вопросы, как Агадирский кризис 1911 г., захватническую войну итальянского империализма в Триполитании, подготовку балканской войны 1912 г., политику держав на Дальнем Востоке в период Китайской революции и др.

    Большой интерес представляют и материалы только что вышедшего в свет XX тома (ч. I) второй серии советской публикации. Они подробно знакомят читателя со сложным международно-политическим переплетением, сложившимся накануне первой балканской войны. Подготовка балканской войны являлась в тот период главнейшим, но, разумеется, отнюдь не единственным вопросом международных отношений. Во всех этих вопросах находили свое отражение все углублявшиеся империалистические противоречия того периода между Англией и Германией. В свете этих материалов становятся исторически более понятными и ранее опубликованные материалы о позиции Англии в развертывании войны 1914 г.

    Еще в начале 1912 г., во время известной миссии английского военного министра лорда Холдена в Берлине, англичане, по словам русского морского агента в Германии Беренса, «начали усиленно пугать… возможностью осложнений и предлагать нам быть на-чеку». Как известно, лорд Холден вел переговоры об ограничении на определенных условиях германских морских вооружений, угрожавших Англии. В таких условиях, как отмечает Беренс, «англичанам было важно, чтобы Германия решила и на нашу долю уделить что-нибудь, ибо этим отвлекались средства от ассигнований на их долю, т. е. на германский флот, и потому они начали нас запугивать в тот момент, когда в самой Германии шла борьба между необходимостью одновременного усиления как армии, так и флота, и не было известно, на что уделить больше». Внутренняя борьба в Германии между сторонниками усиления армии и флота закончилась победой первых. Воспользовавшись тем, что царское правительство, возможно в результате запугивания со стороны Англии, приняло кое-какие меры на своей западной границе, они добились новых ассигнований, чтобы усилить армию на целый корпус, предназначенный к расположению на восточной границе Германии. «В результате, — замечает Беренс, — остались довольны именно те, кто больше всего имели шансов бояться и против которых весь удар раньше предназначался, т. е. англичане, удар же изменил первоначальное направление». Но что могла поделать царская Россия, в силу своей экономической слабости находившаяся в финансовой и политической зависимости от западноевропейского империализма? Самое большое, на что она могла рассчитывать, — это выпросить у Англии какую-нибудь подачку. «Англия заплатила бы, — пишет Беренс, — и, вероятно, дала бы хорошую цену, ибо момент был очень для этого подходящий, спросить же с Англии тоже всегда найдется что»31. Спросить, однако, не удалось. Обреченная быть резервом английских и французских империалистов, царская Россия расплатилась за политику своих союзников и «друзей».

    ***

    Многотомная советская публикация документов по истории первой мировой империалистической войны принципиально отличается от всех аналогичных буржуазных изданий. В ней не допускаются ни сокращения, ни другие подобные манипуляции с документами, которые представлены с исчерпывающей полнотой и таким образом, что международные политические события развертываются перед читателем в их исторической взаимосвязи. Советская публикация отличается широким охватом международно-политических проблем. Документы секретных архивов царского и Временного правительств освещают в первую очередь внешнюю политику России. Россия была, употребляя слова товарища Сталина, узловым пунктом всех противоречий империализма, «интересы царизма и западного империализма сплетались между собой и сливались в конце концов в единый клубок интересов империализма»32. Поэтому представленный в этих публикациях материал освещает в значительной мере также общую картину развития международных противоречий в эпоху империализма. Так, например, даже реакционная английская газета «Times», сравнивая эту публикацию с другими, писала: «Панорама, открывающаяся перед глазами читателя настоящих томов, значительно шире, она охватывает не только всю Европу, но и распространяется также, с одной стороны, через Атлантический океан на Соединенные Штаты Америки, с другой, через Персию и Китай — на Японию и Тихий океан».

    В советскую публикацию, в отличие от иностранных, включены некоторые материалы финансово-экономического характера, которые необходимы для понимания сущности тех или иных вопросов международной и колониальной политики империалистических держав. Отмечая наличие этих материалов, немецкий историк и социолог Хальсгартен в своем труде о предвоенном империализме считает поэтому возможным назвать советское издание «образцовым». В советскую публикацию включаются также материалы военных архивов, если только они имеют не узкотехническое, а общеполитическое значение. Это даст (возможность исследователю более глубоко и широко изучить историю: первой империалистической войны и ее подготовки. Ценным дополнением является включение в советскую публикацию тех наиболее важных документов иностранных буржуазных государств, которые в свое время были перехвачены и расшифрованы- царским правительством.

    И, наконец, советская публикация отличается широтой исторических рамок представленного материала (с 1878 г. по 7 ноября 1917 г.). Все иностранные буржуазные публикации (за исключением американской) останавливаются у порога мировой войны. Если военно-оперативная история документально освещена в буржуазных государствах достаточно подробно, то это объясняется их стремлением изучить стратегический и тактический опыт для ведения новой войны. Однако правящие классы отнюдь не заинтересованы в том, чтобы раскрыть политическую, а тем более закулисно-дипломатическую историю войны. Оно и понятно: дело идет о документальном оформлении необузданных захватнических планов, о методах вовлечения в войну нейтральных государств, о дипломатических происках и диверсиях. Комиссия по изданию документов эпохи империализма, опубликовывая в первую очередь документы мировой войны, тем самым срывает «заговор молчания», создавшийся вокруг этих жгучих вопросов.

    Примечания:
    1. Ленин. Соч., т. XX, стр. 367. []
    2. Маркс и Энгельс. Соч., т. XIII, ч. I, стр. 13. []
    3. Ленин. Соч., т. XII, стр. 362 — 363. []
    4. Ленин. Соч., т. XX, стр. 360. []
    5. Grey of Falladon, Twenty five years (1892 — 1916), London, 1926 г., v. II, p. 17. []
    6. Ленин. Соч., т. XIX, стр. 282. []
    7. Ленин. Соч., т. XX, стр. 358. []
    8. Там же, стр. 44. []
    9. Сборники секретных документов. Петроград 1917 — 1918 гг. []
    10. Гарольд Ласвель. Техника пропаганды в мировой войне. М. — Л. 1929 г., стр. 67. []
    11. Ленин. Соч., т. XXvV, стр. 52. []
    12. Kurt Eisner. Unterdrticktes aus dem Weltkriege. Munchen — Wien — Zurich, l919, s. 58. []
    13. Diplomatis che Aktenstiicke zur Vorgeschichte des Krieges 1914 Erganzungen und Nachtrage zum Oesterreichisch — Ungarischen Rotbuch. Bande I — III, Wien, 1919. []
    14. Deutsche Dokumente zum Kriegsausbruch. Nach gemeinsamer Durchsicht mit KarlKautsky. hrsg von Graf Max Mongelas und Prof. Walter Schuking. B. h. I — IV, 1919. []
    15. Карл Каутский. Как возникла мировая война, Москва, 1924 г., стр. 50. []
    16. Die Grosse Politik der Europaischen Kabinette 1870 — 1914 Sammlung derAkten, des Deutschen Auswartigen Amtes, hrsg von Iohannes Lepsius, Mendelsohn, Bartholdy,. Friedrich Thimme. Berlin, 1922 — 1927. []
    17. Вemhard Sclmerifeger. Der Weltkrieg der Dokumente. Berlin 1929. []
    18. British Documents on the Origins of the War. 1898 — 1914. Edited by Gooch and Temperley. London, 1926 — 1937. []
    19. Documents Diplomatiques Frangais 1871 — 1914. Ministere des Affaires Etrangeres. Commission de publication des Documents relatifs aux origines de la guerre de 1914. []
    20. Oesterreich — Ungarns Aussenpolitik 1908 bis zum Kriegsausbruch 1914. Diplomatische Aktenstiicke des Oesterreichisch — Ungarischen Ministeriums des Aussen. Wien und Leipzig, 1930. []
    21. Papers relating to the Foreign Relations of the United States, 1914. Washington 1928 — 1934. []
    22. Raimond Роinсаre. Au service de la France. Paris. []
    23. В. V. Siebert. Diplomatische Aktenstticke zur Geschichte der Ententepolitik der Vorkriegsjahre. Berlin unci Leipzig, 1921 (Английское издание: В. von Siebert, Entente Diplomacy and the World War. London 1924). Graf Bencoendorffs Diplomatischer Schriftweclisel, hrsg. p. von Siebert. Berlin und Leipzig 1928. Der Diplomatische Schriftwechsel Iswolski’s 1911 — 1914. Ans dem Geheimakten der Russischen Staats-archive im Auftrage des Deutschen Answartigen Amtes in Deutscher Ubertragung hrsg von Friedrich. Stieve. Berlin, 1924. []
    24. Международные отношения в эпоху империализма, серия III, т. I, № 328. []
    25. Там же, т. IV, № 146. []
    26. Международные отношения в эпоху империализма, серия III, т. V, № 351. []
    27. Там же, № 91. []
    28. Там же, т. V, № 534. []
    29. Там же, серия III, т. VII, ч. II, № 691. []
    30. К изучению истории. Сборник, 1927, стр. 23. []
    31. Международные отношения в эпоху империализма, серия II, т. XX, ч. I, № 147. []
    32. Сталин, Вопросы ленинизма, изд. 9-е, стр. 9. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *