" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    506 просмотров

    Гигиена летчика

    Гигиена летчика1 в земных условиях может быть сведена к следующим наставлениям:

    Летчик должен вести регулярный образ жизни и быть воздержанным в тех рамках, которые касаются всякого спортсмена. Из своего потребления ему рекомендуется изъять, гл. обр., те продукты, которые способствуют возникновению желудочных болезней, потому что органы кровообращения и пищеварительный аппарат у летчика больше всего подвержены заболеваниям. Больше всего он должен избегать употребления в большом количестве алкоголя и табака.

    Необходимо также избегать вообще всякого рода излишеств, так как они отражаются на равновесии нервной системы и вызывают нарушение сна.

    Рис.1. Зимний летный костюм с электрическим обогреванием

    Рис.1. Зимний летный костюм с электрическим обогреванием

    Заболевания носа и горла, даже на первый взгляд незначительные, ни в каком случае нельзя оставлять без внимания, т. к. даже при легком воспалительном состоянии слизистой оболочки глотки происходит нарушение функционирования Евстахиевой трубы, что, в свою очередь, отражается на механизме освежения воздухом среднего уха, имеющего исключительно важное значение. Те, у которых хотя бы даже слегка поражены нос и глотка со стороны уха, требуют серьезного медицинского освидетельствования и специального лечения.

    Есть одно грубое нарушение гигиены, против которого необходимо предостеречь летчиков, это — склонность прочищать себе уши при помощи многочисленных импровизированных инструментов. Внешний слуховой проход не должен испытывать соприкосновения с посторонними телами; если его этому подвергать, то он будет защищаться, реагируя сильным выделением ушной серы, которая в очень короткое время образует пробку, способствующую возникновению головокружений.

    Гигиена летчика в полете более специальна. Она заключается в применении ряда самых широких мер, направленных к тому, чтобы парализовать вредные действия, которым подвергается организм человека в особых условиях полета на самолете.

    Здесь необходимо, прежде всего, рассмотреть средства защиты от холода.

    К защите от холода необходимо прибегать по многочисленным мотивам. Холод по тем страданиям, которые он вызывает, является фактором, способствующим утомлению нервной системы, играющей у летчика ответственную роль. С другой стороны, даже в том случае, когда действие холода не настолько сильно, чтобы вызвать болезненные ощущения, оно, тем не менее, влечет за собой ряд крайне нежелательных последствий. Здоровый человеческий организм поддерживает свою температуру равной приблизительно 37,6°, независимо от температуры окружающей среды. Чем больше эта последняя понижается, тем больше мы должны, след., или ограничивать предупредительными мерами наш термический обмен с окружающей средой, или же расходовать большее число калорий, чем это требуется при нормальных условиях, чтобы поддержать нашу температуру на постоянном уровне. Эти калории приобретаются из средств нашего питания. Живые существа перерабатывают химическую энергию, получаемую ими из пищи, в различные формы энергии — химическую, физиологическую и калорийную (тепловую). Таким образом, расход этой последней энергии, представляющей собой низшую форму, необходимо уменьшать всеми возможными мерами, так как она восстанавливается только за счет других более высоких форм. Бравировать холодом равносильно, следовательно, расточительности.

    Общее действие холода не является, однако, единственным, против которого необходимо себя ограждать, т. к. в некоторых случаях местные действия также могут представлять довольно большую опасность, приводя к обмораживанию некоторых частей нашего тела, напр., пальцев носа, щек, ушей. Обмораживание происходит настолько незаметно, что к этому необходимо относиться с большой осмотрительностью. Восстанавливание можно производить путем растирания части тела, которая подвергается действию холода.

    Так как во время теплого сезона наш организм менее хорошо защищается против простуды, то летчик должен принимать меры предосторожности от холода особенно тщательно весной и летом, хотя зимой, при равных высотах подъема, температура и будет более низкая.

    Простуда тела является в результате потери теплоты, благодаря излучению ее и теплопроводности одежды. В отношении летчика эта причина приобретает особое значение в виду того, что он подвержен в полете постоянной вентиляции. При этом внешний воздух, который проникает через одежду, беспрерывно возобновляет слой воздуха, находящийся в непосредственном соприкосновении с кожей. Для летной одежды нужно, следовательно, выбирать материалы очень малой теплопроводности и малой проникаемости для воздуха, стремясь к тому, чтобы эта одежда была достаточно просторной и допускала образование постоянного, достаточно толстого изолирующего слоя воздуха между собой и телом, что может быть достигнуто герметическими застежками. С другой стороны, нужно, однако, чтобы покрой и размеры этой одежды ни в коем случае не стесняли циркуляцию крови.

    В этих целях рекомендуется употреблять верхнее платье — из мягкой шерсти или шерстяного трико, сверх которого надевать обыкновенный меховой комбинезон, а на ноги надевать шерстяные носки и мягкие меховые ботинки или сапоги. Для предохранения рук могут лучше всего служить шелковые свободные перчатки, перекрытые мягкой кожей, поверх которых нужно надевать широкие меховые перчатки. В вопросе предохранения конечностей — рук и ног — нужно соблюдать основной принцип — просторность и нестесняемость; обмотки и узкие сапоги нужно избегать.

    Для защиты головы служит кожаный шлем, подбитый мехом, который надевают под каску.

    Для предохранения части лица, не защищенной шлемом и очками, предлагаются специальные пасты. Однако, мы не берем на себя смелость утверждать ни то, что они безвредны для кожи, ни то, что они исчерпывающе предохраняют против холода; при чем применение этих паст представляет значительное неудобство в смысле замасливания очков и шлема. Более рационально можно защитить от холода щеки и нос: на малых высотах — шелковой или замшевой маской, на больших же высотах эту роль будет играть маска кислородного ингалятора.

    Рис.2. Схема электропроводки для обогревания зимней летной одежды

    Рис.2. Схема электропроводки для обогревания зимней летной одежды

    Предохранительное действие всех этих предметов может быть значительно повышено помощью электрического обогревания, которое в некоторых случаях является единственным достигающим цели средством. Во французском воздушном флоте было принято особое теплое обмундирование, последний образец которого (1918 г.) состоял из след. предметов: одной пары перчаток, одной пары ботинок., одного шлема, двух наплечников, двух наколенников.

    Все эти предметы сделаны из двойной толстой и мягкой ткани, проложенной в середине вьющимися тонкими мельхиоровыми или никкелевыми нитями. Эти нити образуют электрический проводник большого сопротивления. Через него пропускается электрический ток, вырабатываемый генератором, установленным на одном из крыльев самолета. Этот генератор, представляет собой небольшую динамо переменного тока, приводящуюся в действие при посредстве воздушного винта. Она вырабатывает переменный ток напряжением в 16 вольт. Этот ток, регулируемый при помощи реостата, дает при маскимальном режиме приблизительно 130 больших калорий в час (см. рис. 1 и 2). Влияние изменений атмосферного давления с переменной высоты заслуживает внимания в смысле предохранения нашего сердца и нашего уха против механического действия, которым сопровождается это изменение давления.

    На изменение атмосферного давления кровеносная система реагирует сокращением маленьких кровеносных сосудов, вызывая этим повышенное давление в артериях; этому противодействует наше сердце увеличением числа и силы своих сокращений при подъеме или спуске. Сила этого явления зависит исключительно от скорости изменения давления. Так как при. современных самолетах это имеет место главным образом при спуске, то именно в этот период сердце и подвержено форсированной работе, что сопровождается утомлением его. А так как при одинаковых скоростях спуска изменение давления будет тем сильнее, чем меньше высота, то, следовательно, с точки зрения гигиены, скорость спуска необходимо уменьшать до минимума, главн. обр., около земли.

    Человеческое ухо также чувствительно к действию изменения атмосферного давления. В той части, которая называется «средним ухом», оно имеет полость с жесткими перегородками — барабанную полость, которая закрыта с внешней стороны эластичной мембраной — барабан ной перепонкой. Канал, называемый «Евстахиевой трубой», соединяет барабанную полость с носоглоткой, образуя связь между этой полостью и внешним воздухом. В спокойном положении труба с внешней глоточной стороны закрыта. Каждый раз, когда мы проглатываем пищу или слюну, то глотательное движение сопровождается широким открыванием отверстия трубы. В земных условиях жизни нормальный человек каждый раз, когда он делает глоток, производит, таким образом, соединение своих барабанных полостей с внешним воздухом, что обеспечивает ему, несмотря на легкие изменения суточного барометрического давления, полную уравновешенность давлений по обе стороны барабанной перепонки.

    Когда производится подъем на самолете или воздушном шаре, то образующийся избыток давления внутри б. полости по сравнению с атмосферным давлением, будет выгибать барабанную перепонку наружу; если при этом сделать глотательное движение, то труба откроется, и немедленно восстановляется равновесие давлений. При спуске разность между давлениями по ту и другую сторону от барабанной перепонки получает обратное значение, при чем избыток атмосферного давления будет стремиться вдавить барабанную перепонку внутрь полости.

    Если не сделать во время глотательного движения или если оно не приведет к желаемому результату, что может иметь место, напр., при воспалении слизистой оболочки глотки, которая происходит из-за обыкновенного насморка, то в некоторых случаях это может привести к серьезным последствиям.

    Рассмотрим фазу подъема: если компенсирующий механизм Евстах. трубы функционирует плохо, то выдувание барабанной перепонки может сопровождаться болями и звоном в ушах, головокружением, так как, если даже труба не будет совершенно закрыта, то все же избыток давления воздуха в б. полости будет с трудом проникать через отверстие трубы.

    Во время спуска, особенно если он производится быстро, разность давлений будет сказываться особенно сильно: благодаря излишку давления внешнего воздуха, слизистая складка, как клапан, тем больше будет прижиматься к отверстию трубы, чем больше будет возрастать разность между внешним и внутренним давлениями. Барабанная перепонка, испытывая с внешней стороны все большее и большее давление, не уравновешиваемое давлением извнутри, будет все больше и больше вдавливаться в полость. Это напряжение будет сопровождаться сильной болью, благодаря давлению, которое б. перепонка будет производить через посредство ушных косточек на жидкость внутреннего уха, что и вызывает головокружение. Летчик, обеспокоенный этим ощущением, будет стремиться ускорить свой спуск, еще более увеличивая, таким, образом, серьезность своего положения.

    При появлении первых неблагоприятных признаков, для того, чтобы все пришло в нормальное состояние, необходимо прекратить спуск и проглотить несколько раз слюну. Если бы этого оказалось недостаточно, то нужно прибегнуть к следующему приему: крепко зажать нос и сделать усилие как при сморкании, не разжимая пальцев, так, чтобы воздух резко сжался во внутренней глотке, не имея другого выхода кроме Евстахиевой трубы и барабанной полости, чем и достигается восстановление равновесия в давлениях. Этот прием отологисты называют «приемом Valsalva».

    В случае неудачи летчик должен прибегнуть к след. безошибочному средству: тянуть за рукоятку и подняться снова до той высоты, начиная с которой у него закупорились уши, и только после этого снова начать спуск, но уже с большей постепенностью, беспрерывно проглатывая слюну. Настойчивое же продолжение спуска будет только увеличивать болезненное состояние и даже может привести к разрыву барабанной перепонки или обмороку в полете.

    В связи с подъемом на большие высоты возникает вопрос о средствах противодействия затрудненности дыхания, являющейся следствием уменьшения количества кислорода в воздухе с высотой.

    Процентное содержание кислорода в воздухе варьируется вместе с высотой и может быть выражено кривой параболического вида так же, как и атмосферное давление.

    По мере подъема на высоту количество содержащегося в воздухе кислорода будет недостаточно для человеческого организма. Этот недостаток в кислороде,-поглощаемом в единицу времени, вызовет нарушения в работе организма, которые будут сказываться или немедленно же, или в скрытой форме, впоследствии.

    Высота, начиная с которой начинает ощущаться этот недостаток, обусловливается количеством затрачиваемой энергии. Этим объясняется, почему критическая зона будет тем ниже, чем больше усилий производит организм, выделяя энергию в калорийной, и тем более — в механической форме Этим объясняется также то, почему эта зона может быть различна для различных лиц, так КАК физиологические функции двух человеческих организмов не могут быть абсолютно одинаковы.

    Физиологическими изысканиями найдено, что на функциях человеческого организма начинает отражаться недостаток кислорода приблизительно с 3500 — 4000 метров. На этой цифре нужно остановить внимание в виду того, что у большинства людей опасные предупредительные признаки не обнаруживаются самостоятельно иногда даже при подъеме до 5000 — 6000 метров.

    Желательно, след., уже на высоте в 4000 метров начинать принимать меры для того, чтобы компенсировать недостаток кислорода.

    Рассмотрим возможные меры противодействия. Говорить о возможности реализации непроницаемых кабин, внутри которых может быть достигнуто посредством турбокомпрессора давление воздуха более или менее эквивалентное атмосферному, нам кажется преждевременным. Эта идея чрезвычайно соблазнительна в отношении коммерческой авиации, но в авиации военной она наталкивается на серьезные препятствия. Уязвимой для пуль поверхностью здесь уже будет являться не только тело летчика, но и поверхности всей кабины; достаточно будет более или менее значительной пробоины в стенке кабины, чтобы подвергнуть находящихся в ней опасности, которая связана с резким понижением давления.

    Подкожные впрыскивания кислорода мало соблазняют летчиков; они имеют слишком медицинский характер, чтобы быть доверенными не специалисту, причем этот способ физиологически кажется менее нормальным, чем поступление кислорода, способом вдыхания.

    Метод вдыхания кислорода на высоте заключается в том, что в воздух, который вдыхает субъект, вводится с высотой добавочное количество кислорода, обеспечивая этим дыхательный обмен в нормальных рамках. Количество добавочного кислорода, необходимого в каждую минуту, должно изменяться в зависимости от высоты. Осуществление этого метода требует след. условий:
    1) Запас кислорода в количестве, соответствующем высоте подъема и продолжительности полета.
    2) Приспособление, регулирующее подачу кислорода.
    3) Приспособление, обеспечивающее перемешивание кислорода с вдыхаемым воздухом.

    Проблема хранения и перевозки в самолете кислорода в жидком состоянии до сего времени не могла найти практического разрешения, хотя эта идея представляет большие выгоды в смысле сбережения на самолете свободного пространства. Был принят способ хранения водорода в сильно сжатом состоянии в цилиндрических стальных резервуарах. Во время войны во Франции был сконструирован такой аппарат и принят на снабжение военного воздушного флота. Он известен под названием «Автоматический дыхательный аппарат для больших высот».

    (Окончание в след. №).

    Стоит отметить, что в современном мире многие вопросы, поднятые выше кажутся смешными. Промышленность нашего века продемонстрировала такой впечатляющий скачок, что водонагреватели и даже мобильные кондиционеры стали обычным делом. Но сто лет назад подобные удобства были немыслимы – даже электричество в быту использовалось очень ограниченно.

    Примечания:
    1. Par le Medecin — Major de 1-rе classe Beyne. — Revue de l’Aeronautique Militaire — июль-август 1923 г. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *