" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    4 565 просмотров

    Источники и литература о Северной войне

    Критика и библиография

    Литература и источники, посвященные царствованию Петра I и особенно Северной войне, весьма обширны. Большая часть исторических трудов, посвященных интересующему нас вопросу, написана и опубликована до революции.

    В этой литературе обработан большой, конкретный исторический материал, довольно подробно освещающий развитие военного искусства при Петре и его полководческую деятельность. Однако дореволюционная литература не дает нам подлинно научного, объективного освещения событий Северной войны, а политические суждения ее авторов должны быть подвергнуты строгому критическому разбору. Особенно крупным недостатком большинства дореволюционных работ является то, что в них не показана героическая борьба русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков.

    Советская историческая литература о Северной войне 1700 — 1721 гг. основывается на замечательных высказываниях Ленина и Сталина о Петре I и его эпохе. Эти высказывания являются прекрасной основой для глубокого и всестороннего изучения советскими историками важнейших проблем отечественной истории, связанных с Северной войной. Ниже мы даем краткий обзор важнейшей русской и иностранной литературы и источников о Северной войне.

    Собирать источники и писать историю своего царствования начал еще сам Петр I. Русское правительство поручило барону Гюйсену писать историю царствования Петра, а Шафирову «Рассуждение о причинах войны». В составлении «Рассуждения» Петр принимал непосредственное участие. Им написано так называемое «Заключение к читателю», в котором проводится мысль о необходимости довести войну со шведами до конца и не мириться до тех пор, пока не будет обеспечено обладание Балтийским побережьем.

    Петр I принимал участие и в составлении «Гистории Свейской войны». Пять из восьми редакций «Гистории» правлены рукою Петра, им же сделано несколько поправок фактического порядка. «Гистория Свейской войны» была издана при Екатерине II историком Щербатовым под названием «Журнал или поденная записка Петра Великого».

    К настоящему времени имеется более двухсот трудов о Северной войне и полководческой деятельности Петра. Большая часть этой литературы посвящена Полтавскому сражению. Огромное количество источников о Северной войне, 1700 — 1720 гг. хранится в государственных архивах. Значительная часть из них опубликована в XIX и в начале XX вв. в различных сборниках и журналах. Укажем здесь главнейшие из них: Сборники русского исторического общества, томы XX, XXV, XXXIX, «Чтения в обществе истории и древностей российских», кн. 2 (69); «Гистория Свейской войны»; «Книга Марсова» (сборник подлинных реляций, современных эпохе чертежей и планов баталий); «Северная война — 1705 — 1708 гг.» (СПб, 1892 г.), приложения к трудам Масловского «Записки по истории русского военного искусства» и «Письма и бумаги Петра Великого» (СПб, 1879 — 1918 гг., т. I — VII). Нужно отметить, что «Письма и бумаги Петра Великого» — исключительно ценный сборник, так как в нем опубликовано много материалов, не использованных до последнего времени. В «Трудах Русского Военно-исторического общества», тт. I и III (СПб, 1909), опубликованы главным образом материалы о Полтавской битве: «Дневник пребывания царя в Воронеже» и «Дневник военных действий Полтавской битвы» (в III томе). Эти два документа содержат богатый материал, характеризующий международное положение русского государства; они показывают, как были подготовлены к Полтавской битве обе стороны, и освещают ход военных действий под Полтавой. Правда, «Дневник военных действий Полтавской битвы» требует критической проверки и сопоставления его, с другими источниками, так как он содержит много фактических неточностей. Переписка Петра с его сподвижниками представляет большой интерес. В письмах Ф. Бартенева и А. Ушакова имеется богатый материал, характеризующий борьбу народных масс против шведских захватчиков. Следует заметить, что составители трудов и исследователи кампании 1708 — 1709 гг. (Юнаков) мало интересовались борьбой народных масс против шведов и материал, относящийся к этому вопросу, помещали в примечаниях.

    Ценный материал по истории царствования Петра собран курским купцом Голиковым в его «Деяниях» (12 томов), изданных в 1788 — 1789 гг., и дополнениях к ним в 18 томах. Второе издание выпущено под общим названием «Деяния Петра Великого» в 15 томах (1837 — 1843 гг.). Оно лучше первого, так как дополнения в нем расположены в хронологическом порядке. В последнем томе имеется именной указатель. Но труд составлен без критической проверки и поверхностно обработан.

    Большую ценность представляют документы, собранные Ф. Туманским под заглавием «Собрание разных записок и сочинений, служащих к доставлению полного сведения о жизни и деятельности государя императора Петра Великого», но хаотичность расположения документов затрудняет пользование ими. На основе этих материалов русскими дворянскими и буржуазными историками написано много монографий; кроме того, эти материалы использованы в общих курсах по истории Петра I. Среди монографий и общих трудов надо отметить работу Н. Устрялова «История царствования Петра» (СПБ, 1858 — 1863). Автором собран большой фактический материал и приложено много документов, извлеченных из русских и иностранных архивов. В известной работе С. М. Соловьева «История России с древнейших времен» кн. III (томы XI — XV) уделено много внимания военным вопросам и использован огромный архивный материал. Недостаток этой работы состоит в том, что автор не везде указывает время и место, к которому относятся документы, и не всегда делает ссылки на архивные фонды.

    С. М. Соловьев в своих работах «Взгляд на историю установления порядка в России» и «Чтения о Петре Великом» (1872 г.) указывал, что вся экономическая, внешнеполитическая и административная политика Петра I являлась прямым продолжением того, что было намечено до него, и что XVII в. подготовил реформы начала XVIII в. Однако Соловьев не мог вскрыть причины, вызвавшие реформы Петра, так как он исходил в своих рассуждениях не из законов развития производительных сил страны, внутриполитического и внешнеполитического положения русского государства, а из ложной предпосылки «господства идеи» в обществе. Реформы Петра Соловьев сравнивал с революцией во Франции конца XVIII в. Он писал: «Наша революция начала XVIII в. уяснится через сравнение ея с политическою революцией, последовавшею во Франции в конце этого века»1.

    Ученик Соловьева В. Ключевский в оценке преобразовательской деятельности и внешней политики Петра в основном держался позиций Соловьева и связывал ее с войной. «Война указала порядок реформы, сообщала ей темп и самые приемы. Война была главным движущим рычагом преобразовательной деятельности Петра, военная реформа ее начальным моментом, устройство финансов ее конечной целью»2. Считая, что война как наиболее ярко выраженная форма противоречий и конфликтов способствует появлению реформ, Ключевский несколько снижает предпосылки реформ и делает неправильный вывод, что Северная война вызвала быстрое развитие производительных сил в России.

    Работы Соловьева и Устрялова и показания иностранцев использовал А. Г. Брикнер в «Иллюстрированной истории Петра Великого» (СПб, 1882 г.). Ценным материалом для изучения кампании 1708 — 1709 гг. является работа К. Костомарова «Исторические монографии и исследования», т. XVI (СПб, 1885 г.), основанная на документах, полученных автором из ряда архивов. В этой работе подробно освещается устройство казачьих войск, подготовка Украины к борьбе против шведов и отношение украинского народа к интервентам.

    Большую ценность для исследования представляют труды русских военных историков. Подробный рассказ о Северной войне дан Бутурлиным в «Военной истории походов россиян», т. II — III (СПб, 1821 — 1822 гг.); этот рассказ основан на «Гистории Свейской войны» и «Книге Марсовой». В работе использован известный автору документальный материал, а также записки шведского историка Адлерфельда, показания которого Бутурлиным принимались без всякой критики и впоследствии с его легкой руки повторялись другими историками. Работа Карцева «Военно-исторический обзор Северной войны» (СПб, 1851 г.) представляет собой учебник для военных училищ, построенный на тщательно обработанных документальных источниках. Фактическая сторона Северной войны передана автором довольно талантливо. Недостаток учебника — отсутствие ссылок на источники. П. Гудима-Левкович в работе «Историческое развитие вооруженных сил в России до 1708 г.» (СПб, 1875 г.) разбирает главным образом кампанию 1708 г. Выводы автора не отвечают исторической действительности. Он утверждает, что русское командование отступлением вглубь Украины изнуряло шведскую армию и этим обеспечило себе победу. Такой взгляд обесценивает стратегический план русского командования и героическую борьбу армии и народных масс против шведских захватчиков. В книге Баскакова «Северная война 1700 — 1721 гг.» (СПб, 1890 г.) описаны польский, литовский, белорусский и украинский театры военных действий. Эта работа и сейчас имеет большую ценность.

    Среди важнейших трудов русских военных историков можно отметить еще работу Леера «Петр Великий как полководец» («Военный сборник», 1865 г., № 3 — 4), в которой дано описание строительства вооруженных сил России и довольно подробная характеристика полководческой деятельности Петра. Автор совершенно правильно оценивает Петра, как крупного военного специалиста начала XVIII в., не уступающего выдающимся полководцам Западной Европы. В то же время Леер недооценивает военное дарование Шереметева, а также несколько принижает военный талант Карла XII. Его стратегию он называет авантюристической, но не показывает ее связи с общей политикой шведского короля. Говоря об оперативных планах Карла XII, Леер, а за ним и его ученики Масловский3 и Мышлаевский4 повторяют азы шведской историографии, которая освещала этот вопрос по отчетам Гилленкрока.

    Кроме специальных исследований, о Северной войне и о Полтавской битве имеется обширный материал в общих трудах по истории военного искусства Россию Такими работами являются: Михневич «История военного искусства с древнейших времен до начала XIX столетия» и «Основы русского военного искусства»; Пузыревский «Развитие постоянных регулярных армий и состояние военного искусства в век Людовика XIV и Петра Великого»; Баев «Курс истории русского военного искусства»; Леер «Обзор войн в России от Петра и до наших дней»; Ф. Веселаго «Очерк русской морской истории», ч. 1; Ласковский «Материал по истории инженерного искусства в России» и «История русской армии и, флота» (т. I, изд. 1911 г.).

    Литература, выпущенная к двухсотлетнему юбилею Полтавской битвы, не имеет научной ценности; в ней фальшиво, восторженными выкриками восхваляется царствующий дом Романовых.

    Большой интерес представляют работы шведских историков и донесения дипломатических агентов западноевропейских государств при русском дворе, описания путешественников и просто лиц, посетивших русское государство накануне и во время Северной войны. Важнейшей из этих работ является «Военная история Карла XII» Адлерфельда, изд. 1740 г. Автор, восторженный поклонник Карла XII, находился в шведской армии при Карле до Полтавского боя, как официальный историк. Будучи непосредственным участником войны, он дает интересный материал, хотя и стремится показать шведов в выгодном для них свете. В «Современном сказании о походе Карла XII в Россию» Гилленкрока («Военный журнал» № 6 за 1884 г.), события Северной войны доведены до Полтавы. Полтавский бой описан Гилленкроком в особой реляции. Он стремится оправдать себя и шведский генералитет за провал кампании. Главная причина разгрома шведов заключается, по мнению Гилленкрока, в том, что Карл XII не слушал советов своих генералов и нарушил ранее принятые генералитетом планы. Неправильно он излагает и оперативные планы Карла XII. К суждениям Гилленкрока надо отнестись с большим недоверием, тем более, что его точка зрения пронизывает шведскую историографию и повторялась затем русскими дореволюционными военными историками. Работы шведского историка профессора Стилле «Оперативные планы Карла XII в 1707 — 1709 гг.» и «Карл XII, как стратег и тактик в 1707 — 1709 гг.», вышедшие в свет в связи с 200-летним юбилеем Полтавской битвы, были переведены на русский язык накануне первой мировой империалистической войны, но не использовались русскими историками. Между тем сопоставление этих работ с другими проливает свет на ряд вопросов, которые были неправильно решены русскими военными историками. Профессор Стилле привлек богатый архивный материал из государственных архивов в Дрездене, Венеции и Копенгагене. Он опровергает мнение Гилленкрока о трех планах похода Карла XII и доказывает, что шведский король еще в Саксонии наметил план кратчайшего похода на Москву с тем, чтобы «там подвести итоги, т. е. сразу разгромить могущество царя Петра»5. Неправильно освещая характер Северной войны, Стилле называет ее оборонительной со стороны шведов. Он даже не хочет признать, что Карл потерпел поражение под Полтавой, и считает, что шведская армия была пленена под Переволочной по глупости Левенгаупта. Отсюда автор делает неверный общий вывод, что Карл XII не проиграл бы кампании, если бы исполнители его замыслов соответствовали своему назначению.

    Большой и интересный материал по вопросам Северной войны изложен Витвортом, английским чрезвычайным посланником при русском дворе («Сборник русского исторического об-ва», т. XXXIX). Проницательный, пронырливый иностранец в донесениях правительству подробно описывает внутреннее состояние русского государства и дает пространные обзоры международного положения. Для характеристики русской армии ценным материалом являются донесения австрийского дипломата Оттона Плеера («Чтения в обществе истории и древностей российских», 1874 г., т. II). Интересен также дневник Корба, секретаря цесарского посольства, охватывающий первые годы царствования Петра; но события и оценку деятельности русского правительства он не всегда излагает правдоподобно. В «Путешествиях Корпилия де-Бруина через Московию» («Чтения в обществе истории и древностей российских», 1892 г., кн. 2) автор дает ценное описание состояния вооруженных сил русского государства и очень подробно освещает быт тогдашнего общества.

    ***

    За последнее время нашими издательствами выпущено четыре небольших работы, которые отчасти восполняют пробел в освещении советскими историками Северной войны и особенно Полтавского сражения. Тот факт, что Северная война нашла в нашей литературе явно недостаточное отражение, прежде всего следует объяснить вредным влиянием так называемой исторической школы Покровского.

    Покровский объяснял всю преобразовательскую деятельность Петра влиянием торгового капитала. По его мнению, именно интересам торгового капитала была подчинена внешняя политика Петра I. Покровский неправильно объясняет огромную прогрессивную работу Петра I, направленную к тому, чтобы вывести страну из векового плена отсталости на широкую дорогу экономического развития.

    Покровский искажает и постановку балтийского вопроса, «Торговый капитал, — писал он, — заставил Петра биться двадцать лет за Балтийское море, а позже гнал его на Каспийское»6.

    Совершенно неправильную оценку дает Покровский русской армии и флоту, ссылаясь на разговор Миниха с прусским посланником Мардефеладом. «Русские войска, — писал он, — находятся в весьма плачевном состоянии: офицеры никуда не гордятся, между солдатами много необученных рекрутов, кавалерийских лошадей вовсе нет — словом, появись вторично противник вроде Карла XII, он с 25 тыс. человек мог бы справиться со всей «московитской армией. Не лучше был и флот личный состав флота не лучше его материальной части»7. Противоположное мнение высказывал австрийский дипломат От-тон Плейер, который писал: «Надо весьма удивляться… до какого совершенства дошли русские солдаты в военных упражнениях, как смело ведут себя в деле… и все они так ретивы»8.

    Русская армия издавна отличалась исключительной храбростью и героизмом. Энгельс указывал, что «русские солдаты являются одними из самых храбрых в Европе»9. При поддержке русского, украинского и белорусского народов русская армия в период Северной войны сыграла исторически прогрессивную роль: она выполнила свой воинский долг, отстояла независимость русского государства от шведских и других захватчиков. Покровский и его «школа» много сделали для того, чтобы незаслуженно развенчать Петра I. Вследствие этой вредной работы изучение деятельности Петра I и его эпохи некоторое время оставалось вне поля зрения наших историков.

    Среди вновь вышедших работ о Петре и его времени следует отметить брошюру В. И. Лебедева «Полтавский бой» («Молодая гвардия», 1939 г.). В этой работе Лебедев освещает весь ход Северной войны. Половина брошюры посвящена изложению событий до Полтавы, а во введении дается краткая характеристика внутриполитического и внешнеполитического положения русского государства накануне Северной войны. Кратко освещены причины, заставившие Петра перенести борьбу с Черного моря к берегам Балтики. Автор очень четко ставит вопрос о причинах Северной войны. Но нельзя согласиться с его оценкой Гродненской операции, о которой автор замечает: «Поспешное отступление русских принимает панический характер. Много военного снаряжения осталось в лагере, более ста орудий со снарядами было сброшено в реку» (стр. 18). Материальной части действительно было брошено много, но это еще не значит, что армия в панике отступала. Она была очень удачно и организованно выведена из-под ударов шведов. Русские военные специалисты единодушно признают это. Крупный военный историк Д. Ф. Масловский считает Гродненскую операцию «классическим образцом петровского военного искусства»10. Довольно ярко автором описана героическая борьба гарнизона Полтавы и населения города против шведских захватчиков. В главе «Полтавский бой» рассказано об исключительной стойкости и героизме русской армии, о том, как искусной подготовкой к сражению русским удалось заманить шведов в ловушку и расстроить их ряды перед укрепленным лагерем. Брошюра иллюстрирована, к ней приложена карта «Великая Северная война». Карта эта, однако, очень схематична» и читателю трудно по ней ориентироваться. Большой интерес представляет план Полтавской битвы и ряд других иллюстраций.

    Работы проф. А. П. Оглоблина «Полтавская битва» (Воениздат, 1939 г.) и «Украина во время Петра I» (изд. Академией наук УССР в 1939 г. на украинском языке) вышли в связи с 230-летним юбилеем Полтавской битвы. Первая брошюра рассчитана на читателя-красноармейца. Автор в популярной форме, но не снижая теоретического уровня, содержательно описывает борьбу русской армии против шведских захватчиков. Эту брошюру с большим интересом будут читать также командир и политработник. В ней рассказывается, как Петр I и его сподвижники сумели использовать тяжелый нарвский урок. Маркс и Энгельс отмечали, что «Нарва была первой большой неудачей подымающейся нации, умевшей даже поражения превращать в орудия победы»11.

    Излагая планы походов шведского короля на Москву, тов. Оглоблин пишет: «План заключается в том, чтобы любой ценой прорваться к Москве, по возможности обходя русское войско и уклоняясь от боев с ним». Это положение совершенно правильно. Дальше автор замечает: «Сначала король, видимо, предполагал двинуться к Москве через Псков, Новгород и Тверь» (стр. 12), но королю пришлось отказаться от этого плана, так как «…на этом пути шведское войско должно было встретить сильно укрепленные Псков и Новгород, осада которых могла бы задержать шведов, а естественные условия местности (леса, озера, болота) и приближение осенней поры года могли бы вовсе остановить продвижение шведов к Москве» (стр. 13). На самом деле такого плана движения шведский король не намечал. Путь движения шведов прямо через Смоленск на Москву входил в первоначальный план Карла XII. Пора отказаться от гилленкроковской легенды об оперативных планах Карла XII. Шведский историк Стилле справедливо считал, что «Стратегия короля заключалась в решительном наступлении всеми силами прямо на Москву12. Эту точку зрения проводит и датский историк Sarauw. Он писал: «…в начале 1708 г. Карл, конечно, легко мог бы снова овладеть своими Остзейскими провинциями, но этим не достигалось самое необходимое — решительный успех и ослабление русского могущества. Карл не мог постоянно оставаться в этих провинциях, а как только он из них удалился бы, русские возвратились бы, и игра началась бы снова»13.

    Карл XII, еще будучи в Саксонии, в конце 1706 г. говорил австрийскому посланнику, что «скоро хочет навестить варваров в Москве, в осаде Нарвы и других городов времени терять не будет»14. Это показывает нам, что свой интервенционистский поход против русского государства Карл ХII задумал еще в Саксонии и избрал кратчайший путь движения через Смоленск на Москву. Но король принимал все меры к тому, чтобы держать русское командование в неизвестности о намеченном плане движения. Русское командование, не зная, куда Карл XII двинет свое войско, располагало свою армию так, чтобы в любом направлении быть готовым дать отпор шведам. В дальнейшем изложении хода Северной войны автор правильно освещает планы движения шведской армии.

    Тов. Оглоблин рассказывает также о героической борьбе украинского народа против шведских захватчиков. «Украинский народ, — пишет он, крайне враждебно встретил шведских оккупантов. Население разрушало мельничные плотины и уходило в леса, забирая с собой провиант и имущество. Появились партизанские отряды, нападавшие на шведов» (стр. 13). Украинский народ вместе с дружественным ему русским народом выступил на борьбу против шведов. «Жители Прилук, Лубен, Лохвицы, Новгорода-Северского и других городов обратились к Петру с заявлением о своей верности России; они просили у него защиты от шведских захватчиков» (стр. 13). Сами жители, организовавшись в партизанские отряды, вступали в бой с регулярными шведскими войсками. Враждебное отношение украинского народа к шведам отмечает и Безенваль, французский посол при Карле. Он писал своему министру иностранных дел: «Скажу прямо: когда украинская нация не поддерживает шведского короля, я не вижу никакой возможности для него закончить счастливо войну».

    В работе «Украина во время Петра I» тов. Оглоблин описывает рост крепостнических отношений на Украине и борьбу народных масс против крепостников. Излагая события, связанные с Северной войной, автор в основном дает тот же материал, что и в первой брошюре. В последней главе он кратко освещает реформы Петра I в России и более подробно — на Украине. Последнее очень ценно потому, что этот вопрос совершенно не разработан в советской литературе. В заключение автор приводит оценку классиками марксизма личности Петра и значения его реформ.

    С. А. Безбах в первой главе своей работы «Полтавское сражение» (Воениздат,. 1939 г.) рассказывает, как Петр после Нарвского поражения реорганизовал армию и готовил ее для борьбы со шведами. «Реформаторская деятельность Петра, — пишет автор, — коснулась всех сторон жизни армии. Артиллерия и инженерное дело, снабжение, управление. В особенности существенны были тактические нововведения. Петр ввел обычный для западноевропейских войск линейный порядок движения и действия войск; внес правильный взгляд на оборону, как на один из видов боя, предваряющий решительное наступление; установил правильное употребление в бою огнестрельного и холодного оружия: сперва — залп, а затем удар штыком. Ему принадлежат идеи маневрирования резервами на поле боя и неотступного преследования противника после его поражения» (стр. 10).

    Автор показывает, как Петр I путем малой войны обучал свою армию боевым действиям. Менее удачно изложен поход шведов к русским границам до Полтавы. Эта часть носит главным образом описательный характер. Автор не дает разбора оперативных планов Карла XII. В книге не показана героическая борьба русского, украинского и белорусского народов в дополтавский период Северной войны. Автор ограничивается лишь общим замечанием, что «…они прятали продовольствие и скот в лесах, захватывали одиночных шведов, угоняли лошадей». Между тем русские и шведские источники показывают, что белорусские крестьяне, о борьбе которых автор вообще умалчивает, оказали решительное сопротивление шведам. Они, организовавшись в партизанские отряды, вступали в бои с регулярными шведскими войсками. В мозырьских лесах партизанские отряды уничтожили значительную часть шведской артиллерии. Шведский историк Стилле писал: «Король двинулся в эту болотистую и пустынную лесную мозырьскую полосу, где кроме того приходилось иметь дело с мятежными крестьянскими бандитами»15. Автор не использовал огромный документальный материал, характеризующий борьбу русских и украинских крестьян против шведов.

    В книге хорошо освещены подготовительные мероприятия Петра перед Полтавским сражением, тщательная рекогносцировка местности и детальная разработка плана сражения. «По свидетельству современника, — пишет тов. Безбах, — издали осматривавший в этот день постройку траншементов, Карл XII сказал сопровождавшему его Реншельду: «Вся Европа от оружия моего устрашилась. Ныне вижу войск московских силу и что хотят, то делают, а удержать и воспрепятствовать их намерениям армия моя не в состоянии, ибо не токмо чрез столь трудную переправу перешел неприятель, но он же и победу сдержал».

    Внешнеполитическое положение русского государства накануне Полтавской битвы в книге не освещено, а это следовало бы сделать. Петр, лишившись своих союзников — Польши и Дании, выбывших из строя еще в первые годы войны, был вынужден один на один воевать со Швецией, имевшей первоклассную армию. Кроме того, западноевропейские государства, особенно Англия и Франция, хотя и были заняты войной за испанское наследство и формально соблюдали нейтралитет, на самом же деле покровительствовали захватнической политике шведского короля. Перед русской дипломатией стояла сложная задача — во что бы то ни стало добиться изоляции Швеции, не дать ей возможности использовать против России Польшу и воспрепятствовать привлечению | на ее сторону Турции и Крыма. Описание этой международной обстановки помогло бы читателю освоить всю сложность борьбы русского и украинского народов против шведских интервентов.

    В последней главе автор описывает Полтавское сражение и дает оценку его международного значения. «В политическом отношении, — пишет тов. Безбах, — Полтавская победа совершенно сломила могущество Швеции, навсегда потерявшей не только армию, но и значение крупнейшего государства на северо-востоке Европы. Теперь ее место заняла Россия, умело использовавшая под руководством Петра плоды своей победы под, Полтавой» (стр. 61). Эту мысль автор подтверждает словами Маркса: «Именно с раздела шведской империи начинается эра современной международной политики ».

    Работы, изданные в связи с 230-летием Полтавской битвы, являются только первым шагом в освещении одного из героических событий прошлого нашей страны. Советский читатель не получил еще обстоятельных марксистских работ о Петре и его эпохе.

    В нашей литературе, например, не освещены оперативные планы Карла XII и героическая борьба русского, украинского и белорусского народов против шведских захватчиков. Восполнить этот пробел — ближайшая задача советских военных историков.

    Примечания:
    1. Соловьев. История России с древних времен, кн. III, т. XI — XV, стр. 1055. []
    2. В. Ключевский. Курс русской истории, 2-е изд., 1915 г., ч. IV, стр. 81 — 82. []
    3. Д. Ф. Масловский. Записки по история военного искусства в России, вып. I, СПб, 1891 г. []
    4. Л. 3. Мышлаевский. Северная война 1708 г. от р. Уллы до Березины за р. Днепр, СПб, 1901 г. []
    5. Стилле. Карл XII, как стратег и тактик в 1707 — 1709 гг., Петербург, 1912 г., стр. 5 — 7. []
    6. М. Покровский. Русская история, т. II, стр. 257. []
    7. М. Покровский. Русская история, т. II, стр. 256 — 257. []
    8. Чтения в обществе истории и древностей российских, 1884 г., т. II, отд. II, стр. 2 — 3. []
    9. Маркс и Энгельс. Соч., т. X, стр. 650. []
    10. Масловский. Записки по истории военного искусства в России, вып. I, стр. 105, []
    11. Маркс. Секретная дипломатия XVIII в. []
    12. Стилле. Карл XII, как стратег и тактик в 1707 — 1709 гг., стр. 7. []
    13. Стилле. Карл XII, как стратег и тактик в 1707 — 1709 гг., стр.7 []
    14. Соловьев. История России с древнейших времен, кн. III, стр. 1445. []
    15. Стилле. Операционные планы Карла XII в 1707 — 1709 гг., стр. 21. []
    Вернуться к содержанию »

    Один комментарий на Источники и литература о Северной войне

    1. barocco

      К сожалению, не изученными у нас остаются дневники шведских солдат и офицеров, изданные в Швеции ещё в начале XX века.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *