" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 288 просмотров

    Кампания 1914 г. на Кавказском фронте

    Турция, участвовавшая в первой мировой империалистической войне 1914 — 1918 гг. на стороне Германии, вступила в эту войну на два с половиной месяца позже основных европейских держав. Военные действия начались нападением двух турецких миноносцев на русские суда в гавани Одессы 16 октября1, в результате чего была потоплена канонерская лодка «Донец». В тот же день переданный Германией туркам крейсер «Гебен» бомбардировал Севастополь, потопив минный заградитель. 17 октября Новороссийск и Феодосия подверглись нападению крейсеров «Гамидис» и «Бреслау», а в Керченском проливе эти корабли разбросали мины и потопили несколько мелких судов.

    Царское правительство немедленно объявило войну Турции, а 21 октября англичане уже бомбардировали внешние форты Дарданелл. 30 октября Турция провозгласила так называемую «священную войну» и официально объявила войну Англии, Франции и России.

    Так загорелся новый костер войны, охвативший обширный театр военных действий, включивший восемь фронтов: Кавказский, Месопотамский, Аравийский, Суэцкий, Палестинский, Сирийский, Персидский и Галлжюлийский. Турецкой армии пришлось скрестить свое оружие с войсками всех основных государств Антанты. В итоге война была проиграна Турцией, что способствовало полному и окончательному крушению бывшей империи султанов. На ее развалинах, в результате напряженной национально-освободительной борьбы, руководимой Кемалем Ата-тюрком, появилось новое государство — современная Турция.

    Подлинные причины, в силу которых пожар войны перекинулся с Европейского материка на Малоазиатский, заключались в тех непримиримых империалистических противоречиях, узлом которых была Турция.

    Вопрос о разделе Турции являлся одним из основных пунктов дипломатической и военной борьбы между «великими» европейскими державами. В. И. Ленин, говоря о причинах войны, указывал, что, в частности, Германия «…воюет за подчинение себе Балканских стран и Турции…», а Россия — «…за Галицию… Армению и за Константинополь, затем тоже за подчинение Балканских стран». Но «…наряду с столкновением разбойничьих «интересов» России и Германии, существует не менее — если не более — глубокое столкновение между Россией и Англией…»2, главным образом из-за влияния в азиатских странах.

    Суть империалистических вожделений держав, объектом которых была Турция, исчерпывающе выражена в следующих положениях «Краткого курса истории ВКП(б)»:

    «Германия угрожала господству Англии на Ближнем Востоке, построив Багдадскую железную дорогу.

    …Царская Россия стремилась к разделу Турции, мечтала о завоевании проливов из Черного моря к Средиземному морю (Дарданеллы), о захвате Константинополя.

    …Англия намеревалась захватить у Турции Месопотамию, Палестину и твердо обосноваться в Египте»3.

    Как отмечал манифест 1-го конгресса Коммунистического Интернационала, внешняя политика Англии в ходе войны была направлена на то, чтобы «оказывать поддержку России и Франции лишь настолько, чтобы, истощая их, истощить Германию — своего смертельного врага»4. Такая позиция английского империализма особенно ярко сказалась в ходе войны на Турецком театре и, в частности, резко отразилась на действиях русской Кавказской армии.

    Лицемерно используя вопрос о проливах и Константинополе в качестве «приманки» для России и Греции, англо-французские империалисты в то же время всячески старались придать операциям против Турции затяжной и нерешительный характер, а также помешать русской армии в осуществлении ее стратегических задач. Именно поэтому английские империалисты умышленно избегали взаимодействия с Кавказской армией, даже в то время, когда ее части, подвергая себя губительному воздействию месопотамского климата, спешили в начале 1916 г, на помощь английским войскам, окруженным турками к югу от Багдада. Английское командование с целью не допустить десантную операцию русских в зоне Босфора умышленно «впустило» в Дарданеллы накануне войны с Турцией германские крейсеры «Гебен» и «Бреслау», усилившие турецкий флот. Такова же была двурушническая позиция Франции в вопросе о взаимодействии совместно с англичанами, со стороны залива Александретта на Средиземном море, и победоносно наступавшей русской Кавказской армией. Наконец, бесплодная Дарданельская операция 1915 г. была предпринята Антантой прежде всего из боязни, что русские смогут самостоятельно захватить Константинополь и проливы. В итоге противоречий, углублявшихся по мере развития войны, согласованность действий союзных армий на Ближнем Востоке так и не была достигнута. Это привело к тому, что германское командование, возглавлявшее и вооруженные силы Турции, легко парировало разрозненные попытки англо-французов овладеть областями Азиатской Турции и упредить Россию в захвате проливов и Константинополя. После ликвидации в конце 1915 г. Сербского фронта на Балканах а затем, в начале 1916 г., и Дарданельского фронта германо-турецкие силы создали серьезные затруднения русским и англичанам не только в Турции, но также в Персии, Афганистане и на границах Индии. Для царской России, несмотря на решающее место, которое занимал в ее империалистических планах вопрос о судьбах проливов и Турции вообще, Кавказский фронт все же играл роль второстепенного. Однако здесь были сосредоточены значительные силы русской армии. Операции, развернувшиеся на Кавказском фронте, отличались упорством и, несмотря на все трудности и неблагоприятные условия, увенчались значительными успехами русского оружия. Здесь, как и на других фронтах, русский солдат еще раз продемонстрировал свои великолепные боевые качества. Горный характер Турецко-кавказского театра делает операции 1914 — 1917 гг. особенно интересными и поучительными с точки зрения изучения опыта боевых действий в горах.

    В настоящей статье мы ставим своей задачей дать общий обзор операций на Кавказском фронте в начальный период войны, в кампанию 1914 г.

    ТЕАТР ВОЙНЫ

    Главнейшие события кампании 1914 г. на Кавказском театре протекали в обширном районе, ограниченном линией Эрзерум, Батум, Ардаган, Каре, Кагызман, Кеприкей (схема 1). Главнейшим объектом действий со стороны русских, кроме живой силы противника, являлась крепость Эрзерум, расположенная в 100 км от бывшей русско-турецкой границы. Эрзерум прикрывал с суши Анатолию, эту основную базу Турции, богатую экономическими средствами и имевшую однородное население, большую часть которого составляли турки-османы.

    Театр войны на Кавказском фронте

    Для турок главными объектами действий после разгрома русской Кавказской армии могли явиться: Тифлис — политический центр Закавказья и узел главнейших путей, Баку — промышленный центр (нефть), крепость Каре и укрепленный Батум, являющийся лучшим портом на южном побережье Черного моря.

    К востоку от плоскогорья Малой Азии протягивается в сторону Персии высокое нагорье, составлявшее в пределах Турции собственно передовой Армянский театр, на котором и происходили главнейшие операции.

    Армянское нагорье включает все пути из Закавказья в Анатолию и Месопотамию, а следовательно, и к головному участку Багдадской железной дороги, сооружавшейся германцами от Константинополя до Иесибейна.

    Средняя высота нагорья — около 2 000 м. Его пересекают пять продольных хребтов под названием Тавров, имеющих .направление по параллели, и два поперечных меридиональных хребта, достигающих высоты 2 800 — 3 000 м. Между Северным и Средним Армянскими Таврами находится наиболее доступная для колесного сообщения полоса долин, образующая как бы коридор, с довольно значительной плотностью населения и сравнительно богатыми средствами. В этой полосе центральное место принадлежит Эрзерумской нагорной равнине с окружающими ее хребтами, где расположена крепость Эрзерум. По этой равнине проходят все лучшие пути в Анатолию из Закавказья и Персии, и она же являлась естественным, укрепленным природой и военно-инженерным искусством плацдармом для сосредоточения турецких сил против Закавказья.

    Между. Средним и Южным Армянскими Таврами пролегает также сравнительно доступная полоса нагорных равнин, допускающая дальний обход Эрзерума с юга. Равнины пересекаются двумя меридиональными хребтами, которые образуют естественные оборонительные рубежи, преграждающие пути наступления с востока на запад и обратно. Из этих поднятий восточное служило первым оборонительным рубежом русских в приграничной полосе. Западное же поднятие прикрывает Эрзерумскую равнину с востока, и на нем сооружены укрепления Эрзерума фронтом на восток.

    Восточное поднятие включает системы хребтов Соганлуг и Арсиан. Последний, начинаясь от горы Алла-Икпар, заполняет своими труднодоступными отрогами значительное пространство к западу oт Ардагана, чем затрудняет ведение крупных операций в Батумской области.

    Через хребет Соганлуг, протяжением до 50 км, поросший в значительной части строевым хвойным лесом, переваливает ряд путей, главным образом в его более доступной средней части, в районе Сарыкамыша. С конца октября по май все горные хребты Армении покрываются глубоким снегом, и сообщение в зимних условиях без регулярной расчистки перевален или без использования горных лыж становится не только затруднительным, но местами совершенно невозможным.

    Центральным пунктом, где сходятся главнейшие пути, пересекающие Соганлуг, является Сарыкамыш, куда, были доведены от крепости Каре стратегическое шоссе (вдвое шире обычного) и железная дорога нормальной колеи.

    Южнее хребта Соганлуг за труднодоступной трещиной р. Араке простирается плато Башкей. Через р. Араке имелась одна переправа на шоссе у Каракурта, откуда вдоль реки шла патрульная тропа типа араной дороги, приводившая к м. Кагызман.

    К западу от северной части восточного меридионального поднятия до р. Чорох простиралась труднодоступная горная местность с малым числом арбных дорог. Наиболее удобными на этих дорогах перевалами, вокруг которых в некоторые моменты завязывались крупные события,

    были следующие: Бардусский, у яйлы Бардус, Эшак-мейданский, Агундирский, Панжуретский и Ялагузчамский. Последний перевал являлся лучшим и наиболее удобным для проникновения со стороны Черноморского побережья на Армянское нагорье и к Ардагану, важному узлу дорог.

    К северо-востоку и северу от хребта Соганлуг простираются Карсское и Ардаганское плоскогорья.

    Южная приподнятая часть Карсского плоскогорья в районе Кагыз-мана, а также примыкающий с запада массив горы Алла-даг круто обрываются к р. Араке, образуя глубочайшее ущелье, проходимое лишь в редких местах.

    Ардаганское плоскогорье отделено от Карсского плоскогорья Чалдырским хребтом, лучшие перевалы через который имеются на шоссе Каре, Ардаган и Каре, Мерденек.

    В общем бывшая русская часть передового театра представляла неодинаковые удобства для действий войск. К западу от хребта Арсиан местность, чрезвычайно пересеченная и лесистая, допускала ведение операций незначительными отрядами и по очень ограниченному числу дорог, лучшими из которых являлись частью шоссе, а частью колесная дорога Батум, Артвин, перевал Ялагуз-чамский, Ардаган. К востоку от того же хребта имелась достаточно развитая сеть дорог, и местность допускала ведение операций большими силами.

    Многочисленные реки театра имеют горный характер и проходят в своих верхних течениях в глубоких ущельях. В зимний период эти реки маловодны и замерзают. Препятствием для перехода через них служат ущелья, в которых они протекают. Наиболее важное значение имеют реки Араке, Ольты-чай и Сиври-чай, вдоль ущелий которых пролегают лучшие дороги из Эрзерума в Ольты.

    Климат Армянского нагорья континентальный, с суровой зимой (от — 20 до — 35) и обильными снегопадами. Климатические условия в горах в значительной степени зависят от высоты над уровнем моря. Вследствие того что бои происходили на плоскогорьях высотой до 2 000 м и в горах до 2 800 м, климатические условия резко сказывались на войсках, не имевших горного снаряжения, обуви и зимней одежды.

    Что касается плотности населения театра, то в Батумской области она в среднем доходила до 27 человек на 1 кв. км, в Ольтинском округе— до 14 человек, в Ардаганском и Кагызманском округах — до 18 человек, в прилегающих же приграничных областях Турции — до 15 человек на ту же площадь. Средняя величина селений, состоявших преимущественно из глинобитных или каменных строений, зачастую отличавшихся антисанитарными условиями, — около 30 дворов.

    В приграничной полосе Турции почти полностью отсутствовали удобные пути сообщения. На всей обширной территории имелось одно шоссе — Трапезонд, Эрзерум, Гасан-кала. Все остальные пути представляли или арбные дороги или вьючные тропы. Так как железнодорожный и автомобильный транспорт в этой части Турции отсутствовал, то довольствие подвозилось исключительно на животных. Из-за плохих дорог для массовых тыловых перевозок использовались преимущественно вьючные животные и двухколесные арбы, запряженные быками. Эти арбы имеют острые колеса, которые, как ножи, врезаются в дороги и сильно портят их. Зато арбы могут двигаться, хотя и медленно, по пересеченной местности с подъемами до 15 — 17. Подвоз снабжения требовал очень большого количества животных и производился крайне медленно.

    Перед началом войны край имел значительные запасы продовольствия и перевозочные средства. Однако даже приблизительный учет всего имевшегося налицо был невозможен, так как неоднократные попытки точного учета турецкими властями вызывали сопротивление со стороны турецкого населения.

    Приграничная зона была наиболее доступна для действий крупными силами на трех направлениях: 1) Ардаган, Ольты, Эрзерум (Ардаганское); 2) Каре, Сарыкамыш, Эрзерум (Карсское); 3) Эривань, Диадин, Эрзерум (Эриванское).

    Наиболее важным и кратчайшим (до 270 км) являлось Карсское направление, с которым совпадала сеть наилучших грунтовых дорог и шоссе, пролегающих по Карсскому плоскогорью, а затем по наиболее доступным долинам, выводящим к укреплениям Эрзерума. С этим направлением совпадала железная дорога Александрополь, Каре, Сарыкамыш. Это — исторически основное операционное направление: здесь в предшествовавших кампаниях действовали главные силы русских и турок.

    Ардаганское направление (до 290 км) имело единственное шоссе Ардаган, Ольты, от которого дальше к Эрзеруму вели арбные дороги, требовавшие разработки. Население очень редкое, значительный процент турок и курдов; турецкое командование возлагало большие надежды на получение от них продовольствия и фуража. Между тем имелись определенные сведения, которые, казалось бы, должны были быть известны и турецкому командованию, что местные средства на этом направлении ограничены.

    Это направление в пределах Турции отделялось от Карсского труднодоступным в зимний период хребтом Чохир-баба. Через северную часть этого хребта в пределах России проходила построенная русской пограничной стражей дорога, пригодная для колесного движения, так называемая патрульная дорога, пролегавшая вдоль государственной границы от Ольты через Бардус на Сарыкамыш.

    Пути Ардаганского операционного направления позволяли русским при наступлении к крепости Эрзерум прорваться в укрепленный район с севера. В свою очередь, наступая по путям этого направления, турки могли обойти крепость Каре с запада и выйти в районы городов Ахал-калаки и Ахалщих, а затем к Боржому, Михайлово и поставить, таким образом, под угрозу железнодорожную магистраль Тифлис, Батум.

    Эриванское направление, протяжением до 310 км, совпадало с лучшими путями, пролегающими по ряду нагорных равнин, выводящих в долину р. Араке, где пути этого направления совпадали в дальнейшем с Карсским операционным направлением.

    ПЛАНЫ И РАЗВЕРТЫВАНИЕ СТОРОН

    Русский план войны с Турцией предусматривал четыре возможных варианта политической группировки сил: 1) Россия вступает в единоборство с Турцией; 2) Турция входит в самом начале войны в состав враждебной России коалиции; 3) Турция, решившая вначале соблюдать нейтралитет, в тяжелый для России период на Западе изменяет этому решению и нападает на Закавказье; 4) полный нейтралитет Турции при коалиционной войне на Западе.

    Война на Кавказском фронте- началась при третьем варианте; поэтому по плану стратегического развертывания с Кавказа было отправлено на Западный фронт 2 армейских корпуса и 5 казачьих дивизий (всего 70 3/4 батальона, 156 1/2 сотен и 35 батарей). Задачей войск, оставшихся на Кавказе, ставилось обеспечение двух главных коммуникаций, соединяющих Закавказье с Европейской Россией: железной дороги Баку — Владикавказ (ныне Орджоникидзе) и так называемой. Военно-Грузинской шоссейной дороги Тифлис — Владикавказ, а также оборона важнейшего промышленного центра — Баку. Вместе.с тем Кавказская армия должна была предотвратить появление турецких сил на территории Кавказа, для чего ей ставилась задача вторгнуться в турецкую Армению, разбить передовые войска турок и активно обороняться на занятых приграничных горных рубежах.

    Кавказский фронт. Соотношение русских и турецких силГлавный удар русское командование решило нанести на Эрзерумском направлении, обеспечивая его одновременным наступлением крупных сил на Ольтинском и Кагызманском направлениях (схема 2).

    Наиболее уязвимым участком Кавказского фронта считалось Черноморское побережье, а также персидский Азербайджан, оккупированный русскими накануне войны. Поэтому для обеспечения стратегических флангов армии намечалось выделить на Приморском и Эривацо-азербай-джанском направлениях специальные группы войск. Турецкий план воййы был построен по указаниям германского генерального штаба, так как еще в 1913 г. вооруженные силы Турции фактически возглавляла германская военная миссия генерала Лимана фон-Сандерса. В августе 1914 г. Турция заключила с Германией военное соглашение. По плану германо-турок намечалось: 1) сковать Кавказскую армию, не позволяя перебрасывать из ее состава подкрепления на русский Западный фронт; 2) не допустить вторжения англичан в Ирак; 3) прервать сообщение по Суэцкому каналу; 4) оборонять проливы и Константинополь; 5) нанести внезапный удар русскому Черноморскому флоту, с тем чтобы в момент вторжения австро-германцев в пределы России произвести десант у Одессы силами 3 — 4 корпусов. Последняя задача обуславливалась дружественным нейтралитетом Болгарии и Румынии. В случае выступления и Румынии против России турки должны были вторгнуться совместно с румынами в пределы Украины.

    На Кавказском фронте 3-я турецкая армия по первоначальному плану должна была разгромить русских у Сарыкамыша, а потом, оставив заслон против Карса, наступать для захвата г. Ардагана и укрепленного Батума. Опираясь на Батум как базу для реализации дальнейших наступательных планов, турецкое командование надеялось поднять восстание среди мусульманского населения Закавказья. В случае перехода русской Кавказской армии в наступление 3-я турецкая армия имела задачей не допустить глубокого проникновения русских и нанести им контрудар, а при вторжении главных сил русских на Эрзерумском направлении — окружить их восточнее крепости Эрзерум.

    Турки не рассчитывали на начало войны с Антантой зимой 1914 г. Между тем немецкий адмирал Сушон, возглавивший соединенный германо-турецкий флот, по указанию германского командования форсировал события, о которых мы уже говорили выше.

    ***

    Война между Россией и Турцией фактически началась 19 октября 1914 г.5. Но русские провели мобилизацию и сосредоточили свои силы на Кавказском фронте заблаговременно. Еще в августе была сформирована Кавказская армия под командованием наместника Кавказа генерала Воронцова-Дашкова. Основное ее ядро составил 1-й кавказский корпус. Армия постепенно усиливалась за счет переброски частей 2-го туркестанского корпуса и новых формирований. К началу военных действий общая численность Кавказской армии достигла 153 батальонов, 175 сотен, 17 саперных рот, 350 полевых орудий и 6 батальонов крепостной артиллерии. Группировка этих сил и численный состав показаны на схеме 3. Протяжение общего фронта армии, от Черного моря до озера Урмия, достигало 720 км.

    Как видно из схемы 3, войска Кавказской армии были разбиты на пять групп.

    Первая группа, состоявшая из трех отрядов: Ольтинского, Сарыкамышского и Кагызманского, должна была во избежание появления турок в Закавказье перейти в наступление с целью разбить противника. В частности, отрядам этой группы указывалось:

    Сарыкамышскому — наступать в Пассинскую долину с целью разгрома турок, прикрывавших крепость Эрзерум с востока;

    Ольтинскому — прикрывая пути на Ардаган, наступать от Ольты на Эрзерум с задачей облегчения операции Сарыкамышского отряда;

    Кагызманскому — овладеть Алашкертской долиной и проходом Кара-Дербент с целью разобщения Эрзерумской и Баязетской групп турок, войскам второй группы, разделенным на Эриванский, Макинский и Азербайджанский отряды, ставилась задача’предотвратить появление турецких сил в Закавказье и в персидском Азербайджане. Для этого отрядам группы было приказано:

    Эриванскому — разгромить турок в Баязетской равнине и наступать на г. Ван, т. е. в тыл турецких сил, действовавших против Азербайджанского отряда;

    Макинскому — связывая Эриванский и Азербайджанский отряды и охраняя сообщения последнего на Джульфу, облегчить наступление Эриванского отряда;

    Азербайджанскому — под давлением численно превосходного противника, ведя подвижную оборону, отходить на свои сообщения, облегчая тем действия Эриванского отряда к Вану.

    Третья группа, разделенная на Рионский отряд и гарнизон Михайловской (Батумской) крепости с Чорохским отрядом, должна была охранять побережье, оборонять крепость и прикрывать стратегический правый фланг армии.

    Четвертая группа, состоявшая из трех отрядов: Пограничного (на русско-персидской границе), Ардебильского и Казвинского (оба в Персии), поддерживала порядок в приграничном с Персией районе и охраняла шоссе Энзели, Тегеран (схема 3).

    Пятую группу составлял армейский резере в районе Тифлиса. Для охраны тыла армии было выделено 23 батальона, 27 сотен и 24 орудия,-3 саперные роты и 1 батальон крепостной артиллерии.

    Итак, главной группировкой была Сарыкамышская. Она имела резерв в районе устаревшей крепости Александрополь (ныне Ленинакан), в 150 км от фронта. Еще дальше, в районе Тифлиса, располагался армейский резерв. Основные силы Сарыкамышской группы были глубоко эшелонированы. В случае завязки боя этой группой с большими силами турок, сосредоточенными восточнее Эрзерума, русские резервы могли перебрасываться по железной дороге лишь до Сарыкамыша (конечная станция) и неизбежно должны были вводиться в бой по частям.

    ***

    Соотношение сил на Кавказском фронте в Первой мировойПеТурецкая 3-я армия, возглавлявшаяся Гасан-Изет-пашой, состояла из 9-го, 10-го и 11-го корпусов, 1 кавалерийской и курдских дивизий, пограничных и жандармских войск. Мобилизация» этой армии была начата в августе. Для поддержки ее из Месопотамии подтягивалась 37-я пех. дивизия 13-го корпуса.

    Названные части, кроме 10-го корпуса, сосредотачивались в приграничном районе (схема 3). 10-й корпус был оставлен турками у Самсуна (схема 2) для отражения ожидающейся высадки русских. На самом деле никакой высадки не предполагалось, а русский генеральный штаб искусно дезинформировал турок, передав им через их же тайного агента ложные сведения о вероятности десанта в районе Самсуна.

    Силы 3-й армии, базировавшейся через Трапезонд морем на Константинополь, достигали 100 батальонов, 165 эскадронов и курдских сотен6, 244 орудия. Основная группировка, состоявшая из 4 пехотных дивизий 9-го и 11-го корпусов, 1-й и 4-й курдских и 2-й кав. дивизий, была сосредоточена в зоне Эрзерума и восточнее его. Эта группировка имела задачей встретить вторгшиеся главные силы русских между г. Гасанкала и с Кеприкей встречным ударом двух пехотных дивизий с фронта и обойти их с севера также двумя дивизиями. Вместе с тем 33-я пех. дивизия 11-го корпуса, сосредоточенная южнее с. Алашкерт, а также подходившая 37-я пех. дивизия должны были нанести удар Сарыкамышскому отряду с юга.

    Против русских войск в Азербайджане были развернуты пограничные части, жандармская дивизия и курды; курдские части группировались также на фронте Баязет, Алашкерт. На своем левом крыле против русских Чорохского и Ольтинского отрядов 3-я армия имела пограничные войска и 17-ю пех. дивизию 9-го корпуса.

    В итоге турки сосредоточили на Эрзерумском направлении группу в 36 батальонов, которая могла быть поддержана с юга 15 батальонами, что позволило им надеяться не только опрокинуть Сарыкамышский отряд русских (точнее — его первый эшелон силой в 25 батальонов), но и окружить его. Эта задача облегчалась еще и тем, что Ольтинский и Кагызманский отряды, отделенные от Сарыкамышского отряда горными хребтами, уже местами занесенными снегом, не могли сразу оказать ему поддержки. Резервы же русских отстояли сравнительно далеко.

    Об оперативной плотности сторон говорят следующие сравнительные данные:

    Оперативная плотность сил сторон на Кавказском фронте

    Таблица 1: (Учитывая армейский резерв.); (Учитывая 33-ю пех. дивизию 11-го корпуса и 37-ю пех. дивизию 13-го корпуса, которые предполагалось подтянуть из районов с. Дутах и Битлис.).

    Как видно из таблицы, оперативная плотность у русских и турок на наиболее важном Эрзерумском направлении в период стратегического развертывания составляла 0,5 батальона на 1 км фронта и при использовании резервов могла быть повышена соответственно до 0,8 и 0,7 батальона. В итоге оперативную плотность обеих сторон можно считать равноценной. Но русские из-за слабой провозоспособности железной дороги Тифлис, Каре — Сарыкамыш могли ввести в бой свой резерв лишь с потерей времени и по частям; турки же в случае глубокого вторжения русских в сторону Эрзерума были готовы к выполнению контрманевра в кратчайший срок.

    Итак, русское командование рассредоточило свои войска отдельными отрядами на широком горном фронте, выделило на второстепенное Эривано-азербайджанское направление излишние силы и расположило свой армейский резерв в одной группе, в большом удалении от фронта; Эрзерумскому же направлению оно уделило недостаточное внимание. В то время как турки для контрманевра в зоне Эрзерум, Кепри-кей могли сосредоточить свыше 50% своих сил, русские имели возможность противопоставить им всего лишь 33% войск. Таким образом, стратегическое сосредоточение турок было произведено в предвидении первых столкновений более целеустремленно, чем у русских, что неизбежно должно было сказаться на результатах начальных операций.

    В материальном отношении обе стороны не были подготовлены к зимней кампании в горах: отсутствовала теплая одежда (особенно у турок), войска не имели горного снаряжения и горных лыж. Турецкий тыл был слабо организован, в войсках начались массовые заболевания сыпным тифом.

    В области вождения войск в горах русское командование имело большую практику и хорошо знало особенности Кавказского театра. Германо-турецкое командование не имело представления о действительных трудностях борьбы на Кавказе в зимний период, характеризующийся большим снегопадом и вьюгами. Русская карта масштаба 1:84 000 превосходила своей точностью и наглядностью турецкую — 1:210 000. Русский солдат по своим известным высоким боевым качествам и удивительной выносливости был несравнимым горным бойцом.

    В таких условиях началась кампания 1914 г. на Кавказско-турецком театре.

    В начальный период этой кампании обе стороны вели наступательные действия большими силами на главнейшем, Эрзерумском направлении. Поэтому война с первого дня приняла маневренный характер. Но вскоре на передовом Турецком театре наступила суровая зима, и русское командование по опыту прошлых войн на этом театре решило перейти к обороне и перезимовать. Между тем германо-турки, учтя ряд недостатков в управлении русскими войсками, предприняли зимнее наступление с целью окружения и уничтожения Кавказской армии; последняя в свою очередь ответила контрнаступлением большими силами и разгромила 3-ю турецкую армию.

    В соответствии с таким ходом событий можно разделить кампанию 1914 г. на два периода: 1) кепри-кейское встречное сражение и вторжение турок в Батумскую область (19 октября — 20 ноября) и 2) Сарыкамышская операция (с 21 ноября 1914 г. по 5 января 1915 г.).

    КЕПРИ-КЕЙСКОЕ ВСТРЕЧНОЕ СРАЖЕНИЕ

    С НАЧАЛОМ войны русские войска, действовавшие на Эрзерумском, Ольтинском и Эриванском направлениях, 19 октября вторглись в Турцию, выйдя на фронт Ардост, Экрек, Кош, Али-килиса, Хоросан, овладели проходом Кара — Дербент, служившим для связи между Эрзерумской и Алашкертской группами турок, и вторглись в Бая-зетскую и Алашкертскую долины (схемы 3 и 4). Сарыкамышский отряд должен был укрепиться на достигнутом рубеже и установить наблюдение в сторону Эрзерума, поддерживая связь с подчиненными ему в оперативном отношении Ольтинским и Кагызманским отрядами. Однако действия частных начальников не соответствовали скромным задачам, возложенным на Сарыкамышский отряд. Легкость, с какой была выполнена первая задача, дала основание начальнику отряда генералу Берхману опрометчиво двинуться для захвата позиции у с. Кепри-кей. 24 октября эта позиция была взята с боя. Главные силы Сарыкамышского отряда наступали тремя колоннами севернее р. Араке, а 1-я кавказская казачья дивизия — южнее ее.

    Турки в ответ на вторжение русских направили из Эрзерума в г. Гасан-кала 2-ю кав. дивизию на поддержку 1-й и 4-й курдских конных дивизий, а 18-ю и 34-ю. пех. дивизии 11-го корпуса из этого пункта оттянули к Эрзеруму. Здесь оказались сосредоточенными 4 пехотные дивизии 9-го и 11-го корпусов, откуда они могли противодействовать Сарыкамышскому и Ольтинскому отрядам. Вместе с тем турки решили сосредоточить против левого крыла Сарыкамышского отряда маневренную группу. Для этого 1-я и 4-я курдские дивизии были направлены в район с. Топчи-кей (20 км южнее Кепри-кей), 33-я пех. дивизия 11-го корпуса— из с. Дутах в район восточнее Эрзерума, а 37-я пех. дивизия 13-го корпуса — из г. Муш в район южнее с. Кепри-кей. 17-я пех. дивизия 9-го корпуса переходила из Испира в Эрзерум и 2-я курдская дивизия— из с. Алашкерт к с. Дели-баба. Главным силам 3-й армии с целью выигрыша времени до прибытия 10-го корпуса военный министр Энвер-паша приказал 22 октября перейти в наступление и разбить разрозненные группировки русских, сковав их части, находившиеся в Азербайджане, действиями курдских и других местных формирований. Этот приказ начал выполняться с опозданием на двое суток.

    24 октября 18-я и 34-я пех. дивизии 11-го корпуса, сосредоточенные на линии фортов Эрзерума, выступили в район Гасан-кала с целью контрнаступления оттуда по северному берегу р. Араке; левее их 2-я кав. дивизия должна была обойти правый фланг Сарыкамышского отряда. 1-я и 4-я курдские дивизии с 33-й и 37-й пех. дивизиями должны были нанести удар по левому флангу русских. 9-й корпус, к которому подходила из с. Испир его 17-я пех. дивизия, был оставлен в Эрзеруме как армейский резерв. На фронте Ольтинского отряда турки ограничились подвижной обороной пограничных частей. В подготовке контрманевра турок были допущены существенные ошибки; особенно следует отметить бесцельное форсированное передвижение двух дивизий 11-го корпуса из Гасан-кала в Эрзерум и обратно, что сильно утомило войска. Кроме того, резерв был расположен неудачно, ибо рисковал опоздать с подходом к полю сражения.

    25 октября главные силы Сарыкамышского отряда русских продолжали наступление к Гасан-кала тремя колоннами. Правая, обеспечившая фланг отряда силой в 11/2 полка пехоты, имела уступим за наружным флангом пехотный полк. Вследствие тумана турецкие части запоздали с выступлением и не вели разведку. В результате левофланговые части 18-й турецкой пех. дивизии, наступавшие на с. Падыжван, внезапно попали при прояснившейся погоде, под сосредоточенный огонь наступавших русских. В дикой панике 18-я пех. дивизия бежала, увлекая за собой наступавшую южнее 34-ю пех. дивизию. Порядок в этих частях был восстановлен турецким командованием лишь у Гасан-кала, куда был подтянут 83-й пех. полк 28-й пех. дивизии 9-го корпуса. В тот же день 1-я кавказская казачья дивизия, отбросив 82-й пех. полк 28-й дивизии к с. Кетеван, продвинулась до Сюлюгю. В то же время 33-я турецкая . пех. дивизия достигла района с. Топчи-кей; 1-я и 4-я курдские дивизии, сведенные в курдский корпус, в итоге столкновения с русскими понесли тяжелые потери и были в значительной степени деморализованы. 2-я кав. дивизия заняла с. Сырбаган.

    26 октября обе стороны продолжали наступление, в результате которого турецкая 18-я пех. дивизия овладела горным отрогом восточнее с. Падыжван, а 34-я пех. дивизия — высотами западнее с. Кепри-кей; 82-й полк отбросил 1-ю кавказскую казачью дивизию из района селений Кардабах и Тензилер, ликвидировав этим угрозу правому флангу турок. Русские отошли на линию с. Тертекер, высоты севернее с. Кепри-кей.

    2-я турецкая кав. дивизия совершая обход, встретилась у с. Чермык-су с 1-м Горско-моздокским казачьим полком из Ольтинского отряда и потеснила его. Создавшаяся обстановка заставила русских начать переброску из Тифлиса частей армейского резерва (2-го Туркестанского корпуса).

    27 октября 2-я турецкая кав. дивизия ночной атакой Ольтинского отряда была отброшена от района Чермык-су к с. Шербаган; 82-й полк 28-й пех.) дивизии занял район с. Кардабах; Курдский корпус, продвинувшийся до с. Омраком, был рассеян артиллерией русских. 9-й турец-.. кий корпус получил задачу перейти в наступление силами 29-й пех. дивизии, обходя правый фланг Сарыкамышского отряда. В предвидении общего наступления турок, назначенного на 29 октября, было образовано четыре оперативных группы:

    • первая группа — курдский корпус, имевший задачей «нажимать» на левый фланг и тыл русских;
    • вторая группа — части 28-й пех. дивизии, 33-я. и 37-я пех. дивизии, которые должны были наступать на фронте Хоренкер, Кепри-кей;
    • третья группа — 34-я и 18-я пех. дивизии — наступала на фронте Кепри-кей, Кизил-оран;
    • четвертая группа — 29-я пех. дивизия — охватывала правый фланг Сарыкамышского отряда; на его тыл должна была оказывать давление 2-я кав. дивизия. Обе эти дивизии выделяли часть сил для заслона против Ольтинского отряда совместно с пограничниками.

    29 октября на рассвете в густом тумане турки перешли в общее наступление, преодолевая упорное сопротивление русских. В результате сражения турки заняли селения Кош и Чермык-су, а также высоты севернее с. Кепри-кей; на их правом крыле 33-я пех. дивизия и курдский корпус успеха не имели. 37-я пех. дивизия вследствие сильного давления русских на Эриванском направлении была направлена в район с. Дутах.

    Ввиду создавшейся угрозы правому флангу и.тылу Сарыкамышского отряда русское командование 27 октября направило на его усиление 4-ю Туркестанскую стрелковую бригаду (12 батальонов и 22 орудия), находившуюся в армейском резерве и прибывшую из Тифлиса в Каре. Головные части этой бригады начали высаживаться в Сарыкамыше с утра 28 октября. Кроме того, подтягивались на фронт последние эшелоны резерва первой группы, находившиеся в Александрополе и 1-я кубанская пластунская бригада, входившая в Кагызманский отряд. Надобность в последнем отпала ввиду занятия частями Эриванского отряда Алашкертской долины. Итак, 29 октября на правом фланге Сарыкамышского отряда ясно обозначился обход турок, который мог при дальнейшем развитии серьезно угрожать флангу и тылу русских.

    30 октября правое крыло турок продвинулось до линии селений Арди, Омраком, Хорум, Карабыих; русские без давления со стороны противника отошли на рубеж селений Али-килиса, Ардос, Хоросан, имея уступом за правым флангом части, противодействовавшие обходу турок.

    31 октября обстановка для русских ухудшилась на их правом фланге, где 2-я турецкая кав. дивизия достигла селений Хошаб, Сычан-кала, 29-я пех. дивизия — с. Маслагат, 18-я пех. дивизия — с. Педреванц и 34-я пех. дивизия — с. Герян.

    10-й турецкий корпус из района Самсуна был спешно направлен в Эрзерум. Эти данные, а также успокоительное сообщение командующего Черноморским флотом о положении на Черном море позволили русским перебросить .весь их армейский резерв — 2-й туркестанский корпус — на Эрзерумское направление. В итоге там должно было сосредоточиться в первых числах ноября 63 батальона, при ослаблении же Эриванского отряда эта численность могла быть доведена даже до 69 батальонов.

    1 ноября, с подходом частей 2-го туркестанского корпуса к правому крылу Сарыкамышского отряда, а 1-й кубанской пластунской бригады — к его левому крылу, на фронте Сонамер, Хоросан, Торходжа завязалось крупное сражение. Оно протекало с наибольшим напряжением на флангах: в районе селений Сонамер и Али-килиса, куда для поддержки 29-й пех. дивизии подошла 28-я турецкая пех. дивизия, и южнее р. Араке, где наступали 33-я пех. дивизия и курдский корпус; с фронта русских сковывали 34-я и 18-я пех. дивизии. Русские войска дрались с большим упорством. Особенно энергичны были действия 1-й кубанской пластунской бригады, которая, перейдя в ночь на 4 ноября в брод по ледяной воде бурную реку Араке, нанесла поражение 34-й пех. дивизии, пытавшейся прорвать фронт русских сезернее реки. Затем 1-я кубанская пластунская бригада, на рассвете 5 ноября тем же путем возвратилась на южный берег Аракса и отбросила часть правого крыла турок за с. Юзверан.

    В то же время 2-я турецкая кав. дивизия, поддержанная пехотой, продолжая обход, 4 ноября отбросила части 2-го Туркестанского корпуса на линию селений Агверан, Кечасор. Благодаря этому турки оказались в 5 — 8 км от м. Караурган, где находился штаб Сарыкамышского отряда; через тот же пункт проходила основная коммуникация русских. Однако 14-й и 15-й туркестанские стр. полки отбросили к с. Хошаб турецкие обходившие части, продвинувшиеся было до с. Зивин. Опасное положение правого крыла Сарыкамышского отряда и близость турок к Караургану заставили начальника и штаб отряда переехать в Сарыкамыш и оттянуть к северу часть тыловых учреждений.

    С 6 ноября Сарыкамышский отряд, усиленный 2-м туркестанским корпусом, принудил противника перейти к обороне; турецкое командование, опасаясь охвата своего левого крыла, оттянуло его назад. Прибывшей в это время в с. Кепри-кей головной 30-й пех. дивизии 10-го турецкого корпуса Была поставлена задача обеспечить северный фланг 3-й армии, отброшенный 6 ноября к с. Маслагат. 3-я армия вследствие сильного нажима подходивших частей 2-го туркестанского корпуса стала закрепляться на фронте Сарыкамышского отряда.

    Началось осеннее бездорожье в равнинах и метели в горах; это затрудняло активные боевые действия. Тем не менее усилившийся Сарыкамышский отряд 8 ноября перешел накоротке в наступление и нанес турецки войскам крупное поражение. Под впечатлением этой неудачи в бурную ночь с 8 на 9 ноября 3-я турецкая армия начала общий отход; многие ее части были охвачены паникой. Армия была отведена на рубеж Карабыих, Герян, Тодерван. Свое внезапное отступление Гасан-Изет-паша объяснял нехваткой боеприпасов и желанием вследствие этого оторваться от наседавших русских. Он предполагал выждать подход остальных двух дивизий 10-го корпуса, после чего вновь перейти в наступление.

    В середине ноября наступила суровая зима. Учитывая, что дальнейшее продвижение в Турцию в это время года не могло принести крупных результатов, русское командование решило перейти к обороне на рубеже Маслагат, Азап-кей, Юзверан. Войска вторых эшелонов разводились на зимовку по селениям.

    Так закончилась Кепри-кейская операция. Потери турок достигли 15 тысяч человек (в том числе 3 тысячи дезертиров); русские потеряли 6 тысяч человек. Обе стороны получили возможность организовать зимовку своих войск. Это было особенно необходимо для турок ввиду отсутствия теплой одежды. Зима сильно сказалась на курдских частях, начавших разбегаться по домам. Из общего числа 18 тысяч бойцов в курдском корпусе осталось в строю лишь 2 800 человек.

    Что касается боевых действий на других участках фронта, то на Кагызманском и Эриванском операционных направлениях русские достигли естественных рубежей, труднодоступных в зимних условиях хребтов Шариян-даг и Ала-даг (схема 3). Выдвинутое положение русских частей обеспечивало от вторжения курдов в тыл и левый фланг Сарыкамышского отряда, а также приграничный район.

    Также успешны были действия русских на Азербайджаноком направлении, где они вторглись в Турцию и заняли на лучших путях из района Ван в Персию рубеж с. Сарай, г. Башкала, чем в значительной мере обеспечивалось направление на м. Джульфа. Ольтинский отряд хотя и не допустил проникновения турок на территорию Закавказья, но вследствие своей малочисленности не был в состоянии выполнить поставленную ему оперативную задачу по прочному обеспечению правого крыла Сарыкамышского отряда, которое в начале операции было обойдено турками. Наименее благоприятно сложилась обстановка для русских в районе Батума, где турки, несмотря на господство русского флота на Черном море, начиная с ноября скрытно произвели у с. Хопа (схема 4) высадку группы войск под командой германского майора фон-Штанке, в составе 7-го и 8-го пех. полков 1-го константинопольского корпуса. Эти части, внезапно вторгшиеся со стороны с. Хопа и по долине р. Чорох, оттеснили русских к Батуму и заняли Артвин, Борчху и Ардануч.

    Наступление турок в горном Аджаристане сопровождалось восстанием аджарского населения, населявшего южную часть Батумской области, и выступлением его против русских войск. Благодаря этому турки получили возможность угрожать через Ялагуз-чамский перевал тылу Ольтинского отряда и важному узлу путей — г. Ардагану.

    ***

    Кепри-кейская операция окончилась в общем безрезультатно. Первоначальные оперативные цели, поставленные перед Кавказской армией планом стратегического развертывания, не были выполнены.

    Кепри-кейская операция

    Неудачи в ходе сражения для обеих сторон прежде всего зависели от дефектов в управлении и вождении войск. У русских отсутствовал твердый план проведения встречного сражения и недостаточно обеспечивался маневр войск. Глубоко эшелонированный армейский резерв в условиях встречного боя в горах, где скоро выявляются последствия обхода, запоздал, почему первые итоги сражения, несмотря на медлительность турецкого командования, сложились не в пользу русских. В то же время большой заслугой русского командования явилось умелое ведение подвижной обороны, что не позволило туркам привести в исполнение их план окружения русских.

    Характерно отметить, что действия русских войск усложнялись вследствие пренебрежения высших штабов к соблюдению военной тайны. Так, начальник штаба Кавказской армии установил, что все распоряжения командования Сарыкамышской группой подслушивались в Сарыкамыше турецкой агентурой. Основное гнездо этой агентуры находилось в с. Верхний Сарыкамыш, населенном черкесами, оказавшими туркам большое содействие.

    В ходе сражения выявилась необходимость обеспечения стыка между Ольтинским и Сарыкамышским отрядами, для чего следовало выделить специальную часть горной организации; ей следовало наступать по хребту Чохар-баба, с высотами 2 500 — 2 800 м, разделявшему оба отряда. Помимо этого, надлежало иметь резервы в каждой отдельной колонне и в отрядах. По опыту данного сражения на Эрзерумском направлении можно считать, что его оперативная емкость характеризовалась цифрой 80 батальонов, или 9 пехотных дивизий. Операция показала также ряд крупных недостатков в управлении турецкими войсками. 3-я армия запоздала с наступлением на двое суток вследствие колебаний ее командования, бесцельно передвигавшего части 11 -го корпуса из г. Гасанкала к Эрзеруму и обратно. Запоздали турки и с выдвижением 9-го корпуса для обхода правого фланга русских. Сосредоточив в разгаре сражения почти вдвое превосходящие силы, турки не сумели использовать их против открытого правого крыла русских, а равномерно разбросали их. Отсутствие разведки при наступлении повело к бегству 18-й и 34-й турецких пех. дивизий с поля сражения. Но следует сказать, что этот факт не был своевременно установлен русскими, не сумевшими использовать его в целях развития успеха.

    В отношении оперативно-тактических выводов Кепри-кейская операция дала ценный опыт. Она подчеркнула решающее значение обходов в горах и умения им противодействовать, а также необходимость борьбы за обладание высшими точками горного рельефа.

    РАЗГРОМ ТУРЕЦКИХ ВОЙСК ПОД CAPЫKAMЫШEM

    Турецкое командование после окончания Кепри-кейской операции, обнадеженное некоторым успехом турок, рассчитывало разгромить главные силы Кавказской армии. Этот расчет подкреплялся тем соображением, что турецкая 3-я армия усилилась 10-м корпусом, в то время как русские резервы уже были израсходованы; функции резерва могли выполнить лишь 3-я кавказская стр. бригада и 263-й пех. полк, сосредоточенные в Карее.

    Командующий 3-й турецкой армией Гасан-Изет-паша и некоторые командиры корпусов пессимистически расценивали возможность турецкого наступления. Ввиду этого Гасан-Изет-паша был отстранен, и в командование Армией вступил прибывший из Константинополя военный министр Энвер-паша. Начальником штаба армии был назначен германский генерал Бронсарт фон-Геллендорф, его помощником — майор Фельдман.

    План турецкого командования преследовал далеко идущие стратегические цели: оттянуть русские войска с Западного фронта и овладеть территорией Южного Кавказа, богатой стратегическим сырьем (нефть, марганец и т. д.). Энвер-паша рассчитывал на общее восстание мусульман Закавказья и на воссоединение тюрко-татарских народностей России и Персии под скипетром турецкого султана Халифа.

    Исходя из этих общих целей, перед 3-й турецкой армией была поставлена ближайшая задача — окружить и разгромить Сарыкамышский отряд русских, а затем овладеть крепостями Каре и Батум. Для осуществления этого плана намечалось сковать Сарыкамышский отряд силами 11-го корпуса, 2-й кав. дивизии и курдского корпуса. 9-й и 10-й корпуса, передвинутые на Ольтинское направление, должны были уничтожить Ольтинский отряд, а в дальнейшем обойти с правого фланга и тыла Сарыкамышский отряд и захватить его передовую базу — с. Сарыкамыш. Обходящее крыло при этом маневре предполагалось довольствовать за счет малочисленного местного мусульманского населения приграничной полосы Закавказья, подготовленного к восстанию турецкими эмиссарами. Отряду фон-Штанке надлежало, обеспечивая левый фланг 3-й армии, занять Ардаган. При успехе обхода намечалось прижать Сарыкамышский отряд к непроходимой теснине р. Араке, если бы русские попытались пробиваться к Карсу.

    При выработке плана операции германо-турецкое командование допустило большие ошибки: оно переоценило возможности своих войск, не имевших снаряжения для действий зимой в труднопроходимых горах, не учло время, необходимое для совершения маневра, слабо организовало тыл, рассчитывая на «базу впереди». При выполнении операции требовалось выдвижение от правофлангового 9-го корпуса заслона вправо для обеспечения обходного маневра и перехвата лучших путей, по которым могли подойти русские подкрепления к Сарыкамышу. Но этого турки не сделали. Точный расчет для одновременного выхода к Сарыкамышу обоих турецких корпусов также не был произведен.

    План русских, разобранный нами выше, в общем остался без изменений. Он предусматривал активную оборону на занятых в пределах Турции рубежах, при той же группировке войск, которая сложилась в итоге кепри-кейского сражения. Для противодействия наступлению отряда майора фон-Штанке (7-й и 8-й турецкие пех. полки) иа Батумской области к г. Ардагану в районе последнего был организован Ардаганский отряд под командованием генерала Геника; в состав этого отряда вошли 3 батальона пластунов, 6 сотен, 1 дружина и 6 орудий (схема 5).

    Основную группировку русских попрежнему составлял Сарыкамышский отряд генерала Берхмана, состоявший из 1-го кавказского и 2-го туркестанского корпусов. Генералу Берхману в оперативном отношении был подчинен и Ольтинский отряд генерала Истомина. Последний обеспечивался с севера 9-м кавказским стр. долком из состава 3-й кавказской стр. бригады ген. Габаева, формировавшейся в крепости Каре. Сарыкамышский отряд обеспечивался слева 4-м кавказским корпусом, левое крыло которого действовало в персидском Азербайджане.

    Соотношение сил на главнейших направлениях было следующим:

    Соотношение сил на Кавказском фронте

    Таким образом, турки имели значительное превосходство над русскими на Ольтинском направлении: в пехоте — в 6 раз, в артиллерии — в 3 раза. В то же время 11-й турецкий корпус, действовавший на широком фронте, не мог прочно сковать превышающие его в полтора раза силы Сарыкамышского отряда.

    ***

    Кепри-кейская операция9 декабря 9-й и 10-й турецкие корпуса7 перешли в наступление. Они безуспешно пытались окружить Ольтинский отряд, но это не удалось вследствие хорошо организованной разведки русских из-за преждевременного появления турецких частей юго-западнее м. Ольты. Русские в ночь на 9 декабря незаметно отошли к м. Ольты. При наступлении 10 декабря по Ольты-чайскому и Сиври-чайскому направлениям 31-я и 32-я турецкие пех. дивизии под общим командованием Хафыз-Хаки-бея8 и при начальнике штаба германском майоре фон-Ланге столкнулись в горно-лесной местности. Приняв друг друга за русских, они вели между собой шестичасовой бой и потеряли до 2 тысяч бойцов. Ольтинский отряд, воспользовавшись этой катастрофой турок, в тот же день отошел к с. Соленопромысловая9. Для отвлечения внимания 9-го и 10-го корпусов Сарыкамышский отряд генерала Берхмана предпринял безрезультатное наступление, которое при углублении русских к с. Кепри-кей могло поставить их в еще более рискованное положение по отношению обходящих турецких сил.

    Между тем Энвер-паша, подошедший во главе 17-й и 29-й дивизий к с. Бардус, перешел 12 декабря в наступление с целью захвата с. Сарыкамыш, где по сведениям турок у русских находились лишь части ополченцев без артиллерии и пулеметов. Однако он не знал, что 10-й корпус вместо предусмотренного планом поворота от м. Ольты на восток увлекся преследованием Ольтинского отряда, перешедшего к подвижной обороне, и потерял вследствие этого двое суток. Лишь 32-я пех. дивизия этого корпуса была направлена от м. Ольты на с. Сарыкамыш. Но ослабленная морозами и снежными заносами, потеряв до 50% личного состава обмороженными и дезертирами, 32-я пех. дивизия подошла не к Сарыкамышу, а к с. Бардус, где вместе с 28-й пех. дивизией 9-го корпуса прикрыла турецкие сообщения, которым угрожал наступавший через перевал Ханский 18-й туркестанский стр. полк: В итоге обходящие 9-й и 10-й турецкие корпуса 12 декабря вышли на фронт селений Арреняк, Косор, Бардус; в это время отряд фон-Штанке с боем занял г. Ардаган, а 11-й корпус вел бой на фронте Маслагат, Арди.

    Вследствие дефектов в управлении Сарыкамышской группой войск генерал Берхман был отстранен, и вместо него в командование группой вступил генерал Мышлаевский10. Прибыв на фронт 11 декабря вместе с начальником штаба армии, генерал Мышлаевский разгадал план турок, прекратил наступление на с. Кепри-кей и решил организовать оборону района с. Сарыкамыш. 12 декабря в Сарыкамыш были направлены из Сарыкамышского отряда 20 батальонов, 6 сотен и 36 орудий; головные части — 6 сотен, 4 орудия и 1 батальон на повозках — могли подойти 13 декабря.

    Организация обороны с. Сарыкамыш была возложена на случайно находившихся там проездом из Тифлиса на фронт полковника генерального штаба Букретова и 200 прапорщиков. В их распоряжении оказались 2 ополченских дружины, 2 эксплуатационных батальона, запасные войска и случайно прибывшие 2 роты стрелков 2-го Туркестанского корпуса с 2 орудиями. Всего русские могли противопоставить 17-й и 29-й пех. дивизиям турок, насчитывавшим 18 батальонов, сборный отряд в 63/4 батальона, 11/2 сотни, 2 орудия и 16 станковых пулеметов. Русский авангард — 2 эксплоатационных батальона, — выброшенный на санях навстречу противнику, к исходу 12 декабря задержал турок в 8 км западнее с. Сарыкамыш.

    30-я и 31-я пех. дивизии 10-го корпуса, не настигнув части Ольтинского отряда, заночевали 12 декабря в районе селений Арсеняк и Косор. 17-я и 29-я пех. дивизии были обессилены маршем в пургу, по дорогам, заваленным снегом. В ночь на 13 декабря они потеряли до 50% замерзшими. Утром 13 декабря эти ослабленные части повели разрозненное наступление с целью овладеть с. Сарыкамыш.

    Но к утру того же дня сопротивление русских усилилось подошедшими из Сарыкамышского отряда батальоном на подводах, 6 сотнями и 4 орудиями. Русские войска умело использовали артиллерийский и пулеметный огонь, которого турки не ожидали. Овладев лишь с. Верх. Сарыкамыш, турецкие части отхлынули с большими потерями. Тогда Энвер-паша решил подтянуть все три дивизии 9-го корпуса и использовать подходившие 30-ю и 31-ю пех. дивизии 10-го корпуса, с тем чтобы 14 декабря сломить упорство русских, оборонявших с. Сарыкамыш.

    Между тем 30-я и 31-я пех. дивизии на марше 13 декабря через перевалы хребта Ала-Икпар попали в буран при сильном морозе. На горных тропах осталось до 10 тысяч замерзших турецких солдат. Остатки этих дивизий — 3 200 человек (из них 25% обмороженных) — подтянулись к селениям Бек-кей и Баш-кей, юго-восточнее которых турецкие разъезды разрушили железную дорогу Каре, Сарыкамыш.

    В ночь на 14 декабря русские разведчики юго-западнее с. Верх. Сарыкамыш захватили в плен производившего рекогносцировку начальника штаба 28-й пех. дивизии и обнаружили у него копию оперативного приказа по 3-й турецкой армии. Этот приказ раскрывал план всей операции турок. Генерал Мышлаевский под впечатлением турецкого оперативного приказа и отсутствия сведений о положении Ольтинского и Ардаганского отрядов ожидал вероятного, по его мнению, наступления турок на Ахалцих, Боржом, Тифлис. Не веря уже в успех на фронте, он возвратился в Тифлис под предлогом формирования новой армии, возложив вновь командование Сарыкамышским отрядом на генерала Берхмана11. О своем отъезде генерал Мышлаевский даже не поставил в известность прямого заместителя — начальника штаба армии, вступившего в командование 2-м туркестанским корпусом.

    Для поддержки Ардаганского отряда, выбитого отрядом фон-Штанке из г. Ардагана, и для прикрытия направления на Боржом из Тифлиса была послана Сибирская казачья бригада генерала Калитина (12 сотен и 4 орудия), сосредоточившаяся 14 декабря в г. Ахалцихе. Ольтинский отряд, отошедший к с. Мерденек, должна была поддержать бригада генерала Габаева, направленная из Карса. Эта бригада, разбив 15 — 16 декабря заслон турок у с. Мерденек, стабилизировала положение на фронте Ольтинского отряда, но ввиду тревожного положения в районе Сары-камыша была спешно отозвана обратно в Каре.

    14 декабря русские, располагавшие у Сарыкамыша уже 17½ батальонами, 7 сотнями, 22 орудиями и 38 станковыми пулеметами против 48 турецких батальонов, ослабленных на 50 — 80%, отбили совместную атаку частей 9-го и 10-го турецких корпусов. 15 декабря русские войска начали обход правого фланга 9-го корпуса с целью захвата перевала Бардус, через который проходила коммуникация этого корпуса.

    В это время главные силы Сарыкамышского отряда медленно отходили по Пассинской долине на укрепленный рубеж в приграничной полосе, увлекая за собой 11-й турецкий корпус. Его нерешительные действия позволили русским 16 декабря снять с фронта еще 5 батальонов и 14 сотен с 6 орудиями. Эти силы составили отряд генерала Баратова, выдвигавшийся к с. Ново-Селим. Задачей отряда являлось нанесение контрудара по 10-му турецкому корпусу совместно с частями бригады генерала Габаева и 263-м пех. полком, двигавшимися из Кареа.

    16 декабря силы русских у Сарыкамыша, объединенные под командой генерала Пржевальского12, возросли до 221/2 батальонов, 8 сотен, 40 орудий и 78 станковых пулеметов. В итоге русские отбросили обошедшие их с севера и востока части 10-го корпуса (30-ю и 31-ю пех. дивизии) и успешно отразили ночную атаку турок (схема 5).

    Активные и успешные действия русских у Сарыкамыша вывели из равновесия Энвера-пашу и его окружение; под предлогом лучшего управления 11-м корпусом из с. Кепри-кей турецкий командующий и штаб трусливо бросили остатки 9-го и 10-го корпусов, перешедших к пассивной обороне.

    20 декабря русские колонны из группы войск Пржевальского; оборонявшей Сарыкамыш, обходившие 9-й корпус, овладели перевалом Бардус, принудив турок перенести базирование в район 10-го корпуса. Наконец, 22 декабря русские внезапно для турок перешли в общее наступление из района с. Сарыкамыш и окружили в горно-лесной местности части 9-го корпуса, захватив в плен всю его живую силу, а также командира корпуса Исхан-пашу и начальников( 17-й, 28-й и 29-й пех. дивизий с их штабами. Русским достались многочисленные трофеи. После разгрома 9-го корпуса соседний 10-й корпус 22 и 23 декабря оторвался от русских, начав отступать остатками 30-й пех. дивизии на Косор и Ольты. а 31-й пех. дивизии — на с. Бардус; где в армейском, резерве находились части 32-й пех. дивизии.

    Еще раньше, 21 декабря, Сибирская казачья бригада и отряд генерала Истомина нанесли решительное поражение отряду фон-Штанке, захватив до 1 000 пленных и много трофеев. С 25 декабря русские начали преследование отряда фон-Штанке, бежавшего в Батумскую область, и 30-й пех. дивизии, отступавшей к Ольты: в районе этого пункта турецкие части были ликвидированы.

    Для содействия отступавшим 30-й и 31-й пех. дивизиям турецкое командование наметило произвести контрудар силами 32-й пех. дивизии по флангу и тылу частей 2-го сводного (бывшего 2-го туркестанского) и 1-го кавказского корпусов, отошедших из Пассинской долины на укрепленный приграничный рубеж, где они вели напряженный бой с 11-м корпусом. Для парирования этого вероятного удара части отряда генерала Баратова (8 батальонов, 28 орудий) повели наступление из района с. Чермук тремя колоннами. Одна из них — южная генерала Габаева — в ночном бою в районе с. Бардус захватила в плен остатки 32-й пех. дивизии (до 2 тысяч солдат).

    Этот успех разрешил кризис на правом крыле Сарыкамышского отряда, усилившегося частями группы войск генерала Пржевальского, оборонявшими Сарыкамыш. С целью сломить сопротивление 11-го турецкого корпуса, безрезультатно пытавшегося прорвать фронт русских на участке гора Чилхороз, с. Башкей (30 км южнее Сарыкамыш), для обхода его с тыла был направлен от Яйла Бардус отряд полковника Довгирда (4 батальона с 4 орудиями). Этот отряд, выступивший из района горы Чилхороз вечером 27 декабря, в течение 5 дней пробивался в глубоком снегу, продвигаясь со скоростью 2 — 3 км; в сутки, и все же он выполнил свою задачу. Внезапное появление отряда полковника Довгирда в тылу 11-го корпуса принудило последний начать поспешный отход.

    В итоге как на Сарыкамышском, так и на Ольтинском направлениях русские, опрокинув остатки частей 3-й армии, восстановили свое первоначальное положение. В Персии русские воиска, оставившие было г. Тавриз, после разгрома 3-й армии вновь заняли его и выдвинули свои авангарды к г. Дильман (схема 1).

    Наступательный план турок потерпел полный крах. 3-я армия потеряла 70 тысяч человек, из них до 30 тысяч замерзших (из общего числа 90 тысяч человек). Энвер-паша и сопровождавший его штаб отбыли через Эрзерум в Константинополь. Невиданная катастрофа, вызвавшая массовую гибель частей 3-й армии, долго скрывалась ее виновниками от турецкой общественности. Потери Кавказской армии, разгромившей турок в тяжелых условиях зимы, при крайне невыгодном оперативном положении ее главных сил, достигли 20 тысяч человек, из них до 6 тысяч обмороженных. Таким образом, общие потери русских были в 3½ раза меньше турецких.

    УРОКИ КАМПАНИИ

    Сарыкамышская операция проходила под знаком глубоких обходов в горах открытых флангов. План турок в идейном отношении заслуживает одобрения; распределение их войск — 70% сил в ударной группе и 30% в сковывающей, с прочным обеспечением с севера левого обходящего крыла — соответствовало обстановке. Однако этот план при проведении в жизнь превратился в авантюру; операция оказалась неподготовленной и протекала хаотично. Турецкие войска не обладали ни боевой подготовкой, ни организованным тылом и экипировкой, которые позволили бы им провести маневр такого большого размаха в многоснежную зиму. Правый фланг обходящего крыла турок был не обеспечен, что поставило 9-й корпус с первого же Дня в опасное положение и позволило русским безнаказанно направлять подкрепления из состава отряда генерала Берхмана в район Сарыкамыша. Горная местность в зимних условиях оказалась на некоторых направлениях чрезвычайно труднопроходимой, что в силу отсутствия у турок военно-географических описаний театра не было ими учтено при подготовке операции.

    Опыт Сарыкамышской операции подчеркнул роль в маневренной войне в горах смелого, инициативного и не теряющегося в сложной обстановке командира. В этом отношении заслуживают всяческого порицания действия командующего 3-й турецкой армии Энвера-паши и его штаба, обладавших большим самомнением при полном отсутствии элементарных навыков руководства войсками в горных условиях зимой.

    Не на высоте положения, впрочем, оказалось и русское высшее командование. Кавказская армия, перешедшая от пассивной обороны к активным действиям, была спасена прежде всего выносливостью героических русских бойцов — солдат и казаков, а также настойчивостью частных начальников.

    В обеспечении операции 9-го турецкого корпуса большую роль сыграла 32-я пех. дивизия 10-го корпуса, случайно оказавшаяся в районе Яйлы Бардус, где она вначале прикрывала сообщения 9-го корпуса. Эта дивизия выполнила роль армейского резерва, который в горной местности, где имеется ряд изолированных направлений, приобретает особенно большое значение. Учитывая опыт Сарыкамышской операции, русские, перейдя в дальнейшем от крайне неудачной «отрядной» системы к нормальной организации, т. е. к армейским корпусам, всегда имели армейский резерв в районе крепости Каре.

    Сарыкамышская операция представляет собой редкий пример успешной борьбы против окружения, начавшейся в обстановке обороны русских и закончившейся в условиях встречного столкновения с разжатием кольца окружения изнутри. Ф. Энгельс подчеркивает, что «активная оборона в горах. — Н. К.» требует особенно активных, опытных и искусных генералов; в высшей степени дисциплинированных и подвижных войск, и в первую очередь, очень искусных и надежных руководителей бригад, батальонов и даже рот…»13. Это положение, еще в большей степени применимое и для наступающей стороны, ярко подкрепляет мысль о роли инициативного и подготовленного к горной войне командира, способного быстро разбираться в сложном горном бою и принимать решения в духе директив старшего начальника. Управление войсками на обособленных горных «отсеках» при трудности связи зимой по фронту, частых туманах и снежных буранах обычно носит директивный характер. ‘Отсюда ясно исключительное значение инициативы младших начальников в горах. Роль командира в современном горном бою, где будут применяться в широком масштабе технические средства борьбы, в особенности авиация, является еще более ответственной, так как правильное использование техники наступающими войсками в горах значительно облегчит им победу.

    На охрану флангов и на организацию контрманевра в горах должно быть обращено большое внимание. Главные усилия обороны должны быть «…направлены против обходящих колонн, каждая из которых может, в свою очередь, оказаться обойденной и попасть в то самое беспомощное положение, в которое она собиралась поставить обороняющуюся сторону»14. В общем для разгрома противника в горах необходим смелый, хорошо рассчитанный и тщательно обеспеченный маневр обхода.

    Кампания 1914 г. подтвердила способность продолжительного сопротивления в горах сравнительно небольших отрядов крупным силам противника, что было отмечено еще Клаузевицем в его высказываниях о необычной силе, приобретаемой в горах даже ничтожным отрядом, прикрытым с фронта и фланга труднодоступной горной местностью. Как показывают примеры действий Ольтанского отряда, а затем и группы войск, оборонявших Сарыкамыш, подобные части имеют возможность, с известной, мы сказали бы, тактической наглостью, выступить на глазах целой неприятельской армии и потребовать от последней, чтобы ей, небольшой кучке, был оказан почет по-военному — методическим наступлением, обходом и пр.»15.

    Главная тяжесть боя в горах зимой ложится на пехоту, что требует организации специальных горных войск, хорошо экипированных и снабженных для действий в горных условиях. Использование кавалерии зимой в горах возможно лишь в небольших масштабах и на благоприятных для ее действий направлениях.

    В процессе Сарыкамышской операции выяснилось, что актуальным операционным направлением вопреки расчетам русских явилось не только Эрзерумское, но главным образом Ольтинское. Его оперативная емкость доходила до 54 — 60 батальонов (6 — 7 пехотных дивизий).

    В итоге двух операций кампании 1914 г. основной план русского командования по обороне Закавказья был не только выполнен, но Кавказская армия перенесла войну на территорию Турции. Частям 3-й турецкой армии, понесшей тяжелые потери, удалось задержаться к концу 1914 г. лишь в горной южной зоне Батумской области и в Приурмийском районе Персии.

    Примечания:
    1. Даты везде по старому стилю. — Ред. []
    2. Ленин. Соч., т. XIX, стр. 281. []
    3. История ВКП(б), краткий курс, стр. 155. []
    4. Журнал «Большевик» № 9 за 1939 г., стр. 27 — 28 []
    5. 18 октября в 20 час. 25 мин. указом царя было «повелено» считать, что Россия находится в войне с Турцией, и командующему Кавказской армией было предоставлено право действовать по его личному усмотрению, «перейдя в наступление», когда это он признает необходимым. []
    6. Курдское население, сохранившее феодальный уклад жизни, могло выставить до 160 сотен, которые были сведены в 4 дивизии и отдельную бригаду. []
    7. В состав 9-го корпуса входили 17-я, 28-я и 29-я пех. дивизии, в состав 10-го корпуса — 30-я, 31-я и 32-я пех. дивизии. []
    8. Помощник начальника турецкого генерального штаба, зять султана. []
    9. На схеме 5 — «Сол. пром.». []
    10. Помощник главнокомандующего Кавказской армией и его заместитель. []
    11. Генерал Мышлаевский за малодушие был уволен со службы. []
    12. Начальник 1-й кубанской пластунской бригады, вступивший с 15 декабря в командование войсками, оборонявшими Сарыкамыш. []
    13. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. I, стр. 398. []
    14. Там же. []
    15. Клаузевиц. О войне, т. II, 1932, сир. 171. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *