" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    283 просмотров

    Кино и восточные народы СССР

    В пределах союза СССР живет 45 миллионов восточных, главным образом, мусульманских народов, с совершенно отличным от русского народа бытом, особым мировоззрением, особым складом психики.

    Среди этих народов, благодаря их разноязычию и культурной отсталости, созданной политикой самодержавия, царит подавляющая безграмотность, которая не может быть преодолена в короткий срок, по причине отсутствия достаточных кадров интеллигенции, способной быть хотя бы учителями начальных школ.

    В силу этого обстоятельства, агитация и пропаганда среди восточных народов чрезвычайно затруднена. Здесь необходимо применять особые методы распространения политических идей и знаний, здесь затруднена устная пропаганда, ибо она требует тысяч и тысяч подготовленных политработников из среды этих же народов, а их нет. Необходимо поэтому применять немые методы пропаганды, а из таких нам известен только один — пропаганда посредством кино.

    Кино, это — наиболее понятный язык, на котором мы можем сейчас разговаривать с восточными народами, и потому задачи его в этом направлении — безграничны.

    А между тем, наша кинематография еще почти и не приступала к решению этих задач. Изо всех восточных республик мы получаем известия о том, что кинопередвижки производят, ошеломляющий эффект в аулах и кишлаках. Но все эти известия сопровождаются воплем: «дайте подходящие фильмы».

    А подходящих фильм нет.

    Весь заграничный импорт, все эти американские, немецкие и итальянские «боевики» представляют материал, абсолютно негодный для восточных народов (негодный не только с идеологической стороны, но и просто непонятный). Даже наилучшие образцы революционной советской кинофильмы являются часто неподходящими, ибо и они слишком далеки от жизни и быта восточного крестьянства.

    Русское революционное движение, русская фабрика и даже русская деревня, с ее современными переживаниями, малопонятны для восточного крестьянина.

    Для восточных народов нужны совсем особые фильмы, специально для них сработанные. И эти фильмы должны отвечать совсем особым условиям. Они должны учитывать психику восточного крестьянина и его представление о мире в разрезе коммунистической критики.

    Этим условиям совершенно не отвечают те первые фильмы о востоке, которые сейчас, под давлением все нарастающего спроса, начинают появляться на рынке нашей кинематографии.

    В настоящее время в Туркестане и Бухаре заснимаются восточные картины двумя экспедициями.

    Снимки одной бытовой бухарской картины, равно как и ее заголовок, который уже много недель не сходит со страниц киноизданий, заставляют предполагать, что здесь за дело взялись люди, не знающие востока. Начиная с безграмотного заголовка, явно рассчитанного на бульварные вкусы, — «Минарет смерти» — и кончая деталями снимков, здесь все сделано, как будто, с расчетом, чтобы картина оказалась непригодной для того же бухарского крестьянина. «Минарет», о котором идет речь, это — известная башня, с которой сбрасывали преступников, но назвать ее минаретом, это значит оскорбить всякого тамошнего мусульманина и показать непонимание того, что значит минарет и чем он отличается от башни. Во-вторых, в бытовых деталях допущены десятки грубых промахов. В картине, претендующей на «историчность» мы видим бухарских1 женщин без чадры, видим богатого бухарца, уезжающего в путешествие на ишаке2 и т. п. Все эти детали сойдут незаметными для западного зрителя, но ни как не для восточного. Массовый восточный зритель до сих пор принимает за достоверную подлинную жизнь все то, что он видит на экране. Он верит экрану. Эту веру разрушать не следует, ибо ее можно использовать для внедрения нужных идей. А ошибки бытовые, поскольку в основу картины берется всем известный быт, именно и поведут к разрушению веры в экран. Восточный зритель увидит в исторической или бытовой картине различные неточности и скажет: «Так никогда у нас не бывало. Это ложь». И замеченная ложь заставит его недоверчиво насторожиться. Орудие пропаганды будет сильно ослаблено. Спрашивается, для чего это? Для того ли, чтобы показать русскому зрителю «конфектный» восток в шаблонном стиле «тысячи и одной ночи»?

    Нам известен сценарий другой картины, также снимающейся в Туркестане, «Дочь Керима», где выводится квази-романтический тип узбечки, совершенно необоснованно обращающейся в революционную героиню, чему восточный зритель также с трудом поверит. В третьей намеченной к съемке картине «Клокочущий восток» действие происходит в Индии. На заданный сценаристу вопрос, в какой Индии — среди мусульман, буддистов или браманистов? — был получен ответ: «Вообще в Индии».

    При подобном безграмотно-невежественном подходе мы рискуем свихнуться по пути заграничных кинодельцов, которые готовят «восточные» фильмы с тем лишь, чтобы поразнообразить привычный западный ландшафт красками и простором востока.

    Правда, можно взять ту или иную фантастическую восточную обстановку, но тогда нужно проводить вообще какую-нибудь идею, не связанную с бытом и историей, свойственной лишь определенной обстановке.

    Поскольку речь идет о бытовых фильмах, необходимо выправить эти уклоны.

    Необходимо твердо указать всем производственным киноорганизациям, что восточные фильмы нам нужны не столько для западного зрителя, сколько для восточного крестьянства, а для их создания нужно глубокое знание восточной жизни и строгий учет психологии восточного зрителя.

    Восточная фильма должна объяснить трудящимся переворот, происшедший в отношениях между Россией и связанными с нею восточными народами. Она должна показать, что русские трудящиеся массы являются друзьями, да никогда и не были врагами и угнетателями восточных народов. Восточная фильма должна ознакомить восточное крестьянство с происшедшей революцией и с ролью трудящихся масс востока и запада в ее развитии.

    Восточная фильма должна рассказать восточным народам об империализме, о развивающейся борьбе между реакционным империалистическим западом и революционным националистическим востоком, в которой, по словам т. Ленина, заключается «вся суть дела настоящей эпохи», о роли авангарда трудящихся в этой борьбе и т. д.

    Наконец, восточная фильма должна повести борьбу с основными предрассудками восточных народов (религия, родовой быт, кровная месть, положение женщины и т. п.), но борьбу умелую, осторожную, учитывающую психику восточных масс, не оскорбляющую их чувства.

    Для решения этих задач, необходимо, чтобы руководство по созданию восточных фильм было изъято из рук «известных» режиссеров со старыми традиция ми, создающих конфектный восток, годный только для потребления западных бульваров, и из рук невежественных архи-революционных смельчаков, создающих «восточные картины, вообще в Индии».

    Руководящие организации должны подчинить дело создания восточных фильм своему строгому политическому надзору и поручать непосредственное руководство этим делом только лицам, хорошо знакомым как с восточной жизнью, так и с восточной и национальной политикой РКП.

    Особо нужно указать на безусловную необходимость снабжения фильм, идущих на восток, надписями на восточных языках, чего до сих пор еще не делается, несмотря на бесспорность и очевидную необходимость таких надписей.

    Тогда восточное крестьянство получит понятный и доступный ему фильм, который сможет выполнить ту огромную революционную роль, которая предназначена для кино на востоке.

    Примечания:
    1. Население Бухары среди прочего населения Туркестана до сих пор отличается наибольшей религиозной фанатичностью. []
    2. Знатные и богатые бухарцы считают для себя неприличные ездить на ишаках. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *