" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    350 просмотров

    Некоторые оперативные выводы из последних войн (окончание)

    Из произведенного нами краткого обзора главнейших операций на фронтах Испании и Китая в 1936 — 1939 гг.1, а также из опыта других войн последнего двадцатилетия можно сделать некоторые общие выводы, отнюдь, впрочем, не претендующие на абсолютную полноту и непререкаемую точность.

    оперативные выводы

    НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ  ОПЕРАЦИИ

    Опыт последних войн в корне опроверг мнение о том, что при современном развитии авиации якобы невозможно создавать мощную группировку для внезапного удара на широком фронте и в короткий срок. Элемент внезапности, достигавшийся скрытностью подготовки, маскировкой, дезинформацией и т. д., являлся необходимым условием, обеспечивавшим успех наступательных операций в Испании и Китае. Внезапным контрударом интернациональных бригад был разгромлен итальянский экспедиционный корпус под Гвадалахарой. Внезапно начатая республиканцами Теруэльская операция (1937 г.), а затем операция на р. Эбро (1938 г.) сорвали наступательные планы фашистов.

    Для обеспечения скрытности подготовки наступления республиканское командование допускало к разработке плана операции ограниченный круг лиц, а оперативные распоряжения часто отдавались не общим приказом, а отдельными приказаниями. Перегруппировки войск производились по ночам. Это скрывало подготовку операции не только от воздушной разведки, но и в значительной степени от населения и агентуры, противника. С целью дезинформации врага распространялись ложные слухи, в частности через специально подготовленных перебежчиков; отдавались распоряжения о рекогносцировках, о подготовке путей на ложных направлениях; радиостанции производили ложные передачи. Штабы составляли и обсуждали с командирами планы операций, которые на самом деле не предполагалось осуществлять. Производились демонстративные атаки на удаленных направлениях. Штабные офицеры выезжали на участки, далеко отстоявшие от избранного направления удара, подыскивали помещения якобы для крупных штабов и т. д. Одновременно усиливалась агентурная работа в тылу у противника.

    Сосредоточение оперативных групп производилось в укрытых местах, находящихся в 20—30 км от фронта, в стороне от дорог. Это лишало противника возможности определить направление атаки, если он каким-либо образом обнаруживал сосредоточение войск. Из районов сосредоточения республиканские войска перебрасывались на фронт в ночное время на автомашинах с потушенными фарами. В темноте они занимали исходное положение, которое обозначалось на местности заблаговременно  высланной  разведкой.

    Большинство крупных наступлений последних войн начиналось на рассвете. Во многих случаях с целью достижения внезапности войска начинали наступление в ночное время. Ночная атака исключает необходимость артиллерийской подготовки, поэтому она применялась преимущественно той из сторон, которая была менее обеспечена техникой. Были, впрочем, и такие случаи, когда наступление начиналось под вечер. Например, так был организован удар частей Рабоче-Крестьянской Красной Армии по японским захватчикам у озера Хасан. В этих условиях наступающий, пользуясь ночной темнотой, закреплялся на захваченном рубеже, обороняющийся же был лишен возможности организовать контратаку. К рассвету наступающий успевал сильно закрепиться на занятых им позициях.

    Средние темпы наступления в операциях последних войн достигали в зависимости от использованных сил и техники от 0,5 до 15 — 20 км в сутки. Последнюю цифру (15 — 20 км), повидимому, следует считать максимальной. Глубина операций на фронтах Испании достигала 160 км (Арагонская), а в Китае — 240 —3 00 км (Сюйчжоуская и Ханькоуская). При этом, однако, следует учитывать, что как республиканская армия Испании, так и китайская были слабее своих противников в техническом отношении.

    Операции в общем носили затяжной характер, несмотря на количественный рост и усовершенствование технических средств. Длительность операций в Испании достигала от 7 (Теруэль, Эбро) до 38 суток (Арагонская операция), а в Китае — до 78 суток (Шанхайская) и 5 месяцев (Ханькоуская).

    Затяжной характер операций доказывает возросшую силу современной обороны, особенно если атакующий применял линейные формы наступления, при которых часто снижались темпы продвижения в первый период наступления. Благодаря этому обороняющийся успевал подтягивать свои оперативные резервы и ликвидировать прорыв. Опыт проведения операций в Испании и особенно на турецком фронте в 1922 г. показывает, что их длительность зависит от силы ударной группировки наступающего, своевременного пополнения и питания ее из глубины и наличия средств (крупных кавалерийских и механизированных частей) для развития тактического прорыва в оперативный.

    Положительным примером использования конницы для развития тактического прорыва в оперативный являются действия турецкого кавалерийского корпуса Фахер-Ед-Дина 26—31 августа 1922 г. при прорыве сильно укрепленной греками оборонительной полосы в горно-лесной местности, в Анатолии. В подготовке этой операции чувствуется полководческий талант М.В. Фрунзе, посетившего Турцию в 1921 — 1922 гг.

    Опыт последних войн говорит о том, что при преодолении оперативной глубины обороны нельзя снижать плотности боевого построения наступающей стороны. В противном случае обороняющийся может организовать новый фронт или перейти в контрнаступление.

    Наступающий должен наращивать свои силы, вводя оперативные резервы и подбрасывая пополнения для возмещения убыли в людях и материальной части. Харамская и Гвадалахарская операции, например, «затухли» вследствие отсутствия резервов.

    Для использования оперативных резервов, быстрого ввода их в оперативную глубину обороны необходимо наличие достаточных средств транспорта. С этой целью, кроме железных дорог, могут быть широко применены автотранспорт и авиация. На фронтах Абиссинии, Испании и Китая в’ качестве оперативных резервов применялись ВВС.

    Современные средства подавления позволяют при прорыве обороны противника организовать решительный маневр во фланг и в тыл, используя с этой целью маневренные силы армии и фронта: мотомеханизированные соединения, оснащенную техникой конницу, авиацию и «воздушную пехоту». Империалистические страны, как известно, усиленно моторизуют свои армии, создают даже специальные «армии вторжения». Эти армии, по мысли их создателей, должны сыграть решающую роль в начальный период войны, а затем будут использованы в качестве оперативного резерва для развития успеха. Большое внимание уделяется также созданию крупных авиационных соединений и «воздушной пехоты».

    Опыт показывает, что огромное значение имеет не только наличие вторых эшелонов (оперативных резервов), но и своевременный ввод их в бой. В сражении под Гвадалахарой главные силы итальянского экспедиционного корпуса вводились в бой медленно и в разное время; республиканское же командование проявило большую мобильность при переброске автотранспортом оперативных резервов. Это дало республиканцам заметное преимущество. Подготовка контрудара вследствие недостатка артиллерии была произведена республиканской авиацией. Быстрое сосредоточение резервов республиканцами в операциях на р. Харама и под Гвадалахарой и организованное использование их для фронтальных и фланговых ударов обеспечило успешный исход этих операций.

    Опыт современных наступательных операций ярко подчеркивает значение противовоздушной обороны. В этом отношении очень показательна Гвадалахарская операция. Отсутствие у фашистов хорошо организованной ПВО дало возможность республиканской авиации разгромить подходившие оперативные резервы — пехотные дивизии итальянцев. Эти резервы итальянцы перебрасывали на автотранспорте (3 685 машин) на расстояние ближе 30 км (один переход) от фронта. Колонны грузовиков, следовавшие по узким горным дорогам, не допускавшим маневра, были атакованы республиканскими самолетами. При движении в таких условиях необходимо было прикрыть автоколонны не только зенитной артиллерией, но и авиацией. Этого фашисты не сделали и понесли  жестокое  поражение.

    Таким образом, если в относительной близости к фронту нет эффективной ПВО, то перебрасываемые к фронту войска не должны перевозиться автотранспортом; они должны подходить пешим порядком, избегая сосредоточения на горных участках дорог. В то же время успех наступления требует нейтрализации системы ПВО обороняющегося, иначе эффект применения авиации будет резко снижен.

    Глубокая наступательная операция требует точных расчетов, организации взаимодействия всех родов войск и непрерывного управления. В Испании при проведении республиканцами армейских операций (Брунете и др.) фронтовое и армейское командование всегда находилось на направлении главного удара, имея вблизи или непосредственно при себе на командном пункте старших начальников авиации, артиллерии, ПВО, разведки и др.

    Скоротечность наземного и воздушного боя во многом изменила методы управления на полях сражений по сравнению с первой мировой империалистической войной. Действительно, при современной подвижности войск оперативная обстановка чрезвычайно быстро меняется. Так, например, за 2 — 3 часа боя у Брунете обе стороны подтянули свои резервы из районов, находившихся в 100 км от фронта. Именно в силу скоротечности обстановки тот или другой начальник должен всегда находиться вблизи командующего, руководящего данной операцией, иначе мероприятия управления могут запаздывать.

    Любопытно, что в процессе боя для передачи отдельных приказаний широко использовалась зенитная артиллерия. Открывая огонь по приближавшимся бомбардировщикам противника, она не только указывала этим цель своей авиации, но и сигнализировала своим наземным войскам.

    Особенно полезным оказалось применение зенитной артиллерии для указания целей во время боя в оперативной глубине противника, когда невозможно было наладить связь сверху вниз. Сигналы зенитной артиллерии дублировались цветными ракетами.

    Применение железа и быстротвердеющего цемента давало возможность ускоренного строительства убежищ для крупных командных пунктов. Благодаря этому старшее командование могло продолжительное время находиться на одном пункте, несмотря на то, что противник иногда быстро его обнаруживал.

    В условиях горного характера театра военных действий для целей управления применялась современная оптика и звукометрия. При их помощи удавалось обнаруживать авиацию врага за 20 — 25 км, что обеспечивало «упредительное время» для своих войск в 4 минуты. Для контроля за исполнением и передачей приказаний применялась посылка (на мотоциклах, автомобилях и танкетках) делегатов, ознакомленных с  решением командования и проводивших в жизнь его указания.

    ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ ОПЕРАЦИИ

    По сравнению с 1914—1918 гг. современные технические средства обороны стали значительно более разнообразными, а их количество и качество возросли во много раз. Все это весьма усилило оборону. Однако опыт показал, что наступающий, имея на направлении главного удара превосходные силы, располагающие средствами подавления, способен вторгаться в оперативную глубину обороны и уничтожать или сковывать ее резервы. Внедряясь в оперативную глубину обороны, наступающий обычно стремился действовать на фланги и тыл обороняющегося. Это заставляло обороняющегося использовать подвижные оперативные резервы и создавать тыловые и отсечные позиции. Неглубокая линейная оборона, не опирающаяся на ряд подготовленных рубежей и не имеющая резервов (Арагонская и Каталонская операции), сравнительно легко поддается прорыву.

    Весьма вероятно, что современные мото-механизированные части будут проникать в глубь оперативной обороны. В связи с этим организация ПТО крайне необходима и в глубине армейского тыла. Для обеспечения объектов в глубине целесообразно применять отряды заграждений. Для борьбы с авиацией врага, действующей по главным объектам, необходимо иметь мощные средства ПВО. Однако наиболее эффективное обеспечение тыла от налетов авиации противника достигается лишь  завоеванием  господства  в воздухе.

    Оперативные резервы должны находиться, как показал опыт, примерно в одном переходе от фронта, располагаясь в противотанковых районах тылового армейского оборонительного рубежа и обязательно вне обстрела дальнобойной артиллерии. Однако при наличии достаточных средств автотранспорта часть армейских резервов может находиться в глубине обороны до .100 км. Такое расположение резервов часто применялось в Испании. Оно давало возможность маневрировать резервами на широком фронте и перебрасывать их к месту прорыва с помощью автотранспорта в течение суток. Например, в район Гвадалахары из армейского резерва под Мадридом за одну ночь было переброшено несколько бригад пехоты. Моторизация артиллерии также позволяет быстро создавать мощные артиллерийские группы на определенных участках фронта. В связи с этим исключительное значение имеет заблаговременная подготовка тыла в дорожном отношении.

    Авиация, а в некоторых случаях и механизированные войска наносили массированный удар по частям главной группировки наступающего противника. Этим самым они оказывали содействие (по опыту боев под Гвадалахарой) своим оперативным резервам в окружении прорвавшегося противника.

    Для достижения внезапности при вводе в бой оперативных резервов маневр ими следует начинать во второй половине ночи. Это гарантирует неожиданность действий наступающего и отчасти обеспечивает оперативные резервы от действий ВВС противника. Маневрирующие резервы, опираясь на созданные тыловые и отсечные оборонительные позиции и противотанковые районы, должны стремиться наносить врагу фланговые удары. Оборонительные рубежи следует сооружать таким образом, чтобы противник, проникая в глубину оперативной обороны, встретился с рядом неожиданностей. Для этого тыловые оборонительные полосы желательно располагать под углом к основной позиции. Контрудар нужно прикрывать зенитной артиллерией и истребительной авиацией. Отсюда ясно, что современной глубокой атаке следует противопоставить глубокую же оборону и в том числе противотанковую, противовоздушную и противохимическую.

    ОСОБЕННОСТИ  ПРИМЕНЕНИЯ  РАЗЛИЧНЫХ  РОДОВ  ВОЙСК

    Опыт последних войн позволяет сделать некоторые выводы в отношении применения основных родов войск в современных условиях боя.

    Пехота, умеющая отлично действовать штыком и гранатой, оснащенная мощными средствами подавления (до мортир включительно), играет решающую роль во всех боевых операциях. Тем самым еще раз категорически опровергнуты фашистские теории о возможности ведения современной войны лишь воздушными или механизированными армиями. Впрочем, и сами авторы их уже отказались от этих теорий и содержат миллионные, до зубов  вооруженные армии.

    Артиллерия республиканской армии Испании насчитывала до 70 калибров. Вся артиллерия, кроме горной, была моторизована. Этому благоприятствовала широко развитая в Испании сеть шоссейных дорог. Моторизация обеспечивала высокую оперативную подвижность артиллерии. Скорость передвижения достигала по шоссе до 30 км в час, суточный пробег — до 350 км. Большое значение имела АРГК на направлениях главного удара, где она составляла до 50 и даже до 60 проц. к общему количеству артиллерии прорыва.

    В ходе последних войн выявилось, что техника артиллерийского вооружения шагнула далеко вперед по сравнению с войной 1914 — 1918 гг. Дальнобойность артиллерии, в том числе и полевой, является важнейшим фактором современного боя. Современная германская 105-мм пушка, например, имеет дальнобойность в 20 км. Что касается современной артиллерии РГК, то империалистические государства работают над созданием пушек калибром до 380 мм, с дальностями стрельбы до 70 км и снарядом весом до 400 кг. Во всех первоклассных империалистических армиях большим вниманием пользуется тяжелая артиллерия, которая в последние этапы мировой войны на участках ударов составляла до 50 проц. всего артиллерийского парка (учитывая, что в условиях позиционной борьбы обе стороны широко использовали железо и бетон).

    Во всех армиях в корпусной тяжелой, РГК, зенитной и противотанковой артиллерии внедряется механическая тяга. Это имеет особое значение для маневрирования артиллерией на современных полях сражений с «лунным» ландшафтом, т. е. на местности, изрытой воронками от тяжелых снарядов и мин. Такова была панорама местности во время боевых действий в районе озера Хасан, где наша авиация и артиллерия мощными огневыми налетами испещрили воронками ряд высот.

    Зенитная артиллерия в настоящее время применяет трассирующие снаряды со сверхчувствительным взрывателем и самоликвидатором. Зенитные орудия крупных калибров с большим эффектом применяли бризантные термитно-электронные зажигательные гранаты. На полях сражений в Испании применялись отдельные образцы тяжелых зенитных орудий 90—105-мм калибров с потолком 9—10 тыс. м. Испанский опыт показывает, что для эффективной борьбы с современными скоростными самолетами требуются приборы управления огнем зенитной артиллерии,  автоматически решающие задачу встречи снаряда с самолетом.

    Средний расход огнеприпасов на один сбитый или подбитый самолет доходил до  1 600 снарядов.

    В процессе военных действий выявилось, что условия для зенитной стрельбы в горах резко меняются в зависимости от снижения давления и плотности воздуха. Скорость полета снаряда в этих условиях увеличивается, а горение дистанционной трубки замедляется из-за недостатка кислорода.

    Противотанковая артиллерия получила большое развитие. Полагают, что в среднем необходимо иметь одну противотанковую пушку на каждые 100 м фронта. В некоторых случаях, как показал испанский опыт, требовалось до 150 орудий (учитывая пушки, расположенные в глубине) на дивизию.

    Испания явилась для фашистов большим опытным полем, где противотанковые орудия подвергались испытаниям. Они использовали орудия калибром от 13 до 47 мм. Скорострельность их противотанковых 13-мм орудий доходит до 450 выстрелов, 20-мм — до 300 и 25-мм — до 180 выстрелов в минуту; однако последняя пушка весит до 800 кг.

    Зенитные и противотанковые пушки вследствие их скорострельности применялись с большим эффектом для сопровождения пехоты.

    Механизированные войска не применялись на полях Испании и Китая ни одной из сторон как фактор оперативного воздействия. Танки использовались преимущественно для поддержки пехоты.

    Боевые действия танков в Испании показали решительное превосходство республиканских танков типа Виккерс над немецкими и итальянскими. Фашистские танки имели на вооружении лишь пулемет, в то время как республиканские танки были вооружены орудиями. Это давало возможность республиканцам иногда при отсутствии артиллерии использовать танки как подвижные орудия. Так были использованы танки, хорошо замаскированные в садах, при переправе республиканцев через р. Эбро. Их применяли также и японцы при переправе через р. Сучжоу в районе Шанхая. Они выдвинули танки на берег реки под прикрытием дымовой завесы, поставленной авиацией.

    Авиация применялась для выполнения многообразных задач. Она задерживала подход оперативных резервов противника, действуя по дорогам и теснинам. При операциях на Арагонском фронте авиация фашистов активно действовала по коммуникациям республиканцев, подвергая атаке даже отдельные грузовые и легковые (командирские) машины.

    Авиация обеих сторон успешно препятствовала воздушной разведке и разрушала аэродромы, расположенные в тылу фронта. Она уничтожала центральные пункты связи, командные пункты, склады (особенно горючего и боеприпасов), порты и т. п. При отходе авиация  преследовала противника вплоть до его уничтожения, выполняя как бы роль «воздушной кавалерии». В горах Абиссинии итальянская авиация создавала на путях отхода абиссинцев «пробки», поливала дороги ОВ и на десятки километров зажигала перед фронтом отступавшего сухую траву и кустарник. Фашистские интервенты в Испании имели специальную авиацию, базировавшуюся на о. Майорке, для действий по населенным пунктам.

    Наиболее существенную роль, как показал опыт, авиация играла в непосредственном тактическом и оперативном взаимодействии с наземными войсками. Отсюда гигантски возросло значение противовоздушной обороны войск во всех видах боя. Следует отметить, что в этой области воюющие стороны достигли больших успехов. При налетах авиации войска, находившиеся на марше, несли большие потери. Поэтому в некоторых прифронтовых Зонах Испании, особенно при недостатке активных средств ПВО, на открытых участках дорог оперативного значения сооружались узкие щели — убежища.

    Благодаря возросшей мощи ПВО бомбардировка большинства объектов (мостов, узлов, дорог и пр.) производилась со значительных высот — 7 тыс. м и выше. Однако такая бомбардировка редко имела успех при небольшом расходе бомб. Для бомбардирования же со средних высот (2—3 тыс. м) авиация должна была предварительно завоевать превосходство в воздухе.

    Об эффективности бомбардировок, произведенных фашистской авиацией, говорит следующий факт. Стремясь ликвидировать наступление республиканцев на р. Эбро, фашисты совершали в день до 200 и свыше самолето-вылетов. Им иногда удавалось разрушить в тылу республиканцев все мосты через эту реку. В общем с 25 июля по 15 сентября 1938 г. фашисты 24 раза повреждали тяжелые и 17 раз легкие мосты. Для этого ими было сброшено до 40 тыс. бомб, что дает в среднем около 1 тыс. бомб на разрушение одного моста.

    Бои крупных истребительных групп происходили также на высотах 7 тыс. м и выше.

    Войны последних лет показали, что развитие авиационной техники проходит под знаком увеличения скоростности, высотности и дальности полета самолетов, а также мощности их вооружения (до артиллерии включительно). Скорость лучших образцов современных самолетов достигает 500 — 600 км в час. Практический рабочий потолок военного самолета, как показал опыт войн в Испании и Китае, был равен 6 — 9 тыс. м. Практическая дальность современных военных самолетов составляет 1,5 — 5 тыс. км. Имеются уже образцы бомбардировщиков с дальностью полета в 8 — 10 тыс. км. Для увеличения дальности полета истребителей японская авиация устанавливала на самолетах дополнительные баки. Грузоподъемность современного самолета очень близка к 100 проц. его веса. Это позволяет увеличивать радиус его действия за счет нагрузки бомб или иметь большую бомбовую нагрузку за счет горючего.

    Учитывая этот опыт, следует сделать вывод, что экипажи самолетов, не овладевшие искусством полетов на высотах 7 — 9 тыс. м и выше, не могут справиться с задачами современного воздушного бол. Это требование в одинаковой степени относится ко всем родам авиации. В некоторых странах на основании опыта последних войн строятся высотно-скоростные самолеты; при помощи длиннофокусных фотоаппаратов они могут фотографировать необходимые объекты. Полеты на высотах 7 тыс. м и выше даже в ясную погоду остаются почти незаметными для постов ВНОС.

    Ночные действия ВВС в современных операциях приобретают не менее важное значение, чем дневные. Как показывает опыт, бомбардировочная авиация производила налеты ночью, используя самолеты для освещения объектов на продолжительное время.

    В связи с массированием авиации на ударных направлениях необходимость маневрирования авиационными силами ставит более высокие требования к аэродромному обслуживанию. Для многих сотен самолетов, действовавших в Испании, необходимы были основные, ложные и запасные полевые аэродромы. Самолеты располагались рассредоточенно — не больше 10 — 12 машин на каждом аэродроме. Только такое рассредоточение обеспечивало относительную неуязвимость авиации на земле. Не меньше 25 проц. самолетов, переброшенных испанским республиканским командованием на Северный фронт, было уничтожено фашистами на крупных аэродромах. Потери явились следствием крайне затруднительного выбора многочисленных аэродромов в зоне Кантабрийских гор. Правда, республиканцы приступили к строительству подземных ангаров, но не успели закончить этой работы.

    Последние войны показывают, что вес в 1 тыс. кг уже не является предельным для современных авиабомб; вероятно появление авиабомб весом 2 тыс. кг и больше. В Испании для бомбардировки населенных пунктов и других объектов фашисты применяли авиабомбы, содержавшие жидкий «кислород; такие бомбы обладают большой разрушительной силой.

    Опыт показывает, что войска по требованию своей авиации должны четко обозначать линию фронта не только днем, но и ночью. Однако следует учитывать, что противник, узнав условный пароль, в свою очередь также может выкладывать установленные сигналы и вводить в заблуждение авиацию другой стороны.

    Иностранная печать на основании опыта войн в Испании и Китае, где применялась переброска пехоты на самолетах, широко дебатировала вопрос об использовании «воздушной пехоты» в качестве оперативных резервов. По мнению иностранной прессы, «воздушная пехота» может действовать изолированно в тылу противника, широко используя авиадесанты. Для борьбы с последними считают необходимым иметь в первую очередь мощные средства ПВО и связи, а также привлекать местное население.

    Потери ВВС оказались весьма значительными. Характерно, что в Испании в первый период войны, когда применялась тихоходная авиация, соотношение количества самолетов, сбитых наземным огнем, к сбитым в воздушных боях составляло 5:1; во второй же период войны, с появлением высокоскоростных самолетов, это соотношение стало обратным. Здесь необходимо напомнить, что в последний период первой мировой империалистической войны это соотношение составляло 1:7. На основании современного опыта считают, что потери авиации на 100 часов полета будут составлять 3 самолета, из них один — безвозвратно, а два — требующих ремонта.

    Химическое оружие наиболее широко и эффективно было использовано интервентами в Абиссинии. Итальянские фашисты применяли: авиахимбомбы с НОВ и СОВ, зажигательные бомбы, авиационные выливные приборы, огнеметы, огнеметные танкетки и артиллерийские химические снаряды. Решающее значение в ходе войны имело разбрызгивание самолетами иприта с высоты около 2 км. Самолеты с распыляющими аппаратами появлялись группами по 9, 15 и 18. Дистанция между ними была так рассчитана, что узкое облако, оставляемое каждым из них, соединялось с другими в одно целое.

    Потери абиссинцев от отравляющих веществ в конечный период войны исчислялись десятками тысяч человек.

    Опыт применения химического оружия в Абиссинии широко обсуждался на страницах печати. При этом многие делают вывод, что империалисты предполагают широко использовать это весьма действенное оружие в предстоящих схватках. Применение ОВ авиацией посредством  разбрызгивания, по мнению иностранной печати, будет иметь громадное значение. Иностранные специалисты рекомендуют в оборонительных боях сначала ослепить наступающего дымом, чтобы лишить его возможности вести прицельный огонь, а потом сквозь дым полить его дождем иприта. Считают необходимым при глубинных налетах применять разбрызгивание ОВ с больших высот, с тем чтобы нападающий самолет не мог быть ни опознан, ни даже обнаружен по звуку. Полагают, что в сущности найдено «идеальное средство» для замедления работы глубокого тыла. Большое значение будет иметь распыление иприта самолетами над районами стратегического развертывания, над  подъездными и эвакуационными путями.

    Некоторые органы иностранной печати сообщали, что итальянские фашисты, покоряя Абиссинию, делали попытки распыления самовоспламеняющейся в воздухе жидкости, образующей так называемый «огненный дождь». В 1932 г. на Шанхайском направлении японцы применяли обливание газолином с последующим сбрасыванием зажигательных бомб. В последний период войны они широко применяли НОВ, которые использовали в момент дымопуска.

    Опыт войны в Испании указывает на возможность применения мелких зажигательных электронных бомб. Один самолет может поднять несколько тысяч таких бомб и затем забросать ими большую площадь. Эти бомбы зажигают леса, селения, сухую траву, хлеба, высохшие торфяные болота и т. п. Такие бомбардировки принуждали обороняющиеся войска в некоторых случаях очищать занятые ими районы. По сведениям иностранной печати, на кровавом полигоне Абиссинии были использованы бомбы с новым СОВ; смерть от него наступала через 20 минут при явлениях сильного ожога кожи. Это ОВ пробивало  новейшие  противогазы английских и  бельгийских  образцов.

    Инженерные средства широко применялись как в Испании, так и в Китае. Эти средства при помощи железа и быстротвердеющего бетона позволяли быстро создавать укрепленные рубежи и районы. Для уменьшения потерь бойцы-республиканцы часто отрывали узкие траншеи — щели. Благодаря им, как показал опыт, потери в некоторых случаях снижались с 33 до 1 проц. Самоокапывание в бою, как показал опыт всех последних войн, неотделимо от огня и маневра и является одним из важнейших элементов для достижения победы малой кровью.

    Быстротвердеющий бетон позволяет в короткое время (судя по опыту борьбы на фронте Леванта в Испании) стабилизировать фронт. В районе Теруэля, Сагунто республиканцы сооружали пулеметные точки, представлявшие собой «цементные коробки», едва возвышавшиеся над поверхностью земли и находившиеся в прочной огневой связи с подобными же точками.

    В Испании и Китае встречались крупные населенные пункты со своеобразными каменными зданиями и с прочными городскими стенами, которые легко можно было приспособить к обороне. Некоторые из этих пунктов, как, например, Мадрид, Теруэль и другие, приобрели в ходе войны большое оперативное значение. Опыт борьбы за населенные пункты показывает, что их не следует брать во избежание неудачи и затягивания боя лобовыми атаками. Такие объекты надлежит окружать специально выделенными частями, а затем «чистить» всеми  средствами до  применения мощных мин включительно.

    Широко применявшаяся переброска резервов, необходимость быстрого проталкивания вперед средств современной техники, особенно на своеобразных театрах войны в Испании, потребовали исключительного внимания к дорожному строительству. Отсюда — вывод, что все обслуживающие органы тыла должны быть заблаговременно обучены дорожному строительству.

    Опыт показывает, что на некоторых театрах военных действий потребуется организовать нормальное водоснабжение войск. Так, в Абиссинии итальянскими фашистами было вырыто за 6 месяцев войны 13 тыс. артезианских  колодцев, некоторые из них глубиной до 130 м.

    Большого внимания требует служба заграждения и восстановления. Для быстрой ликвидации последствий разрушений необходима максимальная механизация работ и производства их в течение круглых суток. Для службы заграждения создавались отряды динамитчиков (в Испании — особенно из числа астурийских горняков), поджигателей (в греческой армии в 1922 г.) и пр.

    Численность инженерных войск различных видов и специальностей достигала в испанской республиканской армии 15 проц., а в итальянской экспедиционной армии в Абиссинии — 10 проц. к общей численности армии. Опыт показал, что для увеличения производительности работ инженерные войска должны быть моторизованы.

    Средства связи — радио новейших образцов, авиация, оптические телефоны, светосигнальные станции, все виды проволочной связи, инфракрасные лучи — получили серьезную боевую проверку. Испанский опыт показывает, что действие радиостанций, особенно по обеспечению аэродромной службы, должно быть ограничено временем (максимум в полминуты) для работы по коду. В противном случае через короткий промежуток времени появлялась авиаразведка противника. Оказалось, что последний имел специальные, широко рассредоточенные станции для пеленгирования. По сигналу специальной станции, следившей за работой радиостанций противника, пеленгаторные станции засекали новую аэродромную радиоустановку. Если же передача продолжалась не свыше полминуты, то противник не успевал производить пеленгирование.

    Итальянцы использовали радио в Абиссинии (а вероятно, и в Испании) для связи со своей агентурой, которая вела в тылу абиссинцев подрывную работу. Радиостанция итальянского агента, находившегося в Бессие, передавала сведения прилетавшему в определенное время итальянскому самолету. Самолет, находясь вне поля наблюдения, получал необходимую информацию и улетал. К концу войны итальянцы имели в Абиссинии до 140 тыс. км проволочных линий связи, обслуживавших 1053 центральных и 5 501 промежуточных телеграфно-телефонных постов; они имели б тыс. телефонных аппаратов, 1 500 коммутаторов, 900 фототелеграфных аппаратов. На проволочных линиях связи было поставлено 800 тыс. столбов.

    На фронтах в Испании наблюдались частые отказы телефонной связи в бою. От разрывов гранат и авиабомб загорались сухая трава и хлебные посевы. Изоляция кабелей воспламенялась. Так, в операции под Брунете в одном из корпусов сгорело свыше 500 км кабеля, что вызвало серьезное нарушение проволочной связи, потребовавшее перехода почти исключительно на радиосвязь. Кроме того, наблюдалась частая порча проводов фашистской агентурой.

    Борьба с радиоразведкой противника производилась активными методами, например   «радиодемонстрацией» на пассивном участке фронта.

    Тыл испанской республиканской армии, полностью моторизованный, отвечал всем требованиям современного боя. Моторизованный тыл, использовавший до 15 тыс. автомашин, сыграл решающую роль и во время нападения итальянских фашистов на беззащитную Абиссинию. Для организации нормальной работы своего тыла итальянцы должны были построить в Абиссинии большое количество автомобильных дорог. На испанском фронте, где автотранспорт был использован в массовом  масштабе,  питание горючим  было  облегчено  наличием  на многих дорогах бензиновых колонок. Они располагались через каждые 50 — 60 км пути. Подвоз на испанском фронте, где железные дороги отличаются небольшой провозоспособностью, а расстояния были невелики, обычно осуществлялся на автомобилях ночью с потушенными фарами. Нормально во всех звеньях подвоза имелось в совокупности 3 — 4 дачи продовольствия и 4 — 5 боевых комплектов.

    Машины  армейского автотранспорта, сводившиеся в батальоны по 300—400 автомобилей в каждом, не приданные армиям фронта, составляли резерв главного командования и широко использовались для оперативных и снабженческих перевозок.

    Автотранспорт республиканцев, несмотря на очень большую нагрузку, работал бесперебойно вследствие того, что машины интенсивно эксплуатировались. К каждому грузовику было прикреплено по два водителя. Сменяемость водителей и наличие хорошей сети шоссейных дорог позволило совершать перевозки с большой скоростью, например для грузовых машин до 60 км в час и выше, для легковых — до 80 — 100км и выше. Грузовые машины в среднем проходили по 300 км в сутки. Опыт массовых автомобильных перевозок подсказывает необходимость тренировки автомобильных частей и полевых войск в движении колонн ночью без фар. Следует также иметь в виду, что массовые автоперевозки требуют организации четкой работы службы регулирования. Опыт подсказывает, что в течение ночи может быть переброшено из зон, отстоящих свыше 100 км от фронта, такое количество оперативных резервов, оснащенных техникой, которое способна значительно изменить соотношение сил на участке удара.

    Интересные данные, составленные на основе опыта первой мировой империалистической войны специалистом Пассоном, были опубликованы в английской военной литературе. Эти цифры характеризуют вероятное насыщение фронтов в будущей войне. По мнению автора, фронт в 1 тыс. км потребует 100 пехотных дивизий при ведении оборонительной войны и около 200 пехотных дивизий при наступательной войне. Вооружение и годовая потребность такой армии выразятся в следующих цифрах:

    потребность в вооружениях

    Эти цифры позволяют судить о невероятной громоздкости современных армий, что накладывает особый отпечаток на методы управления тылом в армейской операции. Не случайно М. В. Фрунзе как начальник Военной академии РККА в предвидении войны такого масштаба многократно повторял: «всякий оператор должен быть в первую очередь отличным организатором тыла».

    Сопоставив сделанные нами оперативные выводы из опыта последних войн с итогами конца первой мировой империалистической войны, следует прийти к заключению, что наиболее эффективными и решающими являются последовательные наступательные операции с фланговыми ударами в глубине. Несмотря на огромное напряжение и на очень большие издержки и потери, с которыми связано выполнение широких сокрушительных ударов современными армиями, крепко оснащенными дальнобойной техникой, такие удары в рамках последовательных операций маневренного порядка являются самым действительным средством стратегии для достижения в кратчайшее время целей войны.

    Примечания:
    1. см. Начало статьи в «Военно-исторический журнал» №1 []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *