" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 121 просмотров

    Некоторые оперативные выводы из последних войн (часть 1)

    Одним из органических пороков буржуазной военной науки в эпоху империализма является ее консерватизм, неумение извлечь выводы из нового боевого опыта и быстро сделать эти выводы достоянием теории и практики военного дела. Так было, в частности, с уроками русско-японской войны 1904—1905 гг., совершенно недостаточно учтенными как русской, так и иностранной военной мыслью. Опыт же первой мировой империалистической войны, изложенный в сотнях и тысячах томов военно-исторических описаний, до сих пор отражен в большинстве иностранных военных уставов без учета поправок, вносимых в него современностью.

    Уроки первой мировой войны и по сей день не потеряли своей громадной ценности. Особенно большое значение для современного оперативного искусства имеют решающие операции заключительного этапа войны, развернувшиеся на французском фронте. Германская армия в первой половине 1918 г. организовала и провела четыре «таранных» наступления (мартовское, на р. Лис, на pp. Эн и Вель и «Вторая Марна»); это были фронтальные удары, приведшие к крупным оперативно-тактическим успехам, которые не переросли, однако, в оперативно-стратегические. Эти операции «упущенных возможностей» не позволили Германии разрушить оперативную оборону Антанты.

    Во второй половине 1918 г. вооруженные силы Антанты, добившись превосходства в численности и технике за счет американцев, нанесли германской армии три мощных фланговых контрудара (у Виллер-Коттере, Амьена и С.-Миеля). Вырвав инициативу из рук противника, армии союзников перешли в общее наступление. Союзное командование применяло последовательные операции на фронте в 400 км, причем подготовка каждой последующей операции обеспечивала непрерывность их ведения, т. е. между операциями не было разрыва во времени.

    Последовательные операции союзников привели к полному разгрому Германии. Ее войска были отброшены на 100 км от основной «позиции Зигфрида». При этом средний темп наступления войск Антанты составил всего лишь 2 км в сутки. при ударах исключительно фронтальных. Отступавшие германские войска широко применяли заграждения, снижавшие темп операции союзников, затруднявшие и приостанавливавшие работу их тыла. Некоторые из произведенных немцами разрушений были исправлены французами лишь на третий год после окончания войны.

    Таким образом, «последним словом» оперативного искусства первой мировой империалистической войны явились последовательные операции Антанты, проведенные в условиях подавляющего превосходства сил союзников. В этом заключительном периоде войны крупную роль уже играли танки, химия и оперативные ВВС, хотя качества нового оружия (особенно танков и самолетов) еще далеко не достигали необходимой высоты.

    Победоносная гражданская война в СССР была школой, формировавшей оперативное искусство и тактику Красной Армии и придавшей им своеобразные черты, присущие военному искусству победившего пролетариата. Это искусство впитывает в себя лучший опыт прошлого, осмысливая его по-новому, в соответствии с изменяющимися условиями ведения войны, операции и боя. Вот почему для нашей военной мысли, непрерывно движущейся вперед, задача изучения операций второй империалистической войны сейчас приобретает исключительное значение.

    Правда, эта война протекает в формах и в обстановке, значительна отличающихся как от 1918 г., так и от гражданской войны в СССР. Но, по существу, впервые после мировой войны на орошенных кровью полях Абиссинии, Испании и Китая нашли массовую боевую проверку такие важные факторы современных операций и боя, как скоростная боевая авиация, мощные танки, массовый автотранспорт, механизированные военно-инженерные средства и средства ПВО.

    В какой мере эта новая боевая техника, примененная в своеобразных условиях Абиссинского, Испанского и Китайского театров военных действий, повлияла на характер, формы и темпы современных операций? Что нового вносит современный опыт в теорию военного искусства, подтверждает ли он или опровергает опыт первой мировой и гражданской войн? Советская военно-научная мысль обязана возможно полнее изучить опыт новых войн и дать ответ как на эти, так и на ряд других животрепещущих вопросов, Это нужно для того, чтобы своевременна учесть все новое, вносимое в военное искусство ростом техники и изменением условий борьбы, чтобы использовать это новое для дальнейшего повышения боеспособности Рабоче-Крестьянской Красной Армии, для более быстрой и решительной победы ее над врагами в будущих боях.

    Отнюдь не претендуя на исчерпывающий анализ всего боевого опыта последних войн, мы попытаемся в настоящей статье исследовать общий характер важнейших операций в Испании и Китае и сделать на этой основе ряд оперативных выводов.

    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *