" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    920 просмотров

    Ночная атака сводной бригады 2-й Гвардейской дивизии у Тарнавки (8 — 9 сентября 1914 г.)

    Из опыта боев

    ОБЩАЯ ОБСТАНОВКА1

    В связи с успехом 3-й в 8-й армий в Галиции русское командование решило произвести перегруппировку 4-й и 5-й армий, образовать новую 9-ю армию и затем перейти в общее наступление всем Юго-западным фронтом. Наступление было начато 4 сентября 1914 г.

    Первые дни боев вследствие фронтальных атак сильно укрепленных позиций 1-го и 5-го австрийских корпусов не принесли успеха. Так, атака восьми дивизий 4-й и 9-й армий на 45-километровом фронте от Хаделя до Гельчева привела к продвижению на некоторых участках всего лишь на 1—3 км.

    7 сентября 4-я армия повторила атаки на левом фланге от Романовского леса до высот у Тарнавкл на 12-километровом участке, занятом 5-м австрийским корпусом. Несмотря на привлечение к артиллерийской подготовке 240 легких и 24 тяжелых орудий, продвижение пяти атаковавших дивизий 16-го, гренадерского и гвардейского корпусов не превысило 2 — 3 км.

    ОБСТАНОВКА НА ФРОНТЕ СВОДНОЙ БРИГАДЫ

    1-я бригада 2-й гвардейской дивизии, действовавшая в составе гвардейского корпуса, 5 сентября втянулась в сильные бои с австрийцами у Издебно и оказалась за левым флангом гренадерской дивизии. Дальнейшее развитие наступления требовало сильного обеспечения левого фланга 4-й армии, так как части 3-го Кавказского корпуса к этому времени полностью еще не были подтянуты к линии фронта. Поэтому командование армии решило передать бригаду с 7 сентября во временное подчинение командиру гренадерского корпуса, как начальнику левофлангового боевого участка армии; последний в свою очередь переподчинил ее командиру 3-го Кавказского корпуса. С этого же времени в состав бригады, кроме лейб-гвардейского Московского полка, вошли 205-й и 206-й пехотные полки 52-й пехотной дивизии и 2-й батальон 81-го пехотного полка 21-й пехотной дивизии 3-го Кавказского корпуса. В состав сводной бригады входили также 1-й дивизион 2-й артиллерийской бригады и три батареи 52-й артиллерийской бригады.2 Лейб-гвардейский гренадерский полк, сильно потрепанный в боях 6 — 7 сентября, был выведен в корпусной резерв в деревню Мацеев.

    Таким образом, сводная 1-я бригада 2-й гвардейской дивизии под командованием генерала Киселевского состояла из одного полка, входившего организационно в ее состав, и двух полков разных дивизий другого корпуса.

    В ночь с 7 на 8 сентября генерал Киселевский получил ют командира 3-го Кавказского корпуса устное приказание с утра 8 сентября атаковать у д. Высоке позиции 4-й ландверной германской дивизии корпуса Войрша, занимавшей высоты восточнее Тарнавки.

    Справа на фронте ф. Домбрувка, исключительно Высоке в направлении рощи, что северо-восточнее Тарнавки, 2-я гренадерская дивизия. Слева на фронте Драганы, исключительно д. Зафиувка в направлении Закржев в охват Тарнавских высот с юга наступала 82-я пехотная дивизия.

    Атака была назначена на 9 часов утра. Ее основным объектом были Тарнавские высоты, являвшиеся наиболее укрепленным участком правого фланга корпуса Войрша. На фронте 8 км должно было наступать около трех русских дивизий при поддержке 136 орудий, что в среднем составляет на 1 км фронта 1/2 дивизии и 22 орудия. Силы обороны насчитывали две немецкие дивизии четырехполкового состава.

    Положение сводной бригады к 22.00 08.09.1914 г.Следовательно, русские имели незначительное превосходство.

    Намеченный план наступления в общем соответствовал обстановке и был основан на правильном решении. В идею этого плана было заложено отвлечение сил противника фронтальным наступлением сводной бригады и нанесение решающего удара по флангам германцев. Для сводной бригады задача была наиболее тяжелой, ибо противник занимал командующие высоты, а наступать надо было по открытой местности.

    На рассвете 8 сентября немцы в целях срыва готовящейся атаки русских открыли сильный фланговый артиллерийский огонь по району сосредоточения сводной бригады, не давая возможности ее частям занять исходные позиции на восточной окраине Высоке.

    Артиллерия русских, несмотря на то, что атака была назначена в 9 часов, начала артиллерийскую подготовку только в 9 часов; это сорвало начало атаки и позволило немцам провести артиллерийскую контрподготовку. Начиная с 9 часов, в течение всего дня русская артиллерия вела интенсивный огонь, причем ее основной задачей было подавление артиллерии противника на высотах восточнее Тарнавки. Управление огнем было централизовано в руках инспектора артиллерии гренадерского корпуса и производилось им с высоты 134,6 (в 1 км южнее Долы). В артиллерийской подготовке приняли участие семь легких и две мортирных батареи 2-й гренадерской дивизии, 1-й дивизион 2-й бригады 2-й гвардейской дивизии и 1-й дивизион 52-й артиллерийской бригады. Вначале огонь велся без достаточной организации наблюдения; лишь с 14 часов было установлено наблюдение с ф. Юзефин, после чего начался систематический обстрел высоты 124,8, вынудивший замолчать четыре немецкие батареи, фланкировавшие  наступление частей сводной бригады.

    Начав атаку между 16.30 и 17.15, части 2-й гренадерской дивизии, сводной бригады и 3-го Кавказского корпуса понесли большие потери от артиллерийского и пехотного огня противника с высоты восточнее Тарнавки и со стороны леса севернее ее. Огневая система противника оказалась не подавленной артиллерийским огнем русских, который велся на протяжении всего дня. Поэтому части продвигались очень медленно и к 22 часам вышли на рубеж: 2-я гренадерская дивизия — западный берег оврага, идущего от д. Высоке на высоту 138,0; сводная бригада 2-й гвардейской дивизии — восточные скаты высоты 124,8 западнее д. Высоке; 82-я пехотная дивизия — западная окраина Драганы.

    НОЧНАЯ АТАКА СВОДНОЙ БРИГАДЫ

    Получив в 22.30 от начальника боевого участка приказание о прекращении действий, части, наступавшие справа и слева от сводной бригады, остановились и начали приводить себя в порядок. Между тем вследствие отсутствия связи между командиром сводной бригады и командиром 3-го Кавказского корпуса части сводной бригады продолжали наступать на высоту 124,8.

    По инициативе командира бригады на высоту восточнее Тарнавки была послана разведка, которая установила, что немецкие части отведены за обратный скат высоты для варки пищи в котелках (походных кухонь у германцев не было). Считая, что это является наиболее удобным моментом для того, чтобы застать противника врасплох, командир бригады решил продолжать атаку, но только без стрельбы, с расчетом на внезапность.

    На правом фланге бригады, на широком фронте (около 2 км) наступал Московский лейб-гвардейский полк, который по решению командира бригады наносил главный удар в лоб на высоту восточнее Тарнавки. Левее, уступом назад, наступали 205-й и 206-й пехотные полки. В резерв были выделены две роты Московского полка. Кроме того, 1-й батальон того же полка, предназначенный в корпусной «резерв, командир бригады временно подчинил себе.

    Таким образом, атака сильно укрепленной позиции противника была возложена на один полк (без двух рот), который наступал  на фронте в 2 км. Эти силы явно не соответствовали ширине фронта атакуемого участка, хотя командир бригады, имея в своем распоряжении еще два полка, мог облегчить задачу Московского полка, выведя хотя бы еще один из полков в первую линию. Однако план ночной атаки имел одно важное преимущество: он обеспечивал быстроту и внезапность и поэтому сулил успех даже без перегруппировки.

    Около 23 часов Московский полк, наступая без стрельбы, штыковой атакой уничтожил немецкое боевое охранение, выставленное на гребень высоты германскими частями, ушедшими обедать. Продвинувшись вперед еще на 100 — 200 м, русские части вышли к артиллерийским позициям германцев, где захватили врасплох всю прислугу, перебили ее и овладели орудиями.

    После некоторого замешательства части 4-й германской ландверной дивизии пытались контратаковать Московский полк, уже занявший Тарнавскую высоту (гребень и восточную ее часть). Но подошедшим резервом сводной бригады контратака немцев была отбита, и русские части приступили к созданию системы обороны вокруг каждой из трех групп захваченных орудий.

    Положение сводной бригады после атакиПонимая, что немцы будут продолжать попытки отнять потерянную артиллерию и позиции, командир бригады принял срочные меры по вывозу захваченных орудий в тыл и затребовал помощь от 3-го Кавказского корпуса. Он связался с командиром корпуса и получил войска для усиления обороны; однако вывезти артиллерию в эту ночь полностью не удалось вследствие нежелания соседей помочь выделением  артиллерийских   запряжек.

    В течение ночи противник несколько рая пытался овладеть окопами, занятыми бригадой, но каждый раз контратаками русских успешно отбивался. Около 5 часов утра 9 сентября они снова пошли в атаку от Тарнавки, но и на этот раз их усилия были тщетны, В 6 часов утра началась артиллерийская подготовка новой немецкой атаки, которая была проведена в 7 час. 30 мин. с направления г. дв. восточнее Тарнавки. Атака также была отбита. Последний раз немцы провели артиллерийскую подготовку в 8 часов, но, видимо, окончательно потеряв надежду на овладение Тарнавской высотой, отказались от дальнейших попыток наступления.

    В результате ночной атаки бригады было захвачено 28 германских орудий, из них шесть 150-мм гаубиц. 4-я германская ландверная дивизия, понеся крупные потери, начала в беспорядке отходить на запад. Образовавшийся прорыв фронта обеспечил главным силам 4-й армии развитие дальнейшего успеха с утра 9 сентября.

    ВЫВОДЫ

    Внезапная ночная атака сводной бригады в ночь с 8 на 9 сентября 1914 г. у Тарнавки может служить примером удачных ночных действий. Она явилась следствием осознанной необходимости прорыва сильно. укрепленной позиции противника, требовавшего больших усилий и жертв при дневном наступлении. Ночная атака была проведена без особой подготовки, так как она фактически являлась продолжением дневного наступления.

    Успех, которым завершилась атака сводной бригады, был обеспечен ее внезапностью. Если германские части не ожидали ночной атаки с фланга в направлении леса северо-восточнее Тарнавка и в обход Тарнавских высот с юга, то тем более они не ждали удара в лоб на эти высоты. Поэтому выбор направления главного удара в данном частном случае был сделан правильно.

    По численному составу сводная бригада может быть приравнена к пехотной дивизии. Атака ночью в составе дивизии являлась обычной в условиях мировой войны. Удачный пример атаки высот у Тарнавки является доказательством возможности привлечения целой стрелковой дивизии для ночного  наступления.

    Сводная бригада вела наступление в полосе шириною 5 — 7 км. Для непосредственного охранения наступающих частей вперед были выдвинуты дозоры. За дозорами наступала пехота густыми цепями, имея между ротами интервалы 200 м. Резервы и поддержки шли непосредственно за передовыми цепями.

    Построение боевого порядка современной стрелковой дивизии в условиях ночного наступления нам рисуется в следующем виде. Учитывая, что ночью будут значительно   сокращены интервалы и дистанции, а полк будет наступать в 2 — 3 эшелонах, весь фронт наступления стрелковой дивизии не должен превышать 2,5 км. Сковывающая группа должна выделяться в меньшем составе, чем днем. Нормально на сковывающем направлении могут наступать 2 батальона, в первом эшелоне ударной группы — полк, во втором эшелоне ударной группы — 2 батальона и в резерве командира дивизии — 2 батальона.

    Основа успеха в наступательном бою ночью — сила в быстрота развития удара. Ударная группа наступающего должна быть в три — пять раз сильнее противостоящего ей противника. Однако в рассматриваемом нами случае силы сводной бригады уступали силам германцев. На этот раз залогом успеха явилось не численное превосходство, а внезапность и стремительность атаки. Из состава сводной бригады на главное направление была выделена всего 1/3сил, что не должно служить образцом для подражания, так как может привести к неуспеху.

    Атаке германских позиций предшествовала разведка, высланная непосредственно командиром бригады. Эта разведка определила расположение противника и его огневых средств, в частности артиллерийских позиций. Более того, она установила, что части противника отведены за обратные скаты Тарнавской высоты для варки нищи. Это позволило командиру бригады, во-первых, выбрать наиболее удобный момент для атаки и, во-вторых, нанести удар по решающему месту, т. е. по артиллерийским позициям, лишив противника в самом начале боя почти всей его дивизионной артиллерии.

    К числу причин, обеспечивших успех ночной атаки сводной бригады, следует отнести широкую инициативу, решительность и отличное руководство командира. бригады генерала Киселевского, который в решающие моменты сам находился непосредственно на поле боя и лично давал указания командирам полков. Правильно оценив создавшуюся обстановку к наступлению темноты и умело использовав ее, командир бригады смелым, энергичным и внезапным штыковым ударом обеспечил дальнейший успех всей армии. В кризисный момент боя он помог частям путем своевременного  выдвижения резервов.

    Русские солдаты дрались уверенно, храбро и еще раз доказали, что при умелом руководстве начальников они способны на многое.

    В то же время германские части, оборонявшиеся на участке наступления сводной бригады, показали свои невысокие боевые качества и недостаточную устойчивость. Это ярко характеризует письмо офицера штаба 6-го ландверного германского корпуса, найденное в захваченном обозе у гор. Янова.

    В этом письме германский офицер сообщает, что между 5 и 7 часами вечера 8 сентября русские после дневной артиллерийской дуэли стали до того метко стрелять, что разгромили некоторые из немецких батарей. Далее он пишет: «…К 8 часам вечера за нами посылает полковник Кунд и говорит: «В Тарнавке черт знает что делается… Паника. Поезжайте, посмотрите и доложите мне ваше мнение о положении». При чудном лунном свете мы отправляемся и уже перед дверью квартиры штаба за 10 км от Тарнавки мы встречаем колонны в безумном бегстве…

    Перед Тарнавкой мы встречаем заблудившийся австрийский батальон с потерявшим голову командиром; мы их остановили и возвратили на место. Офицеры и солдаты, которых мы встретили, говорят нам: «Дальше ехать нельзя, в Тарнавке русские». Штаб дивизии исчез. Повозки одной батареи мы нашли уже в лесу и задержали их. В Тарнавке русских не было, только остатки наших собственных разбитых войск в совершенной панике. Дивизионного штаба там нельзя было найти…

    Нам казалось, что все это только паника, и решили убедиться. Нам в Тарнавке сказали, что русские захватили позиции нашей артиллерии на лежащих впереди возвышенностях. Я теперь ищу начальника дивизии генерала Вечерера. Наконец, нахожу. Он тоже поскакал вперед для разведки. После того как я ему доложил он говорит: «У меня тут никого нет, кроме пионер (сапер), но мы непременно должны взять обратно позиции. Лейтенант X. немедленно пойдет «перед с одной ротой». Я пошел с лейтенантом, чтобы ему показать дорогу на позиции, но заметил при этом, что эта слабая рота пионер тоже заражена общей паникой, и я тогда понял, что лейтенант получил неразрешимую задачу».

    Сводная бригада, подготовив ночной атакой условия для последующего перехода в наступление частей всей 4-й армии, тем самым доказала, что тактический успех ночной атаки может быть превращен в оперативный успех.

    Примечания:
    1. Источники — дела ЦВИА: ф. 2118, оп. II, д. № 14, л. 726; д. № 69, л. 47; д. № 100, лл. 6—8; ф. 2177, оп. I, д. № 28, лл. 1—5; д. № 154, л. 53; ф. 2179, оп. I; – д. № 152, л. 14. []
    2. 206-й пехотный полк в составе пяти рот. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *