" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    430 просмотров

    О подготовке специалистов для гидроавиации

    Прав тов. Лебедев в том, что вопрос о подготовке специалистов для гидроавиации должен быть в конце-концов выяснен, если мы хотим, чтобы была боеспособная гидроавиация, но не прав в своем практическом подходе1.

    У нас имеется Академия Воздушного Флота, имеется Военно-Морская Академия, и т. Лебедев предлагает еще Академию по Гидроавиации. Правда, это идет пока под другой вывеской и имеет в виду обработку «сырого» материала, но все же в этом учебном заведении учатся 3 года и поступают с образованием средне-учебного заведения. Кроме того, «при училище сконцентрируются силы лучших специалистов гидроавиации, образовав, таким образом, кадр для учета и разработки вопросов по прошлому боевому опыту гидроавиации и научное ядро для движения гидроавиационной науки».

    Начали с «училища» и кончили научным учреждением, — аппетит, говорят, появляется во в, емя еды. Тов. Лебедев призывает «концентрировать и предлагает способ «расконцентрировать». Доказательством служат его же слова, что школ много, а вместе с тем давайте создадим еще одну.

    На 30 странице (№ 5 «Вестника Воздушного Флота» 1923 г.) на 12 и 13 строчках т. Лебедев говорит, что подготовка персонала гидроавиации должна быть с военно-морским уклоном, а на строчках 21 — 24 пишет, что не обязательно нужно быть военным моряком. «Преломление в призме гидроавиации» совершенно неубедительно. Гидроавиация — соратник морского флота. У нее две задачи: 1-я — обслуживать морской флот, быть его «морским глазом» (с чем т. Лебедев согласен), и 2-я — выступать с морским флотом на правах равного (бомбардировка неприятеля, воздушные бои и пр.). Следовательно, чтобы быть «морским глазом» военного флота, нужно быть военным моряком, во 2-й роли опять необходимо знать военно-морские науки: корабли, порты, береговые укрепления и т. п. да плюс науки специальные: бомбометание, воздушные строи, воздушные бои и т. д.

    Из всего изложенного вывод напрашивается сам собой: чтобы уметь работать совместно с морским флотом, понимать задание морских штабов, выполнять их и доносить штабу на понятном для него , языке, морские летчики и наблюдатели должны быть обязательно военными моряками в полном смысле этого слова. А чтобы Главоздухфлоту не заводить своих морских училищ (а то, пожалуй, придется заводить и свой морской флот), морские летчики наблюдатели должны обязательно кончить школу комсостава флота, а дальше своим порядком: летчики-наблюдатели в школу на морское отделение примерно на 1 мес, а морлеты в школу морских летчиков, на 9 — 12-месячные курсы. Курсы эти должны быть при школе морской авиации по тем соображениям, что в школе слушатели в порядке практических работ будут готовиться к практическому обучению полетам. Для дальнейшего образования есть Академия Воздушного Флота, где при военном факультете будет гидроавиационное отделение. Такая схема приемлема с точки зрения сохранения средств и рационального использования наших тощих гидроавиационных сил.

    Тов. Лебедев свою точку зрения пытается подкрепить примерами из истории, ссылаясь на подготовку летного состава, участвовавшего в подавлении Кронштадтского мятежа. Но история нашей гидроавиации настолько коротка, что едва ли в ней можно найти пример, который можно взять за образец для постановки планомерной, а следовательно, более или менее длительной подготовки летного состава.

    Гидроплан на естественном рейде

    Подготовку летного состава 1915 г. брать в пример нельзя, т. к. с этого года фактически гидроавиация в России стала лишь оформляться и разворачиваться. Летный состав времен Кронштадтского восстания обучался в период горячей гражданской войны. Лучше взглянуть за границу, где опыта побольше. Там мы увидим, что, например, во Франции, морские летчики набираются из морских офицеров, уже плававших на судах; такой же, примерно, порядок в Швеции и Норвегии. Англия тоже никаких «морских гидроавиационных школ» не имеет.

    Теперь о механиках. Практика показала, что военморы-мотористы флота, прослушав краткосрочные курсы в 9 — 12 мес, были очень хорошими механиками, и нет нужды выдумывать другую систему обучения, ибо здесь можете найти и знакомство с морем и родственную специальность (мотор), и у такого механика найдется общий язык с летчиком. Кроме того, такая система укорачивает время обучения, а следовательно, увеличивает время производственной работы механика. Вместе с тем каждый скажет, что механик становится хорошим специалистом только к концу действительной службы, потому что в авиации больше чем где бы то ни было нужен практический опыт, навык; поэтому я считаю необходимым поставить вопрос об удержании старых опытных механиков и мотористов на службе, для чего необходимо, прежде всего, их лучше обеспечить материально.

    Некоторые тт. в связи с вышеизложенной точкой зрения спросят: дадут ли людей из морского флота? Думаю, что такой вопрос без всяких усилий может разрешить РВСР, а кроме того, и морской флот должен помнить, что гидроавиация — его ближайший сотрудник; но все же небезынтересно выслушать по затронутому вопросу представителей морского флота.

    Примечания:
    1. См. «Вестник Возд. Фл.» 1923 г. № 5 — Н. Лебедев. Некоторые соображения о подготовке морских авиаспециалистов». []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *