" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    123 просмотров

    Обескровленная Европа

    К концу 1916 г. стало очевидным полное крушение плана конференции Антанты в Шантильи1. Хотя союзникам и удалось атаковать Германию одновременно с запада и с востока, действия их носили все же разрозненный характер. Наступая на Верден, германское главное командование взяло инициативу в свои руки и вынудило французскую армию принять сражение один на один с Германией. Верден стоит в центре всей грандиозной борьбы на Западноевропейском театре войны в 1916 г. Борьба за эту крепость оказалась выше предвидений всех генеральных штабов, развернувшись в сражение на истощение. Бесспорно, что последствия атаки Вердена жестоко поразили и германскую армию. Но планы Антанты были сорваны. На Сомме не состоялось того мощного наступления, которое намечали союзники в начале года. Сомма явилась в конце концов способом вовлечь англичан в общую схватку для спасения Вердена и Франции: французская армия играла здесь вспомогательную роль, и Сомма превратилась преимущественно в англо-германское сражение. Фалькенгайн, атакуя Верден, достиг одной из своих целей «заставить французскую и английскую армию сражаться отдельно»,— как пишет английский автор2.

    На востоке крушение плана Антанты вырисовывалось еще более отчетливо. В результате успехов, наступления русской армии Румыния в августе 1916 г. выступила на стороне союзников. Ей были даны обычные «гарантии» и торжественные обещания помощи. В частности, союзная (англо-французская) армия ген. Саррайля, оперировавшая на Балканах, должна была через три дня после вступления в войну Румынии начать наступление против Болгарии. Но болгары опередили союзников и нанесли серьезный удар армии Саррайля. В тылу последней находилась Греция, которая никак не соглашалась плясать под дудку Антанты, но нейтралитет которой Англия и Франция попирали самым бесцеремонным образом. Англичане и французы обвиняли друг друга в нерадивом отношении к балканской армии, операции которой в конце концов развивались медленно и неудачно. Жоффр к тому же вел интриги против ген. Саррайля. В середине сентября армия Саррайля начинает свое наступление, но частичные успехи, достигнутые ею, не могли помешать возникновению новой ситуации, неблагоприятной для Румынии. Соединенные австро-болгаро-германские войска атаковали юго-западный выступ Румынии, армии которой завязли в горных проходах Трансильванских Альп. От союзников румыны не получили даже обещанных по конвенции патронов. В течение октября и ноября 1916 г. австро-болгаро-германские войска оккупировали Румынию, разгромив ее армию.

    Истощение Германии резко усилилось, стратегическое руководство Фалькенгайна потерпело неудачу, и он ушел в отставку еще в августе; но об окончательном поражении Германии еще рано было и думать. Если иметь в виду фронты, занятые германскими войсками (не считая союзников Германии), то они остались непоколебленными.

    Жоффр, который рассматривал себя как фактического руководителя военными операциями Антанты, не мог примириться с таким результатом) кампании 1916 г. и в конце года попытался взять реванш под Верденом. 24 октября французы отвоевали обратно форт Дуомюн, 2 ноября — форт Во. Французский главнокомандующий хотел продемонстрировать победу Франции в кампании 1916 г. Но он только лишний раз доказал, что подчинялся в течение всей кампании инициативе врага. Никогда еще слово «победа» не звучало столь бессмысленно, как в данном случае.

    Потери Франции к концу 191,6 г. уже превысили 3 млн. человек. В течение 1916 г. лишь 34-й корпус не принял участия в обеих битвах на истощение. Под Верденом побывали 74 дивизии, из них 10 по два раза, на Сомме — 44 дивизии, из них 20 по два раза; 30 дивизий приняли участие в обеих битвах. В материальном питании войны не было особых перебоев благодаря помощи Америки и Англии, но эта «помощь» означала закабаление Франции на долгие годы после войны. Сельское хозяйство было подорвано, росла дороговизна. Население страны было охвачено растущим недовольством. Неизбежно предстоял взрыв, который выразился в массовых волнениях среди рабочих и в армии весной 1917 г.

    Положение в России было еще более тяжелым. «Война разрушала народное хозяйство России. Около 14 миллионов здоровых работников было взято в армию, оторвано от хозяйства. Фабрики и заводы останавливались. Сократились посевы зерна — не хватало работников. Население и солдаты на фронте голодали, были разуты и раздеты. Война пожирала все ресурсы страны3.

    ***

    23 декабря британский главнокомандующий Хейг представил обстоятельный доклад об итогах кампании 1916 г. Верден истощил германские резервы (о французских Хейг умалчивал) и нанес сильнейший удар престижу Германии. Но Верден у Хейга отступает в сторону по сравнению с Соммой: «Германская армия — столп центральных держав, и добрая половина этой армии, несмотря на все преимущества обороны и весьма мощные укрепления, потерпела поражение на Сомме». О кровавой неудаче англичан 1 июля, и о ничтожном продвижении, купленном ценой потрясающих потерь, Хейг предпочитал не вспоминать. Он самоуверенно приписал сражению на Сомме спасение Вердена, опустив позорную историю с отсрочками и оттягиванием помощи истекающему кровью союзнику. Мало того, оказывается, Сомма спасла и русских, сковав на западе германские резервы.

    В действительности дело обстояло как раз наоборот — наступление русской армии спасло Верден в самый критический момент и обеспечило возможность наступления союзников на Сомме. «Мощь врага еще не сломлена», — констатировал Хейг; но в целом английский главнокомандующий считал результаты кампании 1916 г. превосходными.

    За сражение на Сомме, представлявшее по сути дела провал английской операции, Хейг получил звание фельдмаршала. Английская буржуазия не без основания считала, что если она и не победила в кампании 1916 г., то она все же выиграла ее. Ни на востоке, ни на западе в сущности не было победителей в разыгравшихся кровавых сражениях; Германия, Франция и Россия продолжали борьбу обескровленными и истощенными (правда, в разной степени). Англия же сохранила почти нетронутыми свои огромные ресурсы и даже не чувствовала еще по-настоящему тягот войны (впервые она ощутила их в 1917 г. в результате подводной войны).

    В течение всего 1916 г. Англия последовательно проводила свою традиционную стратегию — стратегию войны чужими руками, истощения своего противника и одновременно союзников, выступая в критический момент решающей силой, обращающей в свою пользу результат всех предшествовавших усилий и крови своих союзников.

    Примечания:
    1. Продолжение. Начало читайте в материале «Английская стратегия и Антанта» []
    2. High Command in the World Wan By W. D. Puleston, p. 242. []
    3. История ВКП(б), Краткий курс, стр. 166 []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *