" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    295 просмотров

    Очередные задачи работы в воздушном флоте

    Воздушный флот так же, как и вся армия, стоит накануне приема в свои ряды новобранцев призыва 1902 года. В отличие от пехоты, кавалерии, а отчасти и других родов войск новобранцы в Воздушном флоте, что называется, не сделают весны. Если в пехоте новобранцы составят основной по численности контингент служащих, то в войсках Воздушного флота они будут составлять едва ли четвертую, пятую часть. Да и предназначаются новобранцы по преимуществу в качестве вспомогательной силы, а не на техническо-специальные должности. Но тем не менее прием новобранцев ставит новые задачи и в войсках Воздушного флота.

    Призыв 1902 года — первый нормальный призыв возрастного контингента. До сих пор армия питалась всякого рода допризывами, остатками от 900 и 90! гг., почему-либо своевременно не вовлеченными в армию. Призыв 1.902 года открывает новую эру в мирном развитии нашей Красной армии. Надо считать, что с момента призыва 1902 года армия вступает на путь своего нормального развития в условиях мирного времени, на путь регулярного, ежегодного освежения части состава Красной армии и, естественно, Воздушного флота.

    Следующее весьма важное и существенное обстоятельство, усугубляющее отмеченное мною выше, это то, что призыв 1902 г., как правило, будет состоять из молодняка, не нюхавшего пороха, не знавшего гражданской войны, не искушенного в открытой борьбе с противником.

    Призываемая молодежь не знает ни Красной армии, ни казармы, ни условий службы. Именно это обстоятельство и разделяет две совершенно различных эпохи в развитии Красной армии: одна эпоха характерна тем, что она прошла через гражданскую войну, вышла и росла из непосредственного послевоенного периода; и другая — в более полном смысле этого слова, армия мирного времени. Весьма кстати будет указать также и на не совсем случайное совпадение: наша Красная армия мирного времени, пожалуй впервые начинает получать комплектование краскомами значительное и ощутимое из нормальных школ, создавшихся после гражданской войны. Почти так же дело обстоит с нашими авиационными и воздухоплавательными специалистами. Они из школ в ощутимых партиях будут вливаться одновременно и вслед за молодняком призыва 1902 г.

    Все это и облегчает и осложняет наши задачи в Воздушном флоте. Одно совершенно бесспорное обстоятельство, что в смене, в молодняке, в свежих людях мы нуждаемся.. Нам нужно освежить, заменить краснофлотцев, утомленных долгой службой в рядах Красной армии; это необходимо для оздоровления частей. Но этот же освежающий наши части молодняк несет нам трудности. И их много.

    Молодежь призыва 1902 года не знает гражданской войны, не видела, как правило, боевого фронта, боевой обстановки А ведь наша основная и единственная задача создать бойца на его специальной службе в частях Воздушного флота. Предметный урок, непосредственное участие в бою должно быть заменено учебой, воспитанием, подготовкой. Задача большая и трудная, связанная с пересмотром наших планов, программ, методов, подхода.

    Затем нужно не упускать из виду и того, что новобранцы не знают не только боевой обстановки, но также и службы, казармы, военной дисциплины. Это добавочное обстоятельство нужно учесть для того, чтобы подготовить личный состав начальников и учителей, самую казарму, внешнюю обстановку, таким образом, чтобы молодой крестьянин и рабочий, пришедшие в Воздушный флот, встретились бы с обстановкой родной, товарищеской среды. Большая и трудная задача подойти к молодежи не испугав, не застращав ее.

    Наконец, ведь мы с новым призывом вступаем в полосу иного, нового развития, нашего Воздушного флота нормального, планомерного в условиях мирного времени. Поэтому все наши мероприятия должны быть рассчитаны не на ударную задачу приема новобранцев, а на длительный период развития в условиях мирного времени. В нашу задачу входит не просто подготовить часть к приему новобранца, а создать в части все условия к длительному пребыванию этих новобранцев в течение всего их срока службы. А приготовиться есть к чему.

    До сих пор мы жили все как бы в пожарных условиях. В казарме неустройство, постельных принадлежностей нет, со стиркой и баней дело не клеится, котел тоже подгуливает, красноармейской книжечки нет на руках, а если есть, то в ней нет всех записей о выдачах сапог, утиральника, носового платка, винтовки, шинели и т. д., на красноармейцах подранное обмундирование и цейхгауз пуст, плохо с мастерскими и инструментом и т. д. без конца. Недостатков, одним словом, больше, чем достатков. А виновны в этом, как обычно, кто-то и где то вышесидящие.

    Эту-то бесхозяйственность и надо изжить, выжечь каленым железом из нашего Воздушного флота. Мне знакомы и достаточно хорошо все урезки, недодачи, задержки и проч. Но тем не менее я буду прав, утверждая, что корень этого зла в части. Бесхозяйственность кроется прежде всего и больше всего в самой части. Думаю, что совершенно лишнее иллюстрировать достоверность моего утверждения фактами хотя бы из нашей воздухофлотской практики. Но вот вам примеры. Школа разваливается. Нет средств обучения полетам: самолетов, бензина, инструкторов, инструмента и др., отсутствует транспорт. Нет в школе освещения. Частные предприниматели греют руки на ученических желудках. Через несколько месяцев энергичный начальник и еще более энергичный комиссар справляются со всеми трудностями, налаживают обучение, транспорт, внутреннюю жизнь. Другая школа — недостает школе, по уверению самого начальника, только чуть ли не птичьего молока, благодаря помощи от отличного шефа, но в школе не ладно.

    Изготовляемое частным предпринимателем инвентарное оборудование поступает в школу пачками. Ко времени поступления следующей пачки ранее полученная партия разваливается. Тратятся огромные деньги на никому ненужные альбомы, вместо самых нужных учебников и пособий. Только назначение свежего человека (военкома) дает возможность прекратить такой беспорядок и преступность. В иных частях и школах начальствующие лица признают настолько обычным и законным систематическое расхищение народного имущества, что если не явно, то скрыто сопротивляются борьбе с воровством бензина, инструмента и т. д.

    Все эти факты говорят о бесхозяйственности и вкоренившейся привычной, подчас незамечаемой, а чаще преступно попускаемой.

    Воздушный флот должен подтянуться. Огромным воспитывающим моментом для молодежи явится, конечно, отчетливая хозяйственная сторона дела в части. Чувство величайшей ответственности за врученное народное добро молодому красноармейцу нужно привить примером, предметно. А примером должна явиться часть, ее начальники, командиры. В бесхозяйственной, распущенной части, — части, где если и нет преступности, но есть безалаберность, беспорядочность, потакательство, будет воспитан расточитель народного имущества красноармеец. По красноармейцам, по их внешнему виду, по красноармейской книжечке, по состоянию кладовых и цейгаузов, по стирке и мытью, по состоянию самолета и мастерских, по всем в совокупности и по каждому отдельному моменту хозяйственной стороны дела части можно судить о всей части и о ее командирах и начальниках. А особенно о старших. Мы вступаем в новый период, в новую полосу нашего развития, и это всем нужно и понять и запомнить. Иначе мы не воспитаем красного бойца, революционного солдата.

    Молодежь мы будем учить предметно, на примере. Лучшим примером для новобранца явится дисциплинированность части, чувство ответственности у младших начальников и командиров, а особенно у старших. А вот этим мы не всегда можем похвалиться.

    Безответственность, надо прямо сказать, прежде всего растет из бесхозяйственности. Поэтому создание в части хорошего порядка многое излечит. Но есть и такие стороны, с которыми особо нужно считаться. Начальники недостаточно пользуются своими дисциплинарными правами. Предпочитают уступить эту привилегию «Фемиде» с закрытыми глазами. Покража портянки, нескольких фунтов бензина, неоднократная самовольная отлучка, неисполнение приказания — все это непременно делается предметом судебного разбирательства. Даже появление в пьяном виде точно так же направляется в трибунал. Как правило командир предпочитает не пользоваться своими дисциплинарными правами, стремится облачиться в тогу «об’ективности» и не портить отношений с подчиненными без нужды. Мол, на то и суд, он разберет. А в результате большая загрузка трибуналов всякого рода маленькими грошовыми делами, за которыми не видно крупных, показательных, воспитывающих. Маленькие же дела настолько малы, что суд, потратив время на расследование, сплошь и рядом возвращает дело возбудившему его начальнику для наложения административного взыскания.

    Такого рода спихиванье дел есть безответственность, с которой надо покончить. Авторитет начальника и военкома должны быть высоки. Наказание в пределах предоставленных дисциплинарных прав должно непосредственно следовать за преступлением, носить назидательный и вразумительный характер. Безответственностью нужно назвать и недостаточность дисциплины. Я имею в виду не водворение палочного порядка. Но летчик, иногда командир части, отлично знающий правила полетов, считает нужным показать свое ухарство, удаль, намеренно нарушая эти правила. Разве это случайное или бессознательное нарушение приказа невежественным человеком? Нет, это — умышленный поступок, безответственность. Иногда отсутствие дисциплинированности сказывается в иронической критике всяких распоряжений, приказов. Нет еще нарушения, но налицо подготовка к этому. При отсутствии величайшей ответственности за свои поступки, действия, распоряжения, конечно, не может быть и речи о воспитании молодняка. Только чувство ответственности развитое, глубоко сидящее облегчит работу над молодежью, чуткой, восприимчивой, учащейся не по словам, а на примерах.

    Следующий безусловно важнейший момент в подготовке молодых бойцов это — учеба. Вопросу этому мы должны уделить достаточно внимания.

    Наши планы, программы, методы нуждаются если не в коренной переделке, то в просмотре, проверке. И вот в этой области огромнейшая задача лежит на командирах, начальниках и комиссарах. Дело в том, что из центра, сверху могут быть даны вехи, общие указания. Всю работу нужно будет проделать непосредственно в части. Часть же должна на основе своего опыта дать и материал для намётки в центре общих руководящих положений.

    К вопросу о работе над молодняком, над его вовлечением в атмосферу коллективности, общественности, к вопросу работы командиров, начальников, комиссаров и политработников над целиной еще не тронутой я вернусь в следующем номере.

    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *