" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    135 просмотров

    Операции в Трансильвании: Германштадтское сражение

    Ближайшей задачей 9-й германской армии являлось, таким образом, нанесение поражения германштадтской группе румын.

    От намеченного первоначального двойного охватывающего удара пришлось, однако, отказаться: бездорожье и труднопроходимость покрытых лесом! северных склонов Карпат исключали возможность такого маневра. Кроме того, осуществление охвата с востока с переправой через р. Ольту поставило бы австро-германские силы под угрозу румынских войск, находившихся в районе Фогараша. Но ген. Фалькенгайн, задавшись целью разгромить противника, чтобы «развязать себе руки для дальнейшего наступления на Кронштадт, решил достигнуть этого другим путем. Установив в результате разведки местности возможность подъема на главный хребет и движения вдоль него, он решил направить Альпийский корпус в глубокий обход по главкому хребту с задачей захвата прохода Ротер-Турм («Красная башня»), отрезая таким образом пути отступления противнику.

    20 сентября ген. Фалькенгайн приказал Альпийскому корпусу сосредоточиться в районе Зинна, 187-й пехотной дивизии, оставив у Петрошени 2 батальона (один из Альпийского корпуса) и 2 батареи, начать переброску по железной дороге в район Германштадта, а 76-й резервной дивизии выгружаться в 25 км севернее его. Для сосредоточения 187-й пехотной и 76-й резервной дивизий требовалось еще несколько дней, а поэтому наступление могло начаться лишь 26 сентября. На следующий день были отданы первые оперативные приказы, на основании которых создались две группы: группа ген. Штаабса в составе 187-й и 51-й пехотных дивизий и группа ген. Шмехтова — 76-я резервная и обе кавалерийские дивизии (1-я австрийская и 3-я германская). Обе группы должны были наступать по широкой германштадтской котловине западнее и восточнее «города, а Альпийский корпус — двинуться в торы для выполнения обходного маневра.

    На следующий день, 22 сентября, началась выгрузка 76-й резервной и главных сил 187-й пехотной дивизий. Последняя должна была развернуться на правом фланге 51-й пехотной дивизии, где уже находился один из ее толков. Альпийский корпус в составе 6 батальонов и 5 горных батарей (2 австрийских), поднимавшийся на главный хребет, прошел примерно половину пути. В этот день, однако, дарившее на фронте затишье было нарушено неожиданным наступлением румын под Германштадтом. Но оно не преследовало решительных целей. Румынские войска продвинулись лишь на нравом фланге между реками Харбах и Ольтой, где им удалось потеснить бригаду венгерских гусар.

    Вечером того же дня ген. Фалькенгайн окончательно определил группировку своей армии. Отход левофланговой кавалерийской бригады 1-й кавалерийской дивизии и возможность выдвижения противника (2-й румынской армии) с направления Фогараша заставили ген. Фалькенгайна отказаться от концентрического наступления. В группу ген. Штаабса была передана 76-я резервная дивизия. Эта группа объединила теперь все 3 пехотные дивизии, развертывавшиеся: 76-я — северо-восточнее, 51-я — северо-западнее и 187-я — юго-западнее Германштадта. Главный удар теперь предполагалось нанести по левому флангу противника. Альпийский корпус, поднявшийся на главный хребет, должен был выйти в район вершины Негованул, в одном переходе от прохода Ротер-Турм. Конная труппа ген. Шметтова действовала на левом фланге и закрывала противнику долину р. Ольты, прочно удерживаясь на ее северном берегу.

    Проход Роттер-Турм

    Германштадтское сражение. Проход Роттер-Турм: 1 – шоссе, 2 – река Ольта.

    В течение следующих двух дней австро-германские войска производили указанные им передвижения. 24 сентября Альпийский корпус добрался до подножья вершины Негованул (2136), выполнив, таким образом, свою первоначальную задачу. Трое суток части корпуса поднимались по крутым горным склонам и скалам, пробираясь сквозь лесные заросли. До 1 200 м войска поднимались через вековой буковый лес, а затем до уровня 1 700 м — через сосновые заросли. Высота покрытого редкой порослью главного хребта доходила до 2 000 м. Движение Альпийского корпуса было замечено противником. Обеспокоенный ген. Поповичи выслал по одному батальону с батареей в долины Сатулуй и Лотру, подходившие с севера и с юга к главному хребту.

    К 26 сентября закончилось сосредоточение австро-германских войск. Сведения, которые имелись в штабе армии к утру этого дня о продвижении Альпийского корпуса, позволяли рассчитывать на то, что к вечеру он будет в непосредственной близости к проходу Ротер-Турм. Тогда ген. Фалькенгайн отдал приказ о переходе австро-германских войск в наступление 26 сентября. Вечером 24 сентября штаб 9-й армии получил директиву австро-германского верховного командования разбить германштадтскую группировку противника и наступать в направлении Кронштадта. В связи с этим Альпийскому корпусу ставилась задача, выдвигаясь о фронта горы Маре (2073) и горы Пресьба (1749) и обеспечивая себя с юга, занять проход Ротер-Турм и продвинуться отдельными частями за р. Ольту, чтобы перехватить противнику пути отхода по склонам хребта восточнее долины р. Ольты, где проходило несколько вьючных троп. 39-му корпусу — группе Штаабса — ставилась задача атаковать 187-й пехотной дивизией от Орлат вдоль подножья гор, 51-й пехотной дивизией — западнее и 76-й резервной дивизией — восточнее города на Талмеш. Таким образом, удар наносился в общем направлении на юго-восток и приходился по 23-й пехотной дивизии противника, лишь задевая левый фланг его 13-й пехотной дивизии, восточнее Шелленберга. Кавалерийская группа Шметтова получила задачу обеспечить левый фланг 76-й резервной дивизии и не допустить возможного продвижения в западном направлении левого фланга 2-й румынской армии. Для выполнения этой задачи корпусу придавалась батарея 10-ом дальнобойных орудий (из Альпийского корпуса). При успешном продвижении 39-го корпуса ген. Шметтов должен был направить через р. Ольту отдельную конную группу, которая вышла бы к проходу Ротер-Турм с северо-востока.

    Командир 39-го корпуса ген. Штаабс, который должен был атаковать румынские позиции, располагавшиеся южнее и юго-западнее города на фронте протяжением в 25 км, решил наносить главный удар 187-й пехотной дивизией на своем правом фланге, избегая открытой равнины к югу от города. Он полагал, что здесь с имевшимися в его распоряжении небольшими силами он скорее сможет достигнуть решительного успеха. Атаку 187-й пехотной дивизии он обеспечивал большей частью своей артиллерии (36 батарей — 130 орудий, в том числе 11 батарей Альпийского корпуса, и вся тяжелая артиллерия).

    Румынские войска, воспользовавшись снятием 187-й пехотной дивизии с участка Петрошени, снова перешли здесь в наступление и к исходу дня оттеснили 144-ю бригаду. Марошская железнодорожная магистраль снова оказалась под угрозой. Командир этой бригады потребовал подкреплений. Но ген. Фалькенгайн не удовлетворил этого требования, считая, что исход сражения должен решиться под Германштадтом. Здесь на следующий день, 26 сентября, должны были столкнуться 4 пехотных (35 батальонов) и 1½ % кавалерийских дивизии австро-германцев, поддержанные 54 батареями с 2 пехотными дивизиями (25 батальонов) и одной кавбригадой румынских войск, имевших лишь 16 батарей. Соотношение сил, учитывая при этом и боевые качества войск, было безусловно не в пользу румын.

    Германштадтское сражение началось с утра 26 сентября. Ясная осенняя погода весьма облегчала действия Альпийского корпуса. Рано утром его передовые части, наступавшие на широком фронте (до 15 км), спустились в прорезающую горы глубокую долину р. Ольты и вышли к шоссе на участке от Кайзербруннена до Кайнени. Оказавшиеся здесь отдельные роты и команды румын безуспешно пытались отбросить приближавшегося противника. Однако Кайнени было взято германцами лишь после упорного боя. На этом направлении действовал баварский гвардейский полк. Один его батальон захватил Кайнени; другой вышел севернее, занял ст. Вадулуй и самый перевал Ротер-Турм (наивысшая точка, шоссе (отм. 360), которое проходило по берегу реки); третий батальон остался в резерве на склонах горы Вадулуй (1531). Два батальона 2-го егерского полка развернулись в северо-восточном направлении: один на горе Пресьба (1749), заняв своей передовой ротой Кайзербруннен, а другой на высотах по сторонам долины Сатулуй. Третий егерский батальон, находившийся в бригадном резерве, с появлением противника с юга был выдвинут в район горы Робу. Таким образом, из 6 батальонов только два выполняли основную задачу корпуса — захват самого прохода через горы, а 4 батальона их обеспечивали. Ввиду того что события на фронте наступления 39-го корпуса развивались значительно медленнее, чем это предполагалось, слабость обходящей колонны не замедлила сказаться и едва не привела к совершенно непредвиденной развязке сражения.

    Появление германцев в проходе Ротер-Турм и устроенная ими у Кайзербруннена засада отходившим по шоссе румынским обозам вызвали панику в тылу 1-го румынского корпуса. Этим и ограничились успехи, достигнутые здесь германцами. Перебраться на восточный берег р. Ольты им не удалось. Румынское командование, понимая опасность создавшегося положения, в середине дня перебросило свои ближайшие резервы, стремясь выбить противника из долины. Особенно упорные бои развернулись вокруг Кайнени. К вечеру положение Альпийского корпуса, который пока еще удерживался на своих позициях, оказалось весьма серьезным.

    Войска 39-го корпуса, начавшие свое наступление еще с утра, также не достигли пока заметных результатов. Правда, левому крылу 187-й пехотной дивизии удалось прорвать фронт 23-й румынской дивизии и продвинуться почти на 10 км до Поплака, но упиравшийся в горы левый фланг румынских войск (он протягивался до горы Саларе) исключал возможность его обхода, и румыны прочно держались на прилегавших к равнине высотах. На действиях германских войск в этом районе сказалось, несомненно, отсутствие горной артиллерии. Все горные батареи были направлены с Альпийским корпусом. Несколько удачнее развивались наступательные действия в районе группы ген. Шметтова. 3-я кавалерийская дивизия рокировалась под прикрытием 7-й бригады, 1-й кавалерийской дивизии из долины Харбах в долину р. Ольты, без помехи переправилась на левый берег реки и, выдвинув один полк к Вистеа для обеспечения направления Фогараш, успешно атаковала у Порумбак части 1-й каларашской бригады. Сообщения германштадтской группы румын с левым флангом их 2-й армии по правому берегу р. Ольты были теперь перерезаны.

    В конечном итоге австро-германские войска за первый день наступления не добились больших результатов. В довершение всего о действиях Альпийского корпуса не было никаких сведений, кроме того, что он вышел к проходу Ротер-Турм. Однако с занятием этого прохода частями Альпийского корпуса и с выдвижением 3-й кавалерийской дивизии по левому берегу р. Ольты противник оказался в окружении, которое следовало только завершить. У него оставалась, правда, еще возможность отхода по доступным лишь для пехоты тропинкам через Фогарашские горы. Следовало считаться также с возможностью подхода на выручку частей 2-й армии из Фогараша, так как обеспечение этого направления конницей не могло считаться надежным. Кроме того, задержка под Германштадтом давала противнику возможность прорвать слабое кольцо окружения,, осуществленное Альпийским корпусом. Учитывая все это, ген. Фалькенгайн поставил своим войскам» следующие задачи на 27 сентября: 39-му корпусу — энергично продолжать наступление; Альпийскому корпусу — подтверждается прежнее указание продвинуться к востоку от шоссе и окончательно отрезать противнику пути отступления через горы на юг; коннице ген. Шметтова — замкнуть кольцо окружения с востока. Поступивший в распоряжение ген. Фалькенгайна пехотный полк с артиллерийским дивизионом 89-й германской резервной дивизии направляется в Зальцбург, составляя армейский резерв.

    Что касается румынского командования, то все его устремления были направлены теперь к тому, чтобы открыть отрезанному 1-му корпусу путь отступления по долине р. Ольты. Командующий 1-й армией ген. Цульцер направил сюда из состава занимавшей Дунайский участок 20-й пехотной дивизии 5 батальонов о артиллерией, перебрасывая их по железной дороге. Эти батальоны получили задачу наступать из долины Лотру на высоты западнее прохода Ротер-Турм. 1-й корпус получил распоряжение постепенно отходить к горам и одновременно обрушиться на вышедшего ему в тыл противника. Ген. Поповичи тоже выделил для выполнения этой задачи 5 батальонов, он рассчитывал также на содействие соседа — 2-й армии. Однако главное румынское командование никаких шагов в этом отношении пока не предпринимало.

    Схема Германштадтского сражения

    27 сентября для Альпийского корпуса создалась довольно напряженная обстановка. Румыны энергично наседали с севера и с юга. Командование корпуса не могло и думать о том, чтобы выполнить поставленную корпусу новую задачу. Под натиском отчаянно атаковавших в долине р. Ольты 5 батальонов 1-го румынского корпуса частям егерского и баварского батальонов пришлось отступить и оставить шоссе, удерживаясь лишь на железнодорожной станции Вадулуй. Левофланговый егерский батальон, атакованный частями 23-й пехотной дивизии на высотах у Фундул Риулуй, успешно отразил наступление противника. На юге, где западнее долины Альпийский корпус развернул 2 батальона (батальон баварцев и один егерский батальон), положение австро-германцев было не лучше. Со своих позиций они видели, как на ближайшую железнодорожную станцию прибывали поезда, из которых высаживалась румынская пехота, а позже и артиллерия. Это были части 20-й пехотной дивизии, которые в скором времени, развернувшись к западу от железной дороги, начали наступление на занятую германцами гору Робу (1906) и гору Мурузиу (1763). Пулеметным огнем и огнем австрийских горных батарей атаки румын были отбиты, но батальон баварцев, занимавший Кайнени, атакованный румынами при поддержке артиллерии с юга и с запада, должен был под угрозой полного окружения отойти. Таким образом, румынские войска освободили шоссе, которое, однако, продолжало оставаться под действительным пулеметным огнем германцев, отошедших на близлежащие высоты.

    Положение румынских войск под Германштадтом в этот день значительно ухудшилось. 39-й корпус после короткой артиллерийской подготовки атаковал противника на всем фронте к югу от Германштадта. К концу дня 187-я пехотная дивизия, несмотря на упорное сопротивление румынских войск, отбросила их на высоту к югу от города, овладев важнейшим опорным пунктом левого фланга румынской обороны — высотой Онцешти (1714). В захвате последней решающую роль сыграли 2 батальона Альпийского корпуса, прибывшие из Петрошени, Они не успели присоединиться к своему корпусу и обошли по горам левый фланг 23-й пехотной дивизии. Успешным было и наступление 51-й пехотной дивизии, в то время как 76-я резервная дивизия смогла лишь несколько продвинуться и то лишь на своем правом фланге. Таким образом, за два для сражения правый фланг 39-го корпуса продвинулся на 12 км, левый же почти не сдвинулся с места. Конница ген. Шметтова оставалась в прежнем положении.

    В этот день, 27 сентября, главное румынское командование решило, наконец, нритти на помощь своему 1-му корпусу, и в 9 часов утра 2-я румынская армия получила приказ немедленно перейти в наступление с задачей выйти на линию Корнатьелу (15 км восточнее Германштадта), Агнетельн. Одновременно должна была перейти в наступление и Северная румынская армия в общем направлении на Шесбург и севернее. Занимавшие оборонительное расположение дивизии 2-й румынской армии выступили только после полудня, и лишь поздно ночью главные силы левофланговой 4-й пехотной дивизии достигли Фогараша, а две остальные дивизии вышли севернее последнего. 2-я кавбригада после своей нерешительной попытки войти в связь с 1-м корпусом заночевала в Вистеа Верхи. Левому флангу австро-германцев, который был прикрыт одной лишь кавбригадой 1-й кавалерийской дивизии на северном берегу р. Ольты и одним кавполком на южном берегу, грозила серьезная опасность. Положение у Петрошени, где румыны уже с 27 сентября приостановили свое наступление, не внушало опасений, ео оно и не могло непосредственно влиять на ход событий под Германштадтом. Сведения, полученные от Альпийского корпуса, были неутешительными, хотя об его отходе с шоссе германское командование еще не знало. В результате этого дня решительного перелома в ходе сражения достигнуто не было. Это решение должен был принести следующий день, 28 сентября.

    Поздно вечером 27 сентября ген, Фалькенгайн отдал приказ на следующий день. Этим приказом 39-му корпусу предлагалось энергично продолжать наступление, Альпийскому корпусу и коннице ген. Шметтова — выполнять прежние задачи, причем последнему для усиления его заслона (в направлении Фогараша) придавался один батальон 76-й резервной дивизии. Поступившая в распоряжение ген. Фалькенгайна теперь уже вся 89-я пехотная дивизия получила указание перейти в район Хенисдорф, Якобсдорф, сосредотачиваясь, таким образом, за левым флангом армии. Это являлось дополнительной мерой предосторожности против 2-й румынской армии ввиду слабости правофланговой группировки соседней армии ген. Арц, которая обеспечивала оперативный фланг и тыл ген. Фалькенгайна.

    Ген. Поповичи, понимая рискованность своего положения, теперь уже думал лишь об отступлении. Он приказал 13-й пехотной дивизии ввиду ее выдвинутого положения отойти на позиции севернее и северо-восточнее Талмеша и оттянул к последнему свою кавбригаду. Сюда же направились обозы и тыловые службы. Имея случайную связь со 2-й армией, он все еще надеялся на помощь, считая, что ее 4-я пехотная дивизия находится примерно в полупереходе.

    Возобновившееся с утра наступление германцев не встретило уже прежнего сопротивления. Румынские войска были утомлены и понесли большие потери, особенно их 23-я пехотная дивизия. Панические слухи об окружении также сделали свое дело. Труднее всего пришлось опять 23-й пехотной дивизии, атакованной с фронта 187-й пехотной дивизией германцев и обойденной снова глубоко с юга от горы Гетценберг (1305) двумя батальонами Альпийского корпуса (2-го егерского полка). Когда же после полудня на правом фланге 13-й румынской пехотной дивизии появилась конница ган. Шметтова и 3 ее эскадрона, занявшие высоту 846 (восточнее Талмеша), замкнули кольцо окружения с востока, и эта дивизия начала в беспорядке отходить. К вечеру 1-й румынский корпус сгрудился на тесном пространстве у входа в долину р. Ольты, поражаемый концентрическим огнем германской артиллерии и с трудом сдерживающий своими арьергардами неослабевающий натиск противника. Потеряв всякую надежду на помощь 2-й армии, ген. Поповичи отдает приказ об отходе через горы на юг. Чтобы освободить себе дорогу по долине р. Ольты, он еще до полудня направил через проход Ротер-Турм 3 специально отобранных батальона с батареей, поставив перед ними задачу очистить долину от занимавших ее западные склоны войск противника. Отдельные роты Альпийского корпуса, пытавшиеся еще выполнять свою задачу, были полностью вытеснены с полосы шоссе; была освобождена также и ст. Вадулуй. Путь отступления, таким образом, был окончательно освобожден, хотя некоторые участки шоссе еще находились под пулеметным и артиллерийским огнем германцев.

    Спешившие на выручку войска 2-й армии, потеснив конницу ген. Шметтова, достигли к вечеру своей южной колонной, двигавшейся по левому берегу р. Ольты, Арпазиу Верхн., в одном переходе от Талмеша. Две другие дивизии двигались севернее в направлении Агнетельн. С отходом 6-й кавалерийской бригады между левым флангом 9-й армии и правым флангом 71-й пехотной дивизии (ген. Арц) образовался широкий разрыв. В силу этого положение да левом фланге 9-й германской армии становилось все более напряженным. Если бы румынские войска действовали более энергично и согласованно, то сражение под Германштадтом могло бы получить совершенно неожиданный оборот. Но положение было спасено 89-й пехотной дивизией, весьма своевременно подошедшей сюда из Шесбурга. Дивизия прикрыла своими передовыми частями этот открытый промежуток. Румынское главное командование, таким образом, упустило удачный момент; не проявил должной энергии и командующий 2-й армией. К вечеру 28 сентября 1-й румынский корпус, предоставленный самому себе, мог только в беспорядке отступать. С наступлением темноты румынские обозы, за которыми последовали и войска, беспорядочным потоком устремились по шоссе через горы. Пулеметный огонь германцев, которые могли обстреливать некоторые участки шоссе, превратил этот отход в беспорядочное бегство. Румынам удалось все же увезти почти все свои орудия. Часть пехоты отходила и по левому берегу и по полотну железной дороги, другая часть — по тропинкам через Фотарашские горы в обход прохода Ротер-Турм. 1-й румынский корпус временно потерял боеспособность. По словам захваченных германцами пленных румынских солдат, им был дан приказ «рассеяться и, перебравшись через горы, собраться по ту сторону их».

    Австро-германские войска, оттеснив противника к горам, лишь после полуночи прекратили свои атаки, когда части 39-го корпуса после упорного боя взяли Талмеш. С утра 29 сентября они возобновили свое наступление, но противник уже исчез. Австро-германцы преследовали втянувшегося в горы противника лишь отдельными небольшими отрядами. Дивизии 39-го корпуса дошли до предела своих сил. К ночи войска 1-го румынского корпуса, пройдя главный хребет, собрались в районе Кайнени, где вошли в связь с частями 20-й пехотной дивизии, продолжавшими безнадежные атаки горы Робу и высоты 1763, которые все еще удерживались Альпийским корпусом. Окружение 1-го румынского корпуса не удалось. Трофеи германцев были относительно невелики: 3 000 пленных, 13 орудий, 2 самолета, 70 грузовиков.

    Терцбургское направление

    Терцбургское направление.

    Задуманное австро-германским командованием окружение потерпело неудачу, потому что сосредоточенные здесь силы не соответствовали поставленной задаче. Шесть батальонов Альпийского корпуса, конечно, не могли выполнить возложенной на них задачи. Оторвавшись от главных сил, Альпийский корпус должен был израсходовать большую часть своих войск для собственного обеспечения от угрожавшего ему уничтожения. Для перехвата же пути отступления противника остались лишь два батальона. Поставленная корпусу дополнительная задача — перехват путей отхода через горы восточнее долины р. Ольты — была уже просто невыполнима. Отряд окружения должен быть в таких случаях поддержан каким-то последующим эшелоном, на который и должна возлагаться задача обеспечения его флангов и тыла. У ген. Фалькенгайна было, между прочим, еще 3 батальона Альпийского корпуса, но они оказались отвлеченными для содействия наступлению 39-го корпуса. Следует отметить и несогласованность -действий (по времени) отряда окружения и главных сил. Медлительность наступления главных сил 9-й армии у Германштадта давала румынам возможность разделаться с оказавшимися у них в тылу несколькими германскими батальонами. Таким образом, если ген. Фалькенгайн и не ожидал выхода Альпийского корпуса к проходу Ротер-Турм, а просто не мог начать наступления раньше, то такое предварительное выдвижение слабого отряда окружения не может считаться целесообразным. Что же касается оказавшихся было в окружении румын, то действия их показывают, что в условиях ведения войны в горах можно выйти из окружения, сдерживая наседающие с фронта главные силы противника, выигрывая время и силы для того, чтобы открыть себе путь отступления. Тем не менее первая задача, которая стала перед 9-й армией — нанести поражение германштадтской группировке противника и отбросить ее за Карпаты, — была выполнена.

    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *