" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    204 просмотров

    Операции в Трансильвании: Кронштадтская операция

    После трехдневного сражения под Германштадтом внимание ген. Фалькенгайна было отвлечено появлением нового противника. Утром 29 сентября в расположении германских войск совершил посадку не знавший обстановки румынский летчик. У него было отобрано сообщение начальника штаба 2-й румынской армии о движении ее на выручку 1-му румынскому корпусу. Движение главных сил 2-й румынской армии к Германштадту оказалось запоздалым, но появление их на левом фланге 9-й армии, особенно в связи с возобновлением наступления румын на фронте 1-й армии (ген. Арц), весьма осложняло обстановку. С другой стороны, выдвижение 2-й армии к западу после поражения 1-го корпуса оказывалось даже выгодным. Отданные ген. Фалькенгайном после полудня приказы уже предусматривали поворот 9-й армии против этого нового противника. Альпийский корпус получил задачу удержать проход Ротер-Турм, обеспечивая фланг 9-й армии со стороны Карпат. 39-й корпус должен был возможно скорее выдвинуться в район Корнатьелу, Шакадат. Коннице ген. Шметтова, усиленной полком армейского резерва (89-й пехотной дивизией), было приказано удерживать свое расположение к югу от Агнетельна до р. Ольты, а 89-й пехотной дивизии — в районе Якобсдорфа. Прибывавшая 2-я австрийская горная бригада направлялась на участок Петрошени. Таким образом, уже с 29 сентября ген. Фалькенгайн приступил к выполнению второй части полученной им директивы главного командования: объединенными усилиями атаковать выдвинутое к Фогарашу южное крыло румынских главных сил, стремясь по возможности к его охвату и полному разгрому. В соответствии с этими указаниями и о целью нанесения уничтожающего удара ген. Фалькенгайн решил направить главные силы своей армии по южному берегу р. Ольты (где проходило шоссе) вдоль северных склонов Карпат.

    Происходившее в этот день продвижение южной группы 2-й румынской армии — 4-й и 3-й пехотных дивизий и 2-й кавалерийской бригады — задержалось упорным сопротивлением конницы ген. Шметтова и артиллерийским огнем на открытом южном берегу р. Ольты. К ночи южная группа достигла лишь района Керчи. 29 и 30 сентября более значительные события разыгрались на фронте 1-й австрийской армии в горах Гергени. В этом районе перешла в наступление Северная армия ген. Презано. Но 1 октября находившиеся в Трансильвании румынские войска получили решительно изменяющие всю обстановку указания главной квартиры. Румынское командование, не считая возможным послать в Трансильванию какие-либо подкрепления, предписывало перейти здесь на всем фронте к обороне. Северная румынская армия должна была прекратить свое наступление, 2-я армия — отойти за р. Ольту на свое исходное положение, на фронт Репе, Сарканы, и в соответствии с этим оттянуть свой левый фланг и Северная армия , (7-я пехотная дивизия). Таким образом, 2 октября 2-я румынская армия возобновила свой отход на восток, но начатое с утра наступление двух дивизий ген. Моргена (89-й и 71-й пехотных дивизий) привело к жестоким боям на ее правом фланге. 3-я и 6-я румынские дивизии нанесли в этот день атаковавшим австро-германцам поражение, которое позволило этим дивизиям беспрепятственно отойти. Что касается 39-то корпуса, то он прошел около половины пути до Фогараша.

    3 и 4 октября обе стороны продолжали свое движение на восток. В итоге этих двух дней 39-й корпус, шедший главными силами по шоссе на Фогараш, занял район Сарканы, Синка. Отсюда дорога на Кронштадт разделялась на два маршрута: одно шоссе, шедшее через Вледени на восток, и другое — на юго-восток. Обе дороги переваливали через невысокие, но трудно доступные, покрытые густым лесом горы Гейетервальда, примыкавшие на юге к главному хребту Карпат. Продвигавшаяся горами группа ген. Моргена (вошедшая с 4 октября в состав 9-й армии) заняла район Зейбурга, а конная группа ген. Шметтова дошла только до Фельмерна.

    К исходу 4 октября обстановка складывалась следующим образом: намечавшийся удар по 2-й румынской армии в районе Фогараша осуществить не удалось; 2-я армия отходила на юго-восток, но на следующий день германцы могли встретиться с сопротивлением противника на западных склонах Гейстервальда; левофланговая 7-я пехотная дивизия .» Северной армии румын оттягивалась, невидимому, к Секели Удвархели; промежуток между обеими армиями противника прикрывался, вероятно, лишь конницей. Ген. Арц считал даже, что румыны готовятся к отходу по всему фронту. Эта оценка обстановки была близка к истине.

    Схема Кронштадской операции

    Схема Кронштадской операции.

    Исходя из этой обстановки, ген. Фалькенгайн решает быстро выдвинуться своим сильным правым флангом в Кронштадтскую котловину, после чего казалось наиболее выгодным, преследуя 2-ю румынскую армию (считалось, что она будет отходить за Карпаты), наносить удар на Плоешти, предоставив Северную армию противника 1-й австрийской армии и коннице ген. Шметтова. Для выполнения ближайшей задачи — занятия Кронштадта — войскам были поставлены следующие задачи: 39-му корпусу, отбрасывая противника к востоку, пройти через Гейстервальд; группе ген. Моргена, двигаясь по двум маршрутам, овладеть переправами через р. Ольту у Комано и Хевиц для последующего обхода противника с севера; конному корпусу ген. Шметтова рокироваться на левый фланг армии, обеспечивая его и прикрывая промежуток между армиями. Только что выгрузившаяся в Германштадте 8-я австрийская горная бригада должна была форсированным маршем двигаться на присоединение к главным силам армии.

    9-я армия закончила день 5 октября решительным успехом. 2-я румынская армия, которая по планам командования должна была задержаться на сильном оборонительном рубеже в горах Гейстервальда, вынуждена была отойти: положение ее становилось угрожающим. В связи с этим обстановка в Трансильвании начинает, наконец, внушать главному румынскому командованию серьезные опасения. К этому времени определился полный провал Дунайской операции румынских войск, на которую возлагались столь большие надежды. Тогда румынская Главная квартира решила начать новое наступление в Трансильвании. На фронте Северной армии намечалось создать маневренную группу, перебросив сюда несколько дивизий с юга. Кроме того, румынское командование обратилось с просьбой в русскую Ставку о направлении двух корпусов по долине Верхний Марош на Быстриц. До сосредоточения этой маневренной группы Северная и 2-я армии должны были, как указывал отданный поздно вечером 5 октября приказ главного командования, упорно обороняться на занимаемых позициях. При этом, однако, для 2-й армии допускалась возможность оставить Кронштадт и организовать главное сопротивление в горах. Командующему 2-й армией сообщалось, что в его распоряжение перебрасываются одна бригада 22-й пехотной дивизии на Кимпулунг и 21-я пехотная дивизия с 4 тяжелыми батареями на Кронштадт. Но быстрое развитие событий спутало все расчеты румынского главного командования.

    Штаб 9-й армии с 5 октября находился в Германштадте. От своей авиации ген. Фалькенгайн получил точные данные о движении колонн 2-й румынской армии к Кронштадту, а также об образовавшемся промежутке между ней и Северной армией, которая продолжала оставаться на месте. Обстановка складывалась так, что следовало ожидать отхода и Северной армии. Но в условиях гор фронтальное преследование по узким долинам не обещало большого успеха. Поэтому ген. Фалькенгайн приказал 1-й армии ген. Арца быстро выдвинуться своим правым флангом к Чик-Середа в стык между армиями противника, после чего, направляя удар на север, попытаться отрезать ему пути отступления. Обоим корпусам 9-й армии — 39-му и 1-му — было приказано продолжать 6 октября преследование на широком фронте, а конной группе ввиду утомления конского состава лишь обеспечивать в районе Мебург левый фланг армии. Ген. Штаабе еще вечером 5 октября, как бы предвосхищая решение армейского командования, поставил задачу правофланговой 76-й резервной дивизии отрезать противнику отступление через горные проходы к югу от Кронштадта.

    Успешное продвижение 39-гр и 1-го корпусов, начавшийся отход Северной румынской армии к перевалам через горы создали в штабе 9-й армии и у главного германского командования впечатление, что румынские войска уже не собираются задерживаться по эту сторону Карпат. Поэтому ген. Фалькенгайн стремится скорее захватить перевалы через Карпатский хребет. 39-му корпусу было дано указание занять Кронштадт, стараясь охватить противника с юга и преградить ему отступление через перевал Томеш, а 1-му корпусу своей 89-й пехотной дивизией выйти в район Мариенбурга. В разговоре с прибывшим в штаб командиром Альпийского корпуса ген. Фалькенгайн сообщил ему намеченный план операций. Судя по этой беседе, своими главными силами ген. Фалькенгайн предполагал прорваться через горы от Кронштадта с задачей достигнуть Плоешти в то время, как Альпийский корпус, усиленный двумя горными бригадами (предполагалось перебросить 2-ю бригаду с участка Петрошени и еще одна бригада прибывала), выйдет к Питешти. Не имея пока данных о переброске в его распоряжение каких-либо новых дивизий, ген. Фалькенгайн ставил перед собой довольно ограниченную цель — выход из гор на Дунайскую равнину.

    Румынские войска между тем не собирались больше отступать. Командующий 2-й армией, решив дать сражение под Кронштадтом, развернул свои войска следующим образом. На левом фланге, упиравшемся в главный хребет Карпатских гор, 8-й бригаде 4-й пехотной дивизии, усиленной 11-й бригадой, была поставлена задача удерживать позицию по горе Мускелулуй (827), закрывая дорогу на Кимшулунг через перевал Терцбург, по которой подходила 9-я бригада 22-й пехотной дивизии. Другая бригада 4-й пехотной дивизии, также усиленная частью 11-й бригады, должна была удерживать город. Между флангами бригад получался промежуток в 15 км, но он закрывался торой (1590) к юту от города, отроги которой охватывали его западную и юго-восточную окраины. Слабым местом этого расположения была возможность проникновения противника по долине ручья Вейденбах, в 5 — 6 км восточнее румынской позиции на горе Мускелулуй. Поднявшись по его долине, можно было выйти в тыл важнейшему перевалу Томеш. 3-я пехотная дивизия была назначена для обороны 15-километрового фронта от города до правобережных высот р. Ольты. С подходом 21-й пехотной, дивизии, которая должна была занять прилегавший к городу участок, положение 3-й пехотной дивизии значительно облегчалось. В последующем здесь, на правом фланге, и предполагалось перейти в наступление. В резерве армии оставалась 12-я бригада 6-й пехотной дивизии. Таким образом, на следующий день (7 октября) на участке между главным Карпатским хребтом и р. Ольтой должно было произойти решительное столкновение. Австро-германские войска имели 5 дивизий против 4½ румынских.

    Сражение завязалось на южном фланге. Авангард 76-й резервной дивизии неожиданно столкнулся с занимавшей сильную позицию на горе Мускелулуй (827) 8-й румынской бригадой. Бой постепенно разгорался, распространяясь в сторону флангов, которые германцы пытались охватить, но неудачно. Предпринятый дальний обход с северо-востока затянулся до» вечера. К исходу дня румыны, к которым подошла 9-я бригада, попрежнему удерживали высоты на правом берету р. Бурцея-бах, а контратаки их продолжались до поздней ночи. На Кронштадт повели наступление две дивизии 39-го корпуса: 51-я — с запада и 187-я — с северо-запада и севера. Сбив румынские арьергарды, они к вечеру подошли к окраине города. Здесь завязался упорный бой, продолжавшийся и с наступлением темноты. В результате этого боя авангардный полк 187-й пехотной дивизии овладел северной частью города. 51-я же дивизия, приблизившаяся к городу с запада, была остановлена командиром корпуса перед западной окраиной из опасения, что в хаосе ночного уличного боя части двух дивизий, наступая с разных направлений, могут вступить в перестрелку друг с другом.

    7 сентября обе стороны так и не успели ввести в бой все свои силы. 1-й корпус (ген. Моргена) сильно растянулся, и лишь к вечеру авангард 89-й пехотной дивизии занял Мариенбург. Что же касается румынских войск, то их части получили приказ лишь около полудня, когда главные силы 3-й и 4-й пехотных дивизий, двинувшиеся к перевалам, миновали город и их пришлось поворачивать обратно. 3-я пехотная дивизия лишь ночью в районе высоты 704 столкнулась с боковым отрядом 187-й пехотной дивизии. 12-я бригада 6-й пехотной дивизии перешла на правый фланг к Узон. Выгрузившаяся на ст. Предеал, под самым перевалом, 21-я пехотная дивизия совершала в течение ночи переход к Кронштадту. Кроме того, к Кронштадту спешно направлялись новые подкрепления: бригада 22-й пехотной дивизии и 10-я пехотная дивизия.

    Таким образом, австро-германцам в этот день не удалось занять Кронштадт. Расчеты германского командования на быстрое выдвижение их правофланговой 76-й резервной дивизии рушились. Получив к исходу дня сведения о подходе к противнику значительных подкреплений, ген. Фалькенгайн имел в виду использовать 8 октября подходивший 1-й корпус для нанесения сокрушающего флангового удара по кронштадтской группировке противника.

    8 октября 76-я резервная дивизия сильным огнем приданной тяжелой артиллерии и обходом неприятельской позиции с северо-востока вынудила румын отойти. Когда же находившиеся во второй линии части 9-й румынской бригады перешли в общую контратаку, удачное появление на фланге этой бригады германского полка из дивизионного резерва, направленного в обход от Цернешти, заставило обе румынские бригады отойти к селению Терц бург. Только тогда 76-я резервная дивизия направила два батальона 254-го полка с агорной батареей по долине Мал. Вейденбахского ручья с задачей, поднявшись на главный хребет, захватить перевал Томеш, по которому проходило основное направление отхода 2-й румынской армии. Но германцы опоздали. Румыны, предусмотрев возможность такого маневра, закрыли обе долины, которые выводили в обход перевала с запада, двумя батальонами выгрузившейся на ст. Предеал 21-й пехотной дивизии. В конечном итоге 76-я резервная дивизия хотя и продвинулась до входа в долину Терцбург, но не выполнила поставленной ей основной задачи. Решающие же события разыгрались вокруг самого города.

    На этот день ген. Крайничану было принято следующее решение: если противник будет стремиться только овладеть городом, то контратаковать его левый фланг силами 3-й пехотной дивизии, 12-й пехотной бригады и 3-й бригадой каларашей. Около полудня 51-я австрийская пехотная дивизия завязала упорный бой за высоты на западной окраине города, части 187-й германской пехотной дивизии вели уличный бой, продвигаясь к центру города. Ген. Крайничану решил, что этот момент наступил, и 3-я пехотная дивизия была брошена в атаку. Одна бригада обеспечивала атаку на высотах у Пегер с севера; другая, развернутая левее, ударила в направлении северной окраины города. Сильным огнем румынской артиллерии было прервано всякое сообщение по дороге Мариенбург — Кронштадт. Подходившая 12-я бригада была направлена правее 3-й пехотной дивизии на Бренндорф. Таким образом, 189-я германская пехотная дивизия оказалась в трудном положении. Наступление румын продолжало распространяться к югу. Тогда был спешно выведен из города втянувшийся в него последний полк дивизии, который и повернул на обходящего противника. После этого продвижение приостановилось. Наконец, на поле сражения появляется 89-я германская пехотная дивизия, которая к вечеру продвигается до Бренндорфа, вынуждая 12-ю румынскую бригаду к беспорядочному отходу. За 89-й подходит и 71-я пехотная дивизия. Контрудар румынских войск заканчивается полной неудачей.

    В ночь с 8 на 9 октября ген. Крайничану решает ввиду подхода крупных сил противника с севера и больших потерь оставить город и отойти к главному Карпатскому хребту. Последний был труднодоступен и имел сильно укрепленные перевалы. Отступление румын началось уже с ночи. 12-я бригада 6-й пехотной дивизии с 3-й кавалерийской бригадой отходила к перевалу Бодзер, 3-я пехотная Дивизия — к перевалу Альтшанц, 21-я и 4-я пехотные дивизии вместе со 2-й кавалерийской бригадой — к перевалу Томеш. Бой в городе продолжался до рассвета, и отход румын был обнаружен австро-германцами только с наступлением утра. Части 39-го и 1-го корпусов немедленно двинулись вслед за арьергардами румын, стремясь неотвязным преследованием завершить поражение противника.

    2-я румынская армия в этом сражении потерпела крупное поражение. 4-я пехотная дивизия была небоеспособна: румыны потеряли 25 орудий, но количество пленных было невелико — 1 200 человек. Однако сражение не было разыграно в том уничтожающем стиле, как хотелось ген. Фалькенгайну. 76-й резервной дивизии не удалось выйти на сообщения противника. Решающую роль сыграла здесь и трудность согласования в торных условиях движения отдельных колонн. Это и привело к опозданию 1-го корпуса. Его 71-я пехотная дивизия, направленная по обходному маршруту вдоль р. Ольты и в то же время по самой плохой дороге, совсем не приняла участия в боях под Кронштадтом. Что же касается румын, то они хотя и действовали по намеченному плану, но это не принесло им победы, и принятое ген. Крайничану в ночь на 9 октября решение на отход было в его положении самым благоразумным.

    Германское командование могло все же считать поставленную задачу выполненной. Крупнейшей кронштадтской группировке противника было нанесено поражение. Северная румынская армия, преследуемая войсками ген. Арца и конной, группой ген. Шметтова, также отходила к востоку. Теперь, казалось, надо было, только неотвязно преследуя противника, прорваться через перевалы главного Карпатского хребта.

    Еще 8 октября ген. Фалькенгайн получил указание верховного командования о продолжении операции с ближайшей задачей овладения перевалами через Карпаты и о подготовке к наступлению в глубь Румынии. Однако под влиянием только что одержанной победы ген. Фалькенгайн решил, неотвязно преследуя отступавшего противника, попытаться прорваться через горы и выйти в направлении на Бухарест. Действуя на широком фронте от прохода Ротер-Турм до перевала Бодзер, можно было быстро нащупать слабое место обороны и, введя здесь свой резерв, достигнуть решительного успеха. В распоряжение ген. Фалькенгайма прибывали значительные подкрепления. Вслед за 2-й отдельной горной бригадой, введенной в бой на участке Петрошени еще 30 сентября, 8-й и 10-й горными бригадами, последняя из которых выгружалась в Германштадте, с 9 октября на ст. Хомород-Ренс прибывала 12-я баварская пехотная дивизия и в пути находились 11-я баварская и 6-я кавалерийская дивизии.

    Приняв это решение, ген. Фалькенгайн поставил войскам 9-й армии следующие задачи. Альпийский корпус с 10-й и 2-й горной бригадами (последняя перебрасывалась из района Петрошени) получил задачу, наступая по долине р. Ольты, прорваться на Куртеа де Аржис. Этот корпус должен был, следовательно, наступать в направлении Питешти, содействуя продвижению центра. 76-я резервная дивизия, имея на правом фланге 2-ю горную бригаду, получила указание прорваться через перевал Терцбург на Кимиулунг. 51-я и 187-я пехотные дивизии должны были через перевалы Томеш и Шанц выйти на линию Синайя, Исварела. Наконец, 89-й пехотной дивизии ставилась задача действовать на левом фланге в направлении перевала Бодзер, наблюдая одновременно за бездорожным участком» главного хребта к востоку от перевала. 71-я пехотная дивизия направлялась к Кезди-Вашархели на соединение с коннной группой. Обе они должны были составить отдельную группу, действующую в направлении Окна на крайнем правом фланге 1-й армии. 1-я австрийская армия, вынудившая войска ген. Презано к дальнейшему отходу к государственной границе Румынии получила задачу обеспечивать эту операцию с севера, со стороны Молдавии, где надо было считаться с возможностью появления русских войск.

    Вступивший с 9 октября снова в командование 2-й румынской армией ген: Авереску решил, не задерживаясь в предгорьях Карпат, отойти вглубь гор. Это лишало австро-германцев их сильнейшего преимущества — использования тяжелой артиллерии. В связи с решением, принятым ген. Авереску, румынские войска должны были произвести некоторую перегруппировку. Прибывающая 10-я пехотная дивизия должна была занять участок юго-западнее перевала Томеш, обеспечив его от возможного обхода с этого направления; 22-я пехотная дивизия — участок Терцбург; 2-я бригада каларашей сосредотачивалась к югу от Предеала; 4-я пехотная дивизия отводилась в армейский резерв в Плоешти. Ген. Авереску пытался получить русскую 3-ю стрелковую дивизию, прибывшую на усиление 47-го корпуса в Добрудже. Но его желание удовлетворено не было. В конечном итоге румыны получили некоторые подкрепления, а самое главное — они отошли к сильным горным позициям. Бухарестское направление было ими хорошо укреплено. На некоторых участках, как, например, у перевала Томеш, имелись долговременные укрепления до броневых орудийных установок включительно. Последние были сняты с долговременных укреплений по нижнему течению р. Серет, построенных в свое время против России.

    Действия обеих дивизий 39-го корпуса, вынесших на себе всю тяжесть боя за Германштадт, оказались неудачными. 9 октября двигавшаяся в правой колонне 51-я пехотная дивизия достигла Ал. Томеш, в 10 км от города, а левая колонна, 187-я пехотная дивизия, подошла лишь к входу в долину, которая вела к перевалу Альтшанц. Отряду 76-й резервной дивизии не удалось захватить перевал Томеш. Таким образом, движение по шоссе даже не прерывалось. На следующий день, 10 октября, 51-я пехотная дивизия достигла сильной неприятельской позиции на перевале Томеш. Но все ее попытки добиться какого-нибудь успеха в продолжение 11 и 12 октября остались безрезультатными. Что касается 187-й пехотной дивизии, то за эти дни ей удалось лишь сбить противника с сильной позиции у перевала Шанц. В то же время действия ее боковой колонны, направленной на перевал Браточеа, не увенчались успехом. Столь же безуспешными были и попытки прорыва через горы левофланговой 89-й пехотной дивизии, которая, разделившись на две самостоятельные колонны, 12 октября подошла к перевалам Татарчавас и Бодзер.

    Группа ген. Моргена, действовавшая в Кимпулунгском направлении, достигла некоторых успехов, но лишь 12 октября 76-я резервная дивизия, сбив румынский арьергард у замка Терцбург, продвинулась на . несколько километров вверх по долине и вскоре оказалась перед новой позицией противника. Эта дивизия, имевшая лишь 7 батальонов слабого состава, не могла развить быстрого наступления, а 8-я горная бригада, совершавшая обходный маневр, запаздывала. На следующий день, сбив противника с его позиции, 76-я резервная дивизия приблизилась к перевалу, до которого было около 8 км. Но дальнейшее продвижение происходило в исключительно тяжелых условиях. Полевые и тяжелые батареи румын держали под огнем всю долину, двигаться по шоссе было невозможно. Около полудня 11 октября наступление 76-й резервной дивизии было окончательно остановлено перед сильной и хорошо укрепленной (имелось два бетонных сооружения) позицией румын на перевале (отм. 1245) и на прилегавших к нему высотах. Но 76-я резервная дивизия простояла перед перевалом» Терцбург только два дня. 8-я горная бригада (5 батальонов, 2 горные батареи и конный взвод), пройдя 10 октября еще 15 код (по прямой), достигла главного хребта у высоты 1733. На следующий день она начала спускаться по долине р. Дамбовица и, пробираясь в течение двух дней по лесу, к вечеру 12 октября вышла в тыл румынских войск. Ночью 22-я румынская пехотная дивизия оставила позиции на перевале и отошла к Рукару. На следующий день, 13 октября, 8-я бригада, заняв Падул-Дамбовицу и наступая по долине р. Дамбовица, снова сбила румын, занявших позицию севернее Рукару, и к ночи после упорного боя овладела этим селением». До Кимиулунга оставалось около 20 км, но 22-я пехотная дивизия уже заняла новую, весьма сильную позицию у Драгославле, в нескольких километрах к югу, и продвижение группы ген. Моргена (8-й бригады и присоединившейся к ней 14 октября 76-й резервной дивизии) было приостановлено.

    У прохода Ротер-Турм германцы находились уже около 10 дней. Оставшийся здесь после Германштадтского сражения Альпийский корпус (все 9 батальонов) имел чисто оборонительную задачу. Пользуясь пассивностью противника, румыны смогли привести в порядок войска своего 1-го корпуса и организовать оборону этого важнейшего операционного направления. Менее пострадавшая 23-я пехотная дивизия располагалась к востоку от р. Ольты, а спешенная конница охраняла труднодоступные перевалы на правом ее фланге. Участок западнее долины занимала одна бригада 13-й пехотной дивизии, усиленная частями 20-й пехотной дивизии, и одна ее бригада стояла в резерве. Таким образом, румыны имели здесь около 25 батальонов против 9 батальонов Альпийского корпуса. Получив 6 октября указания командующего армией о подготовке к наступлению, ген. Краффт наметил своей ближайшей задачей овладение перевалом с отм. 1824. Но предпринятая 9 октября атака окончилась полной неудачей. Тогда Краффт решает дождаться прибытия назначенных в его распоряжение войск и начинает тщательно готовиться к операции прорыва.

    Что касается положения на севере, то события развивались здесь более благоприятно. Левому флангу Северной румынской армии был нанесен удар войсками ген. Арца. С юга ее охватывала конница ген. Шметтова. В результате 11 октября Северная армия начала отступление по всему фронту. Отход Северной армии на восток, а кронштадтской румынской группировки на юг привел к образованию широкого промежутка между их флангами, прикрытого к югу от Чик-Середа одной лишь 2-й кавалерийской дивизией. В этот промежуток и устремилась конная группа ген. Шметтова с приданной ему 71-й пехотной дивизией. К 14 октября румынские войска, окончательно очистив территорию Тран-сильвании, отошли также и здесь на перевалы главного Карпатского хребта. Перед Карпатским хребтом приостановилось продвижение 1-й армии ген. Арца и конной группы геи. Шметтова. Таким образом, на всех направлениях австро-германцы встретили сильно укрепленные позиции и упорное сопротивление противника. К 12 октября фронт установился на линии государственной границы. Австро-германские войска были сильно утомлены двадцатидневными боями. В то же время румынские войска получали все новые и новые подкрепления.

    Уже 12 октября ген. Фалькенгайн вынужден был признать полный провал своего замысла — овладеть проходами через горы. Поэтому он решил временно отказаться от своих планов выхода на Дунайскую равнину.

    ***

    Можно ли упрекать ген. Фалькенгайна в этой неудаче? Если бы после успешного сражения под Кронштадтом ген. Фалькенгайн не перешел к преследованию и не попытался попользовать этот успех для прорыва через горы, он заслуживал бы еще большего упрека. Даже при существовавшей обстановке, которая, вполне понятно, не могла быть ген. Фалькенгайну полностью известна, он имел некоторые шансы на успех. Вполне естественно также, что ген. Фалькенгайн решил действовать именно из района Кронштадта. Здесь были его главные силы, румыны были только что разбиты, и, преследуя их по пятам, развивая свой успех, можно было рассчитывать на легкое овладение перевалами. Нужно было лишь не терять времени. Кроме того, направление Кронштадт, Бухарест было исключительно выгодным в оперативном отношении. Оно давало возможность перерезать неприятельскую страну пополам и окружить большую часть румынской армии. Но германское командование (9-й армии) можно упрекнуть в переоценке своих успехов и в недоучете возможностей своего противника. Румынская армия была еще достаточно боеспособна и располагала благодаря помощи русских известными резервами. Вместе с тем прорыв через горы не был должным образом подготовлен. Находившиеся под Кронштадтом австро-германские войска не были приспособлены для действий в горах. Они одержали ряд побед, но действуя только в долинах. Войска не имели необходимого снаряжения — вьючных пулеметов и горной артиллерии. Рассчитывать же на то, что полевые дивизии смогут прорваться по дорогам, было, конечно, большим оптимизмом. Для прорыва через горы нужно было иметь достаточное количество горных войск.

    Покончив с 1-м румынским корпусом и начиная кронштадтскую операцию, ген. Фалькенгайн оставил лучшую дивизию Альпийского корпуса обеспечивать фланг армии. Это решение мотивировалось отсутствием времени для намеченной смены Альпийского корпуса 51-й дивизией. Необходимость поспешить с поворотом на восток ни в какой степени не могла служить оправданием. Тут же, однако, ген. Фалькенгайн допустил И вторую ошибку, направляя прибывавшую 29 сентября на ст. Писки 2-ю горную бригаду на участок Петрошени. Туда достаточно было бы послать 2 — 3 батальона, обстановка вовсе не требовала перехода в наступление на этом участке. Таким образом, здесь как бы подтвердилась старая истина о трудности исправления первоначальных ошибок в развертывании.

    Когда стало ясно, что попытка прорваться через горы не увенчалась успехом, ген. Фалькенгайн решил начать планомерную подготовку к прорыву через Карпаты. Не ослабляя нажима на Бухарестском направлении, он переносит центр тяжести операции на запад. 10 октября это решение ген. Фалькенгайна получает одобрение верховного австро-германского командования. В этот же день было получено сообщение о занятии Терцбургского перевала. Но это все же не меняло положения. Продвижение 1-го корпуса, или вернее успешный обход 8-й горной бригады, так же, как и захват 187-й пехотной дивизией перевала Шанц, не говорило еще о слабости фронта противника и расстройстве его обороны.

    Трансильванская операция австро-германцев характерна тем, что оба решившие исход операции сражения разыгрались в широких горных котловинах Германштадта и Кронштадта. Это давало огромное преимущество австро-германцам, имевшим уже трехлетний боевой опыт и в обычных условиях среднепересеченной местности, которая позволяла использовать мощную артиллерию. В то же время им не удалось осуществить намеченного в обоих случаях маневра через горы. Австро-германское командование не показало достаточного умения руководить операцией в этих условиях, а войска не были подготовлены и снаряжены для войны в горах (кроме Альпийского корпуса).

    Следует отметить еще одно весьма интересное обстоятельство. 9-я армия, выполнявшая роль ударной и действовавшая в основном по широкой долине р. Ольты, меньше испытывала трудности горного рельефа, чем разделенная горами на отдельные колонны 1-я австрийская армия. В масштабе развернувшейся в условиях горного театра фронтовой операции это положение имело огромное значение. Наступление 9-й армии, развиваясь на оперативно выгодном и более доступном направлении, в результате двух последовательно разыгравшихся сражений в двухнедельный срок приводит к решительному успеху, определившему исход борьбы в Трансильвании. Вторгнувшиеся в ее пределы румынские армии были частично разбиты или вынуждены к отступлению. Поставленная цель была, таким образом, достигнута. Однако дважды намечавшееся окружение не удалось ни у Германштадта, где оно, правда, было близко к своему осуществлению, ни под Кронштадтом. В конечном счете все свелось к оттеснению румын за Карпаты,

    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *