" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    2 013 просмотров

    Подготовка командных кадров Красной Армии в годы Гражданской войны

    РККА

    Проблема командных кадров Красной Армии встала перед партией на другой же день после победы Великой Октябрьской социалистической революции, когда пролетариат должен был разбить «готовую» государственную машину и заменить ее новой1. Подбор и подготовка новых командных кадров была важнейшим моментом в строительстве многомиллионной Красной Армии. «Командно-политические кадры, как учит товарищ Сталин, — это костяк армии, это основа — они решают ее боеспособность»2. Важнейшим этапом в истории подготовки новых командных кадров Красной Армии, этапом, имевшим огромное значение для дальнейшего успешного строительства вооруженных сил страны социализма, был период победоносной гражданской войны и разгрома иностранной военной интервенции в СССР. Рассмотрению вопросов подготовки командных кадров на этом этапе истории Красной Армии и посвящается настоящая статья.

    ***

    Основой вооруженных сил Великой Октябрьской социалистической революции были отряды Красной гвардии, насчитывавшие к осени 1917 г. около 100 тыс. человек. Командный состав Красной гвардии, как и состав красногвардейцев, был почти исключительно рабочим. Организаторами и командирами красногвардейцев были большей частью старые большевики, руководители боевых дружин и баррикадных боев 1905 г. Во главе военных организаций партии стояли ее выдающиеся деятели. Героическая борьба Красной гвардии против Керенского — Краснова, Каледина, Дутова и других контрреволюционеров выдвинула одаренных командиров — самородков. Сотни и тысячи красногвардейцев стали выдающимися командирами Красной Армии. Достаточно напомнить, что такие герои гражданской войны, как Пархоменко, пришли в ряды Красной Армии из Красной гвардии. «В недрах Красной Гвардии, — писал товарищ Ворошилов, — складывались наши военно-политические и командные кадры Красной Армии»3.

    Вторым и самым многочисленным источником формирования кадров Красной Армии были революционные солдаты и матросы старой русской армии, беспредельно преданные делу народа и выдвинутые самими бойцами на командные должности. Подавляющая масса этих солдат прошла суровую школу боевого опыта империалистической войны. Большое значение имело использование унтер-офицеров старой армии, в большинстве выходцев из народа. Унтер-офицерами были в прошлом такие выдающиеся командиры Красной Армии и легендарные герои советского народа, как Буденный и Чапаев. За годы гражданской войны советская власть призвала около 200 тыс. унтер-офицеров старой армии и многие из них успешно и преданно служили в РККА на командных должностях.

    И все же проблема командных кадров имела для Красной Армии огромную остроту. Командиры готовились и выдвигались в ходе самой гражданской войны; их знания и опыт ковались в боях. В октябре 1918 г. В. И. Ленин констатировал, что «…перелом в сознании Красной армии наступил, она начала побеждать, она выдвигает из своей среды тысячи офицеров, которые прошли курс, и тысячи других, которые никаких курсов не проходили, кроме курса войны»4. Примерно в это же время на основе опыта фронтовой работы товарищ Сталин говорил: «Эти красные офицеры составляют основной цемент нашей армии, скрепляющий ее в единый дисциплинированный организм»5. В годы гражданской войны партия развернула гигантскую работу по планомерной подготовке командных кадров; но тем не менее костяк командиров составляли люди, не имевшие систематического военного образования. Даже в 1922 г. после окончания гражданской войны и перед массовой демобилизацией в Красной Армии насчитывалось 43,4% командиров, формально не имевших никакого военного образования. Большевистская партия подняла этих людей из народных низов, выучила и закалила их в борьбе. Сама коммунистическая партия в годы гражданской войны явилась одним из главнейших источников формирования новых командных кадров. Больше половины членов партии дрались в передовых рядах бойцов Красной Армии.

    «Красная армия победила потому, что руководящим ядром тыла и фронта Красной армии была партия большевиков, единая своей сплоченностью и дисциплиной, сильная своим революционным духом и готовностью пойти на любые жертвы ради успеха общего дела, не превзойденная своим умением организовать миллионные массы и правильно руководить ими в сложной обстановке»6.

    Великие вожди социалистической революции Ленин и Сталин были непосредственными организаторами побед Красной Армии и руководителями подготовки ее кадров. Большевистская партия выдвинула на высшие командные посты Красной Армии выдающихся деятелей русского революционного движения. Партия послала на работу з Красную Армию товарища М. В. Фрунзе — «одного из самых честных, самых бесстрашных революционеров нашего времени» (Сталин)7. В кратчайший срок Фрунзе выдвинулся как блестящий, талантливый пролетарский полководец. «Михаил Васильевич вошел в историю, как один из наиболее выдающихся полководцев и вождей Красной Армии, — писал товарищ Ворошилов. — Он не был специалистом военного дела в обычном понимании этого слова. Михаил Васильевич стал полководцем и вождем вооруженных пролетарских сил, пройдя тяжелую школу большевика-подпольщика, которая многое восполнила в пробелах специальных военных познаний этого незаурядного человека»8.

    К той же железной когорте профессиональных революционеров-подпольщиков принадлежал и товарищ К. Е. Ворошилов, ставший «красным генералом от рабочих» (Сталин), первым маршалом великой Советской державы. Товарищ Сталин, партия воспитали также и выдающегося водителя конных масс «красного генерала от крестьян» (Сталин), С. М. Буденного.

    Фрунзе, Ворошилов, Буденный — это военные руководители нового типа, люди, воплотившие в себе характерные черты полководцев армии победившего пролетариата.

    Партия помогла выдвижению из масс народа и таких типичных командиров эпохи гражданской войны, народных героев, самородков, как Чапаев, Щорс, Пархоменко, Котовский, Лазо и многие другие, имена которых ныне окружены ореолом легендарной славы.

    Наконец, партия выдвинула непосредственно из своих рядов замечательный революционный институт военных комиссаров, институт, без которого, по выражению Ленина, мы не имели бы Красной Армии9. Комиссары «…сыграли решающую роль в деле укрепления армии, в деле ее политического просвещения, в деле усиления ее боеспособности, ее дисциплины»10. Многие комиссары стали и выдающимися командирами.

    Наряду с этими новыми командными кадрами советская власть привлекла к службе в Красной Армии и офицеров из бывшей царской армии. Большевики считали необходимым использовать опыт и знания буржуазных военных специалистов для строительства Красной Армии. Партия и советская власть исходили при этом из того, что при сосредоточении всей власти в руках пролетариата, при рабоче-крестьянском составе армии, при наличии военных комиссаров и широкой сети коммунистических ячеек привлечение некоторой части ‘Враждебных пролетарской диктатуре ‘военспецов не представит большой опасности. Этот вопрос был разрешен положительно еще V съездом Советов в июле 1918 г. В марте 1919 г. VIII съезд партии еще раз подверг обсуждению вопрос об использовании военных специалистов. Съезд сурово осудил Троцкого за слепое преклонение перед военспецами и в то же время решительно отверг установки так называемой «военной оппозиции», огульно отрицавшей возможность использования военспецов. В программе партии, принятой съездом, указывалось, что «необходимо самое широкое использование и применение оперативного и технического опыта последней мировой войны. В связи с этим необходимо широкое привлечение к делу организации армии и ее оперативного руководства военных специалистов, прошедших школу старой армии. В свою очередь необходимым условием такого привлечения является сосредоточение общего политического руководства армией и всестороннего контроля -над командным составом в руках рабочего класса»11. В таком же духе говорилось об использовании военспецов в резолюции, принятой съездом по военному вопросу. В соответствии с этой линией партии в годы гражданской войны военспецы довольно широко привлекались в Красную Армию. В результате мобилизаций комсостава, проводившихся с 12 июня 1918 г. по 15 августа 1920 г., было призвано в РККА 48 409 бывших офицеров. Однако офицеры старой армии никогда не были решающей силой наших командных кадров. В 1922 г. бывшие кадровые офицеры составляли 5,6% командного состава РККА.

    Часть военных специалистов старой армии открыто изменила советской власти во время гражданской войны; некоторые вели скрытую контрреволюционную, вредительскую работу в рядах Красной Армии, прикрываясь маской лойяльности. Но значительная часть бывших офицеров служила честно и в целом привлечение военных специалистов вполне оправдало себя, «…несмотря на измены со стороны отдельных военных специалистов,— говорил Ленин,— мы разгромили Колчака и Юденича, мы побеждаем на всех фронтах. Это происходит потому, что благодаря существованию в Красной армии коммунистических ячеек, имеющих громадное пропагандистско-агитационное значение, небольшое число офицеров окружено такой обстановкой, таким громадным напором коммунистов, что большинство из них не в состоянии вырваться из той сети коммунистической организации и пропаганды, которою мы их окружаем»12.

    Многие из военных специалистов старой армии, сроднившись в процессе борьбы с массами красноармейцев, убедились на деле в правоте партии большевиков и целиком перешли на сторону рабочего класса. Некоторые из них, такие, как бывший генерал Николаев, героически погибли за дело рабочего класса.

    Привлечение военспецов в Красную Армию безусловно оправдалось. Они помогли нашим новым военным кадрам овладевать военной наукой.

    Военные специалисты сыграли известную положительную роль и в подготовке кадров красных командиров из рабочих и крестьян.

    «Заслуга военных специалистов, — говорил товарищ Ворошилов, — заключается не столько в их работе (были, разумеется, сотни честных специалистов, впоследствии ставших большевиками, которые с начала и до конца работали и честно и хорошо),— я говорю обо всей массе военных специалистов,— заслуга их заключается отчасти в том, что они учили нашего брата, или вернее сам наш народ, на ходу, в боях учился военному делу, требуя от военных специалистов помощи, проверяя эту помощь делом в боях с врагом. Главным же учителем, инструктором военного дела для наших большевистских кадров была сама гражданская война, во всем своем тяжелом, часто кошмарном, кровавом многообразии и сложности»13.

    ***

    Партия, однако, понимала, что для строительства регулярной Красной Армии недостаточно одного командного состава, воспитанного на опыте борьбы, но не овладевшего систематическими военными знаниями. Поэтому с первых же дней после установления диктатуры пролетариата партия, Ленин и Сталин приступили к созданию советских военно-учебных заведений.

    В области подготовки командных кадров так же, как и в строительстве нового аппарата государственной власти, партии приходилось начинать с разрушения старого. Надо было распустить юнкеров военных училищ, помещичьих и буржуазных сынков, ненавидевших рабочий класс и революцию и готовых в любой момент выступить против советской власти. Для этой цели уже 14 ноября 1917 г. при старом Главном управлении военно-учебных заведений была учреждена должность Главного комиссара всех военно-учебных заведений, которому были даны права контроля.

    Ликвидация военных училищ царской армии была начата в Петрограде, где юнкера уже в первые дни революции восстали против советского правительства. Всем юнкерам призывного возраста было предложено отправиться на фронт, а офицеры училищ были отчислены в резерв. Сохранялся только административно-хозяйственный аппарат. Здания некоторых училищ были временно переданы войсковым частям. Вслед за этим были назначены комиссары: военно-учебных заведений Московского военного округа, школы прапорщиков Западного фронта, Казанского округа, Тверского кавалерийского училища, топографического училища в г. Хвалынске. В это же время было приступлено к организации нескольких ускоренных курсов для солдат.

    Начало планомерной работы по строительству новых, советских школ командного состава было положено приказом Наркомвоена от 14 февраля 1918 г. Приказ предписывал окружным комиссариатам под наблюдением местных советов и под общим руководством Главного комиссариата всех военно-учебных заведений «открыть ускоренные курсы по подготовке командного состава… Красной Армии» в Петрограде, Ораниенбауме, Москве, Твери и Казани. Всего открывалось

    13 курсов. Окружные комиссариаты должны были создать организационные комиссии в составе заведующего курсами, представителя местного Совета, бывшего училищного комиссара и двух курсовых комиссаров. В связи с развертыванием сети военно-учебных заведений старое Главное управление военно-учебных заведений 16 марта 1918 г. было подчинено Главному комиссару всех военно-учебных заведений. В Москве и Петрограде начали организовываться первые курсы по подготовке командного состава, в частности, первые советские пулеметные курсы, помещавшиеся в Кремле, выполнявшие одновременно и задачу охраны правительства. В течение февраля было организовано 10 курсов. Более широкий размах строительство курсов приняло в период брестской передышки (в марте 1918 г.), когда со всей очевидностью выявилась необходимость создания крепкой Красной Армии. В течение марта и апреля в Петрограде начинают работать 1-е артиллерийские, 1-е кавалерийские, 1-е пехотные и 1-е и 2-е инженерные курсы. 1 марта начали работать Тверские кавалерийские курсы. К началу мая 1918 г. были уже выработаны основные положения организации командных курсов. В мае же было положено начало централизованной партийно-политической и культурно-просветительной работы на курсах. 2 мая в составе Военно-учебного управления14 было образовано политическое отделение. Учреждались должности комиссара курсов и его помощника. В мае же была утверждена примерная программа по политграмоте для курсов.

    Однако советские военно-учебные заведения были еще весьма немногочисленны, постановка учебной работы стояла на невысоком уровне; еще не было общих программ) и методов и даже единых сроков обучения, в состав курсантов затесались случайные и ненадежные люди.

    Объединение сил иностранной военной интервенции и внутренней контрреволюции, происшедшее летом 1918 г., диктовало необходимость коренным образом улучшить систему подготовки командных кадров. Поэтому V Всероссийский съезд Советов в резолюции по вопросу об организации Красной Армии 10 июля 1918 г. подчеркнул важность задачи укрепления командных курсов.

    В летние и осенние месяцы 1918 г. организация военных курсов усилилась. В Петрограде в конце августа на курсах командного состава обучалось уже 1 300 человек. Курсы стали возникать и в провинции. Со всех концов страны приезжали в Москву представители для оформления возникших по местной инициативе курсов, требовали прислать преподавателей, учебные пособия и материалы. В это же время создаются первые фронтовые и армейские школы.

    Партийные организации и Советы стали уделять больше внимания командным курсам. В Петрограде 18 июля была созвана специальная конференция коммунистов военно-учебных заведений. Конференция сыграла большую роль в улучшении партийно-политической работы на курсах. Она создала «бюро партийных коллективов (ячеек) курсов», которые проводили большую работу по сплочению партийных ячеек. На партийные ячейки легла основная тяжесть политико-просветительной работы. Коммунисты мобилизовывали курсантов на быстрейшее овладение военной наукой. Комиссия, инспектировавшая в начале октября Петроградские военно-учебные заведения, отметила «огромную роль коллективов на курсах. Им в значительной степени обязаны дисциплиной и порядком курсов. Опора и помощник для комиссара, пример дисциплинированности для курсантов, агитатор и пропагандист для них, комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем для преподавателей, инструкторов, а подчас, и курсантов — коллектив влияет на всю жизнь курсов»15. Партийные организации очищали курсы от проникших туда «левых» эсеров и других контрреволюционных и шкурнических элементов. Представители партийных ячеек принимали участие в работе приемных комиссий, отсеивая из числа поступающих классово-чуждых людей. Бюро коллективов проводило также большую работу по пропаганде военных знаний.

    Усиление работы партийных ячеек благотворно отразилось на состоянии курсов. Постановка учебного дела на курсах постепенно улучшалась. Рабочие и крестьяне с энтузиазмом овладевали военными знаниями. Петроградские курсанты работали по 12 часов в день. Высокую оценку сознательного отношения курсантов к учебе дали преподаватели вторых московских пехотных курсов: «курсанты, по отзывам своих педагогов, могут служить наглядным примером в проявленном ими сознательном отношении к делу»16.

    18 сентября 1918 г. командные школы дали Красной Армии первый массовый выпуск. Этот факт имел огромное политическое значение. Он свидетельствовал об успехах советской власти в деле строительства Красной Армии. Выпуск происходил в дни, когда Ленин разрабатывал план создания трехмиллионной Красной Армии. Едва оправившись от ран после покушения эсерки Каплан, Ленин послал приветствие выпуску, в котором писал:

    «Приветствую 400 товарищей рабочих, окончивших сегодня курсы командного состава Красной армии и вступающих в ее ряды как руководители. Успех российской и мировой социалистической революции зависит от того, с какой энергией рабочие будут бороться за управление государством и за командование армией трудящихся и эксплоатируемых, воюющих за свержение капитала. Я уверен поэтому, что примеру четырехсот последуют еще тысячи и тысячи рабочих, а с такими администраторами и командирами победа коммунизма будет обеспечена.

    Предсовнаркома Ленин» ((Цит. по газете «Северная Коммуна» от 24 сентября 1918 г., № 113.)).

    От имени ВЦИК выпускников приветствовал товарищ Свердлов:

    «Приветствуем первый выпуск советских красных офицеров и пожелаем, чтобы ваш предстоящий путь борьбы за власть трудящихся и торжество социализма привел к решительной победе»17.

    Первый массовый выпуск красных командиров превратился в праздник Красной Армии и всех трудящихся. Он имел также отклики за границей. Ему радовались друзья Советской России, из-за него злобствовали враги.

    Осенью 1918 г. были приняты дальнейшие меры к укреплению командных курсов и улучшению их работы. Помимо добровольно поступавших на курсы, стали прибывать лучшие красноармейцы с фронта, которые направлялись на учебу командованием. Были приняты также меры по улучшению партийно-политической работы. Партия и советское правительство поставили перед будущими командирами задачу овладеть большевизмом, стать не только военными, но и политическими руководителями красноармейцев. Для этой цели в начале октября при первых пехотных курсах в Москве были созданы для окончивших уже командные курсы дополнительные трехнедельные «курсы военной администрации и политического руководительства». Открывая курсы, товарищ Свердлов говорил:

    «Старой армии, царской армии больше не существует; она погибла давно, ее нет, но возродилась в Советской России новая армия, — армия рабочих, армия крестьян, армия борцов за социалистический строй, — и эта молодая армия требует совершенно . иных командиров, — требует командиров, вышедших не из дворянства, не из господ, требует командиров, вышедших из народа, из рабочих и крестьян. И я в вашем лице приветствую тех, которые оттуда, из низов, пошли в школу, пошли учиться, чтобы завершить создание армии, дав ей надлежащий командный состав. Мы все возлагаем на вас великие надежды, многие из вас прославятся своими подвигами в борьбе за социализм»18.

    Товарищ Свердлов уделял работе курсов большое внимание, он лично прочитал курсантам несколько лекций. 26 октября курсы военной администрации и политического руководительства выпустили первый отряд своих воспитанников — 273 человека. Все учившиеся на этих курсах до поступления окончили в разных городах республики командные курсы.

    К октябрю 1918 г. советская власть достигла первых серьезных успехов в строительстве советской военной школы. Это наглядно видно из цифр роста количества .военных школ. Если до революции было 35 военных училищ, то в октябре 1918 г. насчитывалось уже около 40 командных курсов. Подобрались кадры преподавателей. На практике подвергались испытанию новые принципы строительства советской военной школы. Можно уже было — и интересы дела требовали этого — подвести итоги накопленному опыту, сделать лучшие методы работы достоянием всех военно-учебных заведений, наметить дальнейшие перспективы и установить единство в работе. Для этой цели 10 — 17 октября 1918 г. был созван первый Всероссийский съезд представителей советских командных курсов. В работе съезда приняло участие около ‘ 100 представителей. Собравшиеся обсудили вопросы о типе школ, об организационной структуре и о методах преподавания, об академическом образовании и т. д. Съезд установил сроки обучения на курсах. В условиях войны и при почти полном отсутствии своих командных кадров необходимо было готовить командиров в максимально короткие сроки. Подавляющая масса курсантов имела слабую общеобразовательную подготовку. Это ‘создавало большие трудности. Съезд решил ввести на всех курсах подготовительные (общеобразовательные) и специальные классы. В общеобразовательные классы принимались курсанты, умеющие бегло читать и писать, изложить прочитанное и знающие четыре действия арифметики. Предназначение подготовительных курсов — дать общеобразовательную подготовку и общие военные знания. В специальные классы принимались курсанты, имеющие образование в объеме высшего начального училища, а в специальные классы артиллерийских командных курсов — в объеме не ниже 5 классов средней школы. Срок обучения в общеобразовательных классах устанавливался на пехотных курсах 4 месяца, на пулеметных — 4, кавалерийских — 6, технических — 12 месяцев. Такие же сроки обучения были введены и в специальных классах. Съезд подтвердил обязательный характер преподавания политграмоты на всех курсах. На преподавание политграмоты отводилось 64 часа. В области методики преподавания съезд рекомендовал перейти от лекционного к вопросно-ответному методу и по мере возможности применять наглядные приемы обучения.

    Большое значение имели решения съезда о порядке управления курсами. До сих пор некоторые курсы управлялись курсовыми советами и курсантскими комитетами. Съезд решил коренным образом изменить порядок управления курсами. Было постановлено: «1) курсовой совет упразднить. 2) Власть на курсах принадлежит комиссару заведующему курсами»19. Съезд определил взаимоотношения комиссара, начальника курсов (звание заведующего курсами было отменено приказом РВСР № 1998 от 1 октября 1920 г.) и партийных ячеек. Съезд обсудил вопрос об организации Высшей стрелковой школы («Выстрел») и военных академий.

    Съезд имел большое значение для дальнейшего укрепления советских военно-учебных заведений. Приказами по Военно-учебному управлению решения съезда получили обязательную силу и были проведены в жизнь. Приказ № 300 от 1 ноября 1918 г. устанавливал НОВЫЙ порядок управления курсами в соответствии с решениями съезда. Приказ № 304 от 4 ноября с некоторыми изменениями подтверждал решения съезда о сроках обучения. «Срок обучения, — говорилось в приказе, — на всех пехотных, кавалерийских и пулеметных курсах командного состава рабоче-крестьянской Красной Армии устанавливается по 4 месяца на подготовительном и специальном классах». На специальных курсах срок обучения устанавливался в 4 месяца в подготовительном и 5 месяцев в специальном классе. Приказ № 316 от 14 ноября «о порядке приема на курсы, испытания курсантов во время прохождения курсов и оценки их знаний, о поднятии физического развития курсантов», полностью урегулировал учебную жизнь курсов.

    Советские командные курсы получили единообразную организационную структуру, порядок управления, единые методы обучения. Но подготовка кадров все же отставала от роста Красной Армии. Чтобы обеспечить командным составом трехмиллионную армию, надо было подготовить не менее 100 тыс. командиров. Между тем к ноябрю 1918 г. на командных курсах обучалось только 10 тыс. человек. В связи с этим Центральный Комитет партии решил провести 24 ноября 1918 г. «День красного офицера». В этот день Центральный и Московский комитеты партии, ВЦСПС, Московский Совет и Военно-учебное управление обратились к рабочим и крестьянам со специальным воззванием. Воззвание призывало рабочих и крестьян к овладению военными знаниями:

    «…Твоя армия должна иметь руководителей, и никто, кроме тебя, не может быть ее командиром, а чтобы быть таковым, ты должен приобрести знания, а чтобы получить их, трудящийся, иди в ряды курсантов советских курсов, там ты в короткий срок получишь то, что должен знать вождь — командир Красной армии.

    В этот день, который будет памятным в деле создания Красной армии, мы призываем тебя, рабочий и крестьянин, мы призываем тебя, кому дорога Красная армия, кому дорога революция встать в ряды ее вождей — командиров.

    Помни, коммунист, ты, который должен быть командиром, ты совершаешь преступление перед революцией, если не приложишь усилий к тому, чтобы стать красным офицером.

    Наша партия, авангард революции, командный состав это основа армии, армия — опора революции, коммунист должен быть командиром в этой армии, иначе он не выполнит своей задачи целиком.

    Не медли же, товарищ, враг не ждет…

    Иди, рабочий и крестьянин, на курсы! Ничего не требуется от тебя, ни знаний общих, ни военных; лишь желание сражаться, лишь желание умереть в первых рядах бойцов за социализм!

    Да здравствует мировая социалистическая революция!

    Да здравствует Красная армия!

    Да здравствуют ее красные офицеры!»20.

    24 ноября во всех крупных городах состоялись многочисленные митинги, парады курсов, распространялись листовки, пропагандирующие советские командные курсы, и производилась запись желающих поступить на курсы.

    В Москве на Красной площади в присутствии товарища Свердлова состоялся парад командных курсов, а после парада курсанты направились к зданию Моссовета, где встреченный горячими приветствиями и «Интернационалом» выступил перед ними Ленин.

    Владимир Ильич приветствовал курсантов от имени Совнаркома и остановился на принципиальном отличии Красной Армии от старой армии. Далее Ленин говорил о роли новых командных кадров: «…старый командный состав, — заявил Ленин, — состоял преимущественно из избалованных и извращенных сынков капиталистов, которые ничего не имели общего с простым солдатом). Поэтому-то, теперь, строя новую армию, мы должны брать командиров только из народа. Только красные офицеры будут иметь среди солдат авторитет и сумеют упрочить в нашей армии социализм. Такая армия будет непобедима»21.

    Первый «День красного офицера» имел большое значение. Он мобилизовал внимание партийных и советских организаций и всех трудящихся к командным курсам. Значительно выросла после этого сеть командных курсов. Если к ноябрю насчитывалось 40 военно-учебных заведений, то к концу 1918 г. их было уже 65, а число учащихся к весне 1919 г. увеличилось до 20 тыс. человек.

    Вопросам подготовки, командного состава уделил большое внимание VIII съезд партии. В программе партии, выработанной при участии Ленина и Сталина и принятой VIII съездом, о подготовке командного состава Красной’ Армии говорилось следующее: «Необходимая организационная связь и устойчивость могут быть приданы молодой революционной армии только при помощи командного состава, на первых порах, хотя бы низшего, из среды сознательных рабочих и крестьян. Подготовка наиболее способных и энергичных и преданных делу социализма солдат к командным должностям является поэтому одной из важнейших задач в деле создания армии»22.

    В резолюции по военному вопросу VIII съезд партии в отношении командных курсов предложил: «Усилить формирование командного состава из пролетариев и полупролетариев и улучшить его со стороны как военной, так и политической подготовки.

    Программы курсов пересмотреть сообразно духу Красной армии и обстановке гражданской войны… Местным партийным организациям обратить особое внимание на надлежащую постановку политического .воспитания на курсах»23.

    Решения съезда сыграли исключительную роль в улучшении подготовки командных кадров. На всех курсах стали создаваться партийные школы, политкружки, кружки по изучению марксистской философии. В партийной школе Ораниенбаумских пулеметных курсов был введен предмет «методы просветительной работы красного командира среди бойцов». При академии Генштаба была открыта партийная школа на 150 человек. Кружки были в Военно-инженерной и Артиллерийской академиях. К концу первой партийной недели в октябре 1919 г., когда Деникин угрожал Москве, новгородские курсанты демонстрировали с плакатами: «Среди нас нет беспартийных». Основным лозунгом работы партийного коллектива и комиссара курсов был — «красный командир должен быть коммунаром. И не один выпуск не дал красного командира беспартийного»24.

    Местные партийные организации большое внимание уделяли подбору преподавателей политграмоты. В связи с этим быстро улучшилась и постановка преподавания политграмоты. В начале 1919 г. была утверждена новая, довольно обширная, программа политграмоты. Она охватывала «историю экономического развития, теорию марксизма, историю революционного движения, российской революции, строительство советской власти и ее политику в различных областях жизни»25. Курсы получили учебник по политграмоте.

    1919 год — самый трудный в военном отношении — был годом бурного количественного и качественного роста командных курсов и зарождения военных школ.

    Расширение курсовой сети произошло в первую очередь за счет освобожденной Украины, где впервые стали организовываться командные курсы. К лету 1919 г. там было открыто 19 командных курсов. Работа велась в них на основе опыта советских командных курсов РСФСР.

    В конце 1919 г. в соответствии с решением VIII съезда партии и боевой обстановки на фронте были пересмотрены программы курсов.

    Новые программы были рассчитаны на трехмесячный срок обучения в спецклассах и 2 — 3 месяца (в зависимости от подготовки слушателей) в подготовительных, теоретических классах. Резко были изменены методы обучения. Если раньше преобладал лекционный метод, то теперь он был заменен методом развернутой беседы. Преподавание по новой программе и изменение методов обучения способствовали улучшению боевой подготовки будущих командиров.

    Весной 1920 г. страна вновь получила передышку, что благотворно сказалось на работе командных курсов. До этого подавляющее большинство слушателей отрывалось от занятий на фронты; теперь же курсы получили возможность сосредоточиться на систематической учебе.

    15 мая 1920 г. Реввоенсовет Республики в специальном решении наметил несколько конкретных мероприятий, направленных к дальнейшему улучшению учебной работы курсов. В частности, было решено создать несколько образцовых командных курсов, увеличить сроки обучения, создать несколько средних нормальных военных школ, отменить досрочные выпуски. 22 марта 1920 г. состоялось совещание работников военно-учебных заведений Московского военного округа; такие же совещания были проведены в Петроградском, Поволжском, Сибирском и других военных округах. 12 мая 1920 г. РВСР подчинил Главному управлению военно-учебных заведений все фронтовые школы. 17 июня РВСР установил шестимесячный срок обучения для специальных и подготовительных классов командных курсов. Согласно приказу ГУВУЗ от 27 июня 1920 г. все пехотные, пулеметные и кавалерийские курсы должны были перейти на новые сроки обучения с 1 августа 1920 г. Но ввиду затруднений на польском фронте в августе последовал приказ произвести очередные выпуски в сентябре, октябре и ноябре на прежних основаниях, т. е. после трехмесячной подготовки в специальных классах.

    Летом 1920 г. впервые была проведена лагерная учеба слушателей командных курсов. Практические занятия в полевых условиях, небольшие двусторонние учения дали прекрасные результаты. Уже 20 августа комиссия, инспектировавшая лагерный сбор петроградских командных курсов, «отметила огромную и усиленную работу по подготовке красных командиров, исполненную как комсоставом, так и курсантами. Комиссия вынесла впечатление, что подготовка курсантов в ответственной роли командиров поставлена более чем удовлетворительно»26. Выпуск курсантов петроградских курсов 15 сентября был признан лучшим «из всех доселе бывших на советских командных курсах».

    С 1 ноября 1920 г. курсы перешли на шестимесячный срок обучения. Одновременно одни курсы по каждому роду войск переводились на трехгодичный срок обучения с переименованием в школу. В результате дальнейших мероприятий по нормализации работы военно-учебных заведений Красная Армия к маю 1921 г. готовила свой командный состав в следующих школах: 1) школы 1-й ступени, выпускавшие командиров взводов; 2) школы 2-й ступени (школы усовершенствования), выпускавшие командиров рот и батальонов; 3) высшие школы по каждой специальности и 4) военные академии. Командные курсы постепенно уступали свое место нормальным школам. Уже в 1922 г. их сеть была сокращена почти на половину (58,5% по отношению к 1919 г.), а в конце 1924 г. курсы совершенно прекратили свое существование; часть из них была превращена в войсковые школы.

    ***

    Кроме стационарных ускоренных курсов по подготовке командного состава, находившихся в ведении ГУВУЗ, Красная Армия в годы гражданской войны готовила командные кадры в фронтовых, армейских и дивизионных школах. В частности, такие школы и курсы были организованы в Царицыне. Им уделяли большое внимание товарищи Сталин и Ворошилов. Вопрос о работе командных школ специально обсуждался съездом коммунистов 10-й армии.

    В августе 1918 г. была организована также дивизионная школа на Восточном фронте в Саратове по инициативе низового командования, школа вскоре превратилась в армейскую и была переведена в г. Покровск, а затем Самару. С назначением товарища Фрунзе командующим Южной группой армии Восточного фронта она была реорганизована в «Учебную школу инструкторов Южной группы армий Восточного фронта». Состав слушателей был увеличен до двух рот, программа перестроена по типу стационарных школ, улучшился преподавательский состав. Через 4 месяца, 23 августа 1919 г. «…школа подготовила роту красных командиров, вполне закончившую обучение в числе 154 человек. Выпускники-курсанты были солидно подготовлены, 17 человек из них были сразу аттестованы на должности ротных командиров, а по приезде в части, многим даны должности даже батальонных командиров». Большинство из них под руководством товарища Фрунзе участвовало в освобождении Туркестана, а сама школа была передана 1-й армии Туркестанского фронта»27. Командная школа Южной группы армий Восточного фронта была одной из лучших фронтовых школ. Она давала почти сплошь коммунистические выпуски командиров.

    12 мая 1919 г. по инициативе Н. А. Щорса были открыты командные курсы 1-й Украинской советской дивизии. Правда, в первые же дни курсам пришлось оставить учебу и мобилизоваться для борьбы с оперирующими в районе Житомира бандами Соколова. Вскоре после гибели Щорса и отступления Красной Армии из Украины щорсовские курсы были переданы в ведение штаба 12-й армии и преобразованы в армейскую школу. 13 октября 1919 г. курсы выпустили две роты командиров, 12 февраля 1920 г. состоялся второй выпуск. Затем были выпущены 3-я и 4-я сплошь коммунистические роты (по прибытии на курсы в них числилось только 15 — 20% коммунистов). Курсанты берегли традиции своего основателя героя Щорса.

    «Нас всех, как и нашу школу, создал могучий герой революции тов. Щорс, имя которого, мы, последние из его детей, прощаясь со школой, завещаем всем последующим выпускам свято чтить»28, — так «писали курсанты 4-го выпуска.

    Командные школы были организованы и на Западном фронте. Фронтовые, армейские, дивизионные и полковые школы провели огромную работу, результаты которой, к сожалению, не учтены еще до сих пор. В мае 1920 г. они были подчинены в учебном отношении ГУВУЗ.

    Красная Армия готовила и совершенствовала свои командные кадры также через широкую сеть повторных курсов. Первыми из них можно считать упоминавшиеся уже «дополнительные курсы военной администрации и политического руководительства», организованные в начале октября 1918 г. В 1919 г. сеть повторных курсов расширилась. Весной были организованы дневные и вечерние повторные курсы командного состава в Киеве и Харькове. В короткий срок за 2 — 3 месяца они дали 3 выпуска. Более широкое распространение повторные курсы получили в 1920 — 1921 гг. В конце 1920 г. по инициативе вождей Первой Конной армии товарищей Ворошилова и Буденного возникли повторные кавалерийские курсы командного состава Первой Конной армии. 1 декабря 1920 г. курсы начали работу. Но уже через несколько дней слушатели курсов, сведенные в эскадроны, были брошены против банд Махно и вернулись из операции лишь 13 января 1921 г. Через неделю курсанты приступили к занятиям, но затем снова неоднократно отрывались от учебы для борьбы с бандитами. В августе 1921 г. курсы были превращены в Высшую кавалерийскую школу, а в октябре того же года дали первый выпуск 109 командиров красной конницы29.

    Таковы были основные формы подготовки средних командиров через сеть военно-учебных заведений и различных; курсов.

    ***

    Советская власть не могла, однако, ограничиваться только подготовкой среднего командного состава. Чтобы полностью завершить строительство Красной Армии, надо было создать свой, пролетарский высший командный состав. Надо было поэтому широко открыть двери военных академий для трудящихся. За подготовкой высшего командного состава из рабочих и перестройкой работы военных академий лично наблюдал В. И. Ленин. Когда Владимир Ильич узнал о попытках ставленников Троцкого ликвидировать николаевскую академию Генерального штаба, он 10 марта 1918 г. обратился со следующим предписанием к Главному комиссару всех военно-учебных заведений:

    «Главному комиссару всех военных учебных заведений (Копия Господину Начальнику Академии Генерального Штаба).

    Ввиду того, что ликвидация Военной академии или же преобразование ее в высшее учебное заведение гражданского типа совершенно не соответствует ни видам правительства, ни потребностям времени, Вам предлагается немедленно же задержать Ваше распоряжение от 9-го сего марта за № 2735 на имя начальника Николаевской Военной Академии и предварительно представить в Совнарком Ваш проект реорганизации Николаевской Военной Академии.

    О выполнении сего довести до сведения Председателя Совета Народных Комиссаров.

    Председатель Совета Народных Комиссаров

    В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН).

    ***

    Вмешательство Ленина приостановило ликвидацию академии. Однако по злому умыслу врагов под предлогом эвакуации Петрограда академия была переведена в Екатеринбург. Там, вдали от центрального руководящего военного аппарата, вдали от партийного и политического контроля и руководства, академия не могла, конечно, плодотворно продолжать работу. К тому же многие квалифицированные преподаватели отказались выехать из Петрограда. Главное же зло заключалось в том, что по вине Троцкого был сохранен старый контингент слушателей, набранный при царском и Временном правительствах. В мае 1918 г. был объявлен новый набор на специальный подготовительный курс. Был значительно снижен образовательный ценз для поступающих — требовались знания в объеме 4 — 5 классов гимназии. В начале июня прием был закончен. Из 250 желающих было принято 120 человек, из них на подготовительный курс 110, а на старший 1030. Среди принятых почти половина были белогвардейцы, а коммунистов было всего 10 человек. Естественно, поэтому, что когда бело-чехи подошли к Казани, куда в связи с чехословацким мятежом была переведена академия, значительная часть преподавателей и слушателей академии бывших офицеров перешла на сторону белогвардейцев. 6 августа академия была распущена. Троцкий и его ставленники помешали советской стране и Красной Армии использовать старую академию Генерального штаба.

    Нужно было срочно приступить к созданию новой советской академии, и в октябре 1918 г. был объявлен прием на восьмимесячный ускоренный курс Красной академии Генерального штаба. Части Красной Армии стали присылать лучших командиров в академию. На 30 декабря 1918 г. по данным мандатной комиссии числилось 172 слушателя, из них уже было из большевиков31. Члены партии и сочувствующие составляли 80% слушателей. Из них 11% вступили в партию еще в годы царизма, 10% — между февралем и октябрем 1917 г., 90% слушателей прошли боевую школу царской и Красной армий. Половина слушателей-коммунистов были рабочими и крестьянами. Это был совершенно новый состав слушателей.

    8 декабря 1918 г. состоялось торжественное открытие академии. Выступивший с речью товарищ Свердлов отметил значение факта открытия новой академии. «До сих пор мы создали инструкторские курсы, выпускающие сотни красных офицеров. Но ученых красных офицеров, генштабов у нас не было. И только сейчас, открывая академию, мы довершаем строительство армии», — говорил товарищ Свердлов32. В феврале 1919 г. был произведен новый набор на ускоренный параллельный курс, а в сентябре 1919 г. командование объявило еще один набор.

    С осени 1919 г. академия перешла на нормальную трехгодичную программу. По этой программе прошла курс и основная масса слушателей ускоренных курсов академии. К началу третьего года ее существования (в декабре 1920 г.) академия насчитывала 560 слушателей: 185 — на младшем; 241 — на старшем и 134 — на дополнительном курсах. Переход на трехгодичное обучение дал возможность правильно распределить время прохождения отдельных дисциплин и способствовал резкому улучшению качества учебной работы. В 1921 г. Красная Армия получила первый выпуск квалифицированных красных генштабистов. Ныне академия, заслуженно носящая имя Михаила Васильевича Фрунзе, является крупнейшим высшим военно-учебным заведением данного типа, готовящим общевойсковых и штабных командиров Красной Армии.

    Еще раньше академии Генерального штаба начала работать советская военно-инженерная академия. Уже 10 ноября 1917 г. был назначен первый советский начальник академии, а 18 января 1918 г. — комиссар. До октября 1918 г. академия дала армии 50 военных инженеров. Весной 1919 г. в связи с крайней нуждой в кадрах при академии были организованы ускоренные курсы для подготовки помощников военных инженеров из лиц, получивших высшее техническое образование в гражданских вузах. Курсы просуществовали до осени 1919 г. и выпустили 150 человек. Чтобы дать возможность трудящимся получить военно-техническое образование, при академии был открыт в 1919 г. старший подготовительный класс для лиц со средним образованием, а с осени 1920 г. — младший подготовительный класс для лиц, не имеющих среднего образования. В марте 1920 г. академия выпустила 22 военных инженера33.

    Затем были открыты артиллерийская и военно-хозяйственная академии и несколько высших военных школ: артиллерийская, кавалерийская, электро-техническая, штабной службы, школа дислокации, военно-химическая, авто-броневая, военно-финансово-хозяйственная.

    Высшие военно-учебные заведения в общей сложности дали Красной Армии за 1918 — 1921 гг. 4 538 квалифицированных командиров.

    ***

    О том, каких командиров выпускали многочисленные военно-учебные заведения Красной Армии в годы гражданской войны, говорят следующие цифры. В составе выпускников командных курсов рабочих и крестьян было:

    • в 1918 г. — 67,4%,
    • в 1919 г. — 71,6%,
    • в 1920 г. — 81,3%,
    • в 1921 г. — 78,8%.

    Выпускники командных курсов были не только рабоче-крестьянскими командирами, но и большевиками. Среди выпускников курсантов было коммунистов:

    • в 1918 г. — 70%,
    • в 1919 г. — 54%,
    • в 1920 г. — 62%,
    • в 1921 г. — 65%.

    Многие курсы давали стопроцентные коммунистические выпуски. Среди красных генштабистов приемов 1918 — 1920 гг. было 86% членов и кандидатов партии.

    Рост общего числа военно-учебных заведений за годы гражданской войны показывают следующие цифры:

    февраль 1918 г. — 10, январь 1919 г. — 65, январь 1920 г. — 105, январь 1921 г. — 151, январе 1922 г. — 224.

    Выпуски этих учебных заведений характеризуются следующими данными:

    • в 1918 г. — 1 773 человека,
    • в 1919 г. — 11 556,
    • в 1920 г. — 26 585,
    • в 1921 г. —13 944,
    • ИТОГО: 53 858.

    Резкое падение количества выпускников в 1921 г. объясняется переходом на удлиненные сроки учебы, превращением краткосрочных курсов в нормальные, трехгодичные школы.

    В число 53 858 человек не вошли, вероятно, многие выпускники фронтовых, армейских и дивизионных школ, которые были подчинены ГУВУЗ лишь в мае 1920 г. Сюда не вошли и 14 644 курсанта, погибших на фронтах в 1919 и 1920 гг. Не учтены также курсанты, погибшие уже после 1920 г. на льду Кронштадта и в лесах Тамбовщины и Украины в борьбе с бандитами. Лишь совокупность этих цифр может дать правильное представление о количественных итогах подготовки советских командных кадров в годы гражданской войны.

    Только при советской власти, писал Ленин, большинство трудящихся «могут проявить себя, развернуть свои способности, обнаружить таланты, которых в народе — непочатой родник и которые капитализм мял, давил, душил тысячами и миллионами»34. Выдвижение нового комсостава из народа наглядно подтверждает эту мысль Ленина. Целые штабы фронтов и армий состояли из рабочих и крестьян, в большинстве не прошедших военной школы, но тем не менее блестяще справлявшихся со своими обязанностями. «Штаб 10-й армии, ее Военный совет, — писал комиссар 38-го Рогожско-Симоновского полка, — производят впечатление великолепное, как люди, их отношение исключительно внимательное и товарищеское. Люди большой энергии и чуть-ли не все коммунисты. Командир 10-й армии тов. Ворошилов пользуется в войсках доверием и очень популярен. Только его исключительной энергии обязан участок 10-й армии, что здесь есть что-нибудь в смысле снабжения»35.

    Кадры красных командиров, поднятые из низов и выпестованные большевистской партией, были теми подлинными ленинско-сталиискими кадрами, которые «не боятся трудностей, которые не прячутся от трудностей, а, наоборот — идут навстречу трудностям для того, чтобы преодолеть и ликвидировать их. Только в борьбе с трудностями куются настоящие кадры»36.

    Уже в процессе учебы курсантам приходилось часто отрываться для выполнения ответственных боевых заданий как на различных фронтах гражданской войны, так и по борьбе с внутренней контрреволюцией и бандитизмом. Так, например, московские курсанты приняли активное участие в подавлении эсеровского восстания в Москве, по борьбе с бандами на Тамбовщине, в Карелии. Ярким образцом боевой деятельности курсантов является легендарный лыжный поход в тыл к белофиннам, который был осуществлен курсантами ленинградской Интернациональной школы, проведенный под руководством героя гражданской войны Тойво Антикайнена в 1921 году. Таких примеров боевой деятельности красных курсантов было немало. При выполнении всех этих боевых заданий красные курсанты показали образцы героизма и самоотверженности.

    На фронтах гражданской войны красные курсанты показали образцы героизма.

    Вспоминая о действиях курсантской бригады на врангелевском фронте, товарищ Фрунзе говорил: «деятельность этой бригады полна героизма: погибли почти все до последнего курсанта, но своих позиций не сдали»37. «В особенно опасные для Республики моменты командные курсы выделяли образцовые бригады, которые мужественно и самоотверженно сражались за дело Революции». Так оценивал Ленин боевые подвиги курсантов в подписанном им постановлении СТО от 19 января 1921 г.38. Высоко ценил боевые подвиги курсантов на петроградском фронте товарищ Сталин.

    Выпускников командных курсов и академий с восторгом встречала Красная Армия. В начале 1919 г. командование 6-й армии давало такой отзыв о молодых красных командирах: «Прибывающих из командных курсов молодых красных офицеров армия принимает с большим радушием. Многие из них уже совершенно освоились в боевой обстановке, спаялись с красноармейцами и живут единой дружной семьей»39.

    А вот другой короткий, но выразительный отзыв Управления формирований Первой Конной армии: «Красные командиры — выше всякой похвалы»40.

    Командиры, выпускаемые командными курсами, хотя и имели пробелы в военном образовании, но зато были революционерами и обладали страстным желанием овладеть военной наукой. По прибытии в часть они, как правило, получали должности командиров рот, а иногда батальонов и даже полков. Красные командиры прочно взяли в свои руки управление высшими войсковыми соединениями. К середине 1920 г. аппарат штабов бригад и отчасти дивизий стал переходить в руки красных генштабистов. Они упорно работали над тем, чтобы превратить штабы в четко действующий аппарат с правильно поставленной разведкой, организацией связи, тщательной разработкой материалов для принятия решения командованием и т. д. Следующая таблица дает представление о работе красных генштабистов на фронтах. Из посланных на фронт в 1920 и 1921 гг. генштабистов работали (в % %):

    Генштаб РККА

    Так благодаря заботам партии и лично товарищей Ленина и Сталина Красная Армия уже в годы гражданской войны была обеспечена своими кадрами командиров из рабочих и крестьян. Успехи партии и советской власти в деле создания командных кадров наглядно доказали, что «рабочие и крестьяне способны владеть орудиями войны и победы» (Ленин)41. «Без этих новых командных людей, вышедших из низов и поднявшихся вверх благодаря своим способностям, мы не смогли бы построить армии, мы не смогли бы победить наших многочисленных врагов. Это они, новые командные люди, спасли тогда нашу армию и нашу страну, — конечно, при общей поддержке рабочих и крестьян»42. Так высоко оценил товарищ Сталин роль новых командных кадров в гражданской войне. И сейчас благодаря неустанным заботам товарища Сталина героическая Красная Армия обеспечена многочисленными кадрами командиров всех степеней и специальностей.

    Примечания:
    1. Ленин. Соч., т. XX, стр. 35. []
    2. Ворошилов. Сталин и строительство Красной Армии, стр. 12. []
    3. Ворошилов. Статьи и речи, стр. 214. []
    4. Ленин. Соч., т. XXIII, стр. 237. []
    5. Ворошилов. Сталин и Красная Армия, стр. 74. []
    6. История ВКП(б), краткий курс, стр. 234. []
    7. И. Сталин, К. Ворошилов. М. Фрунзе, М., 1938 г., стр. 3. []
    8. И. Сталин, К. Ворошилов, М. Фрунзе. М., 1938 г., стр. 13. []
    9. Ленин. Соч., т. XXV, стр. 302. []
    10. Исторяя ВКП(б), краткий курс, стр. 219. []
    11. Протоколы VIII съезда РКП(б), стр. 372, М 1933 г. []
    12. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 539. []
    13. К. Е. Ворошилов. Статьи и речи, стр. 553 — 554. []
    14. Так назывался тогда реорганизованный аппарат Главного комиссариата военно-учебных заведении и Главного управления военно-учебных заведении (ГУВУЗ). 14 января 1919 г. Военно-учебное управление было разделено на два управления: ГУВУЗ и Управление всеобщего военного обучения. 29 ноября 1919 г. должность Главного комиссара ГУВУЗ была объединена с должностью начальника ГУВУЗ. []
    15. «Красный офицер». Военно-педагогический журнал № 1, 1918 г., стр. 12. []
    16. Там же, стр. 10 []
    17. Цит, по газете «Северная Коммуна» от 24 сентября 1918 г., № 113. []
    18. «Известия ВЦИК» от 5 октября 1918 г., № 216 (480). []
    19. «Красный офицер» № 2 за 1918 г., приложение, стр. 8. []
    20. «Известия ВЦИК» от 24 ноября 1918 г., № 257 (521). []
    21. Ленин. Соч., т. XXIII, стр. 297. []
    22. Протоколы VIII съезда РКП(б), М., 1933, стр. 372. []
    23. Протоколы VIII съезда РКП(б), М., 1933, стр. 410. []
    24. «Красный командир» № 10, 1920., Петроград, стр. 18. []
    25. Главное управление военно-учебных заведений (ГУВУЗ), 1917 — 1920. Обзор деятельности, Москва, 1920 г., стр. 44. []
    26. «Красный командир» № 11 за 1920 г., стр. 1. []
    27. См. журнал «Военное знание» № 2, М., 1920 г., стр. 5 — 9. []
    28. «Военное знание» № 5—6 М., 1920 г., стр. 24. []
    29. Tам же, № 3 — 4, М., 1922 г., стр. 59. []
    30. «Военное дело» № 3, 1918 г., стр. 19. []
    31. «Военное дело» № 4, 1919 г., стр. 202. []
    32. «Красный офицер» № 4 — 5 за 1918 г., стр. 16. []
    33. «Красный командир» № 12, стр. 28. []
    34. Ленин. Соч., т. XXII, стр. 158. []
    35. Цит. по работе Э. Генкиной «Борьба за Царицын в 1918 г.» Журнал «Пролетарская. Революция» № 2, 1939 г., стр. 123. []
    36. Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 492. []
    37. Фрунзе. Соч., т. III, стр. 87. []
    38. «Военное знание» № 4, 1921 г., стр. 2. []
    39. «Красный офицер» № 3 — 4, стр. 22. М., 1919 г. []
    40. «Военное знание» № 1, 1920 г., стр. 5. []
    41. Постановление С. Т. О. от 19 января 1921 г., «Военное знание» № 4 за 1921. г. []
    42. Сталин. О хозяйственном положении Советского Союза, Доклад активу Ленинградской организации о работе Пленума ЦК ВКП(б) 13 апреля 1926 г., М.. 1937 г.,стр. 18. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *