" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    274 просмотров

    Психотехническое испытание для определения годности к летной службе по способу д-ра А.Кронфельда

    3. Оценка результата.

    Спрашивается, что же делать с полученным в результате испытания графиком? Что и в какой степени из зарегистрированного на графике является ценным и решающим вопрос о годности или непригодности испытуемого для летной службы?1

    Можно было бы на основании графика установить продолжительность каждой реакции и получить ряд чисел, характеризующих выполнение всего задания. Но никакое испытание, при котором для установления измерителя годности для летной службы положена в основание скорость реакции, нельзя считать дающим объективный критерий практического характера. Следует лишь всмотреться в величину колебаний скоростей реакции у различных испытуемых и даже у опытных летчиков, чтобы придти к выводу, что практически с этими числами ничего не добьешься. И вообще хорошим или плохим выполнением задания, соответствующего проявлению одной или нескольких простых душевных функций, нельзя решить вопроса о годности во всем масштабе. Необходимо обследовать всю выполненную работу, определить зависимость отдельных выполнений — друг от друга и в отношении всего задания — и, таким образом, получить решающие оценочные факторы.

    По графику ститаем для каждого из 5 оборотов панорамы ошибки, выражающиеся в пропуске раздражений, одельно в главной задаче и отдельно при реакциях на правую и левую лампы. Для каждого оборота, т.-е. для каждых 2 минут, определяют в процентах пропуски в главной задаче. Уменьшение их во втором обороте в сравнении с первым, или у четвертого оборота в сравнении с третьим, дает нам измеритель прироста опытности, полученного вследствие упражнения2. Прирост пропусков во время третьего оборота в сравнении со вторым дает нам измеритель отклоняемости внимания испытуемого, последовавшей вследствие усложнения задачи. Прирост же их во время последнего оборота указывает на наступившее уже утомление.

    Пропуски в побочной задаче, при реакции на лампы, не могут быть расценены подобным же образцом, ибо здесь в основание положена совершенно иная психологическая ситуация, чем в главной задаче. В побочной задаче раздражения находятся вне центрального поля зрения, к ним внимание испытуемого не прикреплено, появляются они совершенно не на ожидаемых местах и не в ожидаемое время, и поэтому они устанавливают лишь общую готовность испытуемого реагировать на раздражения. Отсюда, следовательно, нельзя сделать вывода в отношении приобретения опытности или относительно наступившего утомления.

    Суммируя все отдельные раздражения, как и пропуски, как в главной, так и в побочной задаче, получаем в виде отношения суммы пропусков к сумме раздражений, выраженного в процентах, измеритель надежности реактивной способности, дающий критерий для оценки психологической работы в целом.

    Процент реакций без раздражений в главной задаче дает измеритель постоянства функции восприятия. Процент же реакций без раздражений в побочной задаче характеризует собою степень подвижной готовности испытуемого к самой реакции и представляет собою особый фактор при общей оценке.

    Итак, на основании графика, вне зависимости от затраченного на единичные выполнения времени, мы получаем 8 числовых измерителей, исчисленных в процентах, а именно:

    1. Пропуски в главной задаче.
    2. Пропуски в побочной задаче.
    3. Прирост опытности.
    4. Отклоняемость внимания вследствие усложнения ситуации.
    5. Ухудшение благодаря утомляемости.
    6. Общая реактивность.
    7. Степень постоянства функции восприятия (реакции без раздражений в гл. задаче).
    8. Степень постоянства подвижной готовности к реакции (реакции без раздражений в поб. задаче).

    Время на графике нанесено в единицах Jaqnet’a, т.-е. в пятых долях секунды. Если по линии времени проследить отметки раздражении в главной задаче (момент прохождения целей через среднюю линию визирной трубы) и отметки о последовавших на них реакциях, то можно увидеть случай почти полного совпадения, «правильные», или, как их мы назовем, „нулевые» случаи. К нулевым случаям относятся и те, где разница от момента объективного прохождения через-среднюю линию до момента реакций достигает 3 J S (един. Jaquet’a)3. Процент нулевых случаев дает нам измеритель точности и меткости произведенной работы.

    Затем мы считаем процент преждевременных, или, как мы их обозначаем, отрицательных реакций в главной задаче, имеющих то же психологическое основание и дающих нам измеритель единичных выполнений.

    Имеются еще реакции, которые последовали с опозданием. Их процент психологически не выражает ничего единообразного и при общей оценке не может быть использован.

    Большое значение имеют, наоборот, случаи приблизительно правильные, расположенные в границах -2 JS и+6 JS4 ). Процент этих приблизительно правильных случаев дает измеритель общей приноровленности субъекта к выполнению всего задания.

    В противоположность всем точным („нулевым») и приблизительно точным случаям визирования и реакции, стоят особенно неточные выполнения, как преждевременные, так и запоздавшие. На основании опыта границей установлена: для неточных преждевременных реакций — 8 JS, а для неточных запоздавших +12 JS. Каждая из этих двух групп, выраженная в процентном отношении к общему числу реакций, дает нам по измерителю род исполнения задания.

    Затем в особом ряде берут среднюю величину затраченного времени на положительные реакции и особо на отрицательные реакции, прибавляя к обоим рядам среднее время, затраченное на нулевые случаи.

    На основании уже взятых измерителей составляют еще измеритель рассеивания, т.-е. среднее отклонение всех отдельных реакций главн. задачи от средней реакции. Его величина служит мерилом непостоянства, внутренних колебаний, неравномерности реагирования.

    Среднее время, затраченное на реакции в побочной задаче, не является надежным мерилом быстроты реакций, но все же оно дает критерий для определения быстроты готовности к реакции на неожиданные раздражения, и, как таковое, оно, конечно, имеет значение при обобщении оценки результата всего испытания.

    Наконец, для побочной задачи исчисляется степень рассеивания, как среднее арифметическое отклонений от средней величины.

    Таким образом, мы получаем в процентах, сверх вышеуказанных 8 измерителей, еще 10 измерителей, а именно:

    9. Правильные случаи (нулевые).
    10. Преждевременные случаи (отриц.).
    11. Приблиз. прав, случаи (от+ 6 JS до — 2 JS).
    12. Грубые ошибочные случаи (-J- 12 JS).
    13. Тоже ( — 8 JS).
    14. Средн. время всех положит, случаев J S.
    15. отриц. JS.
    16. Средняя величина отклонения времени в главн. зад. JS.
    17. Среднее время реакций в побочн. зад. JS.
    18. велич. откл. врем. Реак. J S.

    Итак, мы в результате испытания, рассмотрения и вычисления графика получили 18 измерителей, которые не являются при установлении окончательного вывода равноценными. Для дальнейших выводов мы

    должны отличать оценку единичных выполнений от оценки выполнения всего задания.

    По отношению к оценке единичных выполнений мы поступаем точно так же, как поступает учитель, оценивая единичные выполнения своих учеников, применяя балльную систему. Отметки, которыми учитель оценивает успехи своих учеников, сами по себе произвольны, но при массовом их применении в конце-концов получаешь мерило для сравнения относительных успехов учеников. То же и в нашем случае, но при этом следует указать, что установленные опытным путем границы для отметок будут правильны только для той. обстановки опыта и для той панорамы, при которой производился опыта (ее особая продолжительность оборота, величина ее, вид и т. д.). Приняты следующие отметки: 1 — отлично, 2 — хорошо, 3 — удовлетворительно, 4 — плохо, 5 — очень плохо. По отдельным выполнениям эти отметки распределяются в следующем виде:

    Результаты

    Таким образом, получается для каждого испытуемого 18 отметок, расположенных между единицей и пятеркой, представляющих собою оценку единичных его выполнений. При этом относительное значение каждого единичного выполнения для составления общей оценки испытуемого в отношении годности его для летной службы не одинаково. Поэтому среднее арифметическое этих отметок не даст правильного общего мерила годности испытуемого. Наиболее важной для испытуемого является, в соответствии с инструкцией, главная задача, единичные выполнения которой должны быть относительно выше оценены. Относительное значение этих 18 частичных выполнений, на основании подробного психологического анализа, расценивается посредством распределения между ними ста пунктов по следующему плану:

    Отдельные отметки частичных выполнений перемножаются на соответствующее число пунктов и их суммируют. Тогда получается трехзначное число, которое дает практический измеритель пригодности для летной службы.

    Идеально хорошее выполнение обозначается числом 100, а идеально плохое — числом 500. На основании практического применения этого метода испытания установлено, что выполнения, оцениваемые от 100 до 160, являются очень хорошими, до 200 — хорошими, до 250 — средними, до 300 — еще удовлетворительными при суждении о годности для летной службы.

    4. Результат психотехнического испытания летчиков.

    Для проверки правильности и практичности этого психотехнического метода это испытание было произведено на 30 летчиками. Ни один из этих летчиков не перешагнул границы негодности. Треть из них получила отметку лучшую, чем в 150 пунктов. Только пятая часть — свыше 200. Летчик, который при испытании работал хуже всех остальных, все же получил отметку в 281 пункт, при чем это был летчик, потерпевший тяжелую аварию, выказавший при медицинском обследовании очень живые рефлексы кожи и сухожилий, резкий дермографизм, значительное дрожание век и языка и признанный, поэтому, негодным для дальнейшей летной работы.

    Что касается влияния полученного образования на опытно-психологическую работу летчиков, то такового в сколько-нибудь значительной степени не удалось установить. Из указанных 30 летчиков 9 получили низшее образование, а 21 — высшее. Оба лучшие результата в 132 и 136 пунктов дали один образованный и один необразованный. То же и в отношении 4 худших выполнений, а в остальном распределяются но своим результатам 5 необразованных в беспорядке среди остальных образованных. Этот результат доказывает, что высокое интеллектуальное развитие или диплом высшего учебного заведения не могут служить гарантией приспособленности душевной структуры кандидата к успешному изучению летного дела, подтверждая тем самым правильность и самого метода.

    Возраст испытанных летчиков колебался между 20 и 30 годами. Результат испытаний наметил тенденцию, по которой выполнение улучшалось с возрастом. Лучшие 4 выполнения были сделаны летчиками в возрасте более 27 лет (из общего числа 7 человек в этом возрасте). Но не объясняется ли это тем, что старшие летчики были в то же время и наиболее опытными?

    Из подвергшихся испытанию летчиков было ^летчиков – наблюдателей, а 18 летчиков – пилотов. Из наблюдателей семеро получили отметку 190 и свыше, а из пилотов такой же результат дали лишь четверо-Таким образом, в отношении слабого выполнения задания три пятых наблюдателей противостояли здесь менее четвертой части пилотов. Среди десяти лучших выполнений, наоборот, только два принадлежали наблюдателям, остальные же — восемь — пилотам (разведчикам и истребителям), — что же говорит этот результат? Он совсем не означает, что испытание это недостаточно приноровлено для определения годности для службы наблюдателем. Результат этот говорит нам лишь то, что это испытание заставляет работать с большой энергией и напряжением целый ряд психомоторных и волевых функций, которые наиболее развиты у летчиков, чем у летчиков-наблюдателей.

    Далее, определялась зависимость результата испытания от опыта, приобретенного в боевой обстановке, на войне. Мерилом последнему служило число полетов над вражеским расположением (в данном случае оно колебалось от 20 до 400, и лишь в одном случае, относящемся ‘к наиболее плохому выполнению, летчик еще не делал ни одного полета в вражеский стан). Оказалось, что качество выполнения задания совершенно не зависит от числа боевых полетов. Объяснение этому, вероятно, можно найти в том, что обстановка опыта не вызывает в испытуемом тех душевных переживаний,, которым летчик подвергается во время полетов над врагом, а лишь те, которые вообще возбуждаются в нем при всяком полете. Вот как эту же самую мысль выразил один из испытуемых летчиков: «Все это точно так, как при полетах, недостает лишь врага и опасности».

    Что особенно сильно сказывалось на результате выполнения задания, это — состояние нервной системы испытуемых. Из 30 испытуемых 19 человек были субъективно и объективно совершенно свободны от каких бы то ни было явлений нервозности. 10 летчиков показывали разной величины психические телесные типично функциональные нарушения со стороны центральной нервной системы. У всех этих летчиков недоставало эндогенного, направляющего, фактора, все они выказывали значительную нервную истощенность и раздражительность. Кроме одного, признанного совершенно негодным для дальнейшей летной работы, им всем был предоставлен отпуск на срок до двух и более месяцев. Тридцатый летчик (с отметкой в 248 пунктов) представлял собою исключительный случай человека, страдающего дальтонизмом, слепого в отношении красного и зеленого цветов. Результат в общем таков: из 12 худших выполнений 6 принадлежали нервным летчикам, среди 12 лучших нет ни одного нервного. Этот метод испытания устанавливает, таким образом, факт большого влияния нервного истощения летчика на его работоспособность.

    Наконец, необходимо еще указать, что не удалось установить никакой зависимости выполнения задания от прежней профессии летчика и от его спортивного развития.

    5. Результат психотехнического испытания лиц, еще не обучавшихся летному делу.

    Данные испытания, которые лежат в основании последующего анализа, относятся к 122 испытуемым военнослужащим, кандидатам на поступление в школу военных летчиков.

    Средний возраст этих лиц был 23,1 года. Средний возраст испытуемых с худшими 20 выполнениями задания составлял 24,6 года, а с 20 лучшими — 21,2 года. Таким образом, здесь проявилась тенденция к росту ухудшения выполнения задания с увеличением возраста. На основании произведенных испытаний не удалось, однако, установить тот возраст, который соответствует в среднем лучшей приспособленности для летной работы, так как возрастные преимущества могут часто компенсироваться другими факторами. Здесь можно говорить о ясно определившейся тенденции, но не о законе.

    Здесь также мог быть сделан вывод, что полученное образование не оказывает значительного влияния на способности, требующиеся для летной службы. Между испытуемыми было 41 образованный и 81 необразованный. Двенадцать лучших выполнений распределяются между четырьмя образованными и восемью необразованными, а из 12 худших три принадлежат образованным, а остальные необразованным, в отношении, таким образом, соответствующем общему отношению образованных к необразованным. Если же более подробно всмотреться в распределение образованных по результатам выполнения, то можно будет заметить лишь слабую тенденцию в смысле улучшения выполнения в зависимости от образования. За это говорит следующая сводка:

    Эта схема показывает, что образование в некоторой степени предохраняет от плохих результатов, но это не представляет собою правила, а лишь слабую тенденцию.

    Влияние прежней профессии на результат испытания сказалось тоже в очень малой степени. Инженеры не выказали лучших качеств, чем лица других интеллигентных профессий. Несколько более умеренные результаты дали служащие. Ясно выступает преимущество обученных квалифицированных рабочих и ремесленников, в сравнении с необученными рабочими. Не удалось заметить лучшей реакции со стороны слесарей, монтеров. и т. п., в сравнении с квалифицированными рабочими других отраслей труда. Ничем из общей массы не выделились крестьяне и земледельцы. Все крестьяне получили отметку свыше 200 пунктов.

    В отношении чинов военнослужащих кандидатов приходится сказать, что ни в абсолютном, ни в относительном смысле офицер не оказался лучше солдата. Результаты испытания 14 офицеров совершенно равномерно распределяются среди прочих результатов. Испытание, очевидно, затрагивает такие функциональные комплексы, которые не более развиты у офицера, чем у обыкновенного солдата. То же в отношении лиц из низшего комсостава. Результаты испытания 31 унтер-офицера равномерно распределяются среди всех остальных.

    Не оказывает особенного влияния на исход испытания род войск испытанных военнослужащих. Из лучших выполнений пять принадлежат пехотинцам, три артиллеристам, по одному кавалеристу и саперу. То же в отношении 10 худших выполнений. Очевидно, на душевные качества, требуемые для летного дела, не оказывают влияния ни опытность наблюдения артиллериста, ни обучение маневрированию пехоты, ни особые качества, развиваемые у военных других родов войск.

    Здесь также на результат сказывается весьма сильно влияние нервозности. Две трети из нервных испытуемых получили отметку свыше 300 пунктов и только немногие из остальной трети несколько перешагнули эту границу.

    6. Общее заключение.

    Из изложенного само собой вытекает, что описанный метод испытания должен иметь большое практическое значение. Проверка его уже некоторым образом сказалась в результатах, полученных от испытания летчиков. Все же приходится указать, что для того, чтобы получить большую уверенность в его практической правильности и целесообразности, необходимо было бы провести поверку этого метода путем сравнения оценки кандидатов в летчики, данной этим испытанием, с последующими аттестациями испытанных учеников со стороны инструкторов школы. Такое сравнение дало бы нам объективную оценку метода5.

    Если бы этот метод был окончательно проверен, то задача отбора кандидатов в летчики была бы весьма облегчена установлением психологических типов, наиболее приспособленных для летной службы, что в свою очередь дало бы возможность в известном смысле упростить и самую постановку экспериментально-психологических обследования и испытания Частичные выполнения всего задания приобрели бы тогда более определенное значение при испытании всего комплекса функций, и каждому из них можно было тогда отвести резко выраженную, вполне ясную роль.

    Несложность этого метода, его логическая ясность и теоретическая обоснованность говорят за то, что новейшие достижения психотехники получили в нем свое наиболее яркое развитие и применение, и он должен оправдать те надежды, которые в отношении повышения профессиональной приспособленности возлагаются на психотехнику, как на науку.

    Примечания:
    1. Продолжение. Начало – см. «Вест. Возд. Фл.» №1 — 1924 г. []
    2. Вопрос здесь, конечно, не о простом приросте опытности, но о функции, на которую оказывает влияние и постепенное ознакомление вследствие повторяемости опыта. []
    3. Такое допущение исходит из того, что чувствительные реакции на свет составляют 350 S (S — означает 1/1000 сек). []
    4. Граница эта установлена, конечно, произвольно, но размеры ее предопределены в известной степени тем, что имеешь дело с реакциями при нагруженном сознании. []
    5. Такая поверка самим руководителем и автором этого метода психотехнического испытания не была сделана, вследствие последовавшей демобилизации германской армии (в 1918 г.). []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *