" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    6 442 просмотров

    Разгром Колчака

     ***

     После 11 мая остатки Западной армии ген. Ханжина спешно отступали в общем направлении на Бирск. Для обеспечения отхода и остановки наступления Красной Армии противник сосредоточил в районе Белебей свой стратегический резерв — Волжский корпус под командованием ген. Каппеля. К 13 мая этот корпус имел бригаду 12-й дивизии, 3-ю Симбирскую дивизию, отряд Мандрыка с бронепоездами и Уфимский гусарский полк (схема 2).

    Не закончив уничтожения разбитого противника, фронтовое командование по указанию врага народа Троцкого 10 мая отдало директиву № 166/с, согласно которой фронт должен был остановить преследование противника и начать новую операцию. 5-я армия полностью выделялась из состава Южной группы и направлялась на Мензелинск. Войскам Южной группы товарища Фрунзе ставилась задача — обеспечить действия 5-й армии и прочно удерживать Оренбургское и Уральское направления. Эта директива фактически означала расформирование Южной группы и отстранение М. В. Фрунзе от руководства разгромом Колчака. Выполнение такой вредительской директивы могло привести к новой катастрофе на Восточном фронте и во всяком случае неизбежно затянуло бы борьбу с Колчаком.

    Товарищ Фрунзе решительно опротестовал действия командующего фронтом и потребовал продолжения преследования. В результате последовала новая директива фронта от 14 мая, которой 25 и 2 сд возвращались товарищу Фрунзе и ему ставилась задача — ликвидировать противника в районе Белебея. Операцию обеспечивала 5-я армия, все же выделенная из Южной группы и занявшая «выжидательное» положение к северу от Бугульмы.

    Товарищ Фрунзе директивой от 15 мая № 01591 поставил войскам задачи по выполнению следующей, Белебеевской операции. По идее этой операции 24, 31 и 25 сд должны были концентрическим наступлением окружить и уничтожить корпус Каппеля.

    С 13 по 17 мая шли ожесточенные бои с противником в районе Белебея. В результате белым было нанесено новое поражение. 17 мая части Южной группы заняли г. Белебей. Разбитые части каппелевцев начали отход на Уфу. Красные войска к исходу 17 мая вышли на фронт: 24 сд — район Васильевка (Усан-Кичу); 31 сд — Кош-Елга, Белебей; 25 сд — Белебей, Смоилова, Такаева; 2 сд сосредотачивалась в районе Купленеева. К этому же времени на Уральском и Оренбургском направлениях все атаки белоказаков были успешно отбиты.

    17 мая, в день занятия Белебея и разгрома корпуса Каппеля, фронтовое командование отдало новую директиву. Преследование противника, разбитого под Белебеем, вновь прекращалось. Войскам запрещалось переходить линию Г. Таукай-Тау, Шафраново, оз. Асли-Куль; Тюпкильды. 5-й же армии с фронта Чалпы, Муртуш Баш, Акташ было приказано наступать на Елабугу, Мамадыш.

    Эта директива была очень подозрительной, ибо трудно представить себе, что авторы не понимали всей ее оперативной несуразности. В результате ее красные войска остановились на занимаемом фронте. Противник получил возможность привести себя в порядок. Прекращение преследования отразилось и на состоянии наших войск. Командир 25 сд В. И. Чапаев решительно протестовал против остановки преследования и прямо обвинял фронтовое командование в измене, считая преступной остановку на р. Усень. «Враг бежит, следует на плечах у него сидеть, а не отдыхать над речкой», — доказывал В. И. Чапаев.

    20 мая фронтовое командование в результате протеста М. В. Фрунзе, В. И. Чапаева и других командиров отменило свою директиву от 17 мая и разрешило М. В. Фрунзе приступить к подготовке следующей, Уфимской операции. В то же время 5-я армия получила задачу наступать на Красноуфимск, для чего она должна была переправиться через р. Белую в ее низовье, севернее Бирска.

    Белебеевская операция закончилась. Колчак потерпел новое жестокое поражение.

    Если в Бугурусланской операции удар был направлен против главных сил Западной армии Ханжина и привел к их разгрому и бегству, то в Белебеевской операции М. В. Фрунзе нанес поражение резерву Колчака — Волжскому корпусу ген. Каппеля. Таким образом неудача Западной армии перерастала в общее поражение колчаковского фронта.

    Так же как после поражения противника под Бугурусланом, фронтовое командование по указанию предателя Троцкого спасло колчаковцев от окончательного разгрома. В итоге разбитые, но не добитые силы белогвардейцев получили возможность отойти за р. Белую.

    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *