" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 873 просмотров

    Разгром Врангеля в Северной Таврии

    В 1920 г. Антанта организовала третий поход на Советскую Россию, предприняв еще одну попытку вооруженным путем свергнуть советскую власть и восстановить в России капитализм. Основной ударной силой этого похода была панская Польша. Кроме того, к началу наступления белополяков в Крыму собрались остатки разбитой дени-кинской армии под командованием барона Врангеля. Получив щедрую помощь от Антанты оружием, снаряжением, танками и самолетами, Врангель реорганизовал и вооружил свою армию и начал готовиться к наступлению на Москву. Таким образом, Антанта направила против Советской страны две силы — белопанскую Польшу и Врангеля. «Польша и Врангель — это были две руки международного империализма», — говорил В. И. Ленин1.

    В начале июня, когда армии Юго-западного фронта, руководимые гениальным стратегом революции товарищем Сталиным, перешли в решительное наступление против белополяков и погнали их от Киева, войска Врангеля вышли из Крыма. К концу июня армия Врангеля заняла всю Северную Таврию и угрожала наступлением на Донбасс.

    Опасность наступления армии Врангеля была велика потому, что оно развивалось в глубоком тылу действующих армий. Это ярко подчеркнул товарищ Сталин в беседе с корреспондентом «Правды»: «…Нужно помнить: пока Врангель цел, пока Врангель имеет возможность угрожать нашим тылам, наши фронты будут хромать на обе ноги, наши успехи на антипольских фронтах не могут быть прочными. Только с ликвидацией Врангеля можно будет считать нашу победу над польскими панами обеспеченной. Поэтому партия должна начертать на своем знамени новый очередной лозунг: «Помните о Врангеле!», «Смерть Врангелю!»2.

    Исходя из такой оценки, партия мобилизовала все силы советского народа на борьбу с Врангелем. 7 июня ЦК обратился с письмом ко всем партийным организациям, в котором раскрыл истинную суть врангелевщины и значение угрозы, создаваемой наступлением Врангеля.

    16 июля товарищ Сталин подписал приказ о создании 2-й Конной армии, которая должна была противостоять «бронированной» врангелев-ской кавалерии. Одновременно товарищ Сталин разрабатывает план разгрома Врангеля. Этот план гениально определил наиболее уязвимое место противника — направление Бериславль, Каховка, Перекоп. Именно отсюда нацелил товарищ Сталин главный удар Красной Армии, исходя из основной идеи отрезать армию Врангеля от Крымских перешейков, окружить ее в Северной Таврии и уничтожить. В соответствии с этим началось накапливание сил на врангелевском участке Юго-западного фронта.

    2 августа Политбюро ЦК партии вынесло решение — признать врангелевский фронт имеющим первостепенное значение и выделить его из состава Юго-западного фронта в самостоятельный Южный фронт. Во главе Реввоенсовета нового фронта был поставлен товарищ Сталин.

    Кипучая деятельность товарища Сталина по организации нового фронта уже в начале августа обеспечила нашим войскам возможность наступления против Врангеля. Троцкистские прихвостни «недооценивали» угрозы наступления Врангеля, считали Южный фронт третьестепенным и всячески тормозили посылку подкреплений. 6 августа товарищ Сталин подписал директиву войскам врангелевского фронта о переходе в общее наступление. Главный удар наносила правобережная Каховская группа в составе четырех стрелковых дивизий, отрезая армию Врангеля от Крыма. 2-я Конная армия и левобережная группа 13-й армии должны были опрокинуть врангелевские части с северо-востока и уничтожить их совместно с Каховской группой.

    В течение августа 13-я армия и 2-я Конная армия дважды предпринимали наступление против Врангеля, но не добились решающих успехов.

    Наиболее важным результатом августовских боев явилось создание нами Каховского плацдарма. Этот плацдарм сыграл огромную оперативно-стратегическую роль в последующей борьбе с Врангелем. Постоянная угроза со стороны Каховки отрезать армию Врангеля от Крыма сковывала белогвардейцев. Каховка служила также барьером на пути Врангеля к своим союзникам-белополякам. При наступлении в Донбасс нажим от Каховки немедленно приводил к возвращению ударных частей Врангеля на Каховское направление.

    Вторым крупным результатом августовских боев был разгром врангелевских десантов на Кубани. На эти десанты Врангель возлагал большие надежды, рассчитывая при их помощи получить солидные продовольственные и сырьевые ресурсы, а также пополнить свою армию за счет кубанского казачества. Но казачество не поддержало Врангеля и полностью стало на сторону советской власти. Войска Кавказского фронта, руководимые Серго Орджоникидзе, в короткий срок наголову разгромили десанты Врангеля и ликвидировали их заодно с белобандитской «армией спасения» ген. Фостикова, оперировавшей на Северном Кавказе.

    В конце августа товарищ Сталин заболел и вынужден был отойти на время от непосредственного руководства делами Южного фронта. По его выбору на должность командующего фронтом был намечен выдающийся пролетарский полководец М. В. Фрунзе, в то время возглавлявший наши вооруженные силы в Туркестане.

    21 сентября состоялось решение РВС Республики о назначении М. В. Фрунзе, а 27 сентября он уже вступил в исполнение своих обязанностей.

    Между тем Врангель в сентябре предпринял новую операцию, основной целью которой являлось соединение с белополяками путем вторжения в правобережную Украину. План операции сводился к раздельному поражению наших 13-й и 6-й армий и 2-й Конной армии. Для этого Врангель решил сначала нанести короткий удар по 13-й армии, а затем переправить на правый берег Днепра два армейских корпуса (2-й и 3-й) и конный корпус ген. Барбовича и этими силами разгромить 2-ю Конную армию и уничтожить с тыла Каховский плацдарм.

    Этот «смелый» замысел, однако, не был основан на реальном учете сил, а потому и не принес белым ожидаемого результата. В начавшихся во второй половине сентября боях с 13-й армией врангелевские корпуса добились лишь некоторых тактических успехов, заняв станции Синельниково, Волноваха и «г. Мариуполь. Этот период совпал с вступлением М. В. Фрунзе в командование войсками Южного фронта.

    3 октября в телеграмме на имя В. И. Ленина товарищ Фрунзе так оценивал обстановку: «На нашем правом фланге от Александровска до Херсона противник пассивен, но занят подготовкой к развитию операции… Угроза Донбассу, создавшаяся с прорывом за линию Волноваха — Мариуполь его значительных сил, временно отпарирована ударом на Волноваху нашей группы, в основу которой легла задержанная в Донбассе 9-я дивизия. В настоящее время противник пытается разбить ее и тем окончательно развязать себе руки на левобережном участке. В случае удачи он, разгромив наш ближайший тыл, несомненно, попытается нанести удар и нашей правобережной группе, переправившись через Днепр где нибудь в районе Александровска»3.

    Эта оценка совершенно правильно раскрывала намерения противника.

    Уже в конце сентября товарищ Фрунзе окончательно разработал свой план разгрома Врангеля в Северной Таврии, положив в основу его идею товарища Сталина. В Харькове, в штабе товарища Фрунзе состоялось совещание, на котором присутствовал товарищ Ворошилов. Совещание тщательно обсудило план операции; тут же он был утвержден Главкомом: Однако на фронте назревали серьезные события. Как и предвидел М. В. Фрунзе, Врангель начал вторжение за Днепр, переправив в районе Александровска части 1-го армейского корпуса и в районе Бабина, Ушкалка, Грушевка — 3-й армейский корпус и конный корпус ген. Барбовича.

    М. В. Фрунзе решил ликвидировать переправившиеся части Врангеля силами 2-й Конной армии при содействии правофланговых частей 13-й армии и левофланговых частей 6-й армии.

    В ожесточенных боях с 8 по 14 октября 2-й Конной армии при поддержке соседей удалось нанести решительное поражение врангелевцам. В районе Шолохово была разбита белая конница, позорно бежавшая за Днепр. Одновременно 14 — 16 октября 51-я стрелковая дивизия отбила все атаки белых на Каховский плацдарм и, перейдя в наступление, нанесла серьезное поражение 2-му армейскому корпусу белых4.

    Двойное поражение за Днепром и под Каховкой основательно ослабило армию Врангеля. Она понесла большие потери, а пополнения были исчерпаны. О наступательных операциях Врангелю уже не приходилось думать.

    ПЛАНЫ ВРАНГЕЛЯ

    Ко второй половине октября общая обстановка для Врангеля сильно ухудшилась. Панская Польша заключила предварительный мир с Советской Россией; капиталистические страны постепенно вступали в переговоры с Советами о признании и заключении торговых договоров. Победоносно развертывалась борьба с кулацким бандитизмом, даже анархиствующий кулацкий выродок Махно вынужден был формально принять участие в борьбе с Врангелем. В Крыму бурно развивалось партизанское движение. Белогвардейцы бросили против «зеленых» целую армию в 10 тыс. человек, но не могли добиться никаких результатов. Большевики, работавшие в подполье, расширяли и углубляли партизанское движение. Катастрофически ухудшалось продовольственное положение в Крыму. Цены на продукты питания и предметы первой необходимости были взвинчены неимоверно, что ставило рабочий класс и трудящихся в исключительно тяжелые условия жизни. Окончательно были дезорганизованы финансы — даже армии жалованье выплачивалось нерегулярно. Последние поражения на фронте сильно пошатнули дисциплину в белой армии. Офицерство под разными предлогами потянулось в Крым в надежде ускользнуть за границу, не ожидая окончательного крушения власти Врангеля.

    Положение на фронте также было критическим. 2-й армейский корпус стоял тонкой завесой против Каховского плацдарма. Донской корпус с трудом сдерживал все усиливающийся нажим 13-й армии. 1-й армейский корпус и конница Барбовича понесли тяжелые потери.

    15 октября Врангель созвал на совещание своих ближайших помощников и предложил им обсудить план дальнейших действий. «Я предложил моим ближайшим помощникам, — пишет он в своих воспоминаниях5, — всесторонне обсудить вопрос — принимать ли нам бой впереди Крымских перешейков или, очистив Северную Таврию, отойти за перешейки». Решено было принять бой в Северной Таврии. «Это была последняя ставка» — пишет Врангель. Отвечая на обвинения в неправильности этого решения, он так обосновывает его: «Как ни мало доверял я нашим «иностранным друзьям», однако все же не оставлял надежды, что  польское  правительство  под давлением Франции, будет  возможно дольше оттягивать заключение мира,  дав нам закончить формирование армии на польской территории или по крайней мере перебросить русские войска в Крым. Получение свежих пополнений, военного снабжения и осуществление намеченного займа (во Франции) дали бы возможность продолжать борьбу. В предвидении этого удержание в наших руках Северной Таврии являлось существенно необходимым. Отход в Крым за перешейки не только обрекал нас на голод и лишения, но, являясь признанием невозможности продолжать активную борьбу, создавал угрозу лишения нас в дальнейшем всякой помощи со стороны Франции. Засев в Крыму, мы перестали бы представлять реальную угрозу Советской власти и потеряли бы всякий интерес в глазах западных держав». Врангель скромно умолчал о требованиях русских помещиков и капиталистов, добивавшихся отвоевания своих земель. С потерей надежд на возврат имений они, разумеется, прекратили бы и поддержку Врангеля. Переходя к обороне в Северной Таврии, Врангель решил прикрыться на северо-востоке укрепленными Мелитопольскими позициями, на западе — р. Днепр и сосредоточить в районе Серогозы сильную ударную группу. Он ожидал главный удар Красной Армии от Каховки и предполагал сначала разбить нашу ударную группу, отбросить ее за Днепр, а затем повернуть против красных армий, наступающих с северо-востока. Осуществление такого плана требовало от войск высокой маневренности, упорства и устойчивости в обороне; но эти качества армия Врангеля уже в значительной степени утратила.

    Используя задержку наступления Красной Армии, Врангель провел реорганизацию и перегруппировку своих сил в соответствии с принятым планом. На фронт были выдвинуты последние резервы и влиты остатки пополнений.

    После реорганизации в 1-ю армию ген. Кутепова вошли 1-й и 2-й армейские корпуса, группа ген. Черепова и сводный гвардейский полк. Задача армии — оборона р. Днепр и содействие ударной группе при использовании ее против Каховской группы Красной Армии.

    Во 2-ю армию ген. Абрамова вошли Донской кавкорпус и 3-й арм. корпус. Задача армии — во что бы то ни стало задержать наступление Красной Армии с северо-востока на Мелитопольских позициях и попытаться нанести ей поражение.

    Резерв Врангеля состоял из двух групп: за фронтом 1-й армии в районе Серогозы располагалась ударная группа в составе конного корпуса Барбовича, Кубанской кавалерийской дивизии, Терско-астраханской кавалерийской бригады и Дроздовской пех. дивизии; за фронтом 2-й армии в районе Михайловки находились 1-я и 2-я донские кавалерийские дивизии. Подобное расположение резервов позволяло в течение одних суток объединить обе группы для действий на любом направлении. Одновременно было отдано распоряжение форсировать окончание постройки Чонгарских и Перекопских укреплений.

    По данным штаба Южного фронта численность армии Врангеля к 15 октября была следующей:

    Вооружение Врангеля и Красной Армии

    После реорганизации все бронепоезда были переданы во 2-ю армию, а все бронемашины — в 1-ю армию. Количество бронемашин было доведено до 45.

    В силу постоянных перегруппировок дивизии не имели нормально-работающих тылов. В частях ощущался недостаток в обмундировании и даже вооружении, хотя склады были переполнены иностранным вооружением и снаряжением. Тыловая служба была организована из рук вон плохо.

    ПЛАН М.В. ФРУНЗЕ

    В результате победоносного окончания войны с белополяками международное положение Советской республики значительно упрочилось. Но как внешняя, так и внутренняя обстановка требовали скорейшей победы над Врангелем. В. И. Ленин поставил перед товарищем Фрунзе задачу во что бы то ни стало до зимы покончить с Врангелем, дабы избавить страну от тягот зимней кампании.

    Переход в решительное наступление против Врангеля товарищ Фрунзе связывал с использованием 1-й Конной армии, шедшей форсированным маршем с польского фронта на врангелевский. Ленин лично следил за продвижением Конной армии. 4 октября 1920 г. он передавал по прямому проводу товарищам Ворошилову и Буденному: «Крайне важно изо-всех сил ускорить передвижение вашей армии на Южфронт. Прошу принять для этого все меры, не останавливаясь перед героическими. Телеграфируйте, что именно делаете»6.

    От командования Южным фронтом Ленин требовал тщательной организации сокрушительного удара по Врангелю.

    Район военных действий

    «Помните, что надо во что бы то ни стало, на плечах противника войти в Крым. Готовьтесь обстоятельнее. Проверьте, изучеиы-ли все переходы вброд для взятия Крыма» — телеграфировал он М. В. Фрунзе7.

    На основе указаний Ленина политический отдел Южного фронта развернул широкую «кампанию победы», обеспечивающую подготовку решительного удара. Коммунисты тыловых учреждений вливались в боевые части фронта. Со всей страны шли эшелоны с добровольцами на усиление Южного фронта. Взоры народа были прикованы сюда.

    19 октября в телеграмме на имя В. И. Ленина товарищ Фрунзе следующим образом изложил свою оценку обстановки на фронте:

    «За истекшие двое суток на фройте в общем затишье. Мы продолжаем усиленную подготовку к решительному наступлению. Противник же обессиленный и обескураженный последним поражением на правобережьи, видимо не имеет сил для развития сколько-нибудь серьезных активных операций и только занят приведением себя в порядок и подготовкой к встрече нашего удара. Теперь я уже боюсь не того, что он нанесет нам в том или ином направлении удар, а того, что он начнет отход с ныне занимаемых рубежей на линию Мелитопольских укрепленных позиций. После неудачной попытки разгрома нашей ударной группы, на мой взгляд, зто у него единственный целесообразный выход. Для нас же это будет крупнейшей неприятностью, ибо даст ему возможность отсиживаться от нажима с севера и востока на укрепленных позициях пехотными частями, бросить все конные массы на запад и обеспечить, если не победу, то отход в Крым. Другой неприятностью является перемена погоды: уже второй день дождь со снегом, и это чрезвычайно осложняет наши задачи. В связи с задержками сосредоточения начало общего наступления намечено примерно на 25 число. Ближайшие дни покажут намерения противника и выяснят окончательно обстановку. Настроение частей в общем приподнято, несмотря на невосполненные еще пробелы в обмундировании. В успехе предстоящих боев на участке к северу от перешейков не сомневаюсь. Что же касается овладения Крымом, то думаю, что это явится специально тяжелой для нас задачей, на подготовку разрешения которой надо величайшее внимание»8.

    Итак, товарищ Фрунзе не допускает и мысли об отходе противника без решительного сражения в Северной Таврии. Это показывает, как глубоко и правильно понимал он намерения противника. Фрунзе опасался только ухода белых за Мелитопольские позиции, что они действительно и сделали.

    В тот же день, 19 октября товарищ Фрунзе дал директивные указания командующим армиями о подготовке предстоящей операции. Директива настолько четко и просто излагает замысел М. В. Фрунзе, что не нуждается в комментариях; мы просто приведем ее полностью:

    «1. Ставлю армиям фронта задачу разбить армию Врангеля, не дав ей возможности отступить на Крымский полуостров, и захватить перешейки. Во исполнение этой обшей задачи правобережные армии должны отрезать противнику пути отступления в Крым и наступлением на восток разбить резервы армии Врангеля в районе Мелитополя. Задача левобережных армий — своими действиями привлечь возможно больше сил на свой фронт, не дав противнику возможности своевременно оттянуть таковые из под удара в тыл нашими армиями правого берега Днепра.

    2. Если противник не заставит нас начать раньше активные действия, то по времени распределяю задачи между армиями следующим образом: для отвлечения внимания противника сразу на восточный участок наступление начинает 13-я армия (предположительно 25 октября). Через день (26 октября) — группа Александровского направления. Еще через день или два (27 — 28) — армии правого берега Днепра.

    3. Задача 6-й армии: оставить на Днепре для наблюдения и обеспечения переправ не более одной дивизии, остальные силы армии (не менее четырех дивизий) отгруппировать для решительного удара на направлении на Перекоп и Сальково, имея при наступлении одну дивизию в резерве и одну уступом за правым флангом 1-й Конармии. В частности к началу наступления на Каховском плацдарме из четырех дивизий, предназначенных для наступления, должно быть сосредоточено не менее трех. Отдельную кав. бригаду подготовить для рейда в Перекопском направлении с задачей отрезать с тыла район Чаплинки, если обстановка позволит, захватить Перекоп. Всей армии стремиться овладеть Крымскими перешейками на плечах отступающего противника.

    4. Задача 2-й Конной армии: до начала общего наступления (27 октября) комбинированными переправами у Ниж. Рогачика и Никополя обеспечить себе к 27 октября исходное положение на левом берегу Днепра. Дальнейшая задача армии — энергичным наступлением в юго-восточном и восточном направлениях, войдя правым флангом в связь с 1-й Конармией, разбить группирующиеся на фронте армии силы противника и выйти в район ст. Федоровка — Михайловка — Васильевка, имея в виду в дальнейшем ударом в тыл Александровской и Пологской группе противника довершить его разгром.

    5. Задача 1-й Конармии: в ночь на 26 октября сосредоточиться на правом берегу Днепра, в ближайших к переправам деревнях, где расположиться совершенно скрытно. Командарму 6 заблаговременно учесть приход 1-й Конной армии и своевременно освободить необходимые ей деревни. В ночь на 27-е Конармии переправиться на левый берег Днепра и быстрым движением выйти в район северная оконечность оз. Молочное, ст. Федоровка, разгромить группирующиеся здесь резервы противника и, отрезав противнику пути отступления в Крым, преследовать его до полного уничтожения.

    6. Задача группы Александровского направления и 13-й армии: энергичными действиями с первого дня наступления сковать да своем фронте противника, не дав ему возможности оттянуть часть сил для обеспечения отхода в Крым, и дальнейшим наступлением разбить его и опрокинуть на 1-ю и 2-ю Конармии. При этом командарму 13 объединить кавдивизии в одну группу и поставить ей задачу движением ;в направлении на ст. Федоровка войти в связь с 1-й и 2-й Конармиями, довершить окружение противника и содействовать его уничтожению. Командарму 13 учесть, что 23-я стр. дивизия будет передана в состав Александровской группы, а в состав армии включена повстанческая армия Махно.

    7. Намечаю разграничительные линии: между 6-й (армией) и 2-й Конармией — прежняя и далее Вер. Рогачик — Веселое. Между 2-й Конной и группой Александровского направления: теперешняя граница с 13-й армией. Между группой Александровского направления и 13-й армией: ст. Ульяновка — Орехово — ст. Федоровка»9.

    Итак, товарищ Фрунзе наметил план фронтовой операции на окружение. Не трудно видеть, что: в основу этого плана была положена идея товарища Сталина, изложенная им в директиве от 6 августа. Следует подчеркнуть, что создание Каховского плацдарма, явившееся первым шагом к осуществлению директивы товарища Сталина, в дальнейшем позволило М. В. Фрунзе нанести решающий удар 1-й Конной армией в тыл белым.

    План М.В. Фрунзе по разгрому Врангеля

    Уже 21 октября товарищ Фрунзе получил данные о начавшемся отходе противника за Мелитопольские позиции и в тот же день отдал приказ 13-й армии о переходе частью сил в наступление. В тыл Северо-восточной группе противника направлялась повстанческая армия Махно. Одновременно шла кипучая подготовительная работа к наступлению. Из Александровской группы 13-й армии 22 октября формируется новая 4-я армия в составе 30-й, 23-й, Сводной курсантской дивизий и Интернациональной кавалерийской бригады. В армию были включены лучшие силы, и ей предстояло решить задачу огромной важности: фланговым ударом взломать мелитопольскую укрепленную полосу, не позволив противнику задержать наше наступление с северо-востока.

    Стремясь обеспечить наиболее выгодное исходное положение для наступления 6-й армии, товарищ Фрунзе 24 октября приказал командующему армией в ночь с 25 на 26 октября навести переправу через Днепр в районе Ниж. Рогачик и овладеть плацдармом, прикрывающим ее. То же самое должен был сделать командующий 2-й Конной армией в районе Никополя.

    4-я и 13-я армии с утра 25 октября должны были перейти в наступление; при этом 4-я армия получила задачу к 27 октября выйти на линию Янчокрак, Щербаковка, Орехов, а 13-я — не позднее 2.7 октября достичь линии Орехов, Пологи, Вер. Токмак, Ногайск. Принимая это решение, М. В. Фрунзе стремился оковать противника на северо-восточном участке фронта и не дать ему возможности сосредоточить значительные силы против Каховского плацдарма и овладеть последним, что ухудшило бы условия предстоящего наступления.

    1-я Конная армия, несколько задержавшаяся в походе, к вечеру 27 октября должна была сосредоточиться вблизи каховских переправ, не далее полуперехода от мостов.

    26 октября на ст. Апостолово товарищ Фрунзе собрал всех командующих армиями и членов Реввоенсовета. Здесь еще раз он с товарищами Ворошиловым, Буденным и другими обсудил детали предстоящей операции. Фрунзе лично проинструктировал командование 6-й армии и 1-й и 2-й Конных армий, призванных решать ударную задачу. Здесь же был отдан окончательный приказ об общем наступлении10.

    Подтверждая и развивая первоначальную идею, изложенную в приведенной нами выше директиве от 19 октября, приказ следующим образом уточнял задачи армий:

    1. 13-я армия должна была не позднее 30 октября овладеть Мелитопольскими позициями на участке Мелитополь, ст. Федоровка.

    2. 4-я армия получила задачу прорвать линию укрепленных позиций белых в районе Рейхенфельд, д. Михайловка, Орлянск и выйти не позднее 30 октября на линию М. Белозерка, Тимошевка, ст. Федоровка, войдя в связь с частями 2-й Конной армии.

    3. 2-я Конная армия переходила в наступление совместно с 1-й Конной и 6-й армиями с целью окружить противника в районе Серогозы, Калашинская.

    4. 6-я армия переходила в наступление с утра 28 октября, имея задачей разгром 2-го корпуса белых; при этом она должна была «…выставить заслон не менее дивизии на линии Дмитриевка, Константиновка, Горностаевка, а армейскую конницу стремительно бросить на Чаплинку в тыл противника, с задачей отрезать ему отступление и на его плечах ворваться в Перекоп». Далее, «…29 октября левым флангом армии, совместно со 2-й Конной, перейти в решительное наступление на Рубановка, Серогозы, уничтожая противника, отходящего от Никополя и обеспечивая рейд 1-й Конной армии».

    5. 1-я Конная армия, переправившись в ночь на 28 октября через Днепр у Каховки, должна была «…стремительным маршем выйти 29 октября на фронт Аскания-Нова, Громовка, отрезать противника от перешейков и решительным наступлением с Юга на Агайман — Серогозы, совместно с 6-й и 2-й Конной, окружить и уничтожить главные силы противника. Иметь в виду при необходимости ударом на Чаплинка оказать содействие коннице 6-й армии в разгроме тыла противника. Особо выделенным боковым отрядом перехватить железную дорогу в районе Ново-Алексеевка».

    Далее, приказ предусматривал объединение всей авиации 6-й и 1-й Конной армий в руках общего начальника по указанию заместителя  командующего фронтом.

    В случае, если попытка овладения Перекопом с налета потерпит неудачу, командующий 6-й армией должен был немедленно приступить к артиллерийской и инженерной подготовке атаки перешейков.

    Опасаясь заблаговременного отхода противника в Крым, товарищ Фрунзе требовал от командующих 2-й Конной и 6-й армиями в этом случае «…развить решительное наступление, не стесняя себя указанным выше сроком 29 октября, имея главной целью не дать противнику уклониться из-под наших ударов».

    Отдав приказ, товарищ Фрунзе тут же поделился своими соображениями с В. И. Лениным по телеграфу:

    «Сейчас отдал окончательный приказ об общем наступлении. Решающими днями будут 30-31 (октября) и 1 ноября. В разгроме главных сил противника не сомневаюсь. Отойти за перешейки к моменту нашего удара он не успеет. На немедленный захват перешейков, считаю не более 1 шанса из 100… Даны соответствующие директивы в отношении Махно»11.

    «Соответствующие директивы» в отношении Махно вызывались тем, что его «армия», несмотря на совершенно четко поставленную задачу — прорваться в тыл противнику и громить его Б. Токмакскую группу, топталась за фронтом 13-й армии. Опасения товарища Фрунзе были не напрасны. Вскоре после занятия Крыма Махно вновь перешел к открытой борьбе с советской властью.

    СИЛЫ СТОРОН

    В последний решительный бой против Врангеля направлялись значительно окрепшие и пополненные части Южного фронта.

    О соотношении сил дают представление следующие цифры:

    Вооружение Врангеля и Красной Армии

    Таким образом, армии Южного фронта имели значительное превосходство как в живой силе, так и в технике: в штыках — в четыре раза, в саблях — в три раза, в пулеметах — в два раза, в орудиях — в два с половиной раза. Однако это превосходство следует принимать во внимание с значительными поправками. Так, белые бронепоезда активно участвовали в боях, наши же отставали от войск вследствие порчи отходившим противником железнодорожного пути. Наши бронемашины были распределены между армиями, тогда как противник держал их почти все в ударной группе, что давало ему заметное преимущество. Кроме того, белые были гораздо лучше обеспечены боеприпасами и особенно артиллерийскими снарядами.

    Политико-моральное состояние красных армий Южного фронта было, разумеется, несравнимо с состоянием белых войск; однако боеспособность и маневренность многих наших частей несколько снижались тем, что в составе Южного фронта насчитывалось до 80 проц. слабо обученных пополнений. Слабо были сколочены штабы вновь образованных армий и самого Южного фронта. Недостаток связи вынуждал штабы армий пользоваться почти исключительно правительственными телеграфными проводами и приближать к ним штабы дивизий, что вело к отрыву последних от войск.

    На материальное обеспечение операции М. В. Фрунзе обращал особенное внимание. Но дезорганизованный бандитами тыл давал большие перебои в работе. Презренные ставленники Троцкого преступно тормозили отправку снабжения на фронт. Многие дивизии не получили теплой одежды и шли в наступление в старом летнем обмундировании. В частях, переброшенных к началу операции с других фронтов, тыловые учреждения почти полностью отсутствовали или безнадежно отставали. Артиллерия имела ограниченный запас снарядов, а тяжелая артиллерия, шедшая на усиление фронта, застряла в районе Кременчуга. Войска кормились в основном за счет местных средств.

    Особенно плохо был организован тыл только что сформированной 4-й армии. Командующий армией переложил работу по организации тыла и руководство органами управления армии на второстепенных работников.

    И все же, несмотря на материальные лишения, боевой порыв частей был выше всякой похвалы. Самоотверженная работа коммунистов, политорганов и коммиссаров обеспечила сплоченность и общий подъем. Бойцы рвались в бой под сталинским лозунгом — «Смерть Врангелю».

    В таких условиях с 28 октября началось общее наступление армий Южного фронта, приведшее к сокрушительному поражению Врангеля в Северной Таврии.

    Для удобства изучения фронтовой наступательной операции, особенно с целью сопоставления действий отдельных армий, мы рассмотрим ниже ход боевых действий в период с 28 октября по 3 ноября по дням.

    БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 28 ОКТЯБРЯ

    6-я армия с утра всеми дивизиями перешла в наступление. Командующий армией, несмотря на предельно ясные и четкие указания товарища Фрунзе, с самого начала неправильно организовал действия своих войск. Вместо удара объединенными силами с 1-й и 2-й Конными армиями по Серогозской группе противника (с выделением особой группы для действий в Перекопском направлении), командующий 6-й армией нацелил основные силы на Перекоп, ограничившись высылкой заслона в направлении Серогозы (Латышская дивизия). Такое решение в дальнейшем облегчило как действия ударной группы белых, так и отход их в Крым.

    1-я стр. дивизия, наносившая удар от Херсона по оперативной пустоте, к концу дня подошла к Чалбасы и Брилевке, отбросив сводный гвардейский отряд белых.

    Бригада 15-й стр. дивизии, переправившись у Корсунского монастыря, выбила из Б. Маячка два полка 13-й пех. дивизии противника и наступала на М. Маячка.

    Ударная группа Каховского плацдарма овладела Балтазаровским и Натальиным, разгромив в Натальине бригаду 34-й пех. дивизии. Отдельная кав. бригада продвигалась на Чаплинку. Латышская дивизия без боя вышла на линию Дмитриевка, Константиновка, Каиры-Западные и остановилась, выслав разведку для установления соприкосновения с противником. 52-я стр. дивизия, выдержавшая накануне жестокий бой с корниловской дивизией белых, медленно продвигалась на Рубановку и вышла на рубеж Мал. Лепетиха, Кон. зав. Бел. Криница.

    На 29 октября соединениям армии были поставлены задачи: 1-й стр. дивизии — овладеть Каланчак и черноморским побережьем; ударной группе — занять Перекоп; Латышской дивизии — выйти на линию Вознесенка, Успенская; 52-й стр. дивизии — овладеть Рубаковкой. Командующий 6-й армией не ожидал серьезного сопротивления противника, считая, что 2-й арм. корпус и гвардейский полк отойдут на Перекоп, а остальные части белых — на Сальково. Из приказа по армии нe видно также оценки положения ударной группы противника в районе Серогозы, что говорит о слабой организации разведки. Штаб армии ничего не предпринял для раскрытия группировки противника в районе Серогозы, хотя имел в своем распоряжении конные части и бронеотряды. Ничего не сделало в этом отношении и командование Латышской дивизии.

    1-я Конная армия с утра начала переправу через Днепр. Согласно приказа командующего армией, 4-я кав. дивизия, переправившись у Каховки, должна была выйти в район хуторов Тельников, Натальино, Круглова, Б. Зеленый пад, ведя усиленную разведку на фронте Чаплинка, Аскания-Нова, Агайман. 14-я кав. дивизия, переправлявшаяся вслед за 4-й дивизией, выходила в район хуторов Дворянские, Гладкого, Теленик, Дмитриевка, Антоновка, ведя разведку на фронте Агайман, Рубановка. 6-я кав. дивизия вслед за 14-й дивизией переходила в Б. и М. Каховку, где должна была расположиться на ночлег. 11-я кав. дивизия переходила в Любимовку. Особая кав. бригада и штарм оставались в Бериславле.

    Бронечасти 1-й Конной армии, двигавшиеся с белопольского фронта по железной дороге, застряли в пути и не прибыли к началу операции. Безусловно было бы целесообразно придать 1-й Конной армии бронечасти 6-й армии, направленные на Перекопские укрепления. К сожалению, этого не было сделано,

    К вечеру дивизии 1-й Конной армии закончили переправу. Товарищи Ворошилов и Буденный лично осмотрели все части на переправе, воодушевляя своим присутствием бойцов и командиров на новые славные подвиги.

    29 октября армия должна была выйти в район Аскания-Нова, Громовка, Агайман, откуда повернуть к Серогозам и обрушиться на ударную группу противника, что привело бы к решительному столкновению с резервами белых. Однако эта первоначальная задача 1-й Конной армии была изменена. Получив ложное донесение командующего 2-й Конной армией о разгроме 1-го армейского корпуса белых и о начавшемся отходе противника в Крым, М. В. Фрунзе телеграммой на имя товарища Буденного поставил 1-й Конной армии новую задачу. Телеграмма товарища Фрунзе была получена в штарме 1-й Конной армии вечером 28 октября:

    «Лучший из корпусов Врангеля 27 октября разбился о 2-ю Конную армию. Все попытки противника отбросить нас к Днепру окончились полной неудачей. В связи с нанесенными противнику большими потерями и обходом левого фланга укреплений его линии Васильевка, Мелитополь, несомненно противник начал общий отход в Крым.

    Теперь от вас и вашей энергии зависит судьба нашей операции. Ценой полного напряжения сил вы должны отрезать противнику пути отхода в Крым, дабы общим наступлением всех армий фронта уничтожить его живую силу. Не позднее 30 октября частями вашей армии должна быть перехвачена железная дорога на Сальково»12.

    Этой директивой внимание командования 1-й Конной армии направлялось на юго-восток; таким образом, армия уходила в сторону от ударной группы Врангеля, дабы стать на путях отхода противника.

    Выполняя директиву командующего фронтом, командование 1-й Конной армии в 20 час. 40 мин. отдало приказ № 027, в котором поставило новые задачи дивизиям на 29 октября:

    а) 4-й кав. дивизии в 9 час. 29 октября перейти в решительное наступление в направлении Аскания-Нова, Громовка. Уничтожить на своем пути противника и к вечеру расположиться на ночлег Сергеевка (Громовка), Воскресенская. При движении иметь правый боковой авангард. Вести глубокую разведку в юго-восточном направлении, а при расположении на ночлег разведывать в полосе Ново-Алексеевка, Петровское.

    б) 14-й кав. дивизии в 8 часов 29 октября перейти в наступление в направлении б. Томаклы, Круглая, Ново-Покровка, уничтожить на своем пути противника и на ночлег расположиться в Ново-Николаевке; при движении иметь сильный левый боковой авангард, коему освещать направление на Агайман, а при расположении на ночлег разведывать на Чаплинка, Перекоп.

    в) 11-й кав. дивизии выступить в 8 часов 29 октября из района Любимовка и к вечеру достигнуть Агайман, где расположиться ка ночлег. При встрече с противником разбить его наголову. Разведку вести в полосе Петровское, Ниж. Серогозы.

    г) 6-й кав. дивизии в 7 часов 29 октября переправившись у Бериславля, к вечеру достигнуть района Успенская, Сысоева, Ново-Репьевка, где и расположиться на ночлег. Разведку вести в полосе Ниж. Серогозы, Рубановка.

    д) Особой кав. бригаде и полештарму в 9 часов 29 октября выступить и к вечеру перейти в Аскания-Нова, где расположиться на ночлег. Особой кав. бригаде вести разведку в южном и восточном направлении»13.

    Таким образом, товарищ Буденный решил вести армию на широком фронте, в двух группах. Это вполне оправдывалось неясностью обстановки и стремлением быстрее выйти к Сивашу, чтобы не допустить отхода противника на Перекоп, возможность чего не была исключена. С другой стороны, подобный маршевый порядок армии обеспечивал свободу маневра и исключал возможность быть прижатым к Сивашу.

    Это решение командующего армией имело тем больше оснований, что сведения о противнике продолжали оставаться самыми туманными. Мы уже указывали, что в руках командующего армией не было ни авиации, ни бронечастей для разведки. Правда, впереди 1-й Конной армии находились части 6-й армии, которые и должны были добыть нужные сведения, но они не организовали как следует свою разведку. В то же время командиры дивизий 1-й Конной армии допустили крупную ошибку, выслав вперед слабые разъезды, тогда как требовалось вести разведку крупными силами.

    2-я Конная армия согласно решению командующего армией должна была выйти на линию Вер. Рогачик, Б. Белозерка, М. Белозерка, чтобы с утра 29 октября начать общее наступление.

    Решение командующего 2-й Конной армией не соответствовало задаче, поставленной товарищем Фрунзе. Командующий армией сосредоточил все усилия на борьбе за плацдарм у Никополя, разбросав свои конные дивизии, вместо того чтобы возложить эту задачу на пехоту (3-я и 46-я дивизии), а всю конницу собрать в кулак и бросить ее на Серогозы.

    Весь день 28 октября 2-я Конная армия провела в мелких разрозненных стычках с противником. 21 -я кав. дивизия совместно с 52-й стр. дивизией заняли Вер. Рогачик. 46-я и 3-я стр. дивизии выбили части Марковской дивизии из Днепровки и Елизаветовки, взяв до тысячи пленных. 16-я кав. дивизия безуспешно рыталасы наступать из Балки на Орлянск и отошла в Балки, установив связь с 30-й стр. дивизией 4-й армии у Скелька. 2-я кав. дивизия за день успела только переправиться и выйти к Днепровке.

    Несмотря на эти более чем скромные успехи, достигнутые за день боя, командующий 2-й Конной армией донес, что им разгромлен весь 1-й армейский корпус белых и что противник спешно отходит в Крым. Это злополучное донесение послужило причиной изменения задач 1-й Конной армии, что резко отразилось на всем дальнейшем ходе операций.

    На 29 октября дивизии получили прежние задачи, не выполненные ими за 28 октября. Никакой перегруппировки сил командующий армией не наметил.

    4-я армия продолжала наступление, начатое еще 25 октября. Согласно приказу М. В. Фрунзе от 26 октября армия должна была нанести удар по флангу Мелитопольских позиций и выйти к 30 октября на фронт М. Белозерка, Тимошевка, Федоровка. Армия наносила главный удар левым флангом в стык между Васильевским и Б. Токмакским укрепленными узлами на Михайловку. Однако вследствие опоздания частей, «вызванного их растянутостью в глубину, а также из-за переутомления Сводной курсантской дивизии, этот удар не получился; в первой линии наступали только 30-я и 23-я дивизии, причем первая глубоко эшелонировала свои бригады.

    После ожесточенных боев 30-я стр. дивизия заняла Васильевку и одним полком Скельку, где вошла в связь с частями 2-й Конной армии. 23-я стр. дивизия, не встречая особого сопротивления, вышла на фронт Эристовка, Гейдельберг, Ниж. Куркулак, причем ее левый фланг оказался уступом сзади 42-й стр. дивизии 13-й армии, наступавшей на Б. Токмак с севера.

    На 29 октября 30-я дивизия долучила задачу овладеть Михайловской и М. Белозеркой, а 23-я дивизия — содействовать наступлению 30-й стр. дивизии.

    13-я армия, продолжая наступление, должна была разбить Донской корпус противника и овладеть Мелитопольской позицией. Командующий армией   сосредоточил внимание на Б. Токмакеком узле и направил сюда свой главный удар, но при этом не создал ярко выраженной ударной группировки.

    В составе армии находились три кавалерийских дивизии, т. е. по существу целая конная армия; но, несмотря на прямое указание М. В. Фрунзе, командующий армией не объединил управление конницей, оставив ее распыленной. При этом он держал конницу за пехотой, хотя армия имела дело с конницей противника. Штаб армии перешел в Волноваха, но от этого управление не улучшилось. Командующий выехал на автомобиле в расположение войск и находился при штабе 9-й стр. дивизии. Присутствие командующего, не имевшего постоянной связи со штармом, только вносило путаницу в управление дивизией. К тому же и сам командующий оставался в неведении относительно обстановки на других участках армии.

    В течение 28 октября 42-я стр. дивизия и 7-я кав. дивизия наступали на Б. Токмакский укрепленный узел с северо-запада, 9-я стр. дивизия — с северонвостока. К вечеру эти части выбили из окопов 6-ю пех. дивизию противника. 2-я Донская стр. дивизия, Морская дивизия и 9-я кав. дивизия сбили белых с линии Ландекроне, Шпаррау и вышли на фронт Рикенау, Новоспасская, Низовка.

    На 29 октября командующий армией приказал продолжать наступление, не изменяя группировки сил. Ожидая сопротивление противника на фронте Линденау, Троицкое, Астраханка, он направил 42-ю стр. дивизию; на Федоровку, Кронсфельд, приказав иметь сильный резерв за правым флангом для прикрытия от контрудара со стороны Тимошевка, Михайловка. В этом же направлении продвигалась и «армия» Махно. 9-я стр. дивизия направлялась на Мелитополь, имея одну бригаду, в резерве армии. Кавалерийская группа должна была овладеть Астраханкой и Тихоновкой, а в дальнейшем — Мелитополем. 2-я Донская дивизия также нацеливалась на Мелитополь с юго-востока.

    В целом итог боев 28 октября был благоприятен для Красное Армии. Белогвардейцы, почувствовав нажим на флангах, решили не позднее 29 октября сосредоточить всю свою ударную группу в район Серогозы, a 1-й и 2-й Донскими дивизиями нанести ряд коротких ударов по выдвигающимся от Никополя частям 2-й Конной армии и от Васильевки — 4-й армии. Остальные части 2-й армии должны были медленно отходить на Мелитопольскую позицию, цепляясь за всякий рубеж, дабы задержать наше наступление до тех пор, пока не будет нанесено поражение Каховской группе Красной Армии. Об отходе в Крым Врангель, таким образом, пока еще не думал.

    БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 29 ОКТЯБРЯ

    6-я армия 1-я стр. дивизия вышла на черноморское побережье й заняла Скадовск, Каланчак. Остатки сводного гвардейского отряда белых отошли на Перекоп.

    Бригада 15-й дивизии, выбив противника из М. Маячка, заняла Ново-Киевку и вошла в связь с частями 1-й стр. дивизии, Ударная группа без особого сопротивления противника заняла Чаплинку и передовыми частями вышла к линии Перекопских укреплений. 13-я и 34-я пех. дивизии противника отошли за укрепления.

    Латышская дивизия выдвинулась на линию Успенская, Вознесенка и подошла вплотную к ударной группе белых, все еще не имея ясного представления о группировке противника.

    52-я дивизия поздно вечером заняла Рубановку.

    На 30 октября части 6-й армии получили задачи: ударной группой продолжать наступление на Перекоп; Латышской дивизией содействовать 1-й Конной армии; 52-й дивизией наступать на Ниж. Серогозы.

    Таким образом, командующий армией не пытается организовать совместный удар с 1-й Конной армией по серогозской группировке белых, а топчется на месте, не вводя в дело свой резерв (15-ю дивизию).

    1-я Конная армия вышла всеми дивизиями в пункты, указанные в приказе командующего армией.

    4-я и 14-я кав. дивизии не встретили противника. Разведка 14-й кав. дивизии захватила в Ново-Покровке трех офицеров, давших весьма ценные показания. По их словам, Дроздовская дивизия утром 28 октября выступила из Ново-Алекеандровки на Рубановку; корниловская дивизия обороняла Вер. Рогачик; 2-я дивизия, Терско-Астраханская бригада и Марковская дивизия находились в Ниж, Серогозах эти данные хотя и не раскрывали полностью группировку белых, но подчеркивали, что противник не стремится уходить в Крым, а готовит удар по Каховской группе.

    11-я кав. дивизия заняла Агайман, разгромив здесь тыловые части белых и взяв в плен 40 солдат и 6 офицеров; попытка ее овладеть Торгаевкой была отбита противником. 6-я кав. дивизия без боя вышла в район Успенской. Таким образом, две дивизии 1-й Конной армии расположились на ночлег вблизи ударной группы белых.

    На 30 октября командование 1-й Конной армии поставило дивизиям задачу «…отрезать путь отступления противнику в Крым, перерезав железную дорогу на Сальково и ударом в северо-восточном направлении совместно с 6-й и 2-й армиями разбить и взять в плен главные силы противника» (из приказа товарища Буденного № 128 от 29 октября)14.

    Задачи дивизий были сформулированы следующим образом:

    а) 4-й кав. дивизии в 8 часов 30 октября начать наступление на Ново-Михайловка и ст. Ново-Алексеевка, имея основной задачей разрушить железную дорогу в районе ст. Сальково и ст. Ново-Алексеевка и двигаться по дороге на Геническ, заняв таковой передовыми частями, разбить в этом районе противника забрав у него технику. Для обеспечения себя от удара с перешейков выставить на них сильные заслоны с артиллерией, ведя разведку Чонгарского полуострова и Арабатской стрелки. Занять и упорно удерживать район ст. Ново-Алексеевка, Вихляево, Стокопани, хутора Юзкуя…

    б) Начдиву 11-й кавалерийской в 8 часов 30 октября начать наступление — стремительным ударом в направлении Кучкогус, Петровское, ст. Юрицыно, разбить встретившегося противника и налетом разрушить железную дорогу на ст. Юрицыно и на ст. Сокологорно, по выполнений чего расположиться и упорно удерживать район восточная окраина Петровское, где иметь бригаду, хут. Адама, ст. Юрицыно, Черный над, имея здесь остальные две бригады…

    в) Начдиву 6-й кавалерийской в 8 часов 30 октября перейти в наступление в направлении на Агайман, Кучкогус, Санбрун, Бредихин. При чем двумя бригадами занять западную половину Петровское, а одной бригадой занять Кучкогус, Санбрун, имея в Санбруие кулак на случай появления противника со стороны Серогозы.

    Этой бригаде поставить задачу войти в связь с Латышской дивизией в районе Успенская, Вознесенка…

    г) 14-ю кав. дивизию назначаю в мой резерв, дивизии перейти в Рождественское. Выступление в 8 час. 30 октября»15.

    Из этого приказа ясна идея товарища Буденного сковать силами 6-й кав. дивизии совместно с Латышской дивизией Торгаевскую группу противника, а остальные дивизии вывести на пути отхода белых. Таким образом, был задуман смелый бросок армии в тыл противника, хотя товарищ Буденный и знал об его группировке в районе Агаймана. При этом товарищи Ворошилов и Буденный совершенно правильно решали пренебречь угрозой своему левому флангу, рассчитывая на содействие соседних армий.

    2-я Конная армия начала наступление с утра всеми своими дивизиями. В течение дня 21-я кав. дивизия заняла Вер. Рогачик; 2-я кав. дивизия и 46-я стр. дивизия наступали на Б. Белозерка; 16-я кав. дивизия и кав. бригада Кицука двигались на М. Белозерку, имея на левом фланге 8-ю бригаду 3-й стр. дивизии; Особая кав. бригада находилась в резерве армии в Днепровке.

    Во второй половине дня части 1-й и 2-й дивизий белых обошли левый фланг атакующей М. Белозерку 16-й кав. дивизии и смяли ее левофланговые части, вынудив их к стремительному отходу. Только на подступах к Днепровке выдвинутая «из резерва Особая кав. бригада смогла задержать продвижение противника, отошедшего в темноте в Балки и далее на М. Березовку. Удар по 16-й кав. дивизии был воспринят командованием 2-й Конной как контрнаступление противника и оно немедленно приказало 21-й кав. дивизии вместо наступления на Серогозы идти из Вер. Ропачик на помощь 16-й кав. дивизии.

    2-я кав. дивизия заняла Б. Белозерку, выбив отсюда части Марковской дивизии белых и взяв до 300 человек в плен; но дальше она не продвигалась в связи с неудачей 16-й кав. дивизии и остановилась, ожидая подхода пехоты.

    Командование армии вместо организации стремительного удара на Серогозы выжидает, пока 88-я бригада 30-й стр. дивизии не выходит к М. Белозерке и не занимает ее, чем прочно прикрывает фланг 2-й Конной армии. Только после этого отдается приказ на дальнейшее продвижение с весьма путаной постановкой задач дивизиям: 21-я кав. дивизия вновь направлялась на Ново-Александровку с ночлегом на 30 октября в Вер. Серогозы; 2-я кав. дивизия из Б. Белозерки должна была выдвинуться на линию Калашинская, Елизаветовка; 16-я кав. дивизия получила задачу занять Менчекур и Веселое; группу пехоты — 46-ю стр. дивизию — было намечено перебросить на подводах в район Менчекур, Веселое, Елизаветовка, Базылеевка и установить связь с 4-й армией. Кав. бригаде Кицука была поставлена задача поддержания связи с 4-й армией.

    Таким образом, командующий армией скорее готовился занять исходное положение для наступления, нежели стремительно наступать на Серогозы, как того неоднократно требовал М. В. Фрунзе.

    Если 1-я Конная армия организует смелый бросок вперед даже с риском окружения, то 2-я Конная армия робко топчется на месте. Товарищ Фрунзе был вынужден дважды напоминать командованию 2-й Конной  армии  о   необходимости  развить   стремительные  действия.

    4-я и 13-я армии продолжали наступление и к вечеру вышли на линию Орлянск, Михайловка (30-я стр. дивизия), Фридрихсфельд, Н. Насау (23-я стр. дивизия), р. Молочная, юго-западнее Б. Токмак (42-я стр. дивизия). 9-я стр. и 7-я кав. дивизии заняли район Богдановка, Линдекау, Орлов. Кавалерийская группа заняла район Варваровка, Тихоновка, Астраханка; 2-я Донская стр. дивизия достигла линии Астраханка, Покровка. Захват 4-й армией Михайловских укреплений ставил под фланговый удар и Мелитопольские позиции, на которые отошел противник.

    Основной задачей обеих армий на 30 октября являлось овладение Мелитопольской позицией белых. Однако перегруппировка сил не производится. 4-я армия все еще не развертывается полностью и сохраняет глубокое эшелонирование, а командующий 13-й армией продолжает опасаться за свой правый фланг.

    В итоге боев 23 — 29 октября стратегическая обстановка становилась для белых катастрофической, особенно при энергичном нажиме левого фланга 13-й армии и стремительном выдвижении к Сальково 1-й Конной армии. Тем не менее врангелевцы еще придерживаются активных планов действий; отходя на Мелитопольские позиции, они заканчивали сосредоточение ударной группы, рассчитывая частью сил задержать продвижение от Никополя 2-й Конной армии.

    На 30 октября Врангель поставил ген. Кутепову задачу: обрушившись на Каховскую группу, отбросить ее и прижать красную конницу к Сивашу. Одновременно 2-й арм. корпус должен был контратаковать части Красной Армии от Перекопа. 2-я армия ген. Абрамова получила задачу во что бы то ни стало удержать Мелитопольские позиции. Врангель считал, что 1-я Конная армия еще не успела прибыть на фронт; выдвижение конницы к Сивашу он расценивал как выход частей 2-й Конной армии, переброшенной от Никополя.

    М. В. Фрунзе правильно оценивал ход операции; в телеграмме В. И Ленину он писал: «Наступление армий фронта развивается успешно. К 12 часам 29 октября в общей сложности нами атакованы и разбиты все номерные пехотные дивизии противника, кроме одной Дроздовской. Целой пока остается основная масса его конницы, сосредоточение которой предполагаю в районе Серогозы, Веселое. 30 — 31 октября должны развиваться решительные бои с этой последней силой врага, если только она не бросится уже теперь же в стремительное бегство на Сальково. Пути отхода на Перекоп отрезаны… Считаю, что судьбу битвы к северу от перешейка возможно считать уже решенной в нашу пользу»16.

    БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 30 ОКТЯБРЯ

    6-я армия. Ударная группа 6-й армии с утра 30 октября повела атаку на Перекопские укрепления, обороняемые 2-м армейским корпусом белых. Удар наносили из Преображенки на Перекоп 152-я и 153-я бригады 51-й стр. дивизии. Левее от тракта Чаплинка, Перекоп до Сиваша наступала спешенная кавалерийская группа 6-й армии, на смену которой выдвигалась Ударно-огневая бригада. На Перво-Константиновку и Владимировку направлялась 151-я бригада. Во второй половине дня 152-я бригада и кавалерийская группа взяли две линии Перекопских укреплений и овладели г. Перекопом; но попытка атаковать Турецкий вал не удалась.

    1-я стр. дивизия вышла на черноморское побережье. Латышская дивизия продолжала оставаться на фронте Успенская, Вознесенка, оказав незначительную поддержку 6-й и 11-й кав. дивизиям во время боев за Агаймаи и Торгаевку. 52-я стр. дивизия оставалась в Рубановке отбивая мелкие атаки отходящих частей корниловцев. Только к вечеру дивизия выдвинула передовые части вслед за отступающим противником по направлению к Серогозы. 15-я стр. дивизия находилась в армейском резерве.

    Командование 6-й армии заняло выжидательную позицию и на 31 октября не поставило дивизиям никаких решительных задач. Ударной группе было приказано «…оставить в Перекопе и против Турецкого вала сторожевое охранение, немедленно приступить к подготовке артиллерийской и инженерной атаки укрепленных позиций противника на Перекопских перешейках»17… Таким образом, мысль о возможности обхода Перекопских позиций через Сиваш не приходит в голову командующему армией.

    Начдиву Латышской он приказывает «…переместить дивизию в район Успенская, Агайман, Ниж. Серогозы и быть готовым оказать поддержку 1-й и 2-й Конным армиям в районе Серогозы — Ивановка. Начдиву 15, оставаясь в армрезерве — переместить дивизию в район Брилевка, Белоцерковка». 1-я стр. дивизия была оставлена на охране черноморского побережья.

    В то время, когда товарищ Фрунзе и командование 1-й Конной армии стремятся быстрее выдвинуть конницу на пути отхода противника, командующий 6-й армией занимается никчемными «перемещениями» своих трех дивизий, без толку держит у Перекопа четыре кавалерийских полка и значительное количество бронемашин. Больше того, он прямо не выполняет приказа по фронту, предписывавшего 6-й армии наступать в направлении на Сальково во взаимодействии с 1-й Конной армией.

    М. В. Фрунзе требует от 6-й армии энергичных действий. Он приказывает командующему армией «…подготовиться к штурму Перекопских позиций с одновременным переходом Сиваша в местах доступных для переправ. Штурм приурочить к ночному времени. Центром и левым флангом армии перейти в самое энергичное наступление не давая противнику выйти из под удара наших частей и отойти к Сальково»18.

    Во исполнение этой задачи командующий 6-й армией в 3 часа. 31 октября отдал новый приказ, решительный по тону, но не четкий и лишенный всякого расчета времени. Задача ударной группы оставалась прежней; Латышской дивизии было приказано перейти в решительное наступление в направлении Агайман, Петровское, ст. Партизанская с целью перерезать пути отхода противника, группирующегося перед 2-й Конной, 4-й и 13-й армиями. 52-я стр. дивизия с той же целью должна была перейти в наступление в общем направлении Ниж. Серогозы, Ивановка, Домузлы, ст. Юрицыно.

    Нечего и говорить, что дивизии, только что получившие предыдущий приказ, не могли качать выполнение новых задач с рассветом 31 октября, как этого требовал от них командующий армией.

    1-я Конная армия с утра 30 октября двинулась на Сальково. 4-я кав. дивизия, идя по маршруту Громовка, Ново-Михайловка, Геническ, встретила у Ново-Михайловки упорное сопротивление запасного корниловского полка. Лихой атакой в конном строю дивизия захватила Ново-Михайловку, смяла корниловцев и взяла до тысячи пленных. При дальнейшем продвижении на ст. Ново-Алексеевку под удар 4-й кав. дивизии попал запасный Марковский полк и штаб 1-й армии Кутепова. Сам ген. Кутепов бежал в Мелитополь, бросив свой штаб. К Еечеру 4-я кав. дивизия овладела Геническом. Части Врангеля укрылись за Сальковскими укреплениями и на Арабатской стрелке. Пути отхода белых в Крым были перерезаны.

    14-я кав. дивизия двинулась в 8 часов по маршруту Ново-Покровка, Воскресенская, Ново-Троицкое, Отрада, Рождественское. Уже к 12 .часам штаб дивизии имел сведения о бое у Ново-Михайловки и Ново-Троицкой и знал, что противник отошел на Рождественское. Начальник дивизии тов. Пархоменко выслал отряд для преследования противника на Рождественское. Отряд, не догнав противника, установил, что село Отрада занято белыми. В 15 час. 30 мин. 2-я бригада овладела Отрадой; выбитый противник отошел к Рождественскому. Командир бригады тов. Шапкин решил с налета овладеть и Рождественским. Двинув главные силы вдоль дороги от Отрады на Рождественское, он выслал по одному дивизиону в обход с юга и с севера. В 17 часов бригада с трех сторон ворвалась в Рождественское и захватила в плен 250 человек, 8 станковых и 3 легких пулемета. Остатки противника бежали на Тохмаровку. К 21 часу 30 мин. все полки 14-й кав. дивизии сосредоточились в Рождественском. К вечеру в Отраду прибыли полевой штаб армии и Особая кав. бригада. Таким образом, южная группа дивизий 1-й Конной армии полностью выполнила свою задачу дня, отрезав противнику пути отхода в Крым.

    6-я и 11-я кав. дивизии также с утра начали движение по заданному направлению, но сами были атакованы конным корпусом Барбовича, усиленным 21 бронемашиной. Завязался упорный бой в районе Торгаевки и Агаймана. Обе наши дивизии неоднократно переходили в контратаки и теснили противника, но были бессильны против белых бронемашин. В жестоком бою 11-я кав. дивизия потеряла своего начальника т. Морозова и военкомдива т. Бахтурова. В результате кровопролитного боя наступление ударной группы Врангеля было отбито, но обе дивизии вынуждены были податься несколько назад к Успенской и Ново-Репьевке. Только 2-я кав. бригада 6-й дивизии и 62-й кав. полк прорвались на юг и вышли к Ново-Троицкому. В то же время располагавшаяся на линии Успенская, Вознесенка Латышская дивизия ограничилась отражением слабых атак противника и не двинулась в решительное наступление на помощь нашей коннице.

    В результате боев 30 октября командованию 1-й Конной армии из захваченной в с. Рождественском телеграфной ленты стало известно, что 3-я дивизия белых отходит к станции Б. Утлюг; корпус отходит к ст. Акимовка; конный корпус Барбовича и корниловцы сосредоточены в Агаймане. Из всех данных было ясно, что начался отход белых от Мелитополя и что их сильная ударная группа находится где-то у Серогозы.

    На 31 октября 1-я Конная армия получила от товарища Фрунзе задачу, подтверждавшую ранее отданный приказ — перерезать пути отступления противнику на Сальково и уничтожить его. Первая часть задачи Конной армией была выполнена. Для выполнения второй части нужно было собрать всю армию в кулак, чем и было занято командование 1-й Конной. Необходимо было также нащупать точно группировку противника, дабы знать, куда следовало наносить удар. Поэтому 4-я и 14-я кав. дивизии вели усиленную разведку.

    Положение сторон к вечеру 30 октября 1920 г.

    Сведений о результатах боя 6-й и 11-й кав. дивизий до вечера в штаб 1-й Конной армии не поступало. Лишь поздно ночью после получения этих сведений командующий армией отдал приказ для 6-й и 11-й каз. дивизий, поставив им следующие задачи:

    «В связи с создавшейся обстановкой приказываю тов. Колпакову объединить 2-ю бригаду 6-й каз. дивизии и 62-й кав. полк 11-й кав. дивизии в группу под своим командованием, не медля ни минуты выслать сильные разъезды на Агайман, Успенская, Аскания-Нова для разведки противника и связи с 6-й и 11-й кав. дивизиями»…, «Начдивам. 6-й и 11-й совместными действиями во что бы то ни стало разбить противника, занимающего Агайман, после чего присоединиться к частям Конной армии в районе Ново-Троицкое, Отрада»19.

    Направляя 6-ю и 11-ю кав. дивизии вновь на Агайман, товарищ. Буденный добивается охвата ударной группы противника, стремясь нанести ей удары с двух направлений.

    Таким образом, бой 6-й и 11-й кав. дивизий 30 октября сыграл огромную роль в изменениях общей оперативно-стратегической обстановки. Врангелевское командование убедилось, что оно не сможет не только уничтожить наши части, наступающие от Каховки, но даже хотя бы пробиться к Перекопу.

    Оставался один путь — на Сальково, но и сюда уже вышли дивизии буденновцев.

    2-я Конная армия. Утром 30 октября 2-я кав. дивизия была атакована двумя полками 2-й Донской дивизии белых и до полудня вела с ними бой у Б. Белозерки. Этот бой привлек к себе все внимание командования 2-й Конной и задержал выдвижение армии. На это немедленно обратил внимание М. В. Фрунзе, который сделал резкое внушение по телеграфу командующему армией и потребовал от него более решительных действий.

    Отмечая недопустимое бездействие 2-й Конной армии, товарищ Фрунзе указал, что «…главная масса ее весь день 30 октября пассивно провела в районе Б. Белозерка, отбивая атаку двух конных полков противника, явно имевшую целью прикрыть отход главных сил. Этим же непростительным бездействием не была оказана своевременная помощь частям 1-й Конармии, вынужденным в районе Агайман выдерживать бой не давший решающих результатов, с главной массой конницы противника. Приказываю немедленно всеми силами вверенной вам конницы ударить в общем направлении на Ивановку, что в 20 вер. сев.-вост. Агайман. Ставлю задачей достичь этого пункта не позднее вечера 31 октября»20.

    Точное выполнение этого приказа привело бы к тому, что в момент решительного боя 31 октября 2-я Конная армия вышла бы в тыл Врангелю.

    Однако командующий армией злостно саботировал требования М В Фрунзе и на 31 октября поставил своим дивизиям задачи так, что выполнение их повело к новому распылению сил и топтанию на месте. Он так плохо использовал приданную пехоту, что уже 30 октября товарищ Фрунзе вынужден был изъять из подчинения 2-й Конной армии обе стрелковые дивизии, передав их в 4-ю армию.

    На 31 октября командующий 2-й Конной армией приказал наступать: 21-й кав. дивизии — на Серогозы; 2-й кав. дивизии — на Ивановку; 16-й кав. дивизии — на Петровское.

    4-я армия продолжала наступление, не встречая особого сопротивления 88-я бригада 30-й стр. дивизии вместе с 16-й кав. дивизией вошла в М Белозерку; 90-я бригада без боя заняла Ткмошевку; 87-я бригада — Михайловку; 23-я стр. дивизия, преследуя отходящего противника, выходила на линию Александргейм, д. Федоровка; Сводная дивизия подходила «к Молочному; Интернациональная кав. бригада находилась в районе Рейхенфельд, Карлсруэ.

    Невзирая на переходы в 25 — 30 км в сутки, что при осенней распутице было нелегким делом, 4-й армии не удалось ввести свои силы в бой. Противник все время ускользал из-под ее удара.

    13-я армия своей 42-й стр, дивизией овладела ст. Федоровкой и Новобогдановкой. 7-я кав. дивизия вышла в Троицкое, Минстерберг; 9-я стр. дивизия — Спасское, Терпенье. Таким образом, весь Федоровский узел укреплений противника был сломлен. В тот же день 5-я и 9-я кав. дивизии заняли Мелитополь, 3-я Донская стр. дивизия вышла на фронт Огаркова, Георгиевка, кав. бригада заняла Мордвиновку. Противник, части 6-й пехотной и 3-й Донской пехотной дивизий, отходил на Сальково.

    30 октября товарищ Фрунзе дал следующую директиву 4-й и 13-й армиям:

    «Противник, сбитый на всех участках фронта, спешно отступает на Сальково, стараясь прорваться через преграждающую ему путь 1-ю Конную армию. К вечеру сегодняшнего дня вероятное нахождение главных сил противника — в районе Серогозы, Калашинская, Михайловка, Ивановка. Необходимо не допустить прорыв этих сил на Сальково, для чего приказываю:

    Командарму 4 продолжать энергичное движение вперед, использовать все местные средства, двигаясь днем и ночью, не считаясь со сроками и рубежами, указанными в директиве № 0267/сек. 821/оп.

    Командарму 13, продолжая стремительное выдвижение пехотою, бросить конницу рейдом, не задерживаясь боями с арьергардами противника, находящимися пред фронтом армии, с тем, чтобы выйти 31 октября в районе Петровское, х. Адама. От успешности выполнения данной задачи зависит разрешение основной задачи армии»21.

    Требование М. В. Фрунзе двигаться, не считаясь со сроками и рубежами, было вполне своевременно, так как оба командующих армиями никак не решались отказаться от робких, осторожных продвижений в рамках выполнения прежней директивы.

    На 31 октября командующий 4-й армией приказал своим дивизиям выйти на рубежи: 46-й стр. дивизии — Ниж. Серогозы, почт. ст. Серо-гозы; 30-стр. дивизии — Ивановка, Петровское; 23-й стр. дивизии — Домузлы; Интернациональной кав. бригаде — наступать на Петровское; Сводная дивизия оставалась в резерве армии и должна была двигаться за 30-й стр. дивизией. В общем дивизии 4-й армии были нацелены правильно; все дело заключалось в темпах их продвижения.

    Командующий 13-й армией не выполнил точно директиву товарища Фрунзе и вместо стремительного движения всей армии от Мелитополя на Сальково направил свои силы севернее Мелитополя. Вечером 30 октября был перехвачен приказ по 2-й армии белых. Согласно этому приказу части 2-й армии должны были, удерживая Мелитополь, нанести короткий удар по 2-й Конной армии, в то время как 1-я армия ген. Кутепова будет наступать на Каховскую группу из Серогозы. Очевидно, что этот приказ отражал директиву Врангеля от 29 октября. Между тем 30 октября обстановка резко изменилась. Однако командующий 13-й армией, приняв на веру приказ противника, решил: 42-й стр. дивизией наступать на Веселое, Вер. Серогозы; 9-й стр. дивизией и 7-й кав. дивизией наступать на Серогозы, Ивановку. Таким образом, 13-я армия направлялась наперерез дивизиям 4-й армии; только кавалерийская группа получила задачу развивать наступление на Сокологорно, т. е. вдоль железной дороги Мелитополь, Сальково.

    В итоге боев 30 октября армия Врангеля оказалась отрезанной от перешейков, потеряла Мелитопольские позиции и не смогла развить удара своих главных сил по Каховской группе Красной Армии вследствие героического сопротивления 6-й и 11-й кав. дивизий. Известие о выходе к Сальково 1-й Конной армии вызвало в штабе Врангеля панику. Вечером 30 октября Врангель послал радиограмму ген. Кутепову, приказав ему объединить все силы 1-й и 2-й армий и пробиться на Сальково. Хотя эта радиограмма и не дошла по назначению, ген. Кутепов самостоятельно принял решение начать в ночь на 31 октября отход в Крым. Отход намечался двумя колоннами: правая колонна в составе Кубанской, 2-й кав. дивизии и Терско-астраханской бригады должна была следовать по маршруту Агайман, Кучкогус, Отрада; левая колонна состоявшая из 1-й дивизии, Дроздовской пех. дивизии и мелких частей, направлялась по маршруту Агайман, Кучкогус, Кутузова, Рождественское; между колоннами двигались обозы и тыловые учреждения.

    Принял решение на отход и командующий 2-й армией ген. Абрамов. На 7-ю пех. дивизию и 3-ю Донскую дивизию он возложил задачу пробить дорогу на Сальково. 1-я и 2-я Донские дивизии должны были короткими контрударами задержать наступление частей Красной Армии. 6-я пех. дивизия должна была медленно отходить от Мелитополя, прикрывая правый фланг Донских дивизий. Все бронепоезда армии направлялись на Сальково для содействия 7-й пех. и 3-й Донской дивизиям.

    Таким образом, героическая 1-я Конная армия оказалась под угрозой удара всей армии Врангеля.

    БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 31 ОКТЯБРЯ

    6-я армия. Выполняя указание Врангеля о содействии ударной группе ген. Кутепова, 2-й арм. корпус белых в течение 31 октября несколько раз пытался переходить в наступление на Перекоп, но его атаки были отбиты охранением 51-й стр. дивизии. Ударная группа 6-й армии готовилась к штурму Перекопского вала и вела разведку Сиваша.

    Наступление Латышской дивизии на Агайман началось только во второй половине дня. Дивизия наступала на широком фронте, без взаимодействия между полками; в результате один из ее полков был контратакован и понес большие потери. 52-я стр. дивизия продвигалась от Рубановки на Ниж. Серогозы. 15-я стр. дивизия продолжала оставаться в резерве.

    Таким образом, решительного наступления центра и левого фланга 6-й армии, как этого требовал М. В. Фрунзе, не получилось. На 1 ноября дивизии 6-й армии получили задачи: 52-й стр. дивизии — наступать на ст. Юрицыно; Латышской дивизии — наступать на ст. Партизанская; 15-я стр. дивизия была только предупреждена, что «в случае надобности» она будет двинута на помощь 1-й Конной армии.

    1-я Конная армия в течение 31 октября вела ожесточенные бои по всему фронту. С утра 6-я и 11-я кав. дивизии повели атаки на Агайман и Торгашку, но взять эти укрепленные селения не могли. Десятки броневиков противника, рассредоточенные по фронту и поддержанные огнем пулеметных тачанок, не позволяли развить кавалерийские атаки. Бой принял затяжной характер; со стороны же 6-й армии обе дивизии не получили ощутительной помощи. Только к вечеру им удалось сломить сопротивление противника и занять Агайман.

    Неблагоприятно складывалась обстановка также и на фронте 4-й кав. дивизии. С рассветом 31 октября части 3-й Донской и 7-й пех. дивизий подошли к сторожевому охранению 4-й кав. дивизии и сбили его. Завязался упорный бой. Противник начал обходить расположение дивизии северо-западнее ст. Ново-Алексеевка, что угрожало полным окружением. Короткой контратакой 2-й кав. бригады под личной командой начдива тов. Тимошенко противник был опрокинут и угроза обхода ликвидирована, но ненадолго. Оправившись, белые при поддержке трех бронепоездов вновь перешли в наступление, обходя левый фланг бригады.

    В это время был получен следующий приказ:

    «Противник огромными силами наступает на Агайман, потеснив 6-ю и 11-ю кав. дивизии, 4-й кав. дивизии немедленно выйти из боя и двигаться к штарму. Приказ получите в пути. Буденный, Ворошилов»22.

    Тяжело раненый начдив тов. Тимошенко отдал приказ на выход дивизии из боя. Весь день кипел бой на подступах к Сальково. Героические полки 4-й кав. дивизии сдерживали напор вдесятеро превосходившего их противника. Фронт белых войск все суживался. Наконец, решительным ударом дивизия прорвала вражеское кольцо и отошла на Ново-Михайловку и далее к Ново-Троицкому, куда отошел из с. Отрада и полештарм.

    Таким образом, славные полки 4-й кав. дивизии в течение 12 часов сдерживали белых, стремившихся прорваться в Крым; этого времени было достаточно, чтобы при энергичном продвижении частей 4-й и 13-й армий сесть на плечи противнику. К сожалению, этого не случилось.

    Между тем на 14-ю кав. дивизию обрушился противник, отходивший от Агаймана. Однако начдив тов. Пархоменко сам перешел в контрнаступление в направлении на Кутузова, Кучкогус.

    В 16 час. 30 мин. бригады двинулись по дороге на Кутузова. Но уже при выходе из Рождественского они были обстреляны артиллерийским огнем противника. Тем не менее, развернувшись в лаву, бригады перешли в атаку. Артиллеристы дивизии на галопе развернули батареи и открыли огонь прямой наводкой по колоннам белых. Противник начал было отход в Кутузова, но, получив подкрепления, вновь перешел в наступление; атака была отбита. С наступлением темноты бой затих. Белые удержали Кутузова, а 14-я кав. дивизия отошла в Рождественское.

    В 23 часа начдиву стало известно, что с. Отрада, где находился полештарм, занято противником. Связи дивизия ни с кем не имела. Начдив решил вывести дивизию из боя и приказал бригадам собраться на сборные пункты для последующего движения в Ново-Троицкое. В момент сбора бригад началась беспорядочная стрельба с северо-запада, вызвавшая панику в обозах. Вскоре паника была ликвидирована, но бригады самостоятельно начали отход из Рождественского, что привело к потере управления дивизией. 3-я кав. бригада отошла северо-западнее Отрады на Дорнбург, буквально проскользнув между отходящими колоннами и обозами противника; 1-я и 2-я кав. бригады отходили юго-западнее Отрады на Воскресенскую. Штадив отошел в Благовещенское. Вслед за вышедшими из Рождественского частями 14-й кав-дивизии туда вошли густые колонны белых из Отрады и Кутузова.

    Лишь к исходу дня 1 ноября 14-я кав. дивизия собрала свои части и сосредоточилась в Ново-Троицком.

    Одновременно с наступлением на Рождественское противник обрушился на с. Отрада, где располагался полештарм. В полдень 31 октября белая пехота с выдвинутыми вперед броневиками при поддержке артиллерии повела наступление. Конница белых обходила село с северо-востока. Обойдя правый фланг Особой кав. бригады, белые ворвались в Отраду и вытеснили оттуда 2-й кав. полк. Энергичной контратакой 1-го кав. полка во главе с товарищами Ворошиловым и Буденным белые были выбиты из села.

    Воодушевленные примером своих вождей, бойцы Особой кав. бригады и дивизиона Реввоенсовета до позднего вечера отражали упорные атаки белых.

    Видя огромное превосходство противника, получавшего все новые подкрепления, командование 1-й Конной армии решило выйти на Ново-Троицкое. Поздно вечером полештарм и Особая кав. бригада сосредоточились в Ново-Троицком.

    Героические полки 1-й Конной армии на целый день задержали всю армию Врангеля. Но на голову отступавшего противника не обрушился сокрушительный удар 6-й, 2-й Конной, 4-й и 13-й армий, слабый же нажим их передовых частей легко отбивался арьергардами противника.

    В боях с 1-й Конной армией белые понесли огромные потери; однако численное и техническое превосходство позволило им открыть ворота в Крым. Части 1-й Конной армии дрались без поддержки нашей авиации и бронесредств, хотя в это время в 6-й армии бездействовало под Перекопом свыше десятка бронемашин. Трудности борьбы прекрасно охарактеризованы в записке, посланной товарищами Ворошиловым и Буденным М. В. Фрунзе:

    «Первая Конная армия выполняет вашу директиву в тяжелых условиях отсутствия в армии автоброневиков и авиации. Несмотря на все усилия, просьбы, техника не была доставлена до сих пор, и борьба проходит в неравных схватках. Теперь у противника огромное количество автоброневиков и аэропланов. Топографические условия и погода благоприятствуют для пользования авточастями.

    Бой 1-й Конной армии 31 октября и положение сторон к вечеру того же дня.

    Беспрерывное курсирование броневиков противника лишает кав. дивизии возможности выполнять боевые задачи: бомбометание с аэропланов группами, летающими над конными массами, ничем не парализуется с нашей стороны. За всю операцию над нашим расположением не появился ни один наш аэроплан»23.

    На 1 ноября командование 1-й Конной армии решило не ожидать полного сосредоточения своих дивизий, а всеми имеющимися силами с утра перейти в решительное наступление. В приказе указывалось: «Немедленно перейти в решительное наступление в пешем и конном строю. Начдиву 4, во что бы то ни стало, овладеть д. Александровка и с. Отрада, уничтожить противника полностью. Начдиву 6, во что бы то ни стало, овладеть Рождественским, уничтожить противника»24. Полештарм остался в Ново-Троицком.

    Следует указать, что это решение было принято еще до установления связи с другими армиями фронта, что дает представление о смелости и решительности действий товарищей Ворошилова и Буденного. Прекрасно понимая, что враг ускользает в Крым, они делают все, чтобы нанести ему наибольшее поражение.

    Совсем иначе действовали остальные армии фронта.

    2-я Конная армия с рассветом 31 октября выступила из района Б. Белозерка, М. Белозерка и осторожно продвигалась вперед, не встречая противника. Только вечером в районе Веселое, Елизаветовка, Рох-манова произошла встреча с арьергардами противника силой не более одной дивизии из состава Донского корпуса. Ночью Особая кав. бригада заняла Калашинскую. Армия остановилась на ночлег в Елизаветовке, Рохманове, Черноморченке, Гаврилове и Калашинской.

    На 1 ноября армии была поставлена задача: выйти в район Петровское, где войти в связь с 1-й Конной армией.

    Как видим, командующий 2-й Конной вел свою армию без особого напряжения. Суточные переходы без боев не превышали 35 — 40 км, что для конницы является минимальным. Достаточно указать, что пехота 4-й армии не отставала от 2-й Конной армии.

    4-я и 13-я армии. 3-я и 46-я стр. дивизии 4-й армии продвигались в течение дня вслед за 2-й Конной армией, не встречая противника.

    30-я стр. дивизия подверглась атаке со стороны Донских дивизий белых. Двигавшийся в авангарде 270-й стр. полк был внезапно атакован у Веселого, так как шел без разведки и достаточных мер охранения. Поражение полка вызвало задержку всей дивизии, начавшей подтягивать свои силы и развертываться в боевой порядок.

    Между тем 23-я стр. дивизия выходила наперерез наступавшей на Веселое 42-й стр. дивизии 13-й армии. Боясь перемешивания частей, начальник 23-й стр. дивизии повернул свою колонну вправо и вывел ее в затылок 30-й дивизии.

    К вечеру передовые части 4-й армии вышли на фронт Екатериновка, Калашинская, потеряв соприкосновение с противником. Сводная курсантская дивизия и Интернациональная кавалерийская бригада отстали и находились еще в одном переходе от линии фронта.

    На 1 ноября соединения армии получили задачи: 30-я стр. дивизия — выйти к ст. Юрицыно и далее к Сальково; 46-я стр. дивизия — выйти в Петровское; 23-я стр. и сводная курсантская дивизии — наступать во втором эшелоне. Таким образом, армия растягивалась в глубину на 70 км, имея впереди лишь слабые авангардные части. Между тем было вполне возможно создать мощную группу из 30-й, 46-й и 3-й стр. дивизий и форсировать их движение вперед.

    Большая часть 13-й армии наступала наперерез дивизиям 4-й армии; только после обнаружения этого факта командующий 13-й армией начал поворот дивизий на юг; это привело к большим, изнуряющим переходам, но не дало никаких результатов. К вечеру передовые части армии вышли на линию Петровка, Екатериновка, ст. Акимовка, Волка-нешты, Давыдовка. Таким образом, части 13-й армии вышли на Сальковское направление позднее 4-й армии, хотя были ближе к нему в два раза.

    На 1 ноября командующий армией отдал приказ об общем наступлении на Сальково. Однако приказ не отличался четкостью постановки задач и давал повод дивизиям не спешить с наступлением.

    В частности, кавалерийская группа и 2-я Донская дивизия получили двойную задачу: с одной стороны — уничтожить конницу противника, угрожающую этим частям с тыла; с другой стороны — «продолжать стремительное наступление на Сальково, Геническ». Первая задача была вызвана тем, что, как говорилось в приказе, днем 31 октября «…перед фронтом нашей армии донская конница противника в районе Терново неожиданной атакой захватила в плен и частью изрубила 78 полк 9-й стр. дивизии и направилась на Большой Утлюг, стремясь ударить в тыл 2-й Донской и 5-й кав. дивизии…»

    Где уничтожать конницу противника, в какой последовательности выполнять обе задачи — приказ не уточнял. Естественно, что начдивы занялись поисками белой конницы, беспокоясь за свой тыл и меньше всего думая о «стремительном наступлении» на Сальково.

    В итоге боев 31 октября армия Врангеля хотя и получила основательную трепку от 1-й Конной армии, все же пробила себе проход в Крым через Чонгар и Арабатскую стрелку. Сохранившие боеспособность дивизии белых составили сильный заслон конницы, пехоты и бронечастей, прикрывший пути отхода от удара 1-й Конной армии с северо-запада. Донские кав. дивизии прикрывали отход с северо-востока, действуя методом коротких ударов против передовых частей 4-й и 13-й армий. На 1 ноября белые ставили своей задачей задержать наступление наших армий, используя выгодный для обороны рубеж по дуге р. Б. Утлюг, Петровское, Рождественское, Ново-Михайловка. Армия Южного фронта охватывали противника полукольцом по линии: Ново-Троицкое, Агайман, Ивановка, Елизаветовка, Акимовка, р. М. Утлюг.

    БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ 1 — 3 НОЯБРЯ

    На фронте 1-й Конной армии бой не затихал всю ночь с 31 октября на 1 ноября. В предрассветной мгле полки Особой кав. бригады повели атаку на село Отрада, занятое Дроздовской пех. дивизией и Терско-астраханской кав. бригадой. Большое количество бронемашин и превосходство в артиллерии позволили белым отразить натиск буден-новцев.

    Около 14 час. с юго-запада подошла 4-я кав. дивизия; атаки возобновились с новой силой, но сломить противника вновь не удалось. Во второй половине дня все дивизии 1-й Конной армии подтянулись к району боев. Командование армией отдало приказ об общей атаке противника.

    Этот приказ требовал: 1) Начдиву 4-й кав. разбить зарвавшегося противника в районе Отрада и к вечеру отрезать путь отступления противника на Сальково, Ново-Алексеевка, Ново-Дмитриевка, где и закрепиться. 2) Начдиву 14-й перейти в решительное наступление, содействовать 4-й кд уничтожить противника в районе Отрада и стремительным ударом в направлении на с. Ново-Алексеевка, ст. Партизанская уничтожить отступающего в Крым противника, на означенную линию выйти не позднее 1 ноября. 3) Начдиву 6-й и 11-й кав. согласованными действиями, имея теснейшую связь между собой и с соседней дивизией, разбить группу противника в районе Сорокино, Рождественское, Петровское».

    Одновременно и белые направили в Рождественское весь 1-й арм. корпус и конницу Барбовича. К вечеру бой закипел по всему фронту. После ряда ожесточенных атак, уже поздней ночью, 4-я и 14-я кав. дивизии заняли Отраду.

    В 14 час. к Петровскому подошла вся 2-я Конная армия и 7-я кав. дивизия. Командующий 2-й Конной пытался овладеть Рождественским, направив сюда 21-ю кав. дивизию; но ее атаки были отбиты противником, и в 22 часа дивизия вернулась в Петровское.

    Поздно ночью в Петровское вошли передовые части 30-й дивизии 4-й армии.

    Кавалерийская группа 13-й армии и 2-я Донская стр. дивизия форсировали р. Б. Утлюг и продвигались к линии Сокологорно, Н. Григорьева. Противник и здесь оказывал упорное сопротивление.

    Особенно большую роль играли белые бронепоезда, свободно курсировавшие по железной дороге; между тем наши бронепоезда отстали, задержанные разрушенными дорогами. Кроме того, на рейде в лимане Утлюгском находилось до 15 боевых кораблей белых, содействовавших своим огнем обороне противника. Авиация белых беспрепятственно летала над нашей конницей. Наша авиация в силу своей слабости, из-за плохого управления и большого удаления аэродромов в воздухе не появлялась.

    Бой на фронте 1-й Конной армии продолжался всю ночь на 2 ноября. Противник неоднократно пытался атаковать с. Отрада, но каждый раз с большими потерями отбрасывался. Рано утром 2 ноября Особая кав. бригада 2-й Конной армии и 88-я бригада 30-й стр. дивизии заняли ст. Партизанская, уничтожив здесь в штыковой атаке до полка корниловцев.

    2-я Конная армия с утра 2 ноября повела наступление на Рождественское с северо-востока. Прямо с севера на Рождественское наступала 30-я стр. дивизия; с северо-запада подходили 6-я и 11-я кав. дивизии. Оставив Рождественское, противник поспешно начал отход на Ново-Алексеевку и Ново-Михайловку. К вечеру 2 ноября 1-я Конная армия, опрокинув конницу ген. Барбовича и Донского корпуса, вышла на линию Ново-Михайловка, Ново-Дмитриевка, Тохмаровка. 2-я Конная армия осталась на ночлег в Рождественском. 7-я кав. дивизия прошла на Ново-Троицкое, войдя здесь в связь с 1-й Конной армией.

    30-я стр. дивизия продолжала наступление и ночью вместе с Особой кав. бригадой 2-й Конной армии заняла ст. Ново-Алексеевку. Кавалерийская группа 13-й армии и 2-я Донская стр. дивизия подходили к Юзкуя, опрокидывая арьергарды противника. Противник укрылся за Сальковские укрепления.

    Сальковские позиции белогвардейское командование строило все лето и считало их неприступными. Укрепления были созданы на всем Чонгарском полуострове и надежно прикрывали мосты через Сиваш. Они состояли из 5 линий окопов; последняя линия играла роль предмостного укрепления.

    Атака Сальковских позиций составляла задачу огромной трудности, особенно для конницы. Однако это не смутило товарищей Ворошилова и Буденного, и они на 3 ноября отдали приказ: «На плечах противника ворваться в Крым и быстрым ударом отсечь последнюю голову южной контрреволюции, уничтожить армию крымского барона Врангеля»25.

    11-я кав. дивизия должна была не позднее 8 час. 3 ноября перейти в решительное наступление на Геническ «стремительным ударом уничтожить противника и захватить технику». Вслед за ней двигалась 14-я кав. дивизия в готовности оказать полную поддержку 11-й кав. дивизии. 6-я кав. дивизия получила задачу не позднее 8 час. «…развить стремительное наступление на ст. Сальково, разбить на голову противника и, на его плечах ворвавшись на Чонгарский полуостров, продолжать стремительное наступление в Крым для чего во что бы то ни стало стремительным ударом захватить в целости Чонгарский мост». За 6-й кав. дивизией наступала 4-я кав. дивизия, имевшая задачу энергично содействовать 6-й дивизии при занятии Сальково и Чонгарского полуострова.

    Свое решение штурмовать укрепленные Сальковские позиции товарищи Ворошилов и Буденный совершенно правильно основывали на высоком политико-моральном состоянии наших частей и на моральной подавленности противника, потерпевшего жестокое поражение.

    К утру 3 ноября все дивизии 1-й Конной армии заняли исходное положение согласно приказу. Еще ночью 88-я бригада 30-й стр. дивизии также вышла к Сальковским укреплениям противника и, не теряя времени, начала атаку. Бойцы, не имея ножниц для резки проволоки, сбивали ее саперными лопатками, топорами и осаживали собственным телом. Жестокий пулеметный огонь косил ряды штурмующих, но ничто не могло остановить боевого порыва красноармейцев. Выбивая штыковой атакой белых, засевших в окопах и убежищах, 88-я бригада заняла Сальково, проложив дорогу для 6-й кав. дивизии, ринувшейся сокрушающей лавиной за отступающим противником. До Джимбулукских позиций пехота 30-й стр. дивизии наступала рядом с конницей и здесь еще раз оказала большую услугу коннице, сковав своим наступлением противника с фронта, тогда как бригады 6-й кав. дивизии обходили  его фланги. В итоге белые были сбиты и с этой позиции. Далее 6-я кав. дивизия, группируя свои основные силы к левому флангу, стремительно погнала противника к Чонгарским переправам. Укрепления у ст. Чонгар были взяты конницей в течение двух часов. Сковав противника с фронта наступлением вдоль железной дороги спешенных частей дивизии, начдив тов. Городовиков обошел фланги позиции белых; противник в панике бежал на переправы.

    На Чонгарском и Сивашском мостах творилось что-то невообразимое. Под натиском буденновцев сюда ринулись обозы, строевые части и конница белых. Одновременно, не желая отдавать переправы целыми, белые зажгли Чонгарский пешеходный мост и пытались взорвать железнодорожный мост. По уже горящему Чонгарскому мосту отдельные эскадроны 6-й кав. дивизии пытались прорваться в Крым, но, встретив на противоположном берегу мощные укрепления противника, были вынуждены вернуться обратно. Чонгарский пешеходный мост сгорел, а железнодорожный мост был сильно поврежден. Большая глубина Сиваша в этом месте не позволила форсировать его вброд. Таким образом, наши части были остановлены естественной преградой, за которой укрылись врангелевцы. За эти героические бои 3 ноября 6-я кав. дивизия получила название Чонгарской.

    На другой день 6-я кав. дивизия, не имевшая достаточно фуража и воды, отошла с Чонгарского полуострова; там оставалась готовить переправу 30-я стр. дивизия.

    К вечеру 3 ноября 11-я кав. дивизия и части 13-й армии заняли Геническ. Противник, отступая, разрушил мост через пролив, отделяющий Арабатскую стрелку от материка. Это, а также огонь белого флота задержали наше наступление и здесь.

    Задача ворваться на плечах бегущего противника в Крым не была, таким образом, решена войсками Южного фронта, хотя блестящие действия 1-й Конной армии обеспечивали такую возможность.

    ИТОГИ ПОБЕДЫ

    Решительное сражение в Северной Таврии закончилось полным поражением белогвардейцев. Итоги сражения были подведены в приказе М. В. Фрунзе от 5 ноября 1920 г.:

    «Первый этап по ликвидации Врангеля закончен. Комбинированными действиями всех армий фронта задача окружения и уничтожения главных сил врага к северу и северо-востоку от Крымских перешейков выполнена блестяще. Противник понес огромные потери, нами захвачены до 20 тыс. пленных, свыше 100 орудий, масса пулеметов, до 100 паровозов, 2 000 вагонов, почти все обозы и огромные запасы снабжения с десятками тысяч снарядов и миллионами патронов. Лишь отдельные части армии противника прорвались в Крым по Сальковскому перешейку, да небольшая группа укрылась за перекопским валом»26.

    Но и бетонные укрепления, колючая проволока и естественные преграды не спасли белых от окончательного разгрома. Под руководством пролетарского полководца М. В. Фрунзе части Южного фронта немедленно приступили к новой и решающей операции — штурму крымских перешейков. Это было не только последнее усилие для разгрома Врангеля, но и последняя крупная операция гражданской войны.

    Окончательный разгром Врангеля был подготовлен блестящей победой в Северной Таврии. М. В. Фрунзе с редкой настойчивостью и последовательностью провел в жизнь свой план операции. Ему пришлось руководить операцией в весьма сложных условиях. Мешал саботаж троцкистских ставленников. Главком несколько раз пытался дезориентировать товарища Фрунзе, выдвигая свои «опасения» за северо-восточное направление.

    Однако никакие аргументы не смогли поколебать решение М. В. Фрунзе. Главком пытался также нарушить и группировку сил Южного фронта. Он высказывает «пожелание» направить 2-ю или 1-ю Конную армию с северо-востока, мотивируя это тем, что раздельное наступление нашей конницы должно повлечь за собой и разделение конной массы противника. Мотив более чем странный!

    Ответ М. В. Фрунзе дает нам четкое представление о глубоком обосновании его плана:

    «Относительно 2-й Конной я склоняюсь к снижению (т. е. к направлению ее на юг. — Я. Б.), ибо противник, сосредоточив всю конницу в районе Мелитополь, Серогозы, будет бить ею то, что придет с Каховки, задерживая нажим с севера на линии укрепленных позиций. Поэтому нам необходимо иметь на западе настолько мощный кулак, чтобы он мог разбить объединенную конную массу противника. Наконец и с точки зрения решающего результата наш нажим главными массами с севера привел бы не к уничтожению противника, а к выдавливанию его в Крым. Ввиду этого буду принимать все меры к тому, чтобы обеспечить совместные действия нашей конницы к западу от мелитопольских позиций»27. Ход операции показал всю правоту этого прогноза товарища Фрунзе.

    На примере конкретных фактов мы проследили высокое мастерство М. В. Фрунзе по руководству операцией. Его директивы отличаются четкостью и исключительной правильностью, поскольку они целиком исходят из реально складывающейся обстановки.

    Замечательные образцы управления войсками в сложнейших условиях боя в тылу противника показали, также товарищи Ворошилов и Буденный. Они все время находились среди своих дивизий, быстро и правильно учитывали обстановку и изменения боя.

    В то же время командующий 2-й Конной армией сидел в Никополе, пока армия не вышла южнее Б. Белозерки. В плохом управлении войсками кроется причина того, что вполне боеспособные дивизии 2-й Конной армии не проявили нужной напористости и решительности действий.

    Мы видим также, как неискусно руководили боем командующие 6-й и 13-й армиями. Оба командующие оставили штабы армий далеко в тылу и почти без всякого аппарата управления выехали к наступающим дивизиям. Это привело к отрыву командующих от обстановки на фронте в целом, к потере управления дивизиями и в результате — к путаным решениям и приказам. Так, командующий 4-й армией 30 октября «оптом» ставит задачу всем своим дивизиям «…неотступно преследуя противника конницей и передовыми частями пехоты главными силами достигнуть к 24.00 31 октября х. Рубановские, Калашинская, Мазаево и к вечеру 1 ноября выйти на фронт Ниж. Серогозы, Ивановка, Петровское». Выполнение столь общего приказа привело к тому, что дивизии перепутались, тылы отстали и армия опоздала к решающим боям. В результате того же метода управления командующий 13-й армией направил половину своих сил севернее Мелитополя на Калгу, в то время когда товарищ Фрунзе требовал энергичного броска всей армии на Салыково.

    Немало путаницы вызвало отсутствие взаимодействия; между 4-й и 13-й армиями. Командующий 13-й армией боялся за свой правый фланг, а командующий 4-й армией направил свой главный удар по существу в тыл 42-й стр. дивизии 13-й армии, оказавшейся впереди его левого фланга.

    Особенно плохо была использована конница 13-й армии. Первое время она держалась за пехотой, затем была нацелена на Мелитопольский укрепленный узел.

    Если при таких серьезных недочетах в управлении боем в отдельных армиях войска Южного фронта в целом одержали блестящую победу, то этим мы обязаны руководству М. В. Фрунзе, а также героическим действиям войсковых частей и соединений фронта и особенно беспримерному героизму, смелости и отваге 1-й Конной армии, талантливо управляемой товарищами Ворошиловым и Буденным.

    Основу победы в Северной Таврии заложил великий Сталин, давший гениальную идею разгрома Врангеля и кропотливо накапливавший силы для ее осуществления.

    Примечания:
    1. История ВКП(б), краткий курс, стр. 230. []
    2. К. Е. Ворошилов. Сталин и Красная Армия. Госвоениздат, 1937 г., 2-е изд., стр. 147. []
    3. ЦАКА, д. № 27 — 291, л. 30. []
    4. Об этом см. статью полковника П. Сергеева в № 3 «Военно-исторического журнала». — Ред. []
    5. Белое дело, т. VI. []
    6. Разгром Врангеля. Сборник, Воениздат, 1931 г., стр. 66. []
    7. ЦАКА, д. № 27 — 291, л. 87. []
    8. ЦАКА, д. № 27 — 291, л. 96. []
    9. ЦАКА, д. № 417 — 685, лл. 25 — 29. []
    10. ЦАКА, д. № 58 — 024, лл. 429 — 430. []
    11. ЦАКА, д. № 27 — 291, л. 122. []
    12. Сборник «Военно-историческая поездка Перекоп — Чонгар», изд. Военной академри РККА им Фрунзе, 1934 г. []
    13. ЦАКА, д. № 222 — 172, л. 49. []
    14. ЦАКА, д № 222 — 172, л. 50. []
    15. ЦАКА, д. № 222 — 172, л. 50. []
    16. ЦАКА, д. № 27 — 291, л. 117. []
    17. ЦАКА, ф. 6 армии, д. № 46 — 845, л. 58. []
    18. Сборник «Военно-историческая поездка Перекоп — Чонгар», изд. Военной академии РККА им. Фрунзе, 1934 г. []
    19. Сборник «Военно-историческая поездка Перекоп — Чонгар», изд. Военной академии РККА им. Фрунзе, 1934 г. []
    20. ЦАКА, д. 58 — 024, л. 455. []
    21. ЦАКА, д. № 417 — 685а, лл. 67 — 68. []
    22. Тюленев. Первая Конная в боях за социалистическую родину, стр. 205 []
    23. Тюленев. Первая Конная в боях за социалистическую родину, стр. 208 []
    24. ЦАКА, д, № 58 — 024, л. 460. []
    25. ЦАКА, д. № 222 — 172, л. 45. []
    26. ЦАКА, д. № 58 — 024, л. 465. []
    27. Архив кабинета Фрунзе Военной академии РККА им. Фрунзе; цитируется по рукописи. — Н. Б. []
    Вернуться к содержанию »

    2 комментариев на "Разгром Врангеля в Северной Таврии"

    1. казак Карпунин Александр

      Товагищам красным, Первой конной командовал Филлип Миронов, бывшай есаул, казак а не бездари и палачи навродь Ворошилова и Будёнова,а так жа партизанская армия Махно…апосля взятия Перикопа и Сиваша побядив белых два энтих поситине талантливых полководца оказались ненужны – Махно сбяжал в Париж, Миронова убили в подвалах ЧК

      • sibcollector

        Миронов командовал 2-й конной армией, так будет правильней.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *