" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    5 436 просмотров

    Разгром южной армии Колчака. Август-сентябрь 1919 г.

    Разгром Южной армии Колчака

    В начале августа 1919 г. 5-я и 3-я красные армии Восточного фронта, руководимого выдающимся пролетарским полководцем Михаилом Васильевичем Фрунзе, гнали колчаковцев по направлению к р. Тобол. Уральский хребет был пройден, огромная промышленная область Урала навсегда стала советской. 5-я армия успешно завершила Челябинскую операцию, в результате которой резервы белых были разгромлены. Частями Красной Армии было взято около 15 тыс. пленных, 100 паровозов и до 4 тыс. груженых вагонов. В то же время 4 августа части 35-й стр. дивизии, переброшенной распоряжением товарища Фрунзе на Троицкое направление, взяли Троицк. Колчаковский фронт оказался разорванным «а две части; коммуникации южной белой армии были перерезаны, создалась возможность нанести фланговые удары северной и южной группировкам Колчака путем использования образовавшегося разрыва фронта (схема 1).

    Однако, несмотря на блестящие победы, одержанные войсками Восточного фронта, Колчак еще не был окончательно разгромлен и представлял серьезную угрозу для страны Советов. В. И. Ленин в своем историческом письме к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком от 24 августа 1919 г. писал: «Наш общий восторг, наша радость по поводу освобождения Урала и вступления красных войск в Сибирь не должны позволить нам успокоиться. Враг далеко еще не уничтожен. Он даже не сломлен окончательно»1.

    Общей стратегической задачей Восточного фронта, таким образом, оставалась окончательная ликвидация Колчака. Дальнейшие действия войск Восточного фронта неизбежно приводили к разделению усилий по двум направлениям: на восток — вдоль Сибирской железной дороги и на юго-восток — к Туркестану. В связи с этим и в целях оказания быстрейшей помощи окруженному врагами Советскому Туркестану главное командование Красной Армии, во исполнение решения Центрального Комитета партии 11 августа 1919 «г., отдало приказ о разделении Восточного фронта на два фронта — Туркестанский и Восточный. Командующим Туркестанским фронтом был назначен товарищ Фрунзе. Раздельное существование фронтов, согласно приказу товарища Фрунзе началось в 24 часа 14 августа. Задачи нового фронта были определены тем же приказом товарища Фрунзе следующим образом: «Туркестанскому фронту: а) в кратчайший срок овладеть Уральской и Оренбургской областями включительно до Гурьева, Актюбинска и Орска; б) подготовить экспедицию на Туркестан; в) подготовить Одиннадцатую армию для наступательных операций в юго-западном направлении и г) 15 августа закончить подготовку удара на Царицын в связи с действиями левого фланга Южфронта». Далее в приказе предлагалось: «…Туркфронту по овладению Сахарной вывести в резерв фронта одну стр. дивизию и сосредоточить ее на Уральской жел. дороге, а по овладении районом Актюбинск, Орск вывести в резерв фронта еще не менее двух дивизий»2.

    Положение на Восточном фронте к началу августа 1919 г.

    Выполнение этих задач привело к блестящим победам Туркестанского фронта, завершившимся соединением его войск с красными частями окруженного Туркестана и обеспечившим успех дальнейшей борьбы за полное очищение Советской Средней Азии от интервентов и белогвардейцев.

    Настоящая статья освещает операцию, проведенную под общим руководством товарища Фрунзе на левом крыле Туркестанского фронта в районе Актюбинск, Челкар, Орск в период с 13 августа по 15 сентября 1919 г. Эта операция, приведшая к окружению и окончательному разгрому южной армии Колчака и к пленению ее остатков, составляет одну из славных и поучительных, но еще до сих пор мало исследованных операций истории гражданской войны.

    ПЛАН ТОВАРИЩА ФРУНЗЕ

    Товарищ Фрунзе прибыл из Симбирска в Самару и вступил в командование Туркестанским фронтом 18 августа3. Однако он и до этого времени, как командующий Южной группой армии и Восточным фронтом, непосредственно занимался стоящего наступления в Туркестан, что видно из рада документов, относящихся еще к июлю и началу августа 1919 г.

    21 августа приказом № 03073 товарищ Фрунзе, на основе указаний главного командования, подчинил себе и все расположенные в Туркестане войска Красной Армии. Войска Советского Туркестана, до того действовавшие изолированно, в лице Реввоенсовета Туркфронта получил твердое оперативное и политическое руководство.

    Овладение Уральской и Оренбургской областями требовало разгрома казачьей армии ген. Толстова, действовавшей в Уральской области, и южной армии ген. Белова, образованной Колчаком из состава бывшей южной группы Западной армии и Оренбургской белоказачьей армии атамана Дутова. Эти силы Колчака занимали еще большую часть Оренбургской области.

    Разгром южной армии ген. Белова товарищ Фрунзе возложил на 1-ю армию, с задачей «овладеть районом Актюбинска и южного Урала с целью окружить и уничтожить противника, для чего быстрым выдвижением на Орск отрезать пути отхода противника на юг и, действуя одновременно против правого фланга противника, не дать ему отойти на восток, на соединение с Сибирской армией»4.

    Идея операции 1-й армии ФрунзеИз формулировки задачи со всей очевидностью явствует, что целью действий 1-й армии было окружение и уничтожение южной армии белых. Способ действий — концентрический удар из района Оренбурга на Орск и из района Троицка на Орск (схема 2).

    В состав 1-й армии входили 20-я, 24-я и 49-я стр. дивизии, 3-я кав. дивизия, Особая Татарская бригадами ряд специальных частей общей численностью в 32 129 штыков и сабель, 536 пулеметов, 99 орудий. К 10 августа правофланговые части армии ликвидировали восстание в районе Илецкого городка, овладев последним; в центре части армии удерживали район Оренбурга, а на левом фланге теснили противника на юго-восток, овладев районом Верхнеуральска.

    Учитывая растянутость фронта 1-й армии (620 км) с этим трудности управления, товарищ Фрунзе в целях успешного выполнения поставленной задачи приказал командующему армией создать из войск, действующих вдоль Ташкентской и Орской железных дорог, временное оперативное соединение — Оренбургскую группу. Эта группа располагалась на фронте (иск.) Татищева, Нукасева (170 км). Она состояла из следующих соединений:

    а) 2-я и 1-я бригады 49-й стр. дивизии, занимавшие франт (иск.) Татищева, (иск.) Хлебород и насчитывавшие 7 659 штыков, 74 сабли, 139 пулеметов, 21 орудие; им были приданы также четыре бронепоезда (№ 3, 10, 14 и 23) с 27 пулеметами и 10 орудиями; 4-й бронеотряд с 11 пулеметами и 2 орудиями; 25-й и 39-й авиаотряды и 13-й воздухоплавательный отряд;

    б) 1-я бригада 20-й стр. дивизия со 175-м полком 2-й бригады той же дивизии, занимавшие фронт Хлебород, Нукасева и насчитывавшие 3 907 штыков, 75 пулеметов и 16 орудий;

    в) 3-я кав. дивизия (без 18-го кав. полка), насчитывавшая 1 860 сабель, 23 пулемета и 6 орудий; дивизия была сосредоточена во втором эшелоне северо-западнее Оренбурга.

    Включая армейский резерв — 210-й имени Ленина стр. полк 24-й стр. дивизии (800 штыков, 41 сабля, 9 пулеметов), который располагался за Оренбургской группой и был использован на ее фронте, группа всего имела 12 366 штыков, 1981 саблю, 261 пулемет и 55 орудий (включая пулеметы и орудия бронесил).

    Перед Оренбургской группой войск, являвшейся основной ударной группировкой армии, ставилась следующая ближайшая задача: «…не позже вечера 19 августа выйти на линию станции Сагарчин, Г. Тасуба, ст. Кувандык, р. Сакмара до Темирбаева включительно»5; дальнейшая задача — выход на фронт Актюбинск, Орск.

    Действовавшие на правом фланге 1-й армии 3-я бригада 49-й стр. дивизии и Особая Татарская бригада, составлявшие правофланговую сковывающую группу, должны были обеспечивать наступление Оренбургской группы войск справа, со стороны Уральской белой армии, и содействовать 4-й армии. 3-я бригада 49-й стр. дивизии насчитывала 2 975 штыков, 182 сабли, 28 пулеметов и 10 орудий; она располагалась на широком фронте (50 км) от Кизделинское до Красноярская. Только что сформированная Особая Татарская бригада насчитывала 1 644 штыка, 41 саблю. 22 пулемета и 8 орудий. Она сменила части 3-й кав. дивизии, занимавшие фронт Нижне-Озерная, Татищева (35 км). Правофланговой сковывающей группе, предстояло действовать в широкой полосе, достигавшей 130 км. Конкретно ей были поставлены следующие задачи: 3-й бригаде 49-й стр. дивизии — к исходу 16 августа занять двумя полками участок р. Илек от Илецкого городка до Сухоречинской, сохраняя групповое расположение частей; Особой Татарской бригаде — не позже вечера 17 августа выйти на фронт (иск.) Сухоречинский, Мертвеновский. Правее 1-й армии действовала 4-я армия, получившая задачу разгромить уральских белоказаков и овладеть Гурьевым.

    Левее Оренбургской группы располагалась 20-я стр. дивизия (без 1-й бригады и 175-го стр. полка). Она действовала в горах, занимая широкий фронт (иск.) Нукасева, Ишкильдина (200 км). Численность этой дивизии достигала 5 065 штыков, 418 сабель, 84 пулемета и 16 орудий. Она составляла вторую (центральную) сковывающую группу и получила задачу продолжать наступление с целью обеспечения левого фланга Оренбургской группы и для взаимодействия с 24-й дивизией; к вечеру 20 августа 20-я. стр. дивизия должна была выйти на реку Залаир от Темирбаева исключительно до Муртазина и далее на северо-восток от Апыкова.

    На крайнем левом фланге 1-й армии располагалась 24-я стр. дивизия в составе 5 742 штыков, 323 сабель, 141 пулемета и 10 орудий. Она составляла вторую ударную группу армии и занимала фронт протяжением 120 км. Эта дивизия получила задачу «…энергичным и быстрым продвижением на юг отбросить на Орск оперирующие перед дивизией части противника, не давая им отступать на восток, стремясь в конечном результате с Оренбургской группой войск окружить и уничтожить их в районе Орска»6. Ближайшей задачей дивизии было поставлено не позднее 20 августа выйти на линию Сабаева, Ст. Кизильская, Вые. Амурский. 3-я кав. дивизия была сосредоточена во втором эшелоне за правым флангом Оренбургской группы. В армейском резерве был оставлен 210-й стр. полк (24-й дивизии).

    Какова была относительная плотность живой силы и огневых средств ударных и сковывающих групп 1-й армии, видно из таблицы.

    ПЛОТНОСТЬ ГРУППИРОВКИ ЖИВОЙ СИЛЫ И ОГНЕВЫХ СРЕДСТВ 1-й АРМИИ

    ПЛОТНОСТЬ ГРУППИРОВКИ ЖИВОЙ СИЛЫ И ОГНЕВЫХ СРЕДСТВ 1-й АРМИИ

    Конечно, с точки зрения современных норм плотность как живой силы, так и огневых средств была крайне низкой, что объясняется огромной протяженностью фронта 1-й армии. Однако, несмотря на такую растянутость франта, товарищ Фрунзе и командование армии создали достаточно сильную и весьма целесообразную группировку, в которой ударные группы имели плотность, значительно превышавшую плотность сковывающих (вдвое в пехоте, больше чем в три с половиной раза в коннице, в три раза в пулеметах и в два раза в артиллерии). Такие новейшие технические средства борьбы, как бронепоезда, бронеотряды И авиация, были либо включены в состав ударных групп, либо работали во взаимодействии с ними. Ширина франта ударных групп, будучи весьма значительной, была все же меньше, чем ширина фронта сковывающих групп. При этом концентрические действия ударных группировок по мере продвижения вперед приводили к резкому сокращению ширины фронта.

    Оценивая группировку 1-й армии, необходимо сказать, что оперативно и тактически она была создана весьма целесообразно и с тщательным учетом характера местности и боеспособности войск. Окружение осуществляли две ударные группы: Оренбургская группа — ударом от Оренбурга на восток с выходом левым флангам в район Орска; 24-я стр. дивизия — ударом в южном направлении, также с выходом в Орский район. Стремясь бить противника по частям, товарищ Фрунзе предусмотрел разобщение действий Уральской и южной армий белых, обеспечивая этим лучшие условия для их поражения.

    План товарища Фрунзе по разгрому южной армии белых составлял . важнейшее звено в осуществлении более широкого замысла — экспедиции в Туркестан. Идея этой экспедиции была разработана товарищем Фрунзе еще в бытность его командующим Южной группой армий Восточного фронта и соответствующие предложения 18 июля были представлены Реввоенсовету Республики.

    Цель военной экспедиции в Туркестан товарищ Фрунзе формулировал следующим образом: «Военная экспедиция в Туркестан должна иметь ближайшей целью занятие всего Туркестана, привлечение на сторону Советской власти всего трудового туземного населения Туркестана и использование для Российской Республики естественных богатств этого края…»7 Товарищ Фрунзе считал, что к началу Туркестанской операции можно будет приступить только после занятия частями 1-й армии Актюбинска и Орска и закрепления наших войск в этих районах. Разгром южной армии ген. Белова являлся обязательным условием возможности реализации замысла товарища Фрунзе в полном объеме.

    Следует отметить два важных момента, влиявших как на планы товарища Фрунзе, так и на действия войск Восточного, а затем и Туркестанского фронтов. Первое — продолжавшийся отход на северо-восток 10-й красной армии после оставления ею Царицына, что требовало выделения из состава Туркестанского фронта значительных сил как для обеспечения себя справа, так и для организации удара с целью помощи Южному фронту. Второе — крайне ограниченный отпуск патронов фронту. Член Реввоенсовета Туркестанского фронта тов. Баранов 13 августа в переговорах по телеграфу с тов. Куйбышевым, находившимся в это время в Астрахани, в качестве члена РВС 11-й армии, дословно сказал на основе указаний центра следующее: «Пуще глаза берегите патроны, снабжение которыми возможно лишь в размере 4 — 5 миллионов в месяц для всех трех наших армий»8.

    ПЛАН БЕЛОГВАРДЕЙСКОГО КОМАНДОВАНИЯ

    Боевые успехи, достигнутые Красной Армией на Челябинском и Троицком направлениях, были настолько велики, что вынудили колчаковцев совершенно отказаться от попыток восстановления утраченной связи между их южной и северной группировками. В силу этого обстоятельства, а также учитывая временные успехи белогвардейцев на Южном фронте (1 июля ими был захвачен Царицын), колчаковское командование поставило южной армии ген. Белова задачу установить взаимодействие с армиями ген. Деникина и войсками белых, действующими в Туркестане, а также с эмирской Бухарой и хивинскими басмачами Джунаид-Хана.

    Для выполнения этих задач белогвардейцы решили возможно быстрее овладеть Туркестаном. В начале августа командование южной армии спешно формирует сводный Туркестанский корпус, которому ставится ближайшая задача овладеть районом Казалинска, как плацдармом для дальнейшего наступления в направлении Арысь, Ташкент9. Базирование южной армии было перенесено на Ташкентскую железную дорогу, в район станции Эмба и Челкар, а подвоз из Сибири был организован кружным путем через Атбасар на Орск.

    Наряду с этим ставка Колчака приступила к спешному формированию особых военных миссий в Хиву, Бухару и Фергану с целью реорганизации местных вооруженных сил и подготовки совместных действий против Советского Туркестана. В то же время ставка Колчака обратилась к главе великобританской миссии с просьбой оказать помощь и содействие в деле снабжения белогвардейских отрядов Ферганы оружием, боевыми припасами и денежными средствами. Колчаковцы просили; «1) На содержание отрядов открыть кредит 150 миллионов рублей; место получения Кашгар через посредство английского консула, по особому каждый раз заявлению главы миссии, командируемой в Фергану. 2) Доставить оружие в количестве: 8 — 12 полевых орудий, 8 горных орудий, 40 пулеметов, 20 000 ружей и 10 миллионов патрон. Подвоз оружия и боевых припасов организовать или из северных областей Индии через перевалы в горах Мус-Taг, через тот же Кашгар и далее в Ошский уезд, или же другим путем, какой будет признан наиболее удобным и безопасным»10.

    В то же время белогвардейское командование производило крупную перегруппировку сил: 5-й армейский корпус с правого фланга южной армии перебрасывался в район Орской железной дороги с целью нанесения оттуда контрудара по Оренбургской группе Краской Армии и для захвата инициативы в свои руки. Крупные партии пополнений из офицерского и солдатского состава спешно гнались на фронт. В это время Уральская армия белогвардейцев получила от английского командования в Баку 16 орудий и 15 тыс. снарядов, которые через Гурьев были отправлены в Калмыков.

    Таким образом, колчаковское командование готовилось к активным действиям, намереваясь с помощью английских империалистов захватить Советскую Среднюю Азию и использовать ее как базу для дальнейшей борьбы с Республикой Советов.

    НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ОПЕРАЦИИ

    Общее наступление на фронте 1-й армии началось 13 августа. Уже в течение первого дня противник был сбит с занимаемых им позиций почти на всем фронте армии. Только против правого-фланга 1-й бригады 20-й стр. дивизии и на участке 3-й бригады 24-й стр. дивизии белогвардейцы сами перешли в контрнаступление, отбитое с большими для них потерями. В последующие дни войска 1-й армии продолжали энергичное наступление. К 17 августа соединения 1-й армии достигли: 3-я бригада 49-й стр. дивизии и Особая Татарская бригада — р. Илек до Озерское включительно и далее на восток овладели Курганом Курчак, Мертвеновским и гор. Илецком; Оренбургская группа вышла на фронт; (иск.) Илецк, Перовский, Г. Затонная и правый берег р. Б. Ик; 24-я стр. дивизия своим левым флангом выдвинулась на фронт Биккулова, отр. Фершампенуазский. Наиболее сильное сопротивление противник оказывал на фронте Оренбургской группы и в частности близ Перовского и на высотах между р. Урал и р. Сакмара. Наряду с успехами правого крыла особенное значение имело продвижение 24-й стр. дивизии на ее захлестывающем левом фланге. В то лее время 2-я и 3-я бригады 20-й стр. дивизии и 1-я бригада 24-й стр. дивизии, действовавшие в трудных условиях гарной местности и встретившие серьезное сопротивление противника, успеха ее имели. Однако это в конечном счете лишь способствовало выполнению общей задачи армии — окружению и уничтожению противостоящего противника.

    К 20 августа войска 1-й армии имели уже огромный успех. Многие части и соединения, особенно Оренбургской группы, продвинулись на 100 и более километров и нанесли противнику значительные потери. Положение войск 1-й армии к 20 августа было следующее: на правом фланге 3-я бригада 49-й стр. дивизии и Особая Татарская бригада вышли к р. Илек, на всем участке от Илецкого городка до Илецка; войска Оренбургской группы подходили к рубежу, определявшему их ближайшую задачу (ст. Сагарчин, Г. Тасуба, ст. Кувандык, р. Сакмара); 20-я и 24-я стр. дивизии продвигались медленнее, по сравнению с Оренбургской группой, и несколько отстали в выполнении поставленных им задач.

    Товарищ Фрунзе с исключительным вниманием следил за ходом боевых действий, требовал от войск наивысшего напряжения сил, стремительного наступления и неотступного преследования, дабы не дать противнику зацепиться на выгодных рубежах и возможно быстрее окружить его и уничтожить. Обозначившийся успех на фронте 1-й армии и успешные действия частей 4-й армии к югу от Лбищенска позволили товарищу Фрунзе 20 августа принять следующие решения: первое — о переходе к энергичным наступательным действиям на внутренних флангах 4-й и 1-й армий; второе — о выводе из состава 1-й армии одной боеспособной дивизии в резерв фронта и сосредоточении ее после 25 августа в районе ст. Кувандьж; третье — о возложении на командующего 1-й армией тов. Г. В. Зиновьева ответственности за организацию экспедиции в Туркестан и о подготовке предназначенных для этой цели 24-й стр. и 3-й кав. дивизий. Была установлена разграничительная линия между 4-й и 1-й армиями: Иртецкое, р. Утва, оз. Сор-Куль (южное), Аще-Сай-Джикенды, Коп, Чинеилы — все пункты для 4-й армии включительно11.

    Следует отметить поучительное указание товарища Фрунзе командующему 1-й армией об использовании конницы, имевшее большое значение для последующего хода боевых действий. Получив 20 августа данные, что 3-я кав. дивизия раздергана по частям и действует плечом к плечу с пехотой, товарищ Фрунзе в 22 часа 50 мин. того же дня дал командующему 1-й армией следующее указание:

    «Части 3-й кав. дивизии, включенные в состав Оренбургской группы, продолжают быть прикованными к пехоте и действуют в разброд и без должной для конницы энергии.

    Приказываю собрать кав. дивизию в кулак и бросить ее смелым рейдом для обеспечения исполнения задачи, возложенной на Оренбургскую группу по перехвату всех путей отхода противника на юг и возможно более быстрого захвата Орска»12.

    Боевые действия 1-й армии в период с 13 по 30.08.1919 г.

    Почти одновременно, 21 августа, товарищ Фрунзе поставил главкому войск Туркестанской республики две задачи: 1) начать немедленно решительное наступление вдоль Ташкентской железной дороги, имея ближайшей целью овладение Челкаром; 2) немедленно приступить к восстановлению железной дороги, учитывая предстоящее интенсивное движение войск и грузов. Этот приказ товарища Фрунзе был передан в Ташкент через Москву по радио13.

    Все эти распоряжения товарища Фрунзе свидетельствуют, что уже с 20 августа он непосредственно начал «готовить войска для последующего наступления в Туркестан. Отсюда очевидно, что его полководческий ум уже в эти дни правильно оценил начальные успехи 1-й армии, как преддверие крупной победы над южной белой армией.

    РЕШИТЕЛЬНОЕ НАСТУПЛЕНИЕ 1-й АРМИИ

    В последующие дни войска 1-й армии встречали наиболее упорное сопротивление и контратаки противника на своем правом фланге (южнее и юго-восточнее Илецкого городка), вдоль Ташкентской железной дороги, между реками Урал и Сакмара и на крайнем левом фланге армии (на фронте 24-й стр. дивизии). В районе южнее и юго-восточнее Илецкого городка белогвардейцы сосредоточили значительные силы Илецкого корпуса Уральской армии; вдоль Ташкентской железной дороги почти целиком действовал 1-й Оренбургский казачий корпус, между реками Урал и Сакмара для усиления группировавшихся там частей белые ввели 9-ю стр. дивизию 5-го Стерлитамакского корпуса, переброшенную с северо-востока; против левого фланга 1-й армии белое командование в целях парализования охватывающих действий 24-й стр. дивизии сосредоточило основные силы 4-го корпуса, усилив его казачьими частями, действовавшими ранее в центре южной армии. В результате горячих боев отр. Фершампенуазский дважды переходил из рук в руки; окончательно он был взят нашими войсками 22 августа. В тот же день 438-й стр. полк 49-й стр. дивизии (Оренбургская группа) овладел ст. Сагарчин Ташкентской железной дороги. Сюда, во исполнение приказа товарища Фрунзе, спешно собиралась в кулак 3-я кав. дивизия. 22 же августа после упорного боя 173-й стр. полк 20-й стр. дивизии занял ст. Дубиновку Орской железной дороги.

    24 августа наши части встретили в районе ст. Яйсан проволочные заграждения и окопы полной профили. Завязался упорный бой с белыми, на помощь которым начали прибывать части 10-й Верхнеуральской горнострелковой дивизии (5-го корпуса), переброшенные с северо-востока. 25 августа в 70 км южнее Верхне-Уральска на нашу сторону перешла полностью Башкирская кавбригада во главе со своим командиром и в тот же день приняла участие в наступлении совместно с частями Красной Армии. 26 августа в результате серьезного боя 435-й стр. полк 49-й стр. дивизии занял ст. Кувандык.

    В этот же день товарищ Фрунзе, видя, что между левым флангом 1-й армии и правым флангом 5-й армии образовался разрыв, и учитывая возможность прорыва частей противника между браком и Верхне-Уральском на Кустанай, телеграфировал командующему 5-й армией и главкому о необходимости ускорить продвижение правофланговых частей 5-й армии до разграничительной линии между фронтами.

    Успешные действия продолжались, противнику наносились все новые удары. Большинство частей южной белой армии, действовавших против 1-й армии, были разбиты, и их остатки начали отступление, лишь временно задерживаясь на выгодных рубежах.

    ***

    Для понимания общей обстановки здесь следует сказать несколько слов о положении Северного фронта Туркестанской республики, силы которого располагались в это время севернее ст. Аральское море.

    Получив приказ товарища Фрунзе о подчинении ему всех войск Советского Туркестана и боевую задачу начать немедленно решительное наступление на север вдоль Ташкентской железной дороги с целью овладения ст. Челкар, Реввоенсовет Туркестанской республики сосредоточил все свое внимание, на выполнении этой задачи, как главной и решающей для Советского Туркестана. Но наличных сил Северного фронта было недостаточно. Поэтому Реввоенсовет совместно с краевым комитетом партии провели ряд мер по укреплению и усилению частей Северного фронта, прежде всего путем влития в их состав значительной прослойки коммунистов. С этой целью была проведена партийная мобилизация во всех более или менее крупных партийных организациях; только в одном Ташкенте было мобилизовано свыше 400 коммунистов. Кроме того, Северный фронт был усилен частями, переброшенными с других фронтов. Так, были переброшены: отряд, именовавшийся «боевым поездом» и находившийся в Катта-Кургане, на границе с Бухарой; кавэскадрон из Черняево и другие части. Было приказано начать подготовку к переброске с Закаспийского фронта сводного Казанского полка. 8 августа Реввоенсовет Туркестанской республики объявил мобилизацию всех бывших матросов царского флота и моряков торговых судов в возрасте до 40 лет и направил мобилизованных в распоряжение флотилии Аральского моря. Эти мероприятия вскоре привели к созданию у Аральского моря значительной группы войск, которая затем перешла в наступление и сыграла заметную роль в деле окончательного разгрома южной армии Колчака.

    ***

    Учитывая благоприятный для нас ход боевых действий и стремясь осуществить полное окружение противника, товарищ Фрунзе 28 августа в 20 час. 20 мин. отдал следующую директиву:

    «Разбив в ряде боев Южную и Уральскую армии противника, наши войска отбросили их в район степей между Туркестаном и Европейской Россией. На днях должно последовать занятие нами Орска и Актюбинска, что лишает противника последних опорных пунктов в районе Казачьей области. По полученным сведениям, подтверждающимся данными о последней группировке противника районе Актюбинска и тракта Орск, Иргиз, противник решил отступать на Казалинск; имея в дальнейшем цель — выход берегом Аральского моря к Краеноводеку на соединение с англичанами. Для недопущения этого и окончательного уничтожения остатков разбитых белогвардейских банд приказываю:

    Первое — Первой армии со всей энергией продолжать безостановочное преследование противника, имея ближайшей задачей овладение районом Ташкентской железной дороги до ст. Челкар включительно и городами Иргиз и Тургай. Учитывая слабую населенность края и огромность расстояний, преследование организовать по преимуществу кавалерией, использовав для этого все намеченные силы конницы в виде компактной массы. При проведении операции все время стремиться охватывать пути отступления к югу, для чего усилить Актюбинскую группу и форсировать ее продвижение. Принять все меры к скорейшему восстановлению телеграфной и железнодорожной связи в тылу армии.

    Второе — Главкому войск Туркестана немедленно усилить во что бы то ни стало за’ счет резервов, а также и других направлений Казалинскую группу и перейти наступление, имея ближайшей целью занятие и прочное закрепление за нами ст. Аральское море и далее продвижение вперед навстречу войскам Первой армии.

    Оперативные сводки посылать ежедневно по радио. Получение сего, и об отданных распоряжениях донести. Нр. 92»14.

    Осуществление этой директивы ознаменовалось крупнейшими победами красного оружия, имевшими решающее значение и приведшими к полной капитуляции южной белой армии. В достижении этой победы важную роль сыграло правильное и смелое использование 3-й кав. дивизии. Собранная в районе ст. Сагарчин и юго-восточнее, 3-я кав. дивизия совместно со 2-й бригадой 49 стр. дивизии 29 августа разгромила группу противника, действовавшую в районе ст. Мартук и захватила около 1 200 пленных, 15 пулеметов, 4 орудия и обозы. Одновременно части 1-й бригады 49-й стр. дивизии захватили в плен целиком 7-й казачий полк на южном берегу р. Урала, в районе р. Алимбет.

    В тот же день 3-я кав. дивизия начала героический рейд на Актюбинск. Задача дивизии была сформулирована в приказе Оренбургской группы от 29 августа (№ 730) следующим образом: «3 кав. дивизии с получением сего приказа перейти в энергичное наступление и следуя южнее Ташкентской дороги не позже 2-го сентября выйти на Ст. Биш-Тамак. По занятии указанной станции выдвинуться на пять переходов и перерезать трактовую дорогу Орск, Иргиз между кочевками Тамды и Джангиз-Кудук»15.

    30 августа командующий 1-й армией тов. Зиновьев оценивал обстановку следующим образом: «Противник отступает на всем фронте армии, оказывая упорное сопротивление между Ташкентской дорогой и р. Уралом для прикрытия своего сосредоточения в районе Актюбинска и отхода на Казалинск с конечной целью выйти к Аральскому морю и Красноводску на соединение с англичанами»16.

    Для выполнения задачи, поставленной товарищем Фрунзе, командующий 1-й армией приказом № 35, отданным в 14 час. 30 мин. 30 августа, поставил войскам следующие задачи:

    «Первое — 3 бригаде 49 дивизии с первым татарским полком продолжать наступление для выхода на р. Утва на участке от р. Суокбулак до Турак-Бас. Наступление вести колоннами силой не менее полка, принять меры к обеспечению своего левого фланга.

    Второе — Особой Татарской бригаде без первого полка форсированным маршем выдвинуться на тракт Сагарчин, Темир и продолжать наступление для овладения районом Темир, Джурун. Для ускорения передвижения широко использовать обывательские подводы. Связь держать со 2 бригадой 49 дивизии.

    Третье — Оренбургской группе продолжать самое энергичное наступление на Орск — Актюбинское направление, главный удар на Актюбинск, стремясь все время охватывать пути отступления противника к югу. 3-ю кав. дивизию направить южнее Ташкентской дороги до ст. Биш-Тамак и дальше на восток для выхода на тракт Орск — Иргиз в районе Тамды.

    Четвертое — 20 дивизии продолжать наступление на юго-восток в направлении на отр. Баиный, держа связь с 24 дивизией и ‘Оренбургской группой. По мере выдвижения 24 дивизии на юг выводить в резерв части третьей, затем и второй бригады и сосредоточить их в районе на ст. Дубиновка, Ст. Кувандьж. 18 кавполк оставить в боевой линии на левом фланге дивизии, имея ввиду что с занятием Орска этот полк будет направлен на присоединение к 3 кавдивизии.

    Пятое — 24 дивизии с Башкирской конной бригадой ускорить наступление на юг, охватывая все время правый фланг противника и не давая ему возможности отойти на восток; не позже 4 сентября выйти на линию отр. Баиный, Ст. Ново-Орская, выс. Елизаветинский. Принять меры обеспечению левого фланга.

    Шестое — разграничительные линии: с 4 армией — прежняя; между Татарской и 3 бригадой 49 див. Озерское, Ак-Кудук, Суук-Булак для Татарской исключительно; между Татарской бригадой и Оренбургской группой Илецк, устье р. Ик-Карачан, Пригородный для Татарской бригады включительно; между Оренбургской группой и 20 дивизией прежняя, между 20 и 24 дивизией Фаизуллина, отр. Банный для 24 дивизии включит, и с 5 армией Тюп-Кильды, Ст. Давлеканово, Пр. Табышек, Зав. Узянский, Отр. Полтавский и оз. Мамыркуль для 5 армии исключительно»17.

    Следует отметить, что командование 1-й армии поставило задачи войсковым соединениям вполне целесообразно, в полном соответствии с замыслом товарища Фрунзе — окружить и уничтожить южную армию белых. Особо нужно подчеркнуть разумность резкого изменения границ между 3-й бригадой 49-й стр. дивизией, Особой Татарской бригадой и Оренбургской группой войск (схема 3), имевшего целью прочное обеспечение ударной группы армии справа, т. е. со стороны наиболее угрожаемого фланга.

    Выполняя этот приказ, войска продолжали решительное наступление и преследование противника и в тот же день, 30 августа, добились блестящей победы — гор. Орск был с боем занят 1-й бригадой 20-й стр. дивизии. Здесь были взяты большие военные трофеи, 3 паровоза и 200 вагонов. К исходу 30 августа 1-я армия вышла на фронт Кончубайский, Булган, Ст. Мартук, верховье р. Алимбет, Орск, отр. Банный, Мамбетова, Уртазьшский Кульмский. Правый фланг 5-й армии . к этому времени вышел на линию отр. Могутовский, высоты к югу от отр. Елизаветинский (северный).

    В. И. Ленин, внимательно следивший за вооруженной борьбой на подступах к Туркестану, на основе достигнутых боевых успехов 1-й армии сделал вывод, что окончательный разгром противника и соединение Советской России и Советского Туркестана должны осуществиться в ближайшие дни. Именно в этот момент он послал Ташкентскому Исполкому и в копии всем железнодорожникам следующую директиву:

    «Радиограмма № 1114. Ташкент. Исполком. Копия всем железнодорожникам.

    Ввиду предстоящего соединения Советской России и Советского Туркестана необходимо немедленно напрячь все силы для ремонта паровозов, подвижного состава. Совет обороны предлагает мобилизовать для этого все силы депо и мастерских. Победу Революции и Красной Армии нужно использовать для поднятия экономической жизни Туркестана и России. Привет Красному Туркестану.

    Предсовобороны Ленин» ((ЦАОР, ф. 130, оп. 1/17, д. № 93, Б/1919, л. 75.)).

    Эти указания Ленина вызвали величайший революционный и трудовой подъем среди рабочих масс Туркестана и способствовали быстрейшему разгрому врага.

    ***

    1 сентября в 14 часов товарищ Фрунзе отдал командующему 1-й армией приказ, в котором писал: «В связи с успешным продвижением 24 дивизии с севера на фронт отр. Банный, ст. Ново-Орская и наличием значительных сил противника, задерживающихся еще в районе отр. Уртазьшский, ст. Кваркенская — приказываю немедленным выдвижением частей армии от Орска на восток отрезать противнику пути отхода на Иргиз и Тургай и тем окончательно уничтожить его живую силу. Об исполнении донести. HP 03178»18.

    Командующий армией в свою очередь приказал правофланговым бригадам 20-й стр. дивизии энергично наступать в восточном направлении с целью перехвата путей, ведущих на Иргиз и Тургай. Выполнение этого приказа в дальнейшем привело к пленению 5-й стр. дивизии белых в полном составе.

    Непрерывная войсковая и воздушная разведка к исходу 1 сентября установила, что белогвардейцы основной массой своих сил отходят в южном направлении, стремясь либо выйти на соединение с Уральской белой армией, либо пробиться в Туркестан. В этих условиях требовалось гибкое и мобильное управление войсками, дабы завершить окружение и не дать врагу ускользнуть. Штаб Оренбургской группы войск, как промежуточная инстанция, к этому моменту уже оказался лишним, замедляющим управление войсками. Обстановка требовала внесения коррективов в ранее поставленные задачи соединений 1-й армии. Поэтому товарищ Фрунзе дал командующему армией ряд указаний организационного и оперативного порядка, которые были претворены в жизнь приказом 1-й армии № 36, отданным в 11 час. 30 мин. 2 сентября. Оренбургская группа войск была расформирована и все соединения, входившие в ее состав, кроме Особой Татарской бригады, были подчинены непосредственно командующему 1-й армией. Особая Татарская бригада без 1-го стр. полка, находившегося в подчинении 3-й бригады 49-й стр. дивизии, была временно подчинена командиру 49-й стр. дивизии.

    Изменения и уточнения задач соединений армии в основном сводились к следующему. Прежняя задача 3-й кав. дивизии предусматривала выдвижение (после выхода в район ст. Биш-Тамак) в восточном направлении на тракт Орск, Иргиз в район Тамды; приказ № 36 ставил 3-й кав. дивизии новую задачу — преследовать противника вдоль Ташкентской железной дороги, где отходила главная группировка белых. Такое решение вполне отвечало создавшейся обстановке.

    49-й стр. дивизии с Особой Татарской бригадой была поставлена задача наступать правым флангом на Темир, а левым флангом — по тракту от Актюбинска на р. Талдык и мог. Кужа.

    20-я стр. дивизия (без 1-й бригады) получила задачу занять передовыми частями и удерживать участок от устья р. Карачанка до устья р. Черная вода до момента охвата правого фланга противника частями 24-й стр. дивизии; остальные части 2-й и 3-й бригад должны были продолжать сосредоточение в районе ст. Дубиновка, ст. Кувандык.

    1-я бригада 20-й стр. дивизии (без 175-го стр. полка, возвращенного во 2-ю бригаду), оставленная в непосредственном подчинении командующего армией, получила задачу занять одним полком район ст. Текли, ст. Ново-Орская, а двумя полками продолжать наступление вдоль тракта Орск, Иргиз и выйти в район Пик Тасты Бутак, откуда установить связь с левой колонной 49-й стр. дивизии.

    24-й стр. дивизии ставилась задача продолжать наступление в юго-восточном направлении и не позже 6 сентября выйти на фронт Императорский, Адамовский. Дивизия должна была установить тесную связь с 1-й бригадой 20-й стр. дивизии в районе Ново-Орская и с 35-й стр. дивизией в районе юго-западнее Кустаная и выслать сильные разведывательные части на р. Джарлы-Бутак.

    3-й бригаде 49-й стр. дивизии с приданным 1-м-Татарским полком была оставлена прежняя задача — выйти на р. Утва на участке от устья р. Суок Булак до Турат-Бас.

    В создавшейся обстановке важное значение имело выполнение задачи, поставленной 3-й кав. дивизии по перехвату путей отхода противника. И эта дивизия выполнила свою задачу блестяще. Продвигаясь с боями южнее Ташкентской железной дороги, в направлении ст. Биш Тамак, и умело маневрируя, 3-я кав. дивизия разгромила юго-западнее Актюбинска (у Всеевятский) 4-й пластунский казачий полк; 2 сентября она вышла в район юго-восточнее Актюбинска, перерезала пути отхода белых на юг и стремительным ударом на Актюбинск овладела городом в результате непродолжительного, но горячего боя. В Актюбинске дивизия захватила 4 тыс. пленных, 2 самолета, 2 орудия, пулеметы, снаряды, патроны, 2 паровоза и легковой автомобиль.

    День 2 сентября был ознаменован также крупным успехом 49-й стр. дивизии. В районе южнее ст. Кара-Тугай части дивизии в результате 9-часового боя нанесли противнику серьезное поражение и вынудили его начать отход,

    1-я и 2-я бригады 20-й стр. дивизии 2 сентября вышли на фронт Лаушинский, ст. Токан, отр. Тереклинский. Под ударами этих бригад в районе Орска сдалась в плен в полном составе 5-я стр. дивизия белых. От нее было принято 2 тыс. пленных, 17 пулеметов, около 2 тыс. винтовок разных систем, 200 тыс. патронов, 228 лошадей, 11 пехотных кухонь, большое количество снарядов, инженерного и другого имущества.

    24-я стр. дивизия 2 сентября вышла на фронт южнее выс. Орловский, ст. Кваркенская. У выс. Орловской ее 209-й полк захватил в плен 240 человек 22-го Оренбургского казачьего полка с одним орудием и двумя пулеметами.

    Таким образом ко 2 сентября войска 1-й армии достигли огромного успеха, захватили много пленных и, что важнее всего, — перехватили пути отхода основной группировки противника, шедшей на соединение с Уральской белой армией.

    В тот же день, 2 сентября, в 14 часов, товарищ Фрунзе, стремясь осуществить возможно более полное и быстрое окружение южной армии белых, отдал главкому Туркестанских войск следующий приказ:

    «Наступление 1-й армии развивается успешно. Под Орехом нами взято снова 3 тыс. пленных, много оружия, боеприпасов. Нашей пехотой занята ст. Мартук и продолжается наступление на Кара-Тугай, наша кавалерия выходит к Актюбинску. В связи с этим подтверждаю крайнюю необходимость туркестанцам удерживать ст. Аральское море и стремиться выдвигаться навстречу нашим наступающим на фронт Иргиз — ст. Челкар. № 03199/оп»19.

    Товарищ Фрунзе, лично руководивший операцией 1-й армии по разгрому южной белой армии и проведший большую часть времени непосредственно в войсках, 4 сентября считал, что вопрос о разгроме белых в основном решен. Ввиду начавшегося вспомогательного удара 11-й армии на Царицын (для содействия Южному фронту) и создавшегося там серьезного положения товарищ Фрунзе решил, что его присутствие более необходимо в районе 11-й, чем 1-й или 4-й армий. Поэтому 2 сентября он выехал в Астрахань, дав исчерпывающие указания по дальнейшим действиям своему заместителю и командующему 1-й армией. В дальнейшем, в результате налетов белых на Астраханскую железную дорогу и перерыва связи между Астраханью и Самарой, товарищ Фрунзе вплоть до 10 сентября не мог давать личных указаний своему заместителю и завершение операции протекало без него.

    ***

    3 сентября командующий 1-й армией в целях налаживания тыла, расстроенного быстрым продвижением частей, приказал:

    1) 49-й стр. дивизии, достигнув Актюбинска, расположить в его районе главные силы дивизии, выдвинув передовые части на линию р. Батлакты и р. Такантал и ведя усиленную разведку;

    2) Особой Татарской бригаде продолжать наступление для занятия района Темир; приданный бригаде 438-й стр. полк (3-й бригады 49-й стр. дивизии) срочно направить через Илецк в Илецкий городок в распоряжение коменданта Оренбургского укрепленного района для использования в качестве гарнизона Илецкого городка;

    3) 210-й и 435-й стр. полки вывести в резерв армии и расположить 210-й стр. полк в Актюбинске, 435-й стр. полк на ст. Мартук;

    4) 3-й кав. дивизии продолжать преследование противника и занять Темир и ст. Джурун;

    5) 1-й бригаде 20-й стр. дивизии приостановить наступление на линии р. Талды Кара су (25 км южнее и юго-восточнее Орска), ст. Токан, ст. Ново-Орская; в резерве бригады иметь один полк, расположив его в Орске.

    Нужно отметить, что временная остановка главных сил 49-й стр. дивизии в районе Актюбинска вызывалась не только расстроенностью тыла, но и наличием значительных сил противника северо-восточнее, восточнее и юго-восточнее Актюбинска. Создание армейского резерва, усиление правого фланга армии и забота о тыле были вполне целесообразны; но распоряжение о прекращении наступления 1-й бригады 20-й стр. дивизии позволило остаткам 4-го корпуса противника ускользнуть на Тургай. Впрочем это распоряжение было вынужденным, ибо 4 сентября в центре и на левом фланге 1-й армии началась перегруппировка с целью вывода 20-й стр. дивизии с фронта и сосредоточения ее в районе ст. Дубиновка, ст. Кувандык для отправки на Южный фронт согласно директивы главного командования.

    Противник продолжал отходить основной массой оставшихся сил вдоль Ташкентской железной дороги и частично — на укр. Уильское. Однако он в отдельных случаях не только еще оказывал сопротивление, но и наносил чувствительные удары нашим частям. Так случилось с 441-м стр. полком 3-й бригады 49-й стр. дивизии, который потерпел 4 сентября серьезное поражение в районе горы Секзек (25 км южнее Кончубайский).

    В районе Аральского моря белогвардейцы еще 30 августа начали общее наступление против Туркестанских войск. Они развернули здесь до четырех полков пехоты (1-й и 2-й пластунские, 1-й линейный и 19-й Оренбургский), всего около 4 800 штыков и до четырех полков конницы силой около 2 800 сабель при 16 пулеметах и не менее 20 орудий. Первые атаки белых были отбиты, но последующие вынудили наши войска оставить позиции у ст. Конту и отойти на новые позиции севернее ст. Аральское море. Но уже 1 сентября Туркестанские части, получившие подкрепление, не только отбили новые атаки белых, но и перешли в контратаку, увенчавшуюся полным успехом. Белогвардейцы начали беспорядочное отступление в северном направлении. Красные войска преследовали их и в течение 1 сентября вновь заняли позиции в районе ст. Конту.

    Боевые действия со 2 по 15.09.1919 г. и завершение разгрома южной армии Колчака

    Широкая политическая работа по разложению противника, развернутая политотделом Северного фронта, а также отсутствие у белых продовольствия и воды привели к тому, что очень скоро крупный успех был достигнут без применения оружия. В течение 5 и 6 сентября на нашу сторону перешли: 42-й Троицкий пех. полк с полным вооружением, 200 тыс. патронов и полковым имуществом, занимавший позицию у ст. Конту и насчитывавший в своем составе около 1 200 человек; железнодорожный батальон в числе 131 солдата при четырех офицерах со всем своим имуществом и команда телеграфной связи с телеграфными аппаратами, телефонами и кабелями. Около 70 офицеров Троицкого полка, не пожелавших перейти на сторону Красной Армии, бежали в направлении ст. Саксаульская; их попытка увезти с собой наиболее ценное имущество полка была ликвидирована красной конницей. Находившаяся в районе ст. Конту казачья конница также бежала на север в сторону ст. Челкар.

    Преследуя остатки противника, войска Северного фронта 6 сентября заняли ст. Саксаульская. Оборонявший эту станцию Туркестанский полк белых перебил своих офицеров и в ночь на 7 сентября перешел на нашу сторону в составе около 1 200 человек с 17 пулеметами, винтовками и другим имуществом. Окрыленные успехом, Туркестанские войска продолжали энергичное наступление в северном направлении — на ст. Челкар.

    КАПИТУЛЯЦИЯ ЮЖНОЙ АРМИИ КОЛЧАКА

    Задачи по довершению разгрома южной армии белогвардейцев были поставлены приказом командующего 1-й армии № 37, отданным им 6 сентября в 20 час. 30 мин.

    «После разгрома под Актюбинском противник, оставив в наших руках около 6 тыс. пленных, 2 орудия и много другой добычи, отходит вдоль Ташкентской дороги, а также продолжает группироваться в районе укр. Уильское, куда перешел штаб Южной армии.

    На p. Утва казачьи части оказывают упорное сопротивление нашему наступлению. Армии продолжать преследование противника вдоль Ташкентской дороги на Казалинск до соединения с Туркестанскими частями и овладеть укр. Уильское для обеспечения правого фланга.

    Приказываю:

    Первое: 3-й бригаде 49 дивизии с первым татарским полком, сосредоточившись в районе Акбулакский (15 км южнее Кончубайский. — С. Г.), Миргородский, не позже 8 сентября перейти в наступление через Лубенский (60 верст южнее Ново-Илецкая) для занятия района Новосельный на р. Киил (60 в. южнее Лубенский), Караганды, Джангиз Олачский (до 120 верст южнее Илецка). 441 полк теперь же перевести в Илецкий городок и передать распоряжение коменданта Оренбургского укрепрайона.

    Второе: 49 дивизии сосредоточить в районе Илецка не позже 14 сентября (вторую бригаду без 437 полка, в резерве армии. Ускорить переброску в район ст. Мартук 435 полка, который вместе с 210 полком оставить в резерве армии.

    Татарской бригадой и одним из полков дивизии продолжать преследование противника и не позже 15 сентября занять Темир, ст. Джурун. Для обеспечения своего левого фланга выдвинуть один полк в район Никольский (76 верст юго-восточнее Актюбинска).

    Третье: 3 кав. дивизии продолжать преследование противника и не позже 12 сентября занять Темир, ст. Джурун.

    Четвертое: Первой бригаде 20 дивизии оставаться на занимаемых позициях до подхода к Орску частей 24 дивизии, после чего перейти в район Юмагузина 3-я Сарыбаева, Рысаева (все пункты 10 — 15 км восточнее и юго-восточнее ст. Кувандык. — С. Т.) для присоединения к своей дивизии.

    Пятое: 20 дивизии ускорить сосредоточение в указанном районе с тем, чтобы головные части дивизии были готовы начать посадку не позже 10 сентября. Штадиву перейти на ст. Кувандык. 18 кавполк направить через Орск в Актюбинск на присоединение к 3 кавдивизии.

    Шестое: 24 дивизии принять все меры к ускорению движения в район Орска и занять одной бригадой район Ов. Бугунбай, Кум-Сай, что юго-западнее Орска (40 км. — С. Т.), другой бригадой район по р. Туз-Булак (15 км южнее и юго-восточнее Орска. — С. Т.) и ст. Токан и 3-й бригадой район отр. Кулгацкий (25 км северо-восточнее Орска. — С. Т.), ст. Ново-Орская, ст. (пропущено). Штадиву перейти в Орск.

    Седьмое: Разграничительные линии с 4 и 5 армией прежние»20.

    Действия войск, выполнявших этот приказ, увенчались блестящими успехами. Уже 8 сентября восточнее Актюбинска принуждена была сдаться в плен в полном составе со всем вооружением казачья бригада во главе с командиром-полковником (свыше 1 500 сабель). Вслед за этим лихим налетом частей 3-й кав. дивизии были заняты Семеновский, Павловский и Богдановский (50 — 60 км юго-восточнее Актюбинска), где было взято в плен 2 500 казаков в полном вооружении. В тот же день, 8 сентября, на участке Особой Татарской бригады сложили оружие до 3 тыс. белогвардейцев. В районе м. Худай-Берген (50 км восточнее Орска) сдался 26-й казачий полк в составе 300 казаков.

    Посланные в стан врага для разложения его рядов и находившиеся среди мобилизованных солдат большевистские агитаторы оказали большую помощь Красной Армии: они склонили солдатские массы к прекращению боевых действий и к немедленной сдаче оружия советской власти.

    Вечером 8 сентября в Актюбинск прибыла делегация от оставшихся частей белогвардейской южной армии, насчитывавшей еще около 20 тыс. человек, с предложением сдать оружие, причем делегация ручалась, что противодействующие сдаче остатки 4-го корпуса будут разоружены самими солдатами. И действительно, 9 и 10 сентября на участке 1-й бригады 49-й стр. дивизии сдались, предварительно разоружив части 4-го корпуса, остатки южной армии Колчака со всем вооружением и имуществом. Вот что доносил по этому поводу Реввоенсовет Туркфронта в 13 часов 10 сентября главному командованию:

    «По только что полученному донесению штарма 1 на участке первой бригады 49-й дивизии нам сдались остатки Южной армии противника с артиллерией, обозами, казначейством, интендантством, лазаретами — всего около 20-ти тысяч человек. Сдано много оружия — подсчет производится. Подробности еще не получены. Всего за последнюю неделю на фронте 1 армии нам сдалось и взято в плен до 40 тыс. человек точка HP 03306»21.

    В тот же день, 10 сентября, 16-й и 17-й кав. полки 3-й кав. дивизии заняли ст. Джурун, где захватили 6 тыс. пленных, 6 паровозов, 200 вагонов, 60 пулеметов, большой обоз, радиостанцию и гурт скота. Одновременно с этим 13-й кав, полк той же дивизии занял Темир. 10 сентября Туркестанские, войска, наступавшие со стороны Аральского моря, с боем заняли ст. Тугуз и ст. Джилан, где было захвачено 270 пленных, 12 пулеметов, 4 орудия, 500 тыс. патронов, запасные части и разное имущество. Разрозненные остатки противника бежали на Челкар и Иргиз, преследуемые нашими частями.

    Получив донесение о победах 1-й армии, тов. Фрунзе 10 сентября послал из Астрахани Реввоенсовету 1-й армии следующую телеграмму:

    «Революционный Военный Совет Туркестанского фронта поздравляет доблестные войска 1-й армии с их блестящими успехами. Именем Рабоче-Крестьянской Республики объявляю всем частям армии благодарность отечества за полный разгром и уничтожение Южной армии противника. Геройским полкам 1-й армии — Ура!»22.

    Реввоенсовет Туркфронта по радио оповестил весь мир о торжестве Красной Армии и развернул широкую агитационно-разъяснительную работу среди оренбургских и уральских казаков и среди пленных солдат.

    ***

    Поскольку отдельные подразделения южной армии белогвардейцев, состоявшие преимущественно из офицеров и казачьих верхов, не желали сдаваться и решили с боем отходить, части 1-й армии и Туркестанские войска продолжали их преследовать и уничтожать. 11 сентября 16-й и 17-й кав. полки 3-й кав. дивизии заняли ст. Эмба, где было взято много военного имущества. Туркестанские войска 11 сентября двинулись к раз. Коп-Мула, где противник перед своим бегством сжег бронепоезд с тремя легкими орудиями, пулеметами, винтовками, снарядами и патронами.

    Крупная станция Челкар была занята Туркестанскими войсками в тот же день. 11 сентября там было взято 1 тыс. здоровых и 400 больных и раненых пленных, 4 паровоза, 6 груженых поездов, 7 скорострельных орудий, 2 легких японских орудия и 6-дюймовая японская мортира, 2 пулемета, около 2 тыс. новых трехлинейных винтовок, 300 тыс. патронов, громадное количество ручных гранат, дела штаба южной армии, телеграфное и телефонное имущество, две типографии, грузовой автомобиль и много других трофеев. 12 сентября Туркестанские войска заняли ст. Бер-Чогур, где захватили значительные трофеи: 5 паровозов, 200 вагонов, 7 орудий, много винтовок, боевых припасов и разного имущества, 13 сентября были взяты в плен два полка противника с пулеметами и обозами в районе Чунай (85 км восточнее Актюбинска). В тот же день в 14 чае. 35 мин. на рзд. Мугоджарская произошло соединение разведчиков 16-го и 17-го кав. полков 3-й кав. дивизии с передовыми частями Туркестанских войск. Путь в Туркестан был открыт. Ташкентская железная дорога была в полной исправности до самого Ташкента.

    По случаю соединения с Советским Туркестаном товарищ Фрунзе послал В. И. Ленину 14 сентября в 13 час. 10 мин. следующую телеграмму:

    «Сейчас получено сообщение о соединении войск Первой армии с Туркестаном. Из Челкара прибыл в Актюбинск поезд с ранеными, что говорит о целости на этом участке железнодорожной линии. Войска Туркестанского фронта поздравляют Вас и Республику с этой радостной вестью.

    Командтуркфронтом Фрунзе» ((ЦАОР, ф. 130, от. 1/17, д. № 93, В/1919, л. 79.)).

    Операция по разгрому южной армии Колчака закончилась и уже на следующий день, 15 сентября, товарищ Фрунзе отдал приказ, которым переключал основные усилия войск Туркестанского фронта на разгром Уральской белогвардейской армии.

    Из-под ударов 1-й армии и Туркестанских войск удалось ускользнуть только небольшим подразделениям 4-го армейского корпуса во главе с ген. Бакичем и 1-го Оренбургского казачьего корпуса, а также отдельным группам офицеров, преимущественно из состава штабов южной армии во главе с ее командующим ген. Беловым. Этим остаткам южной армии Колчака предшествовало многочисленное скопище офицерских семей и гражданских чиновников со своими семьями и слугами. Смешавшись в пеструю орду, белогвардейцы бежали, обгоняя друг друга, и, как туча саранчи, пожирали все, что попадалось им на пути.

    Сразу же после капитуляции южной армии белогвардейцев было организовано преследование в двух направлениях: на укр. Уильское и на Иргиз и Тургай. В первом направлении преследование организовало командование 1-й армии, выслав туда Сводный отряд из состава 3-й кав. дивизии. Этот отряд настиг остатки противника в укр. Уильское и в результате многодневных боев разгромил их и 14 ноября овладел укр. Уильское. Преследование в сторону Иргиза и Тургая было организовано командованием Северного фронта Туркестанской республики; для этого вначале было брошено два эскадрона конницы, а затем целиком Кустанайский стр. полк. При преследовании в сторону Иртиза эскадроны Туркестанских войск взяли много брошенного имущества и захватили белую контрразведку со всеми документами. 19 сентября они заняли Иргиз, где захватили 80 офицеров, 200 солдат и обоз с инженерным и интендантским имуществом. Эскадроны продолжали преследование на Тургай, куда бежало большинство офицеров штаба южной армии во главе с командующим армией ген. Беловым.

    ***

    В дни завершения славной победы на Туркестанский фронт прибыл председатель Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета М. И. Калинин. Весть о приезде на фронт всероссийского старосты с быстротой молнии облетела войска и рабочие организации прифронтовой полосы. Товарищ Фрунзе, Реввоенсовет и Политуправление фронта организовали торжественную встречу товарища Калинина. Михаил Иванович посетил многие войсковые части фронта и рабочих Самары, Бузулука и Оренбурга, беседовал с красноармейцами и рабочими и лично принимал их жалобы. В ночь на 22 сентября товарищ Калинин принял группу военнопленных офицеров в количестве 80 человек, о чем рассказывает сохранившаяся в Центральном архиве Октябрьской революции телеграмма Высшей военной инспекции от 23 сентября:

    «Поезде «Октябрьская Революция» ночью 21 на 22 представлялись председателю ВЦИК товарищу Калинину 80 перешедших на нашу сторону военнопленных офицеров Оренбургской Казачьей бригады, сдавшейся Первой армии Туркфронта полном составе под командой Начбригады полковника Богданова с вооружением и всем имуществом. Это первая партия из четырех, сдавшихся офицеров Южной армии Колчака. При приеме тов. Калинин выяснил военнопленным офицерам силу, значение Советской власти, как власти государственной, выражающей волю всего трудового народа, указал необходимость защищать Советскую Россию от русской и иностранной буржуазии, обещал допустить военнопленных при известных условиях в ряды Красной Армии. Начштаба Первой армии выяснил роль командного состава Красной Армии, указал улучшающееся положение бывших офицеров, заслуживших доверие народа и Советской власти, призывая помочь своим знанием правительству Советской России. Богданов и другие военнопленные горячо благодарили за прием, оказанный Советской властью, каялись в своих ошибках, клялись честно служить народу, защищать Советскую власть»23.

    Приезд товарища Калинина на Туркестанский фронт способствовал поднятию революционного духа и боевого энтузиазма среди войск фронта и рабочих прифронтовой полосы и приобщению к советской власти огромной массы военнопленных.

    ИТОГИ ОПЕРАЦИИ

    Операция 1-й армии, проведенная в период август — сентябрь 1919 г., привела к окончательному разгрому и пленению южной армии Колчака в количестве свыше 55 тыс. человек со всем вооружением и имуществом и завершила ликвидацию оренбургской белоказачьей контрреволюции. Огромное значение победы 1-й армии было отмечено специальным постановлением Совета рабочей и крестьянской обороны. Приводим его полностью.

    «Постановление Совета рабоче-крестьянской обороны

    Первая армия неустанным натиском расчистила пути, связывающие Советскую Россию с Красным Туркестаном, овладев в ряде упорных боев Opcком Актюбинском, Темиром и другими пунктами, захватив несколько тысяч пленных и ценную военную добычу.

    Высоко ценя услуги, оказанные Российской Советской республике доблестной боевой работой 1-й армии Совет Обороны постановил:

    1. От лица Совета Рабоче-Крестьянской Обороны объявить благодарность 1-й армии в лице ее красноармейского и командного состава.

    2. В возмещение затрат, связанных со стремительным наступлением в районе, бедном путями и средствами сообщения, выдать всему составу 1-й армии, участвовавшему в победоносном наступлении на соединение с Туркестаном, месячный оклад жалования.

    Председатель Совета Рабоче-Крестьянской Обороны

    В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН)

    Москва, Кремль.

    1-го октября 1919 года»24.

    Талантливо задуманный и искусно проведенный товарищем Фрунзе разгром южной армии Колчака дал возможность Туркестанскому фронту одновременно решить две важнейшие задачи, поставленные ему партией и советским правительством: овладеть Оренбургской областью и установить связь с Советским Туркестаном.

    Разгром южной армии Колчака был завершен в период, когда Антанта полностью развернула свой второй поход на Советскую Россию, когда на Южном фронте противник теснил наши армии к Курску, а Колчак, охваченный предсмертной агонией, делал на Тоболе последнюю попытку вырвать инициативу из рук Красной Армии.

    Окончательная ликвидация южной армии Колчака освободила войска 1-й армии для решения других, не менее важных боевых задач, позволила перебросить из ее состава на Южный фронт две стрелковые дивизии (20-ю и 24-ю), две кав. бригады (3 кд), создать мощный кулак для удара по Уральской белогвардейской армии, ставшей правым флангом деникинского фронта, и выделить часть сил на помощь Советскому Туркестану, обеспечив этим быструю ликвидацию местных белогвардейских очагов. Кроме того, из резервов фронта была переброшена под Петроград Башкирская стрелковая бригада. Пленные, взятые во время операции, в подавляющем большинстве были использованы (после соответствующей политической работы) для пополнения частей Туркестанского и Южного фронтов и для работы на предприятиях оборонного значения.

    Победа на Туркестанском фронте облегчила также и экономическое положение страны Советов. Очищение от врага богатейших Актюбинского и Орского хлебных районов открывало огромные перспективы снабжения продовольствием. Советская республика получила, наконец, возможность начать вывоз по Ташкентской железной дороге столь нужного ей хлопка, двухгодовой запас которого лежал почти нетронутым на складах Советского Туркестана. Остановившиеся текстильные предприятия смогли получить сырье.

    С точки зрения оперативного искусства операция 1-й армии представляет собой исключительный интерес. Во-первых, она является одной из немногих операций гражданской войны, в которой заранее поставленная цель окружения и уничтожения армии противника была осуществлена полностью и, учитывая огромную пространственность операции, в короткий срок — 32 дня; во-вторых, операция дает богатый опыт организации окружения, перехвата путей отхода противника и его преследования.

    Важнейший принцип оперативного искусства, который красной нитью проходил через всю полководческую деятельность товарища Фрунзе — бить противника по частям, — нашел выпуклое отражение как в период подготовки, так и в ходе этой операции. Рассечение фронта белых в районе Троицка; разрыв стыков Уральской и южной армий противника и изоляция их друг от друга, разъединение Актюбинской и Орской группировок белогвардейцев — вот конкретные факты, подтверждающие последовательное осуществление товарищем Фрунзе этого принципа оперативного искусства.

    Товарищ Фрунзе и командующий 1-й армией тов. Зиновьев правильно учли и эффективно использовали характерные особенности театра военных действий — ограниченность путей и наличие районов малонаселенных или вовсе безлюдных, с ограниченными запасами воды (возвышенность Усть-Урт, пески Кара-Кум, Голодная степь, Тургайские степи). Товарищ Фрунзе правильно считал, что, перехватив пути отхода, прижав противника к этим малокультурным районам, можно будет добиться капитуляции врага. Этот прогноз, полностью подтвердился.

    Таким образом, опыт операции 1-й армии учит нас необходимости самого тщательного и глубокого изучения и знания театра военных действий в целях искусного и наиболее эффективного использования его особенностей в интересах победы.

    Оперативное предвидение, умение из суммы противоречивых данных обстановки выделить главное и решающее и на нем сконцентрировать все внимание; командирская воля, сочетание высокой требовательности с чутким подходом к подчиненным; частое и близкое общение с войсками, способность зажечь их наступательным порывом и добиться от них самого высокого напряжения сил; мобильность управления, своевременность постановки задач подчиненным и их конкретность и целесообразность; постоянная забота о резервах, отсутствие ненужных дерганий и твердое руководство действиями войск — вот характерные черты полководческого искусства товарища Фрунзе, получившие особенно яркое выражение в операции по разгрому южной армии ген. Белова.

    Замечательное качество товарища Фрунзе — это умение подчинить частные интересы (в данном случае фронтовые) интересам общереспубликанским. Получив указание главного командования о выделении из состава 1-й армии одной боеспособной дивизии и о сосредоточении ее к станциям посадки для отправки на другой фронт, товарищ Фрунзе поступил не так, как делали довольно часто некоторые другие командующие фронтами и многие командиры меньших рангов. Он решил выделить действительно самую боеспособную и сильную дивизию, понимая, что этого требуют интересы республики, которые выше интересов фронта.

    Вот что писал по этому поводу товарищ Фрунзе 2 сентября главному, командованию:

    «При объезде и личном обследовании частей 1-й армии мною установлено следующее: 24-я стр. дивизия сильно потрепана и дезорганизована. Огромный процент командного состава выбыл из строя, материальная часть в безобразном состоянии; настоящее положение — по заявлению командных лиц дивизии — является результатом отсутствия какой бы то ни было заботливости со стороны 5-й армии, отказывавшей дивизии даже в самом необходимом. Дивизия требует усиленной и продолжительной работы для приведения ее в действительную боевую готовность. В 49-й стр. дивизии до сих пор еще не наладился в должной мере аппарат управления, командный состав слаб. Дивизия крайне бедна техническими средствами.

    20-я дивизия является наиболее боеспособной из всех других, входящих в состав 1-й армии. Принятыми мерами внутреннего порядка и влитием новых сил в командный состав и ряды красноармейцев дивизия приведена в достаточную боеспособность, что и проявила в последней операции под Орском. Согласно Вашего требования выделить одну бое-

    способную дивизию из состава 1-й армии мною и намечена 20-я дивизия, как наиболее подходящая по обстановке к выводу в резерв. Вывод дивизии в резерв и сосредоточение к станциям посадки считаю возможным закончить 10-го сентября. Не зная о предполагаемом Вами назначении указанной дивизии, прошу не представится ли возможным направить ее в 11-ю армию на Астраханский фронт для активной операции на Северо-Кавказском направлении. HP 03192/оп»25.

    Товарищ Фрунзе и командующий 1-й армией тов. Зиновьев в процессе операции дали образец правильного использования крупных кавалерийских соединений для действий по важнейшим объектам противника. Решительные и полные результаты операции объясняются в значительной мере настойчивым, стремительным и неотступным преследованием, для осуществления которого товарищ Фрунзе всегда требовал наивысшего напряжения сил.

    Войска 1-й армии показали значительные темпы наступления. 3-я кав. дивизия за 32 дня прошла с боями 470 км, что составляет почти 15 км в сутки. Стрелковые войска за то же время прошли с боями 300 — 320 км, что составляет 9 — 10 км в сутки.

    Успех операции был обеспечен широко развернутой политической работой. Эта работа дала значительный приток красноармейского и командного состава в ряды большевистской партии. Только за две недели, а именно с 15 августа по 1 сентября, Политическим отделом 1-й армии было организовано 35 новых коммунистических ячеек. В 16 из них насчитывалось коммунистов — 90 и сочувствующих — 36426. За тот же период было проведено много митингов и собраний как в войсках, так и среди местного населения. Среди частей и учреждений 1-й армии было распространено 630 тыс. экземпляров газет, 12,5 тыс. книг, много воззваний, листовок, журналов, портретов, открыток, плакатов. Было организовано 13 новых библиотек при красноармейских школах грамоты и 13 — при культурно-просветительных кружках. Крестьянское отделение Политического отдела 1-й армии за время с 15 августа по 1 сентября провело 82 митинга, организовало 34 сельских совета, распространило среди населения большое количество литературы и т. д. Необходимо отметить, что в работе среди войск и населения огромную роль сыграли «агитационный вагон» Политотдела 1-й армии, постоянно курсировавший по Ташкентской железной дороге на участке Илецкая Защита, Оренбург, а также несколько «агитационных повозок» и «фургонов-читален», переезжавших из части в часть. Проводивших политработу и среди местных жителей.

    Политическое управление Туркестанского фронта и Политический отдел 1-й армии посылали на неприятельскую территорию группы коммунистов и одиночек-большевиков с целью разложения войск противника и для работы среди местного населения. Это важное политическое мероприятие, как мы видели выше, дало крупные результаты.

    Все эти факты показывают, что Политическое управление Туркестанского фронта и Политический отдел 1-й армии провели колоссальную работу по политическому обеспечению разгрома южной армии Колчака.

    Примечания:
    1. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 431. []
    2. ЦАКА, д. № 46110, л. 49. В 11-ю армию была переименована быв. Астраханская группа. []
    3. ЦАКА, ф. Туркфронта, д. № 352 — 647, л. 3. []
    4. Там же, д. № 271 — 752, л. 2 []
    5. ЦАКА, ф. Туркфронта, Д. № 271 — 752, л. 3. []
    6. ЦАКА, ф. Туркфронта, д. № 271 — 752, л. 3, []
    7. ЦАКА, «Востокфронт», ф. Туркфронта, д. № 46 — 110, лл. 3 — 10. []
    8. ЦАКА, д. № 52 — 178, лл. 57 — 60. []
    9. ЦАОР, ф. 147, оп. 2, д. № 7, 1919 г., л. 172. []
    10. ЦАОР, ф. 200, оп. 8, д. № 8, 1919 г. []
    11. ЦАКА, ф. Туркфронта, д. № 245 — 671, стр. 382. Директива командтуркфронта № 03067 от 20.8 1919 г. []
    12. Там же, л. 376. Директива № 03060. []
    13. ЦАКА, ф. Туркфронта, л. 376, директива № 03060. []
    14. ЦАКА, ф. Туркфронта. Отд. опер., д. 52 — 442, л. 1. []
    15. ЦАКА, ф. Туркфронта. Отд. опер., д. № 273 — 109, л. 29. []
    16. ЦАКА, д. № 11 — 039, л. 26. []
    17. ЦАКА, д. № 11 — 039, лл. 26 — 27. []
    18. ЦАКА, ф. Туркфронта. Отд. опер., д. № 52 — 442, л. 5. []
    19. ЦАКА, ф. Туркфронта, Отд. опер., д. № 52 — 442, л. 27. []
    20. ЦАКА, ф. Туркфронта, опер, приказы, д. 52 — 512, стр. 8. []
    21. ЦАКА, ф. Туркфронта, Отд. опер., д. № 52 — 442, л. 158. []
    22. Там же, д. № 52 — 272, л. 40. []
    23. ЦАОР, ф. 130, оп. 17, д. № 165, 1919, л. 17. []
    24. ЦАКА, д. № 115 — 028, л. 162-а. []
    25. ЦАКА, ф. Туркфронта, Отд. опер., д. 52 — 442, л. 19. []
    26. Эти и последующие цифровые данные взяты из «Краткого отчета о работе Политического отдела 1-й армии за период с 15 августа по I сентября 1919 г.», ЦАКА, д. № 305 — 025, лл. 4 — 7. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *