" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    566 просмотров

    Русское военно-историческое общество (1907 – 1914 гг.)

    Известно, что наука вообще, в том числе и военно-историческая, никогда не пользовалась особенным почетом в старой русской армии. Огромное большинство офицеров этой армии (о солдатах уже и говорить не приходится) были далеки от всяких знаний; круг их интересов замыкался службой, семьей и мелкими развлечениями серенькой гарнизонной жизни.

    Однако в верхушечной части царского офицерства и генералитета, особенно в его либеральной среде, имелись и культурные, образованные люди. Еще в годы Восточной войны, т. е. в середине XIX в., Энгельс писал, что «…в артиллерии и инженерном деле встречаются как раз те образованные офицеры, которые выставляются русскими напоказ перед Европой и развитие таланта которых действительно поощряется»1.

    Таких людей постепенно становилось все больше; группировались они главным образом в столичном гарнизоне, в Петербурге, вокруг военных академий и центральных учреждений армии.

    Среди этого слоя образованных офицеров царской армии был довольно силен интерес К военно-научной работе.

    В начале 900-х годов в Петербурге возникло «Общество ревнителей военных знаний», которое привлекало на свои доклады в Собрании армии и флота довольно многочисленную аудиторию. Это Общество развило и некоторую издательскую деятельность. Однако большая часть докладов и изданий была посвящена темам, так сказать, прикладным и текущим. Военно-научное объединение офицеров, в более тесном смысле слова, появилось лишь в 1907 г. в лице «Русского Военно-Исторического Общества». Последнее просуществовало фактически менее 7 лет и закончило свою деятельность с началом войны 1914 г., когда почти весь личный состав Общества убыл на фронт.

    Как бывший член совета «Русского Военно-Исторического Общества» я и хочу коротко рассказать о его работе. При этом я вынужден руководствоваться личными воспоминаниями; впрочем, архив Общества, вероятно, сохранился, так же как и его довольно богатое печатное наследие. Вначале материалы Общества хранились в Артиллерийском музее в Петрограде, а в дальнейшем были приняты в военную секцию Ленинградского отделения Главархива.

    Вначале 900-х годов в аудиториях Археологического института можно было всегда увидеть десятка полтора молодых военных, стремившихся получить подготовку для работы над архивным материалом. Немало их работало в библиотеке Главного штаба или забиралось под крышу этого здания к рабочим столам Военно-ученого архива. Они же в Москве спускались в тусклые полуподвалы Лефортовского архива или усердно изучали экспонаты, графику и документы Артиллерийского и Интендантского музеев. Тех же лиц можно было встретить и в частном собрании П. Я. Дашкова, предоставлявшего в пользование военных историков свое богатое личное собрание графики и документов. Многие из этой молодежи сотрудничали в редакции подготовлявшегося с 1901 г. многотомного официального издания «Столетие Военного Министерства».

    Естественно, что у этой передовой части офицерства являлась потребность общения, обмена материалами, взаимной помощи и информации о находках, интересных для товарищей по работе. Стали сами собой складываться небольшие ячейки, члены которых помогали друг другу сообщением справок архивного, библиографического и музейного порядка.

    Осенью 1907 г. в официальной военной газете «Русский инвалид» появилась статья М. К. Соколовского. Автор призывал создать (не помню точно) кружок или общество «Ревнителей военной старины». Эта статья вызвала отклики, Непосредственная инициатива создания «Военно-Исторического Общества» принадлежала профессору Академии Генерального штаба А. 3. Мышлаевскому, который через «Русский инвалид» пригласил военных историков и лиц, интересующихся этим вопросом, явиться на организационное заседание Общества.

    Первое собрание состоялось 29 сентября 1907 г. Собравшиеся были признаны членами-учредителями «Военно-Исторического Общества». Были выработаны основы устава и выбрана комиссия для его редактирования. Вскоре последовало принятие и проведение устава, выборы совета и органов руководства разрядами.

    Устав был обычного для научных обществ того времени типа, ко предусматривал широкий прием членов Общества. Действительными членами признавались лишь имевшие печатные труды или заслуги в области военно-исторической науки. Прочие принимались членами-сотрудниками. Совет состоял из председателя и 12 членов. Председателем был избран генерал Д. А. Скалой, являвшийся главным редактором издания «Столетие Военного Министерства». Товарищем председателя был избран ген. Мышлаевский, а в дальнейшем (с 1911 или 1912 г.) проф. К. М. Михневич.

    Общество делилось на 4 разряда: а) полковых и корабельных историй, б) военной археологии, в) истории войн и г) истории военного искусства. Интенсивнее других работал разряд полковых и корабельных историй под председательством П. П. Потоцкого, историка артиллерии и знатока военной старины. Заседания и доклады происходили почти еженедельно; они посвящались не только полковым историям, но и более широким темам.

    Продуктивно работал и разряд военной археологии под председательством директора Археологического института проф. Н. В. Веселовского. В актив этого разряда было привлечено много гражданских археологов. Разряд организовывал изучение на месте ряда военно-исторических памятников, содействовал их реставрации и издал несколько выпусков научных «Записок разряда».

    Совет и секретариат Общества организовали регулярные групповые осмотры членами Общества полковых музеев и других хранилищ в Петербурге и окрестностях, нередко недоступных частным посетителям.

    Наряду с довольно живой работой первых двух разрядов Общества следует отметить, что такие важные и основные его части, как разряды истории войн и истории военного искусства, работали очень слабо, что характеризует недостаточно высокий уровень научных сил Общества.

    Число членов Общества быстро росло. Развивался актив и создавался’ контингент постоянных слушателей докладов и участников экскурсий. Доклады были открыты для всех, посещаемость их была достаточной. Однако в Петербурге пополнение рядов Общества было предоставлено самотеку, и в нем было немало членов, только числившихся на бумаге. Насколько можно было судить не по спискам, а по живым посетителям заседаний и докладов, основной контингент Общества составляла профессура Академии Генерального штаба, часть столичных генштабистов, наибольшая часть профессуры Военно-юридической академии и Археологического института, почти весь научный персонал военных и морских архивов, музеев и библиотек, полковые историки и музееведы, как столичные, так и приезжавшие для работы из провинции, и отдельные любители военной старины из строевого комсостава и отставных военных. Зато почти полностью отсутствовала профессура специальных военных академий (артиллерийской, инженерной, морской, медицинской и интендантской) и исторических кафедр Петербургского университета.. Слабо были представлены также преподавательский персонал столичных военных училищ и кадетских корпусов, сотрудники военной энциклопедии и исторических журналов.

    Материальное положение Общества было далеко не блестящим, и это ярко отражает пренебрежительное отношение высшего руководства царской армии ко всякой научной работе. Ежегодное «казенное» пособие, выплачивавшееся Обществу по смете военного министерства, составляло всего лишь 5 тыс. рублей. Остальные средства складывались из членских взносов: с действительных членов — по 5 рублей в год, с членов-сотрудников — по 3 рубля. Членские взносы платились нерегулярно, особенно провинциальными отделениями Общества. В итоге Общество не имело ни собственного помещения, ни библиотеки, а также не могло достаточно широко развернуть издательскую деятельность. Все 7 лет как для общих собраний Общества, так и для заседаний разрядов и комиссий приходилось каждый раз просить какое-либо из помещений Собрания армии и флота.

    Несмотря на скудость средств, Общество все же развило некоторую издательскую деятельность. К двухсотлетию Полтавской битвы (1909 г.) были изданы 4 тома «Трудов» Общества по Полтавской операции и устроен конкурс на лучшую популярную книжку по Полтавскому бою. В конце 1909 г. было положено начало «Журналу» Общества. Редактором был избран профессор П. Н, Симанокий. В 1910 г. было выпущено 5, а в 1911 г. 7 книжек «Журнала». Впрочем, журнал раскупался слабо, и материальные затруднения вскоре вызвали свертывание и сокращение его программы. С 1912 г. из широко научного журнала орган Общества превратился в небольшой ежемесячный журнальчик, включавший хронику Общества, отчеты о докладах и данные по текущим вопросам военной историографии. Этот журнал бесплатно рассылался всем членам Общества. Во главе нового редакционного совета был поставлен проф. А. К. Байов. Научные материалы, собранные старой редакцией, были частью переданы в «Военно-Исторический Вестник» (орган Киевского отдела Общества). В новом виде журнал издавался до лета 1914 г.

    Издательская деятельность Общества особенно развилась перед столетним юбилеем Отечественной войны 1812 г. Были изданы серьезные монографии о Ермолове и Денисе Давыдове, 4 тома «Трудов» Общества по Бородинской операции и устроен конкурс на популярную книжку по истории войны 1812 г. Книжка была выпущена большим тиражом. Кроме этих юбилейных изданий, «Журнала», «Трудов» Общества и «Записок разряда военной археологии», были опубликованы работы некоторых членов Общества, как, например, проф. Байова о Шелонской битве, Н. П. Волынского о начале русской регулярной конницы и А, И. Григоровича — пособия и справочники для полковых историков.

    Довольно широко разрастались отделы Общества и в провинции, где они возглавлялись по должности командующими войсками округов. Это отрицательно влияло на рост численного состава членов отделов. Живая деятельность развивалась лишь там, где фактически делом руководили менее чиновные, но более активные лица. Отделы образовались во многих округах. На первом месте стояли Киевский и Московский отделы. Так, Киевский отдел с 1911 г. стал издавать «Военно-Исторический Вестник», он же организовал Киевский Военно-Исторический Музей. Московский отдел главное внимание сосредоточил на ознаменовании юбилея Отечественной войны. Он принял деятельное участие в организации музея и выставки 1812 г., в постройке памятников на Бородинском поле и в других местах, связанных с битвами Отечественной войны, издал открытки с видами этих памятников и т. д. Одесский отдел изучал поля суворовских побед не только в России, но и в Румынии, организовал поездки туда и постановку памятников.

    В 1911 г. был установлен нагрудный знак для действительных членов Общества (имевших печатные труды), жетон — для сотрудников и почетный золотой знак; пять таких знаков ежегодно присуждались за лучшие военно-исторические работы. Всего по 1913 г. этих знаков было присуждено 15.

    Конечно, работа Общества далеко не отвечала всем задачам военно-исторической науки, однако Общество принесло несомненную пользу развитию русской военной истории, а некоторые его работы не потеряли своего значения и по сей день. Как ни далека работа Общества от современной военно-исторической науки, все же знакомство с его деятельностью может быть полезно и для военных историков Красной Армии.

    Примечания:
    1. Ф. Энгельс. Избранные военные произведения, т. I. стр. 451. []
    Вернуться к содержанию »

    Один комментарий на Русское военно-историческое общество (1907 – 1914 гг.)

    1. сергей

      КА КВСТУПИТЬ???

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *