" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    727 просмотров

    Тойво Антикайнен

    КРАСНАЯ АРМИЯсамая молодая армия в мире. Но каждая страница ее жизни насыщена непревзойденными подвигами, ее боевой путь украшен многочисленными победами. Много славных, незабываемых героев сражалось в ее рядах во время гражданской войны. И среди них имя Тойво Антикайнена занимает почетное место. Его жизнь и борьба — прекрасный образец мужества, боевой отваги, непоколебимой преданности делу коммунизма. Много песен и сказаний сложили о нем трудящиеся Финляндии и карельский народ.

    ***

    Тойво Антикайнен

    Тойво Антикайнен

    Тойво Антикайнен родился в 1898 г. в Гельсингфорсе, в семье рабочего-обойщика. Отец его был социал-демократом и вместе с передовыми рабочими выступал против предательской политики финской буржуазии. Обремененный многочисленной семьей, он еле сводил концы с концами. Маленький Тойво рано начал помогать отцу. «С восьмилетнего возраста, — рассказывал потом Антикайнен, — я кормил себя собственным трудом. Сперва как продавец газет, затем как ученик и рабочий».

    Детские годы Антикайнена совпали с бурным развитием массового социалистического движения в стране. Трудящиеся Финляндии вели упорную борьбу с буржуазией за свои политические права. 17 октября 1905 г. (по старому отделю) рабочие Гельсингфорса в знак солидарности с русскими рабочими объявили всеобщую забастовку. Их примеру последовали рабочие других промышленных центров Финляндии. Забастовка, продолжавшаяся до 23 ноября, носила ярко политический характер. Требования рабочих были зафиксированы в так называемом «красном манифесте»1. Манифест предлагал жителям Гельсингфорса избрать временное правительство из лиц, которые действительно уважают закон и право, для которых великое дело нашей родины дорого и которые пользуются, по возможности, доверием всего народа».

    В эти дни на квартире у обойщика Антикайнена было особенно оживленно. Маленький Тойво был свидетелем многих ярких революционных выступлений, горячих дискуссий. С жаром» обсуждали рабочие «красный манифест», единогласно поддерживая требования об избрании временного правительства.

    Трудящиеся Финляндии ненавидели русский царизм, угнетавший свободолюбивый финский народ, но они не смешивали самодержавие с русским народом. В § 3 манифеста говорилось: «…хотя мы от всего сердца ненавидим бюрократизм, который за последние годы в нашей стране представлял собой русский элемент… Мы уважаем и любим благородный русский народ… Мы не питаем особенного стремления отделиться от великой России, если мы получим гарантию, что лучшие элементы возьмут в свои руки управление страной, и если ход событий не сделает необходимым такое отделение. Но во всяком случае мы требуем, чтобы Финляндия, даже если она останется неотъемлемой частью России была признана особым государством, с правом на полное самоопределение и с правом на собственное законодательство».

    Детские годы маленького Тойво прошли среди людей, горячо любивших свою родину и выступавших за тесное братское содружество с революционным русским народом. В 1906 — 1907 гг. в Гельсингфорсе активно работала большевистская подпольная организация. У русских большевиков было не мало друзей и в рабочем квартале, где рос и работал Антикайнен. Еще учась в школе, Тойво вступил в детскую социалистическую организацию. Много лет спустя Антикайнен с волнением вспоминал о своей работе в школе: «Мы собирались в умывальной большого дома-казармы. Это было местом наших игр. Но мы еще и боролись, и как боролись! По-настоящему. В школе мы восстановили весь класс против сына одного полицейского, царского слуги, которого мы прозвали «заплечных дел мастером!». Его отец пришел в школу, чтобы нас проучить. Меня схватили и выпороли так, что я не мог даже разогнуться. Я был так взбешен, что, уходя, я у дверей обернулся и крикнул им:

    — А все-таки он заплечных дел мастер!

    И весь класс, подражая свисту нагайки, свистел: «фью-ю-ю».

    Юношей вступил Антикайнен в ряды социалистического союза молодежи. К этому времени Финляндия уже была превращена Николаем II в заурядную русскую губернию. С финляндскими законами русские сатрапы окончательно перестали считаться. На посты сенаторов, губернаторов и т. д. были назначены разного рода проходимцы. Сейчас же после начала мировой войны Финляндия была объявлена на военном положении. Царская охранка свирепствовала в Финляндии, как и в остальных частях России. В ноябре 1914 г. Николай II утвердил «Программу обрусения Финляндии». Не будь Октябрьской революции в России, от Финляндской автономии ничего бы не осталось.

    В 1915 г. семнадцатилетний Антикайнен вступил в социал-демократическую партию Финляндии. Сразу примкнув к ее революционному крылу, он сближается с членом Центрального Комитета партии, магистром философии Отто Куусиненом, пользовавшимся большим авторитетом среди рабочих Финляндии. Куусинен долго работал в рабочем предместье Гельсингфорса — Сильта-Саари, которое было в то время цитаделью левых социал-демократов. Сильтасаарьевцы издавали самую распространенную пролетарскую газету «Рабочий», редактором, которой был долгое время Отто Куусинен, а продавцом и затем читателем — Тойво Антикайнен.

    Обладай незаурядными организаторскими способностями, Антикайнен быстро выдвинулся на руководящую работу в социалистической организации и социалистическом союзе молодежи. В 1916 г. он избирается председателем Союза социалистической молодежи в Сернесе, а на следующий год — членом ЦК Веефинляндского союза молодежи.

    Февральская революция в России содействовала мощному росту рабочего движения в Финляндии. Только за 1917 г. число членов центрального объединения профсоюзов увеличилось почти в четыре раза. Такими же темпами росла социал-демократическая партия и социалистический союз молодежи, в котором Антикайнен, самый молодой член Центрального комитета, пользовался большой популярностью.

    Осенью 1917 г., накануне Великой Октябрьской социалистической революции, товарищ Ленин обратился к тогдашним вождям финляндского пролетариата с призывом: «Вставайте, вставайте немедленно и берите власть в руки организованных рабочих»2.

    Антикайнен восторженно встретил этот призыв. Он объезжал города и деревни в качестве агитатора союза молодежи, организовывал отряды Красной гвардии, призывал народ к немедленному захвату власти.

    13 ноября, через шесть дней после Великой Октябрьской социалистической революции, в Финляндии качалась всеобщая забастовка. Тов. Антикайнен, работавший в это время организатором и пропагандистом социалистического союза молодежи в г. Або, принимал активное участие в ее подготовке. За короткое время ему удалось создать в городе и районе целую сеть новых молодежных социалистических организаций. Но центристы из социал-демократии, в руках которых сосредотачивалось руководство организациями рабочего класса, старались удержать пролетарское движение в рамках парламентаризма и сорвали борьбу рабочих за власть.

    Той во Антикайнен, приехавший в Гельсингфорс из Або со срочным поручением в Центральный Комитет социал-демократической партии, выступал на бурных собраниях в Рабочем доме, где обсуждался вопрос о судьбе забастовки. Он заявлял о том, что рабочие. Або требуют продолжать борьбу, но вопрос уже был предрешен. Социал-демократическим вождям, несмотря на боевое настроение финского пролетариата, удалось добиться прекращения всеобщей забастовки.

    В ноябре 1917 г. в Гельсингфорс на съезд финляндской социал-демократической рабочей партии приехал товарищ Сталин. От имени большевистской партии и советской власти он провозгласил право финского народа на свободное самоопределение. Он рассказал съезду о великих завоеваниях Октябрьской революции, о трудностях, которыми социал-предатели пытались запугать большевиков и удержать их от захвата власти. «В атмосфере войны и разрухи, — заявил товарищ Сталин, — в атмосфере разгорающегося революционного движения на Западе, нарастающих побед рабочей революции в России — нет таких опасностей и затруднений, которые могли бы устоять против вашего натиска. В такой атмосфере может удержаться и победить только одна власть, власть социалистическая. В такой атмосфере пригодна лишь одна тактика, тактика Дантона: смелость, смелость, еще раз смелость!

    И если вам понадобится наша помощь, мы дадим вам ее, братски протягивая вам руку.

    В этом вы можете быть уверены»3.

    Но «вожди» финской социал-демократии не последовали призыву товарища Сталина.

    Антикайнен резко выступил тогда против оппортунистической политики руководства социал-демократической партии, но он был в меньшинстве.

    Советское правительство, до конца проводившее политику самоопределения народов, предоставило независимость Финляндской республике. 31 декабря 1917 г. Совет народных комиссаров издал декрет о полной самостоятельности Финляндии. 4 января 1918 г. этот декрет был утвержден Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом. Делегация, возглавляемая Свинхувудом, получила из рук Ленина утвержденное ВЦИК постановление о признании Советской Россией независимости Финляндской республики. Это вызвало взрыв энтузиазма среди рабочих Финляндии. Они убедились, что у большевиков слова не расходятся с делом. В своих выступлениях на рабочих собраниях Гельсингфорса Антикайнен разъяснял рабочим огромное значение этого исторического акта и призывал их вырвать свободу из рук финской буржуазии силой оружия.

    В середине января 1918 г. в Финляндии началась пролетарская революция. 27 января рабочие захватили власть в Гельсингфорсе, а потом и в других городах южной Финляндии. Буржуазное правительство Свинхувуда бежало на север и укрепилось в городе Ваза (Николайстад). В Гельсингфорсе образовалось красное правительство совета уполномоченных. 1 марта (по новому стилю) в Петрограде был заключен договор о дружбе между Российской Социалистической Федеративной Советской. Республикой и братской рабочей республикой Финляндии.

    В эти дни особенно ярко выявились замечательные организационные способности, пламенный революционный темперамент Тойво Антикайнена. Он организовал красногвардейские отряды, руководил их борьбой против контрреволюции, неоднократно показывал примеры мужества и героизма. Отряды Красной гвардии одержали ряд крупных побед. К сожалению, среди их руководителей не было единогласия. Большинство лидеров социал-демократической партии и совета народных уполномоченных состояло из реформистов, главой которых был Вейне Танкер. Вместе со своими единомышленниками он способствовал победе врагов финского народа.

    Больше трех месяцев продолжалась героическая борьба финской красной гвардии против белофиннов и интервентов. Русские рабочие, отбиваясь от полчищ белогвардейцев и интервентов, осадивших молодую Советскую республику, оказали тогда посильную помощь братскому финскому народу. На VII съезде партии Ленин в своем заключительном слове сказал: «…мы помогли нашим финским товарищам, — я не скажу, сколько, они это сами знают»4. Но белогвардейцы и интервенты все же одержали верх: над финскими рабочими.

    В апреле 1918 г. пал Таммерфорс, за ним Гельсингфорс, а затем и Выборг. В мае разрозненные отряды Красной гвардии отступили в Советскую Россию.

    Прибыв в Советскую Россию, Антикайнен в ноябре 1918 г. вступает в ряды Красной Армии, в Интернациональную военную, школу, организованную в Петрограде. В школе Антикайнен выделялся среди курсантов своей дисциплинированностью и способностями. В беседах с товарищами он постоянно развивал мысль о том, что каждый революционер обязан хорошо изучить военное дело. Но учеба оказалась непродолжительной. Получив из рук советского правительства государственную независимость, финская буржуазия через четыре месяца порвала отношения с Российской Социалистической Федеративной Советской Республикой. По инициативе советского правительства в 1918 г. в Берлине качались переговоры с представителями Финляндии об установлении мирных отношений. Белофинны вели себя крайне вызывающе. Они потребовали всю Советскую Карелию, включая Петрозаводск, большую часть Кольского полуострова и Петроградскую губернию с Петроградом и Ямбургом. Получив отказ, финны прервали переговоры и потом неоднократно пытались силой захватить советские земли.

    В феврале 1919 г. бывший генерал русской службы, барон Густав Маннергейм заявил военно-морскому атташе США, что «его армия намерена и способна нанести поражение большевизму». Эта авантюра была солидно финансирована империалистами Англии и США.

    21 апреля 1919 г. перешла границу организованная финскими белогвардейцами так называемая «Олонецкая добровольческая армия». Она повела наступление на Олонец, Лодейное Поле и Петрозаводск, стремясь перерезать Мурманскую железную дорогу. 23 апреля белые банды заняли Олонец и всю западную часть межозерного района. Это было прямой угрозой Петрограду. В захваченных районах начались зверские расправы со всеми заподозренными в симпатиях к советской власти.

    Движимый чувством горячей любви к карельскому и финскому народам, Антикайнен просит отправить его на фронт борьбы с финской белогвардейщиной. 25 апреля он назначается командиром пулеметной команды 1-го стрелкового полка. Команда Антикайнена вместе с другими незначительными отрядами Красной Армии и добровольцами из местной бедноты самоотверженно билась с хорошо вооруженными и многочисленными бандами белофиннов. 12 мая Олонец был взят красными войсками. Антикайнен был назначен комиссаром батальона в 6-й финский стрелковый полк.

    Чтобы нанести решающий удар белогвардейцам, необходимо было захватить центр и основную материальную базу «Олонецкой добровольческой армии» — Видлицу, расположенную на берегу Ладожского озера. Командование 7-й красной армии, по прямому указанию товарища Сталина, руководившего героической обороной Петрограда, разработало и провело в июне 1919 г. десантную операцию, известную под названием Видлицкой. Операция была проведена с большим успехом. В ней участвовал и Антикайнен со своим батальоном. С волнением читал он потом перед строем бойцов красного финского батальона приветствие товарища Сталина. Поздравляя бойцов с победой, товарищ Сталин писал: «Горячо приветствуем самоотверженную команду героев красноармейцев и славных моряков, разгромивших врагов России у Видлицы. Уверены, что Рабоче-Крестьянская Красная Россия оценит Ваш доблестный подвиг. Мы ждем от Вас побед также и на Петрозаводском участке. И. Сталин»5.

    В тот же день командование Первой стрелковой дивизии ответило следующей телеграммой:

    «Товарищу Сталину. 28 июня, 21 час 46 мин.

    За Рабоче-Крестьянскую Россию или умрем или победим…»6

    Вскоре после этого тов. Антикайнен во главе пулеметной команды 6-го финского полка перебрасывается к г. Мурманску для борьбы против английских интервентов. После ожесточенных боев за Медвежью гору из команды Антикайнена и двух рот (4-й и 5-й) 6-го финского полка был организован 2-й батальон полка. Комиссаром батальона назначили Антикайнена. Все лето и осень 1919 г. батальон принимал участие в многочисленных сражениях и схватках с интервентами и частями так называемого «Северного правительства».

    В декабре 1919 г. 6-й финский полк направляется в г. Петрозаводск, а оттуда к финской границе, для обороны участка от Ладожского озера и дальше на север, протяжением до 200 км. Во внутренней беломорской Карелии все еще хозяйничали белофинны. В г. Ухте они организовали временное карельское правительство, которое имело в своем распоряжении белофинские отряды.

    В апреле 1920 г. туда был переброшен 6-й финский полк с задачей освободить Карелию от авантюристов.

    «Авангард полка, — вспоминает тов. Антикайнен, — вышел из Кеми 25 апреля 1920 г. в Подуженскую, а оттуда, в начале мая, в Ухту, которая была занята 18 мая. Часть пути совершалась по реке Кемь и озерам, находившимся в стадии ледохода, часть по болотам и лесам. Все предметы снаряжения и снабжения люди вынуждены были нести на себе»7.

    После упорных сражений разбитые наголову белофинны вынуждены были 14 октября 1920 г. подписать в Юрьеве мирный договор с РСФСР.

    Заключив мир с РСФСР, финская буржуазия не оставила своих разбойных замыслов и тут же начала лихорадочно готовиться к захвату Советской Карелии. К советской границе белофинны подвозили большое количество военного снаряжения и амуниции. Спешно формировались специальные отряды из кадровых офицеров финской армии. Белофинны пытались представить вооруженное нападение на РСФСР как «восстание» карельского народа против советской власти.

    Воспользовавшись малочисленностью пограничных частей Красной Армии, белофинны в ноябре 1921 г, перешли границу и окружили клуб в с. Ругозеро, где происходило торжественное заседание бедноты по случаю 4-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции.

    На глазах у женщин и детей были расстреляны все коммунисты, присутствовавшие на собрании. Это разбойничье нападение послужило сигналом к «восстанию». Белобандиты зверски расправлялись с трудящимися в захваченных местностях, грабили население, опустошали склады с продовольствием, сжигали дома, обрекая жителей на мучительную смерть от голода и морозов.

    В конце декабря 1921 г. для очищения карельской территории от белофиннов выступили части Красной Армии. Опираясь на Мурманскую железную дорогу, они двигались по трем направлениям: от ст. Лоухи к Ухте, от ст. Сорока — по Ругозерскому направлению и от ст. Массельской (Масельга) и Медвежьей горы на Реболы и Поросозеро. Наступление проходило в тяжелых условиях суровой карельской зимы.

    Чтобы ускорить ликвидацию преступной авантюры, командование Красной Армии наметило смелый и решительный план: бросить в глубокий тыл противника отряд лыжников, сформированный из верных, выносливых и готовых на все людей, с тем чтобы внезапным и решительным ударом разгромить штаб и продовольственные базы белофиннов и нарушить их связь.

    Пройти на лыжах сотни километров в кратчайший срок в условиях суровой карельской зимы, в дремучих лесах, по сильно пересеченной местности и вдали от своих баз — это была задача, требовавшая исключительной преданности делу и выносливости от участников похода. Выбор пал на курсантов Интернациональной военной школы. А руководство этой сложной и ответственной операцией было поручено тов. Анти-кайнену.

    В Ленинградском пехотном Краснознаменном училище имени С. М. Кирова, где раньше размещалась Интернациональная военная школа, бережно хранятся исторические документы о героическом походе курсантов-лыжников. Среди документов — приказ по Интернациональной военной школе, в котором говорится: «Отряду лыжников Интернациональной школы — быть готовым к выступлению в 16 часов 5 января».

    В другом документе — приказе командующего войсками Карельского района указывается: «Прибыв на станцию Массельскую, сразу же выгрузиться и выступить всем отрядом по направлению к селу Реболы. Задание, которое должен выполнить отряд, состоит в следующем:

    Перейти линию военных действий и, вступив на территорию, захваченную противником, уничтожать все группы противника, которые встретятся та его пути. Выяснив месторасположение руководящих органов противника, отряд должен двигаться к этим пунктам и всеми доступными средствами и способами ликвидировать указанные органы. После того как с. Реболы будет освобождено от неприятеля, отряду двигаться на Кимасозеро, не допуская при этом ни остановок, ни промедления.

    По взятии Кимасозера отряду итти к деревне Тикша на соединение с 88-м пехотным полком.

    Неудача наступления на с. Реболы не должна служить препятствием дальнейшей работы отряда. В этом случае с. Реболы должно быть оставлено, и отряду всеми доступными путями продолжать движение к Кимасозеру.

    Сведений о состоянии и размерах сил противника в Реболы и Кимасозеро не имеется. По предположениям штаб неприятеля находится в одном из этих сел.

    Все обнаруженные в глубоком тылу неприятеля склады припасов, вооружения и снаряжения уничтожить. О всех действиях отряда, как и об отношении населения к советской власти сообщать мне всеми доступными средствами, по возможности каждый день»8.

    7 января 1922 г. отряд численностью в 200 человек вышел со станции Массельской. Каждый курсант получил винтовку, 200 патронов, мешок с необходимым продовольствием и снаряжением, весом около 20 килограммов и по две ручные гранаты. Все были одеты в валенки, меховые полушубки и белые балахоны для маскировки.

    Стояли жестокие морозы. Преодолевая крутые склоны, люди часто срывались в овраги. Их засыпало снегом. Двигаться было чрезвычайно трудно. Первый этап до Падан, около 70 км, был пройден в течение одних суток; многие оказались не в состоянии двигаться дальше с такой быстротой. Одни стерли ноги, другие оказались физически не в состоянии перенести такие трудности. Антикайнен предложил всем, кто не уверен в своих силах, остаться здесь. Никто не согласился. Все хотели итти. Пришлось командиру лично отбирать наиболее крепких и выносливых.

    Из Падая отряд вышел в составе 122 курсантов и 14 командиров. Антикайнен разбил отряд на две роты и форсированным маршем повел их к деревне Гонги-Наволок. Далее путь шел по необитаемым районам. В деревне Пененги находилась сторожевая охрана белофиннов. Утром 12 января 2-я рота заняла деревню, захватив всю команду в плен. Из Пененги 13 января отряд отправился дальше. Теперь путь шел через бездорожный лес в Челки-озеро, откуда 14 января, после полудня, отряд вышел в Реболы, которые были заняты в полночь.

    Лыжники часто проходили по 60 километров в сутки. Нередко после нескольких дней напряженного перехода им приходилось атаковывать неприятеля, не зная его численности. Измученным курсантам всегда приходилось иметь дело со свежими силами противника, во главе которых стояли опытные офицеры финской регулярной армии.

    Тойво Антикайнену доставалось больше всех. Он организовывал разведку, допрашивал пленных, заботился обо всех. Товарищи не знали, когда этот человек успевает передохнуть. Он похудел, оброс, у него ввалились глаза, но ни разу не заметили курсанты малейшего проявлении усталости у своего командира.

    Антикайнен не разрешал уменьшать скорость перехода. Наоборот, чем ближе были к цели, тем решительнее надо было действовать, быстрее передвигаться, чтобы не дать противнику возможности опомниться. Увлекаемые железной энергией и настойчивостью командира, бойцы неустанно продвигались вперед, уничтожая на пути неприятельские дозоры и небольшие отрады. Когда, наконец, до штаба белофиннов донеслись слухи о каком-то отряде красных, появившемся в этих местах, то там решили, что речь идет о каком-нибудь партизанском отряде. Не могли белофинны поверить, чтобы в глубоком тылу, в сотнях километров от линии фронта, вдруг появился отряд Красной Армии.

    Как удалось выяснить Антикайнену, главный штаб противника и его продовольственная база находились в Кимаеозеро. Туда он и направил свой отряд. Утром 20 января, лыжники неожиданно обрушились на белых. Антикайнен послал одну роту в обход противника, чтобы закрыть ему дорогу в Финляндию и на Челмозеро, где находился фронт, а сам во главе первой роты решил нанести лобовой удар. Стройными рядами, точно соблюдая дистанцию, неслись за командиром курсанты. Белофинны были смяты сокрушительным ударом. В Кимаеозеро героические лыжники захватили большие трофеи: около полумиллиона патронов, склады продовольствия и снаряжения. Выполняя приказ высшего командования, Антикайнен уничтожил все, что нельзя было взять с собой.

    От Кимасозера отряд направился к деревне Конец-Остров. Антикайнен решил проложить дорогу для строевых частей южной группы Красной Армии, навстречу которой шли лыжники. Он расставил пленных в шеренгу по четыре человека, за ними шли курсанты, за курсантами — отбитые у белых местные жители, потом — обоз с трофеями. Так была проложена дорога, которая вскоре приобрела большое стратегическое значение. Кимасозерская операция явилась сокрушительным ударом для белых. Она заставила их приступить к эвакуации на всех участках фронта.

    В Конец-Остров отряд прибыл 21 января. Героям устроили восторженную встречу. 23 января белые очистили фронт в Челмозере и отступили в Кондокскую волость, пытаясь удержать в своих руках дорогу, ведущую в Вок-Наволок. Отдохнув двое суток в Конец-Острове, отряд лыжников вместе с частью войск южной колонны 24 января снова двинулся к Кимасозеру. Туда же скоро прибыли и курсанты, которые вначале похода отстали от отряда.

    Южная колонна красных, в которую входил лыжный отряд курсантов Интернациональной школы, получила дальнейшее задание: продолжать наступление вдоль границы на север и отрезать пути связи белых с Финляндией взятием Вок-Наволока и Бойницы. Отраду лыжников было поручено занять деревню Барыш-Наволок, которая находилась на расстоянии 23 км от Кимасозера на восток. В деревне был расположен отряд противника. Сама деревня наладилась на мысе, и нападение надо было произвести по льду. После усиленной перестрелки, продолжавшейся почти целый час, отряд лыжников перешел в атаку и взял деревню.

    С тяжелыми боями южная колонна двигалась на север. Курсанты-лыжники шли в авангарде. 1 февраля они заняли деревню Кондоку. А затем после упорного двухчасового боя, 4 февраля было занято село Вок-Наволок. Главный путь связи белых между Финляндией и Ухтой был в руках красных войск.

    «Увидев приближение печального конца своей наглой игры, — вспоминает Антикайнен, — белые начали беспощадно все уничтожать. При отступлении они уничтожали деревни, убивали и даже сжигали скот, как, например, в Ухте и Ювалакше. Во время военных действий погибли сотни лошадей. Целью белых было уничтожить всякую жизнь в Карелии. Белые пачками гнали перед собой население, мечтая об использовании его для организации дальнейших бандитских нападений на Карелию…»9.

    Отряд лыжников продолжал наступление. 5 февраля первая рота внезапной атакой захватила деревню Понгилахти. Вечером 10 февраля были заняты и Войницы. На этом боевая деятельность лыжников-курсантов закончилась.

    Больше тысячи километров прошли курсанты во главе со своим молодым командиром на лыжах в суровые январские морозы. Даже пленные, захваченные в пути, в большинстве своем опытные лыжники, шедшие без винтовок и багажа, не могли выдержать бешеного темпа перехода. Отряд Антикайнена сыграл большую роль в ликвидации карельской авантюры. Действуя в тылу у белых, он вызвал среди них смятение, оставил их без боевых припасов, лишил высшего командования, спутал все их планы.

    «Эта зимняя кампания,— писал потом Антикайнен,—«показала значение воинских частей из лыжников и необходимость их для успешных зимних кампаний в северном районе. Блестящая деятельность отряда лыжников-финнов Интернационалшой военной школы наглядно показала, какие достижения возможны для лыжников. Общая длина пройденного отрядом лыжников пути от станции Массельской до станции Кемь — около 980 км. Кроме того, отряд совершил разведочные действия общей длиной в несколько сот километров. Потери белых убитыми и взятыми в плен были — 117 человек. Кроме того, много раненых… Потери отряда составляли 8 убитых и девять раненых. Что касается значения произведенной отрядом лыжников операции, то надо признать, что она решающе помогла южной и средней калоше «в быстрой ликвидации бандитизма».

    У входа в Ленинградское пехотное Краснознаменное училище имени С. М. Кирова стоят две горные пушки. Две другие находятся внутри здания. Это — боевые трофеи, захваченные героическим отрядом товарища Антикайнена в памятном 1922 г.

    За геройство и доблесть, проявленные в боях с белофиннами, тов. Антикайнен был награжден орденом Красного Знамени.

    ***

    В 1923 г. тов. Антикайнен был избран членом Центрального Комитета коммунистической партии Финляндии и вскоре после этого перешел на партийную работу. С 1925 г. он входит в состав Политбюро компартии Финляндии. Он принимал активное участие не только в разработке важнейших решений и мероприятий партии, но и в их практическом осуществлении.

    Финская буржуазии смертельно ненавидела этого народного героя, участника разгрома вооруженных бело финских банд на территории Советской Карелии, одного из организаторов и руководителей коммунистической партии Финляндии. Буржуазия ждала только удобного случая, чтобы жестоко расправиться с Антикайненом. Он это знал, но вое же возвратился к себе на родину и в течение десяти лет, рискуя каждую минуту жизнью, руководил- работой нелегальной коммунистической партии Финляндии.

    В 1934 г., 6 ноября, финской охранке удалось арестовать Антикайнена. Восторженным воем встретила финская буржуазия это известие. Арест товарища Антикайнена расценивался как крупнейшее политическое событие. Буржуазия не скрывала, что она готовит Антикайнену жестокую расправу. Более трех месяцев ничего не было известно о его судьбе. Только благодаря массовой кампании трудящихся в защиту Антикайнена, организованной МОПРом во всех странах мира, палачи не осмелились осуществить свои преступные замыслы. Тогда финская охранка разработала план гнуснейшей провокации, состряпав басню о том, будто бы товарищ Антикайнен, после боя у Кимасозера, велел сжечь на костре одного из захваченных в плен финских белогвардейцев.

    В конце концов Антикайнену было предъявлено два обвинения: в государственной измене (дело разбиралось в Або) и в убийстве белогвардейца Марисяиеми (дело разбиралось в Гельсингфорсе). Антикайнен держал себя на суде с большим достоинством и был скорее обвинителем, чем обвиняемым. 13 июня 1937 г. верховный суд Финляндии утвердил приговор, присуждавший Антикайнена к пожизненному заключению.

    Около шести лет просидел тов. Антикайнен в одиночной камере Гельсингфорской центральной каторжной тюрьмы. И только после заключения мирного договора между СССР и Финляндией он был освобожден и вернулся в СССР. Трудящиеся Карело-финской республики избрали Тойво Антикайнена своим депутатом в Верховный Совет.

    Примечания:
    1. В. Смирнов. Из революционной истории Финляндии. Леноблиздат, 1933 г., стр. 39 — 40. []
    2. Финляндская революция, ГИЗ, 1920 г. []
    3. Ленин и Сталин. Избранные произведения 1917 г. Партиздат, 1937 г., стр.634. []
    4. Ленин. Соч., т. XXII, стр. 334. []
    5. «Комсомольская правда» № 44 от 22 февраля 1935 IV. []
    6. Там же. []
    7. «Как мы били белофиннов», Лениздат, 1939 г. []
    8. Г. Финн. Падение Кимасозера. ОГИЗ, 1935 г., стр. 3. []
    9. «Как мы били белофиннов», Лениздат, 1939 г. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *