" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    307 просмотров

    Учебник «Новой истории»

    Выход в свет учебника «Новой истории»1 для высших учебных заведений является крупным событием на нашем историческом фронте. Учащиеся и профессура исторических факультетов, слушатели и преподаватели военных академий и многочисленная армия педагогов средних школ с нетерпением ожидали выхода авторитетного учебного руководства, которое подвело бы итоги нашим научным достижениям в вопросах новой истории и вместе с тем дало направление для дальнейшей плодотворной работы в этой области.

    Критика и библиография

    Первая часть учебника посвящена периоду от французской буржуазной революции конца XVIII в. до Парижской Коммуны 1871 г., периоду, который В. И. Ленин характеризовал как «эпоху подъема буржуазии, ее полной победы». «Это — восходящая линия буржуазии, эпоха буржуазно-демократических движений вообще, буржуазно-национальных в частности, эпоха быстрой ломки переживших себя феодально-абсолютистских учреждений»2.

    При освещении этой эпохи перед авторами учебника стояли трудные и ответственные задачи: сжато, но в то же время точно, конкретно, хронологически последовательно и глубоко изложить сложные исторические процессы и связанные с ними важнейшие проблемы марксистско-ленинской теории, притом изложить все это ясным, живым и доходчивым языком. Образцом такого изложения должен был служить для авторского и редакторского коллектива «Краткий курс истории ВКП(б)», наглядно продемонстрировавший «силу и значение марксистско-ленинской теории, научно раскрывающей законы развития общества»3.

    Как же справились авторы и редакторы учебника с той исключительно ответственной задачей, которая перед ними стояла? Сумели ли они удовлетворить те высокие требования, которые совершенно законно предъявляет к учебнику советская историческая наука?

    В некоторых вопросах, разработанных в учебнике, авторы и редакторы оказались на высоте стоявших перед ними задач. Они дали большой фактический материал и при изложении событий в большинстве случаев соблюдали историческую последовательность. В этом отношении учебник свидетельствует об успешном преодолении нашими советскими историками «социологизма» и вульгаризаторства, отличавших школу М. Н. Покровского. В заслугу авторам учебника следует поставить также и то, что они выдвинули на первый план факты, характеризующие классовую борьбу. Важнейшие этапы революционной борьбы нашли в учебнике достаточно широкое отражение: французской буржуазной революции конца XVIII в., революциям 1830 и 1848 гг., а также национально-освободительным движениям уделено должное внимание. При этом надо отметить как положительный факт, что не забыта история и малых европейских стран: Испании, Швейцарии, Греции, Турции. В этом отношении построение учебника заслуживает лишь одного серьезного упрека: французской буржуазной революции XVIII в. отведено непропорционально много места в ущерб другим темам (128 страниц из 543). В научно-теоретическом отношении различные разделы учебника производят неодинаковое впечатление. Некоторые из глав вполне отвечают научным требованиям. Они правильно ориентируют читателя в понимании исторических событий и дают ему ключ для решения на конкретном историческом материале некоторых важнейших вопросов марксистско-ленинской исторической теории. Так, например, совершенно правильное освещение получили взгляды классиков марксизма на бонапартизм в применении к военной диктатуре Наполеона I. Ленинско-сталинское учение о войнах справедливых и несправедливых нашло верное преломление в анализе войн революционной и наполеоновской Франции. Не менее удачно дана характеристика аграрного развития Германии после революции 1848 г. Она помогает уяснить ленинский взгляд на прусский путь развития капитализма в сельском хозяйстве. В связи с анализом событий французской и германской революций 1848 г. авторы учебника подчеркивают марксистско-ленинские законы, определяющие роль партии в освободительной борьбе пролетариата.

    Отдавая должное этим положительным сторонам учебника, необходимо все же констатировать, что в целом он стоит еще на недостаточно высоком научно-теоретическом уровне. В учебнике есть методологические промахи и фактические ошибки, недопустимые для учебного пособия. Учебник не содержит в себе стройной, последовательной и четкой марксистско-ленинской концепции эпохи победы и утверждения капитализма. Он не прослеживает систематически процесс выделения пролетариата из массы плебейства, развитие пролетариата из класса в себе в класс для себя, рост его классового сознания, переход его от низших к высшим формам классовой борьбы. Не показаны изменения в социальном составе рабочего класса; не выявлено значение луддизма; не освещены экономическое движение и политическая борьба с буржуазией как исторические ступени в развитии классовой борьбы пролетариата; наконец, нигде не выяснена историческая роль утопического социализма для роста классового сознания пролетариата и причины вырождения утопического социализма в реакционное сектантство на дальнейших этапах исторического развития. Характерно, что в учебнике совершенно отсутствуют имена коммунистов XVIII в. — Мели, Морелли, Мобли. Несомненным недостатком учебника следует считать отсутствие в нем главы, которая рассматривала бы утопический социализм в целом как особое идейное течение. А между тем центральной идеей учебника должна была бы стать основная идея «Коммунистического манифеста» о том, что каждый шаг буржуазии вперед к полному торжеству над феодализмом и к утверждению своего классового господства был вместе с тем шагом вперед пролетариата к победе над буржуазией и к установлению своей диктатуры.

    Нельзя не отметить также, что авторы учебника далеко не достаточно освещают проблему гегемонии пролетариата в борьбе трудящихся масс с феодально-самодержавным строем, касаясь ее весьма отрывочно и случайно. Совершенно упущены ценнейшие замечания Маркса о сближении передовых элементов крестьянства с городской буржуазией и с пролетариатом во Франции после поражений, понесенных трудящимися массами в 1848 — 1849 гг. Историческое значение совместных революционных выступлений рабочих и крестьян во французских провинциях в ответ на переворот 2 декабря 1851 г. обойдено молчанием. В главе о германской революции 1848 г. проблема гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции даже не поставлена. Таким образом, не получили своего отражения ценнейшие высказывания Ленина в его замечательной работе «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Ни в какой мере не разработан и чрезвычайно важный вопрос об изменении роли буржуазии в буржуазно-демократических революциях в связи с развитием капитализма и ростом пролетариата. Подчеркнутый Марксом контраст между революционностью французской буржуазии в конце XVIII в. и контрреволюционностью германской буржуазии в 1848 г. не получил никакого объяснения.

    Скудно и сбивчиво освещены взгляды Маркса на перманентную революцию. Вместо анализа основных этапов стратегического плана Маркса, развернутого им в «Первом обращении ЦК», учебник дает мешанину из тактических положений Маркса. Кроме того, в учебнике идея перманентной революции оказывается совершенно оторванной от изложения тактики Маркса и Энгельса в революции 1848 г. Не упоминается ни словом, что идея перманентной революции получила свое отражение в таких произведениях Маркса, как заключительная глава «Коммунистического манифеста», «Требования коммунистической партии Германии», а также во многих суждениях основоположников коммунизма по поводу важнейших событий революции (нападение берлинских рабочих на арсенал 14 июня 1848 г., октябрьское восстание в Вене в 1848 г., кампания за имперскую конституцию в 1849 г. и др.).

    Указанный недостаток в освещении истории периода 1789 — 1870 гг. отнюдь не компенсируется заключительной главой, которая претендует на подведение экономических, технических и социально-политических итогов, но фактически не выполняет поставленной задачи. Эта глава, надо признать, представляет собой одно из самых слабых и недоработанных мест учебника. Она не касается ни одной из вышеупомянутых важных проблем. Вместо обобщения основных экономических и политических процессов рассматриваемого периода мы находим в ней ряд малосодержательных и отрывочных замечаний, нагроможденных друг на друга.

    Не свободна от крупных методологических промахов также и трактовка отдельных тем. Например, неудачна характеристика важнейших звеньев восходящей линии французской буржуазной революции XVIII в. По мнению автора учебника, жирондисты с момента своего появления на политической сцене вместе с умеренными считали революцию законченной (стр. 87). Таким образом, вопреки Марксу4  учебник отказывается признать смену фельянов жирондистами шагом вперед по восходящей линии революции. Трактовка якобинской диктатуры, этого кульминационного пункта буржуазно-демократической революции, также неудовлетворительна. Она запутана, внутренне противоречива, а в некоторых отношениях даже явно ошибочна. Якобинская партия рассматривается в рамках одного и того же этапа . то как блок передовой революционной буржуазии, в том числе и мелкой буржуазии и плебейских масс (стр. 111), то как представительница только революционной буржуазии, отделенная от плебейских масс весьма твердой гранью (стр. 118).

    Совершенно затушевано различие между эбертистами и «бешеными». Обе группировки представлены выразителями единой плебейской оппозиции якобинцам, как буржуазным революционерам. А ведь известен факт активного участия эбертистов в преследовании «бешеных». Об этом не говорится в учебнике, равно как и о мнении Маркса, не случайно считавшего предшественниками Бабефа и французских» коммунистов 30-х годов XIX в. не эбертистов, а Ру и Леклерка, т. е. «бешеных»5. На стр. 140 учебника говорится, что «дантонисты (к 1794 г.) стали авангардом контрреволюционных сил Франции», а страницей ниже (141) утверждается, что гибель этих контрреволюционеров «сузила социальный базис якобинской диктатуры и была прологом событий 9 термидора».

    В изложении чартизма упущено то, что составляет главную суть этого движения: ни слова не упомянуто о том, что чартизм был борьбой английского пролетариата за власть, так как всеобщее избирательное право в условиях того времени «обозначало для рабочего класса Англии политическое господство»6. Учебник не дает правильного представления об историческом значении июньского восстания парижского пролетариата в 1848 г., так как он игнорирует главное положительное следствие этого события — освобождение пролетариата от иллюзий насчет возможности . «улучшения его положения в пределах буржуазной республики»7. А между тем именно этот урок июньской битвы сделал ее поворотной вехой не только для французского, но и для мирового рабочего движения.

    Борьба Маркса и Энгельса в I Интернационале с реакционными и сектантскими течениями освещена поверхностно. В частности, это относится к борьбе основоположников марксизма с бакунинским анархизмом. Обстоятельства возникновения бакунизма в учебнике совсем упущены. Бакунин и его «альянс» как бы падают с неба. Мировоззрение и программа Бакунина объяснены до крайности сбивчиво. Принципиальная разница между марксистским и анархическим пониманием государства, роль пролетариата и партии не выяснены. Поэтому не раскрыта должным образом и реакционная сущность анархизма.

    Надо особо отметить достойный сожаления факт: обилие в учебнике фактических ошибок и неряшливых и неверных формулировок. Это существенный минус учебника. Он значительно снижает ценность проделанной авторами работы. Приведем несколько примеров.

    При изложении французской конституции 1791 г. избирательный ценз для активных граждан указан неверно (стр. 73). Вопреки утверждению учебника от активных граждан не требовалось владения недвижимой собственностью.

    Нагромождение фактических ошибок допущено при освещении такого важного вопроса, как аграрное законодательство французской буржуазной революции XVIII в. (стр. 69, 75, 112, 113). Содержание законодательных актов 4 — 11 августа 1789 г., 15 марта и 3 — 9 мая 1790 г., 14 и 25 августа 1792 г. передано неверно, причем одни из этих актов перепутаны с другими.

    Содержание известного приказа 21 июня 1848 г. о парижских национальных мастерских изложено неточно (стр. 312). Избиение безоружных венских рабочих буржуазной национальной гвардией 23 августа 1848 г. изображено как вооруженное восстание рабочих (стр. 338) вопреки совершенно правильному описанию этого события Энгельсом8.

    Раскол в романской федерации швейцарских секций I Интернационала в апреле 1870 г. представлен как уход большинства бакунистов из «альянса», чего на самом деле не было, как это явствует из записки Маркса о «Мнимых расколах в Интернационале»9.

    Не обращено внимания и на тонную датировку исторических событий. В хронологических таблицах переврана даже дата рождения К. Маркса: вместо правильной даты 5 мая 1818 г. фигурирует 18 мая 1818 г. (стр. 549).

    В качестве образчика неряшливых формулировок приведем следующее место из. главы о «Восточном вопросе»: «Население Малой Азии и европейской Турции является по преимуществу магометанским.. На Балканском полуострове, наоборот, 12 млн. христианского населения находились в подчинении у 1 млн. турок-магометан» (стр. 375). Надо полагать, что автор задался целью внушить читателю, что Балканский полуостров находился где-то вне европейских владений Турции.

    Построение учебника также далеко не безукоризненно. В нем нет историографической главы, которая совершенно необходима для вузовского курса. Совершенно не освещено культурное развитие Западной Европы и Америки. Крайне мало места уделено истории общественно-политических идей. В характеристике крупнейших мыслителей XVIII и XIX вв. (Монтескье, Вольтер, энциклопедисты, Рикардо) учебник не идет дальше повторения нескольких избитых истин.

    В замечаниях на конспект учебника по истории СССР товарищи Сталин, Киров и Жданов в свое время сделали авторам учебников одно весьма важное предупреждение: «…должно быть учтено, что речь идет о создании учебника, где должно быть взвешено каждое слово и каждое определение, и не о безответственных журнальных статьях, где можно болтать обо всем и как угодно, отвлекаясь от чувства ответственности». Многочисленные и серьезные недочеты первой части учебника новой истории свидетельствуют, что его авторы и редакторы не сделали для себя необходимых практических выводов из этого предупреждения.

    Учебник не подвергался до его выхода в свет обсуждению в сколько-нибудь широком кругу наших историков. В этом, несомненно, одна из причин его недостатков. Добиться полного устранения этих недостатков в новом издании, создать подлинно научное и авторитетное марксистско-ленинское пособие по новой истории — такова настоятельная и неотложная задача, которая стоит не только перед авторами и редакторами учебника, но и перед всем обширным коллективом советских историков. Начавшаяся уже в наших вузах, исследовательских институтах и на страницах печати оживленная дискуссия по поводу учебника явится первым шагом к достижению этой цели.

    Примечания:
    1. Академия наук СССР. Институт истории. Новая история, ч. I, под редакцией академика Е. В. Тарле, члена-корреспондента Академии наук СССР А. Е. Ефимова И ф. А. Хейфец. Соцэкгиз. Москва. 1939 г. []
    2. Ленин. Соч., т. XVIII, стр. 108. []
    3. Постановление ЦК ВКП(о) «О постановке пропаганды в связи с выпуском «Краткого курса истории ВКП(б)». []
    4. Маркс и Энгельс. Соч., т. VII стр., 343. []
    5. Маркс и Энгельс. Соч., т. III, стр. 147. []
    6. Там же, т. IX, стр. 11. []
    7. Там же, т. VIII, стр. 25. []
    8. Маркс и Энгельс. Соч., т. VI, стр. 70. []
    9. К. Маркс; Документы I Интернационала. ОГИЗ. 1939 г., стр. 107 — 109. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *