" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 540 просмотров

    Уллубий Буйнакский

    Герои Гражданской войны

    В серый декабрьский день 1917 г. на площади Солдатского базара г. Петровска шел митинг. Толпа горожан и горцев с жадностью ловила слова оратора. Человек в студенческой тужурке, сжав в кулаке фуражку, говорил: «Отныне судьбу жителей ущелий и скал, судьбу всех трудящихся Дагестана будут решать не царские чиновники, не министры Временного правительства, не шейхи и богачи, а вы сами… Объявляя вам о создании Петровского военно-революционного комитета, о создании Советской власти в Дагестане, я призываю вас сплотиться вокруг него и дать дружный отпор всем попыткам врагов Советской власти помешать трудящимся строить свою жизнь, как они захотят».

    Эти слова принадлежали председателю Петровского военно-революционного комитета Уллубию Буйнакскому.

    Всего несколько месяцев назад студент Московского университета Уллубий Буйнакский приехал в Дагестан. Еще в университете он связал навсегда свою жизнь с партией большевиков. Сразу же после Февральской революции 1917 г. Уллубий настоял, чтобы Московский комитет послал его на работу в родной Дагестан.

    Февральская революция не дала освобождения трудящимся горцам. Комиссар Временного правительства, бывшие царские чиновники, буржуазные националисты, муллы и шейхи захватили власть. Много сил пришлось отдать Уллубию и организованной им группе большевиков, чтобы разбить этот натиск контрреволюции. И уже через месяц после Великой Октябрьской революции в России дагестанским большевикам удалось провозгласить советскую власть в Петровске.

    Буржуазно-националистический областной комитет не хотел сдавать власть без боя. Его поддерживали: «слева» — мелкобуржуазные соглашатели из так называемой социалистической группы и справа — богатые овцеводы, возглавляемые Нажмутдином Гоцинским.

    В начале января 1918 г. Уллубий Буйнакский едет в старую столицу Дагестана — г. Темир-Хан-Шуру. 10 января здесь состоялся созванный областным комитетом съезд делегатов Дагестана. Буйнакский и его ближайший помощник Махач Дахадаев решили дать бой Гоцинскому, который с пятнадцатитысячной армией спустился с гор в Темир-Хан-Шуру.

    Играя на свободолюбии горцев, деятели контрреволюции пытались восстановить участников съезда против революционных русских солдат и рабочих, которые якобы хотят вмешаться в дела Дагестана. Контрреволюционеры ратовали за «самостоятельность» Дагестана. И когда Петровский совет солдатских депутатов предложил областному комитету свою помощь в борьбе с бандами Гоцинского, комитет отклонил это предложение.

    «Солдаты сюда прибыли не для того, — говорил на съезде Буйнакский, — чтобы вмешиваться во внутренние дела Дагестана. Они совместно с Петровским комитетом трудящихся мусульман работают в тесной спайке. Они слышали, что с гор пришли во главе с Нажмутдином Гоцинским и Узун-Хаджи 15 тыс. вооруженных горцев с целью изгнания дагестанского областного комитета. Солдаты пришли помочь областному комитету, если только он нуждается, в помощи»1

    Выступление Буйнакского раскрывало смысл разыгравшейся борьбы. Буйнакский понимал, что областной совет не нуждается в защите от имама. Гоцинский пришел сюда по приглашению самого комитета. Но Буйнакский сумел отколоть часть съезда. Через несколько дней распалось и войско Гоцинского.

    Однако успокаиваться было рано. Буйнакский знал, что Гоцинский сумеет собрать новые отряды из обманутых им горцев и снова двинется на Темир-Хан-Шуру и, возможно, на Петровск. Нужно было создавать свои революционные войска, связаться с Баку и Астраханью и просить у них помощи. С этой целью Махач Дахадаев выехал в Баку к Шаумяну и Джапаридзе.

    Этот момент был использован контрреволюцией. Сторонники Махача, дезорганизованные предательством членов социалистической группы, не смогли отвести удар Гоцинского от Темир-Хан-Шуры и помешать областному комитету начать наступление на Петровск.

    Дагестанский областной исполнительный комитет в свою очередь решил организовать наступление на Петровск до прихода Гоцинского, рассчитывая самостоятельно справиться с этой задачей. Командир дагестанского полка, полковник Гольдгард получил приказ комитета выступить против Петровска. Вместе с отрядом национальной милиции Гольдгард 12 марта (ст. ст.) выгрузился на ст. Петровск Кавказский и повел наступление на город. Во много раз превосходящие силы противника заставили отряды Буйнакского отступить к вокзалу. Рядом с вокзалом наготове стояли пароходы. Видя безуспешность сопротивления, Буйнакский приказал начать погрузку. Часть русских бойцов, красногвардейский полк и дружины самообороны он распустил, с тем чтобы те разошлись по аулам и были готовы выступить по первому зову. Полковнику Гольдгарду удалось ворваться в здание вокзала и окружить Буйнакского, который в это время по прямому проводу сообщал Бакинскому Совнаркому о катастрофическом положении Петровска. Однако красноармейцы, которые были заняты погрузкой, дружным натиском освободили своего руководителя.

    12 (25) марта 1918 г. Петровский ВРК с группой красноармейцев отплыли на пароходе «Аветик» в Астрахань. В Петровск вступили войска областного исполнительного комитета. Узнав об этом, Гоцинский также начал спешить. В Темир-Хан-Шуре к нему присоединились отступивший из Владикавказа, занятого большевиками, штаб туземного корпуса во главе с принцем Каджир и полковником Федоровым. Эти люди, оставшись не у дел, предложили свои услуги Гоцинскому. Войска имама хлынули в Петровск. Начались грабежи и насилия.

    В это время Буйнакский формировал отряд из астраханской молодежи, обучал его, доставал военное снаряжение. На пароход «Каспий», готовившийся к отплытию в Петровск, грузились артиллерийские орудия, пулеметы, боеприпасы. Но еще до окончания погрузки Буйнакский получил сообщение о том, что Петровск занят бакинским революционным отрядом.

    20 апреля 1918 г. бакинский экспедиционный отряд выбил Гоцинского из Петровска и восстановил в Дагестане советскую власть. Прибывший из Астрахани Уллубий Буйнакский вновь возглавил борьбу и 2 мая с астраханским отрядом Ляхова вошел в Темир-Хан-Шуру2.

    Вслед за установлением советской власти в Петровске, Темир-Хан-Шуре и Дербенте волна большевистского влияния быстро разлилась по аулам и станицам Дагестана. Горцы, принимавшие непосредственное участие в событиях, происходивших в городах, возвращаясь домой, возглавляли борьбу за установление власти Советов в аулах. По аулам смещались старшины и выбирались военно-революционные комитеты.

    Уллубий Буйнакский с небольшим отрядом объезжал кумыкские селения. В аулах создавались вооруженные отряды. Так, в селении Утамыш горец Гаджи-Каранай (убит в 1923 г.) по заданию Буйнакского создал отряд в 80 человек. С помощью присланного Буйнакским русского рабочего Алексея (фамилия не установлена) в Утамыше сорганизовался штаб, а в соседнем селении Мюрега — ревком и отряд в 20 человек. Гаджи-Каранай и Алексей создали ревкомы в селениях Алхан-жакент и Усемикент, но в селениях Гичи и Гимры натолкнулись на упорное сопротивление кулаков. Однако в июле сопротивление кулаков было сломлено, и в этих селениях также была установлена советская власть.

    Короткий период существования советской власти в Дагестане в 1918 г. был весь наполнен вооруженной борьбой с Гоцинским и иностранными захватчиками. Но силы дагестанской Красной Армии ослабевали. Тогда Буйнакский в конце августа 1918 г. вновь выехал в Астрахань для организации помощи. И уже там он узнал о падении советской власти в Дагестане, о приезде туда из Тифлиса контрреволюционного горского  правительства.

    Английский ставленник Лазарь Бичерахов (со стороны Баку) и князь Тарковский (со стороны гор) железным кольцом окружили революционные дагестанские отряды. Бандиты, подосланные Тарковским, зверски убили Махача Дахадаева.

    Буйнакский спешил с организацией помощи Дагестану. После гибели Махача там некому было собирать воедино распыленные силы. Горское контрреволюционное правительство ожидало подхода Деникина, который приближался к Дагестану со стороны Терека.

    Буйнакский организовал перевоз оружия и боеприпасов в Кизляр и сам со дня на день должен был выехать туда же. Но в Астрахань из Москвы ехал С. М. Киров. Буйнакский дожидался его приезда. Этой встречи Буйнакский потом долго не мог забыть.

    Получив указания от товарища Кирова о развертывании работы в Дагестане, о создании там мощного вооруженного кулака и о необходимости организации связи с Орджоникидзе, который организовывал отпор Деникину во Владикавказе, Буйнакский в тот же день выехал в Кизляр.

    В начале февраля 1919 г. он пробрался в Темир-Хан-Шуру. Пренебрегая опасностью быть опознанным, Буйнакский быстро наладил связь со своими товарищами, с командирами партизанских отрядов и уже через несколько дней сумел созвать подпольную партийную конференцию. Конференция избрала областной комитет партии, председателем которого единогласно был выбран Буйнакский.

    Облеченный новыми полномочиями, Улчубий с еще большей энергией развернул работу по собиранию сил. Он посылает большевистских агитаторов в аулы, в военные части и сам выступает на подпольных собраниях партизан и рабочих Петровска. Из округов сообщали, что в некоторых местах крупные партизанские отряды готовы к выступлению.

    Уллубий послал гонцов в Баку, к товарищу Микояну, в Астрахань к товарищу Кирову, которому так и не удалось выехать на Северный Кавказ. В апреле от Сергея Мироновича приехал Оскар Лещинский3, который оказал большую помощь Дагестанским большевикам в организации партийной работы.

    Выполняя требование товарища Кирова об установлении связи с товарищем Орджоникидзе, Уллубий через одного из преданных своих людей послал Серго следующее письмо:

    «Петровск, 1 мая. Товарищи из Терского совета, Орджоникидзе, Бутырин и другие! Кто у вас остался жив? Я в Петровске, Киров в Астрахани. От нашего общего имени пишу вам и по поручению Реввоенсовета 11 армии: Петровск и Шура накануне Советской власти. Нам совершенно необходимо знать точное положение вещей в нашем крае. Где фронт казаков? Правда ли, что Владикавказ занят ингушами? Во всяком случае, держитесь сколько возможно. Мы послали вам в апреле месяце гонцов. Дошли они до вас? С подателем пришлите точные сведения. До нас доходят слухи о взятии Владикавказа советскими войсками и многие другие. Если это так, то мы несказанно рады. Если слухи остаются только слухами, сообщаем вам, что как только мы выступим и займем Шуру и Петровск, то тотчас же двинем наши силы вам на помощь. Силы у нас солидные. И посему помощь наша в самое ближайшее время будет реальной. Председатель Дагкомпартии Буйнакский»4.

    Отправив гонца, Уллубий уехал в Темир-Хан-Шуру. Там должен был собраться областной большевистский комитет для решения вопроса о начале восстания.

    На следующий день подпольный комитет собрался. Но горское правительство, предупрежденное через шпионов о месте и времени заседания, поспешило расправиться с руководителями готовящегося восстания. 15 (28) мая 1919 г. Дагестанский областной комитет большевиков во главе с Уллубием Буйнакским был арестован и спешно перевезен из Темир-Хан-Шуры в Петровск.

    Потянулись месяцы ожидания суда. Оставшиеся на воле большевики делали много попыток освободить Уллубия. Товарищ Микоян присылал деньги и требовал приложить все силы и вырвать Буйнакского и других из рук врагов. К этому времени деникинские войска заняли Дагестан. Расправу над большевистскими руководителями взяли на себя белогвардейские генералы.

    10 (23) июля 1919 г. в особом присутствии военно-шариатского суда начался процесс. Выдержка и спокойствие Буйнакского обескураживали судей. Уллубий все силы приложил к тому, чтобы спасти товарищей. Прокурор потребовал расстрела обвиняемых.

    Буйнакский от имени всех большевиков Дагестана произнес яркую, пламенную речь — призыв к продолжению борьбы.

    «Я вырос в ущелье гор, хорошо изучил всю тяжесть положения горского крестьянина, — говорил Буйнакский. — Я с раннего детства посвятил себя обиженным массам, и в частности, дагестанскому народу. Для них я учился, чтобы быть сильнее в борьбе с вами. Вы расстреляете меня и еще тысячи подобных мне, но ту идею, которая живет в нашем народе, ее — вы не сумеете расстрелять. Я смело иду навстречу палачам и твердо уверен, что возмездие близко и лучи освобождения проникнут в веками порабощенные ущелья гор Дагестана. Я не прошу снисхождения ко мне, освобожденный народ сам отомстит за всех погибших в этой пока неравной борьбе. Я твердо убежден в победе Советской власти и коммунистической партии и готов умереть за их торжество»5.

    Весть о жестоком приговоре разнеслась по всему Кавказу. Трудящиеся Мугани (Азербайджан), незадолго до этого восставшие против муссаватистов, в ответ на расстрел Буйнакского обещали расстрелять всех захваченных в плен контрреволюционеров. Это испугало деникинцев. Но советская Мугань, не выдержав неравной борьбы, скоро пала. И участь Уллубия была решена.

    Ранним утром 31 августа 1919 г. к разъезду Тимергое подошел из Петровска бронированный поезд «Кавказец». На нем привезли на расстрел Уллубия Буйнакского и его товарищей. Первый большевик Дагестана, борец за освобождение трудящихся горцев пал от руки врагов. Но народ отомстил за него. Как только весть о гибели Буйнакского дошла до горных районов, против деникинцев поднялись организованные Буйнакским партизанские отряды. Партизаны сдерживали наступление деникинцев до весны 1919 г. В марте этого же года с помощью 11-й красной армии, приведенной в Дагестан С. М. Кировым и Серго Орджоникидзе, власть генералов была навсегда ликвидирована.

    В память о своем герое и руководителе борьбы за советскую власть Уллубий Буйнакском трудящиеся Дагестана переименовали бывшую столицу страны г. Темир-Хан-Шуру в г. Буйнакск.

    Примечания:
    1. Документальный фонд «Истории гражданской войны», д. 1826, л. 54. []
    2. «Известия ВЦИК, № 207, за 1918 г. []
    3. Оскар Лещинский — большевик,член экспедиции товарища Кирова, расстрелян деникинцами весной 1919 г. в Петровске. []
    4. Д. Ф. ИГВ, фонд V тома. []
    5. Газ. «Красный Дагестан» № 74, 1924 г. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *