" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 243 просмотров

    В.Ф. Воробьев «Тобольско-Петропавловская операция»

    Небольшая книга т. Воробьева, написанная на основе архивных документов, посвящена интересному и мало освещенному периоду боевых действий Красной Армии на Восточном фронте. Она описывает операции, развернувшиеся между реками Тобол и Ишим в период от 16 августа до 1 ноября 1919 г.

    Это было время, когда, прочно овладев Уралом и нанеся сильнейший удар белогвардейцам, армии красного Восточного фронта, вступив в широкие просторы Сибири, перешли к преследованию разбитых колчаковских банд. Преследование выполнялось двумя армиями — 3-й и 5-й. Из 1-й, 4-й и частично 11-й армий в середине августа был создан новый, Туркестанский фронт; усилия этого фронта были устремлены на юг, к соединению с Советским Туркестаном. Следовательно, 3-я и 5-я армии должны были самостоятельно довершить разгром Колчака.

    После блестящей победы под Челябинском (25 — 31 июля 1919 г.) и переноса борьбы в пределы Сибири Восточный фронт перестал быть главным фронтом республики; теперь главная опасность надвигалась с юга, где Деникин подходил к центральным районам Советской России. Однако значение Восточного фронта все еще было велико: надо было возможно быстрее довершить дело победы.

    «Наш общий восторг, наша радость по поводу освобождения Урала и вступления красных войск в Сибирь, — писал В. И. Ленин 24 августа 1919 г., — не должны позволить нам успокоиться. Враг далеко еще не уничтожен. Он даже не сломлен окончательно.

    Надо напрячь все силы, чтобы изгнать Колчака и японцев с другими иноземными разбойниками из Сибири, и еще большее напряжение сил необходимо, чтобы уничтожить врата, чтобы не дать ему снова и снова начинать своего разбойничьего дела».1.

    Последующие события показали, как глубоко прав был В. И. Ленин, предупреждая  об опасности успокоения.

    Предатель Троцкий после назначения М. В. Фрунзе командующим Туркестанским фронтом2 поставил во главе Восточного фронта своего агента из бывших военспецов, некоего Ольдероге, впоследствии разоблаченного, как изменника, и расстрелянного. Под «руководством» этого троцкистского ставленника армии Восточного фронта форсировали 20 августа 1919 г. р. Тобол и перешли в дальнейшее наступление без необходимой подготовки и перегруппировки сил.

    Между тем белогвардейцы в течение августа сумели вывести некоторые части в резерв, пополнить и привести их в порядок. В итоге западнее и юго-западнее Петропавловска им удалось сгруппировать значительные резервы и перейти в начале сентября в контрнаступление против 5-й Красной армии, что привело к ряду упорных встречных боев. Соотношение сил сторон было невыгодно для нас: 5-я армия насчитывала около 22 тысяч штыков и сабель, белые — до 27 тысяч, из них 12 — 14 тысяч в резервах. В итоге ко 2 октября белые оттеснили наши части по всему фронту обратно за р. Тобол и обе стороны остановились в том же положении, которое  имело   место  в   середине  августа.

    Активизация белых на Восточном фронте и переход их в наступление совпали с периодом грозных событий на Южном фронте республики. Это делало обстановку на Восточном фронте вдвойне опасной, ибо могло отвлечь силы и внимание Красной Армии   от главного, Южного фронта.

    Обстановка требовала немедленного и быстрого возврата наступательной инициативы на Восточном фронте в руки Красной Армии. Надо было во что бы то ни стало исправить ошибки, допущенные при первом наступлении от Тобола к Ишиму. И эти ошибки были исправлены благодаря непосредственному вмешательству В. И. Ленина.

    16 сентября Ленин посылает письмо члену РВС республики С. И. Гусеву, в котором    резко указывает на недопустимо плохую работу РВСР и требует «сонный темп работы переделать в живой».

    «На Сибирском фронте поставили «какую то сволочь Ольдероге и бабу и успокоились», — писал Ленин. — Прямо позор! А нас начали бить. Мы сделаем за это ответственным РВСР, если не будут приняты энергичные меры. Выпускать из рук победу — позор».3

    Энергичные меры были приняты: предатель Ольдероге был отстранен от командования, части были пополнены и снабжены. Мобилизация в Челябинском, Курганском, Троицком и Кустанайском районах позволила в короткое время увеличить состав 5-й армии почти вдвое, доведя ее до 38 тысяч штыков и сабель. Значительные улучшения произошли также в работе тыла.

    В итоге 14 октября Красная Армия вторично форсировала р. Тобол и безостановочно погнала белых за р. Ишим, нанеся им тяжелое поражение. 30 октября нами был занят Петропавловск; открывался путь на Омск, куда в беспорядке бежали остатки разгромленных белых дивизий.

    Второе наступление на Петропавловск было проведено в необычайно напряженном темпе: красные части прошли с боями за полмесяца 250 км, что составляет 16 — 18 км продвижения в сутки! Белые за это время (с 14 по ,31 октября) потеряли до 5 тысяч убитыми и раневыми, около 8 тысяч пленными, 19 орудий и более 100 пулеметов. Моральный эффект этого разгрома был потрясающим: колчаковцы в дальнейшем уже оказались неспособны к общим наступательным действиям, их армии разлагались и таяли не по дням, а по часам.

    Огромное значение Тобольско-Петропавловской операции заключается в том, что она довершила победу, начатую блестящими действиями М. В. Фрунзе в мае — июне 1919 г. Она явилась началом конца колчаковщины, открыв собой период безостановочного преследования и полного разложения остатков его армий.

    Книга т. Воробьева, написанная в форме оперативно-тактического очерка, в общем достаточно полно излагает ход Тобольско-Петропавловской операции и дает ее событиям правильную оценку. Но вместе с тем книга имеет и ряд довольно существенных недочетов.

    Прежде всего уже только из текста книги читатель уясняет, что автор описывает операции 5-й армии, а не всего Восточного фронта, несмотря на то, что он, невидимому, рассматривает Тобольско-Петропавловскую операцию как фронтовую. Разумеется, автор был вправе ограничить свою задачу описанием действий любой армии, а 5-я армия представляла для него наибольший интерес как игравшая основную роль. Но об этом следовало бы указать, либо в самом названии книги, либо в предисловии к ней.

    Описывая действия 6-й армии, автор, по нашему мнению, делает ошибку, объединяя их в рамки одной операции, которую он назвал Тобольско-Петропавловской. Ведь совершенно очевидно, что в период с августа по 1 ноября 1919 г. (т. е. за два с половиной месяца) 5-я армия провела две самостоятельные операции, связанные с форсированием р. Тобол. Первая операция (16.8 — 2.10) окончилась неудачей и отходом за р. Тобол; вторая (14.10—1.11) увенчалась полным успехом и .разгромом белых. По количеству сил, по составу, по группировке и частным задачам это были разные, вполне самостоятельные операции, хотя цель их оставалась общей. Это невольно подчеркивает и автор, раздельно описывающий обе операции (главы II и III). Но нечеткость в определении помешала автору ясно выделить этапы операций и выявить специфику каждой из них.

    Первая глава книги «Общая обстановка на фронтах к осени 1919 г. и значение-Тобольско-Петропавловской операции» написана довольно поверхностно и содержит ряд неверных утверждений.

    Автор не подчеркивает того важнейшего факта, что к концу лета 1919 г. первый поход Антанты уже потерпел полную неудачу, Колчак перестал играть роль главной ставки интервентов. Поэтому нам кажется совершенно недостаточным утверждение автора, что «самое главное заключалось в том, что диктатура пролетариата и советская система морально уже одержали победу во всем мире» (стр. 4). Об этой моральной победе Ленин говорил еще весной, на первом конгрессе Коминтерна4. А в августе 1919 г. к списку наших достижений прибавились и весьма «материальные» победы, вызвавшие крушение первого похода Антанты.

    Неясно, почему т. Воробьев, излагая общую внутреннюю обстановку в стране к началу Тобольско-Петропавловской операции, как бы отождествляет ее с обстановкой весны 1919 г. На стр. 5 он цитирует тезисы ЦК партии от 11 апреля 1919 г. и рассказывает о событиях, уже являвшихся в августе пройденной ступенью борьбы. Но в то же время он совершенно недостаточно останавливается на важнейших ленинских документах, особенно таком, как «Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком», по времени целиком относящемся к описываемому периоду. Совсем обойден молчанием другой исторический документ партий — написанное Лениным письмо ЦК «Все на борьбу с Деникиным» от 9 июля 1919 г. Между тем этот величайшего значения документ очень ярко ставит вопрос о роли Восточного фронта и о его значении на новом этапе борьбы, когда главной опасностью для революции стало наступление Деникина.

    Таким образом, общая политическая и стратегическая обстановка изложена т. Воробьевым неполно.

    В первой главе немало небрежных формулировок.

    На стр. 6 автор утверждает, что тыл южной белой армии генерала Белова растянулся от Орска до Троицка. Здесь явная описка, так как армия Белова была обращена фронтом на запад, а автор указывает линию растяжки тыла, параллельную фронту.

    На стр. 6 автор говорит: «Насильно мобилизованные, обманутые рабочие и крестьяне белых армий не знали, за кого они идут в бой. Они быстро поняли, что правительство Деникина — Колчака есть самое анти-народное, самое анти-национальное правительство»5.

    Очевидно, что первая фраза противоречит второй. Именно потому, что солдаты белой армии знали, что такое колчаковщина, они и не желали воевать за нее.

    На стр. 8 автор указывает, что «…в течение трехмесячного наступления от р. Белой до р. Тобол армии Восточного фронта совершенно не имели отдыха». Между тем от Белой до Тобола наступала лишь одна 5-я армия; поэтому неясно, какие армии имеются в виду.

    На стр. 9 указывается, что штаб 5-й армии 13 августа еще находился в Уфе и лишь через неделю предполагал закончить перевозку в Челябинск; между тем на схеме 1 тот же штаб 16 августа показан в Челябинске.

    Таких мелких недочетов в первой главе много, как, впрочем, и во всей книге.

    К крупным недочетам вводной части книги следует отнести полное отсутствие военно-географического описания района операции. Между тем местность играла немалую роль: две армии должны были форсировать реку шириной от 60 до 120 м, глубиной до 2 — 4 м; далее они двигались по местности, бедной питьевой водой, с сравнительно редкими населенными пунктами (а ведь операция кончалась уже почти зимой); на подступах к Петропавловску расположена целая система озер, о значении которых читатель узнает только из описания хода событий, и т. д. Географическую справку следовало дать.

    Главы II, III и IV, излагающие ход операции, не вызывают замечаний со стороны фактического материала. Недоумение вызывает лишь оценка автором направления главного удара 5-й армии.

    При описании первого наступления т. Воробьев обрушивается на командование 5-й армии за выбор направления главного удара вдоль тракта Звериноголовская — Петропавловск. Отрицательную оценку этого направления автор, в частности, связывает с неизбежностью столкновения с «враждебным населением» (стр. 14).

    Между тем при описании второго наступления автор хвалит 5-ю армию за нанесение удара правым флангом, т. е. на том же направлении (несколько севернее тракта), и утверждает, что «…угроза выхода Частей 5-й армии в тыл предрешала отход противника и на этом участке» (стр. 62). А о «враждебном населении» (?) — теперь уже ни слова. Читатель и не узнает, было ли «население» (какое ?) враждебно Красной Армии или нет и как это повлияло на ход операции?

    Такое противоречие — результат не только неряшливости, но и неверной оценки операционных направлений по существу. Ошибка командования 5-й армии в первом наступлении заключалась не в выборе направления вдоль Петропавловского тракта, а в неправильной группировке сил и в постановке им задач без учета расположения и действий противника. Так и надо было сказать, а не запутывать читателя априорными и неверными по существу’ утверждениями об огульной «враждебности   населения».

    Последняя часть IV главы («Заключение и выводы»), к сожалению, не удовлетворяет читателя. Почему-то только здесь, на 78-й странице книги, автор нашел место замечательной записке В. И. Ленина т. Гусеву, цитированной вами выше. Между тем эта записка сыграла решающую роль в подготовке перелома и в обеспечении успеха второго форсирования р. Тобол. Как мог т. Воробьев не упомянуть о ней раньше, просто непонятно.

    По смыслу той же стр. 78 получается, что непосредственно после Уфимской операции в командование Восточным фронтом вступил предатель Ольдероге, который вкупе с главкомом «…не приняли решительных мер, чтобы окончательно добить остатки колчаковских войск».

    Это утверждение способно совершенно запутать читателя: получается, будто на пути Красной Армии между Уфой и Тоболом не произошло никаких решительных событий. А форсирование Уральского хребта, победы под Златоустом и Екатеринбургом? А разгром белых под Челябинском? Красная Армия за каких-нибудь два месяца прошла с боями от Уфы до Кургана по прямой 650 км, а т. Воробьев умалчивает об этом! Наконец, вплоть до момента выхода 5-й армии к р. Тобол Восточный фронт возглавлял не Ольдероге, а М. В. Фрунзе, и автору следовало бы об этом сказать.

    Все же в целом книга т. Воробьева полезна и нужна. Жаль, что она написана сухим языком оперативных сводок и приказов. Читать ее трудно, скучно, несмотря на обилие фактического материала. Язык автора засорен неправильными оборотами, вроде: «Сложные тактические формы боя приводили к скоротечности, часто заканчивавшейся штыковым ударом» (стр. 81) и т. п.

    При переиздании книгу т. Воробьева желательно пополнить военно-географическим описанием театра и устранить отмеченные недочеты.

    Полковник Е. Болтин.

    В. Ф. ВОРОБЬЕВ. ТОБОЛЬСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ ОПЕРАЦИЯ. ВОЕНИЗДАТ, МОСКВА, 1939 г. (СЕРИЯ «ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКАЯ БИБЛИОТЕКА»). Стр. 88.

    Примечания:
    1. Ленин. Письмо к рабочим и крестьянам по поводу победы над Колчаком. Соч., т. XXIV, стр. 431. []
    2. С 13.7 по 1.4.8 М. В. Фрунзе командовал Восточным фронтом. []
    3. Ленинский сборник XXIV, стр. 15. []
    4. Ленин. Соч., т. XXIV, стр. 25 — 26.. []
    5. Подчеркнуто нами. — Е. Б. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *