" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    542 просмотров

    Верденская трагедия

    В действительности случилось именно то, чего опасались участники конференции в Шантильи1: Германия предприняла 21 февраля 1916 г. мощную атаку против французской крепости Верден, В первоначальном виде эта операция представлялась как попытка «взять крепость Верден ускоренным способом», основываясь на «испытанном действии тяжелой и сверхмощной артиллерии»2. На самом деле на берегах Мааса разыгралась безрезультатная, но наиболее чудовищная по кровопролитию битва, которая когда-либо имела место в истории войн. С невероятной ожесточенностью продолжалась она до конца 1916 г. Потери немцев составили 336 тысяч человек. 66 немецких дивизий прошли через, верденское побоище, из которого они возвращались «избитыми» физически и морально. «Добрая часть лучшей силы германского войска осталась лежать у Вердена», — говорится в официальной немецкой истории войны3. Почти вся французская армия была «перемолота» на жерновах «Маасской мельницы».

    Оперативно битва закончилась как бы в «ничью»: противники к концу ее стояли почти на той самой линии, что и в феврале. Как Германия, так и Франция, в особенности последняя, были обескровлены и истощены. Если французская главная квартира пыталась создать впечатление «победы», то страна, где не было ни одной семьи, в которой не оплакивались бы жертвы «Верденской мясорубки», с ужасом и содроганием отнеслась к неуместным победным бюллетеням. Жоффр в декабре 1916 г. был уволен в отставку и в декрете о присвоении ему звания маршала французская буржуазия не посмела упомянуть о Вердене.

    Но в этой кровавой схватке двух стран был «tertius gaudeus», нашелся «победитель», стоявший в стороне. Это был британский империализм.

    ***

    Французский главнокомандующий Жоффр претендовал на руководящую роль в операциях коалиционных армий, хотя никаких формальных полномочий на это он, не имел. Французская главная квартира еще в декабре 1915 г. приступила к конкретной разработке плана совместного наступления англо-французских армий. В документе от 26 января 1916 г., представленном Верховному Совету национальной обороны Франции, предлагалось, исходя из степени готовности союзных армий, назначить такое наступление на июль 1916 г. Германское наступление до того времени считалось мало вероятным (хотя уже в январе в главную квартиру стали поступать разведывательные данные о подготовке верденской атаки). 14 февраля была достигнута договоренность с английским главным командованием о том, что на Западном фронте английская и французская армии будут наступать по обе стороны р. Соммы. Жоффр наметил выделить для участия в наступлении 39 французских дивизий.

    Между тем данные о готовящейся германской атаке на Верден продолжали множиться изо дня в день. Французское главное командование перебросило несколько дивизий к Вердену, но все же германское наступление 21 февраля застало его врасплох. Во французской главной квартире не ждали столь мощного удара и, главное, не придавали особо серьезного значения самому Вердену. Крепость была фактически разоружена и превращена в укрепленный район (без правильного понимания этого термина, какое существует в настоящее время). В форту Доумон, захваченном немцами 25 февраля, не оказалось никакого гарнизона. Только после того, как уже фактически был отдан приказ об эвакуации правого берега Мааса, французское главное командование, наконец, осознало серьезность положения и начало посылать новые дивизии к Вердену. В технике организации обороны Вердена, в использовании автомобильного транспорта, маневрировании резервами, сосредоточении и применении артиллерийских масс французы показали образцы, достойные тщательного изучения, Но подлинная картина Верденской обороны ни капли не похожа на ту, которая дается в спокойном изложении французского официального труда4. Инициатива оставалась в руках немцев до июля. Верден находился под постоянной угрозой быть захваченным в течение дней и даже часов. На каждую атаку французское командование отвечало вводом в бой новых дивизий, которые истреблялись в свою очередь. Путь к Вердену был буквально прегражден человеческими телами. С марта 1916 г. под Верденом началась восьмимесячная битва на истощение, в которой вступили в единоборство две страны со всеми их ресурсами.

    Казалось бы, что Франция теперь должна была получить помощь от своего английского союзника, тем более что такая помощь формально была обещана постановлениями конференции в Шантильи. В это время англичане уже имели 36 дивизий на Западноевропейском фронте. Но Англия попрежнему воевала «с прохладцей»: всеобщая воинская повинность все еще не была введена. Но может быть Верден вовсе не касался Англии? Это, конечно, было не так. Помимо того, что именно Англия была более всего заинтересована в продолжении и успешном завершении войны, исход верденской битвы должен был непосредственно повлиять и на стратегическое положение британской армии. Уже после войны была опубликована так называемая «рождественская записка»— доклад Фалькенгайна (начальник штаба германского главного командования с 1914 по 1916 г.) кайзеру Вильгельму в декабре 1915 г,, содержащая обоснование Верденской операции. Фалькенгайн указывал, что главным врагом Германии является Англия. Для того чтобы поразить Англию на море, он предлагал начать неограниченную подводную войну, а на суше поразить «лучший меч Англии» — Францию5. Итак, Верденская операция метила собственно именно в Англию. Самый выбор района наступления показывает, что Фалькенгайн имел в виду сначала сразиться с Францией один на один, отдельно от англичан, дабы затем бить остальных противников по частям.

    На случай, если британское командование будет реагировать на Верденский удар переходом в неподготовленное наступление на своем участке фронта, Фалькенгайн рассчитывал контрударом разгромить англичан. Но Фалькенгайн сильно переоценил союзнические чувства английского главного командования: англичане вовсе не сочли нужным немедленно пускаться в рискованное наступление против немцев ради помощи Франции.

    По получении известия о начавшейся атаке против Вердена Жоффр обратился за содействием к британскому главному командованию. Он направил также следующую телеграмму английскому военному министру лорду Китченеру6: «Все данные на сегодня говорят о мощном наступлении немцев на фронте севернее Вердена, которое может быть началом решительных действий. Приняв эту гипотезу, британские силы могут опасаться лишь местных атак. Они могут нам помочь, дав нам возможность быстро собрать максимум резервов, чтобы противостоять всякой случайности. В соответствии с этим я прошу генерала Хейга начать немедленно смену 10-й армии (французской. — М. Г.). В момент, подобный настоящему, который может быть началом решительного кризиса войны, я рассчитываю, что британские армии окажут нам безусловную помощь, и я буду признателен вам за поддержку моей просьбы перед сэром Дугласом Хейгом».

    В конце февраля англичане сменили части 10-й французской армии, занимавшей участок фронта между английскими армиями. Это, конечно, увеличивало резервы французов, но этим «помощь» англичан и ограничилась. Французская главная квартира (примирилась с таким положением и даже не выдвинула требования о выполнении обязательств, взятых на себя Англией в Шантильи, в более действенной форме, т. е. путем перехода в наступление. Почему же это произошло? Во французской главной квартире не хотели, чтобы англичане наступали одни (вместо совместного наступления на Сомме); французская буржуазия ревниво следила за действиями своего союзника, которому и она в свою очередь мало доверяла. Кроме того, главная квартира недооценила масштаба и значения германского наступления: французское командование и не подозревало, что ему готовит Верден.

    24 февраля начальник британского имперского генерального штаба (в Лондоне) ген. Робертсон высказал мнение, что начавшееся вердейское сражение является лишь «локальным действием, в котором французы благодаря превосходным оборонительным сооружениям, большому числу орудий и боеприпасов нанесут тяжелые потери противнику»7. Французский главнокомандующий разделял ту же точку .зрения. В докладе на заседании Высшего Совета национальной обороны 10 марта8он был вынужден признать, что немцы удачно выбрали и объект и время атаки, так как «наши союзники не в состоянии в данный момент придти нам на помощь». Но Жоффр не усматривал в Вердене «casus foederis», т. е. основания для применения решения конференции в Шантильи. Верденская битва, по его (мнению, являлась лишь «эпизодом борьбы», прелюдией наступательных действий против Франции». Так понял Жоффр Верден, хотя ему уже в те дни пришлось стягивать к крепости чуть ли не все резервы главного командования. Впрочем, Жоффр считал, что союзникам следует «поторопиться» (se presser), и наметил сроки их наступления на май 1916 г.

    Англичане, довольные тем, что их не понуждают к немедленному наступлению, согласно информации французского военного атташе были настроены весьма оптимистично: французы успешно отбивают атаки под Верденом, немецкие резервы истощаются, и этим подготовляется почва для успеха общего наступления. Одним словом, Верден был явно выгоден для английского империализма. Французский атташе возмущался этим слишком откровенным выражением эгоистического удовлетворения со стороны английских генералов.

    Новая конференция союзников в Шантильи, состоявшаяся 12 — 13 марта, не приняла никаких определенных решений, ограничившись бессодержательным заявлением: «Коалиция предпримет общее наступление в возможно более короткий срок. Точная дата будет фиксирована по соглашению между главнокомандующими»9. Впрочем, Жоффр просил союзников ускорить их подготовку к общему наступлению, чтобы максимально сократить период времени, в течение которого Франция вынуждена играть роль «оборонительного щита коалиции». Ориентировочно намечаются даты 15 мая для русского наступления и 1 июня для франко-британского. Англичане продолжают бесстрастно взирать на взаимное истребление противников под Верденом, где бои происходили уже на обоих берегах Мааса. С подготовкой общего наступления они также не слишком спешили. Английский главнокомандующий Хейг заявил, что, если обстоятельства потребуют, он будет готов к наступлению в течение шести недель (с момента извещения со стороны французской главной квартиры — М. Г.). Перед лицом такого равнодушия Жоффр, которого непрерывные атаки под Верденом выводят из равновесия, 18 марта обратился к русскому главному командованию с просьбой ускорить частичное наступление, так как «настоящее положение дел требует вмешательства русской армии»10. 20 марта в совершенно неподходящих условиях русские предприняли атаку в районе озера Нарочь.

    Апрель не внес изменений в обстановку. Верден поглощал все новые и новые дивизии. Резервы были растрачены. Приходилось выводить дивизии с других участков фронта, заменяя их частями, ослабленными под Верденом. 3 апреля французский главнокомандующий обращается с письмом к председателю Совета министров: «Франция, которая затрачивает без счета свои силы, подходит к пределу своего напряжения», — пишет Жоффр11 и требует активной постановки вопроса о помощи перед английским премьер-министром. «Необходимо, чтобы англичане без промедления перевезли в Европу несколько дивизий из Египта и чтобы они приняли действительно серьезные меры к решительному использованию своих неисчислимых людских ресурсов. Неужели же Англия допустит, чтобы Франция вышла из войны истощенной сверх всякой меры, разоренной и на долгие годы неспособной к серьезному усилию на континенте?» Французский главнокомандующий охарактеризовал, наконец, действительное положение. Но Англии не нужна была ни сильная Германия, ни сильная Франция на континенте. В этом Жоффр имел возможность убедиться еще раз, когда 8 апреля он поставил вопрос об усилении участия Англии в войне на Западноевропейском театре. В вежливой форме указывает он своему союзнику, что жертвы, понесенные им до сих пор, не очень-то велики: «Я отдаю себе отчет в напряженности и размахе усилия, которого я ожидаю от английских армий, но в этой критической фазе Франция вправе ожидать, что ее союзники не будут торговаться по вопросу о необходимых жертвах»,— пишет Жоффр12.

    На обращение Жоффра главнокомандующий британскими армиями . во Франции 10 апреля отвечает, что вопрос об египетских дивизиях находится вне круга его ведения. Он опять высказывает свое удовлетворение тем, что в «бесплодных усилиях против Вердена враг истощает свои резервы»13. Однако британское командование боится (или прикрывается боязнью) германского наступления и на своем участке. Хотя число английских дивизий возросло до 42 и они занимали фронт немногим больше 100 км, Хейг не считал себя обеспеченным от возможного удара немцев.

    Начальник имперского генерального штаба обещал ускорить отправку одной дивизии из Египта и просил передать свое восхищение храбрым защитникам Вердена (письмо от 17 апреля). Жоффр был вынужден напомнить британскому генералу, что дело идет о более серьезных вещах, чем вежливые фразы. 25 апреля он пишет, что «военное положение попрежнему характеризуется весьма тяжелой борьбой, которую французская армия выдерживав под стенами Вердена… Чрезвычайно важно сократить этот период битвы один на один, чтобы французская армия не вышла из нее совершенно истощенной»14.

    Во французской главной квартире, наконец, все яснее начинают понимать действительную суть верденского сражения. Если германский натиск и удается сдерживать, то угроза Вердену все же остается в силе и спасение его покупается истреблением французских дивизий.

    ***

    Однако приближалось время, когда все союзники должны были перейти в наступление, если не ради непосредственной помощи Франции, то в порядке выполнения решений конференции в Шантильи. Как мы уже говорили, точный срок наступления все еще не был установлен; ориентировочно оно намечалось на июнь — июль. Но выдержит ли до того французская армия? В мае под Верденом разразился острый кризис. На левом берегу Мааса немцы захватили Морт-Ом и высоту 304. На правом берегу, отбив французскую атаку против форта Дуомон, в начале июня они овладели фортом Во, лесом Кайльет и фермой Тиомон. Этот кризис еще более серьезный, чем февральский, обнаружил зловещие признаки истощения французской армии: уже 52 дивизии прошли через «Вердеескую мясорубку». Жоффр не скрывал теперь жуткой правды о Вердене перед своими союзниками: «ожесточенная и непрерывная борьба, которая продолжается у Вердена, ежедневно истощает наши ресурсы; она поглощает крупную часть наших резервов и в прогрессивной степени неизбежно и серьезно снижает наше участие в общем наступлении. Нельзя бесконечно продолжать этот период истощения»15.

    В другом письме ген. Робертсону, от 19 мая, Жоффр пишет: «Было бы крайне опасным позволить немцам продолжать на свободе истощение французских сил йод предлогом, что они теряют больше людей, чем мы. В действительности, верденская битва, этот поединок между Францией и Германией, позволяет врагу истощить наши людские резервы, которые, как Вы знаете, не являются неисчерпаемыми, и снижают наступательную силу наших крупных соединений». На совещании с британским командованием в Бокене 26 мая Жоффр прямо заявляет, что французские армии «не могут больше выдерживать подобного усилия без риска постепенно лишиться всякой наступательной способности». Британские силы должны вмешаться «до истощения французской армии».

    Во французской главной квартире поняли теперь, что ужасающий круговорот дивизий под Верденом невозможно остановить иначе, как контрударом, если до того времени Верден все-таки не будет захвачен немцами. Но французская армия уже была не в состоянии нанести такой контрудар. Только немедленная помощь союзников могла спасти и Верден и Францию. В меморандуме от 30 мая к очередному совещанию с британским командованием Жоффр указывает, что наступление англичан необходимо, чтобы «дать развязку поединку, завязавшемуся у Вердена». Итак, французская главная квартира тщетно ждала помощи от англичан. На русскую армию Жоффр не очень рассчитывал.

    Тем временем на союзников обрушивается новый удар. 15 мая австро-венгерская армия переходит в наступление против Италии в районе Триента. Итальянцам угрожает разгром, и они обращаются к русскому главному командованию с мольбой о помощи. И опять — в который уже раз — русская армия спешит на помощь союзникам, попавшим в беду. Хотя подготовка полностью еще не закончена, 4 июня русские войска переходят в наступление на Юго-западном фронте.

    Жоффр, как уже было сказано, не верил в успех русского наступления. Он считал его преждевременным и даже пробовал вмешаться, чтобы не допустить начала наступления в намеченный русским командованием срок. Французский главнокомандующий, очевидно, и не подозревал, что спасение Вердена придет с востока. Но уже через несколько дней после начала наступления русского Юго-западного фронта («Брусиловский прорыв») французский командующий был вынужден в корне изменить свою позицию. Русские войска одерживали блестящие успехи. 12 июня Жоффр извещает об этом солдат Вердена. 17 июня в шифрованной телеграмме на имя ген. Жанэна (представитель французской армии при русской ставке) Жоффр настаивает, чтобы русские войска продолжали борьбу с неснижаемой силой. 19 июня в телеграмме на имя ген. Петэна Жоффр уже констатирует, что «успехи русской армии изменяют общую обстановку».

    Наступление русской армии резко выделяется на фоне безрезультатных позиционных сражений 1916 г. на западе (Верден и Сомма). Русским войскам удалось прорвать фронт и продвинуться до перевалов через Карпаты. Австро-венгерской монархии угрожал полный крах. Только пленными австро-венгерская армия потеряла около 400 тысяч человек. Но и потери русских были огромны: они измерялись сотнями тысяч. Россия была окончательно надорвана таким усилием. Кому в конце концов пошли на пользу эти кровавые сражения в Галиции и на Волыни, в которых полегли сотни тысяч русских, немцев, венгров? Кто оказался победителем? Конечно, не Россия, продолжавшая борьбу обескровленной, с потрясенным хозяйственной разрухой тылом. Действительную выгоду от наступления русской армии получили «союзники». Франция удержала Верден, Англия могла констатировать дальнейшие «успехи» своей военной политики — истощение стран континентальной Европы.

    В конце июня лорд Робертсон направил Жоффру письмо «личного, дружественного, доверительного характера»16. В этот момент русская армия успешно действовала в Буковине, под Верденом немцы терпели неудачу, в Италии австрийское наступление было остановлено. Только о наступлении англичан генерал говорит все еще в будущем времени, но и это вовсе не плохо, с его точки зрения. «Рассматривая ситуацию, вы и я — скажем в один голос — мы не хотели бы быть на месте Фалькенгайва», — весело шутит Робертсон.

    Продолжение: Английская стратегия и Антанта. Сражение на Сомме

    Примечания:
    1. Продолжение. Начало читайте в материале «Английская стратегия и Антанта (1916 г.)» []
    2. Так определена задача операции в приказе 5-й германской армии. См. Der Weltkrieg, 1914 — 1918 гг.», т. X, стр. 58. []
    3. Там же, стр. 406. []
    4. Les Armees Francaises dans la Grande Guerre, t. IV, 1-er, 2-е. 3-е volte дальнейшем цитируется; Les A. F. IV1, IV2, IV3). []
    5. Der Weltkrieg, b X, s. 9. []
    6. La Grande Guerre sur Front Occidental, par le gen. Talat X. La Ruee sur Verdun, p. 158. []
    7. Les A. F. TV. Annexes, 1-er vol, p. 839 []
    8. Les A. F. IV Annexes, 2-е vol, p. 175. []
    9. Les A. F. IVAnnexes, 2-е vol., p. 357. []
    10. Там же, р. 533. []
    11. Там же, 3 vol., р. 51. []
    12. Цитировано по работе .sen. Palat. La Grande Guerre sur le Front Occidental. XL Bataille de la Somme, p. 8. []
    13. Les A. F. IV. Annexes, 3-е vol., p. 319. []
    14. Las A. F. IV, Annexes, 3-е vol., p. 740. []
    15. Les A. F. IV, Annexes, 1-er vol. []
    16. Bataille de la Somme, роr Ie gen. Palat, p. 10. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *