" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 676 просмотров

    Военком Махач Дадаев

    Герои Гражданской войны

    На берегу Каспийского моря между отрогами Кавказского хребта расположен город Махач-Кала — столица Дагестана. В переводе это название означает город Махача. Махач (Дахадаев Магомет-али) — популярнейший вождь дагестанской бедноты, герой гражданской войны, военный комиссар Дагестанской республики в  1918 г.

    Махач родился в аварском селении Унцукуль Гунибского района в 1879 г. в семье горца-кустаря. Своим упорством и трудолюбием Махач добился редкого для горца царской России счастья: он получил высшее образование, стал инженером. Еще во время учебы в Петербургском институте Махач сблизился с революционными организациями и в 1901 г. вступил в РСДРП. В 1903 г. Махач примкнул к большевикам. Через два года он уже ведет активную революционную работу среди горцев в Темир-Хан-Шуринском и других округах Дагестана. Здесь он работал до Февральской буржуазно-демократической революции 1917 г.

    Социалистическая группа, возглавляемая Махачом, в которую входили социалисты различных оттенков, в том числе и эсеры, не имела своих организаций к аулах и не смогла предотвратить объединения контрреволюционных сил. Однако Махач сумел получить некоторые запасы оружия, имевшегося в местных русских гарнизонах, и подготовиться к вооруженной борьбе.

    В начале января 1918 г. Гоцинский, собрав в горах несколько тысяч обманутых им горцев, вступил в г. Темир-Хан-Шуру. Социалистическая группа не смогла оказать сопротивления. Гоцинский организовал здесь вторичное избрание имама (первое избрание имама было проведено контрреволюцией в с. Анди 2 сентября 1917 г.). При этом контрреволюция объявила, что власть имама неограничена в шариатском государстве, каковым отныне является Дагестан.

    Нужно было разагитировать эту массу обманутых Гоцинским горцев и предотвратить вооруженное столкновение. С этой задачей успешно справились тт. Буйнакский и Махач Дахадаев. После ухода «войск» Гоцинского Буйнакский поставил перед Махачом задачу создания собственных вооруженных сил. Махач энергично принялся за это дело. Он послал гонцов в аулы Кадар, Дургели, Унцукуль и др. Не прошло и двух дней, как в город стеклось больше тысячи преданных революции горцев. Сторонники Гоцинского притихли.

    Чтобы окончательно рассеять страх, наведенный на горцев нашествием Гоцинского и рассказать жителям города и близлежащих аулов смысл последних событий, Махач собрал митинг. Дахадаев говорил вначале на кумыкском языке, затем сам переводил на аварский.

    «Братья! — обращался он к горцам. — Весь дагестанский народ говорит и мы говорим: пусть будет шариат, но мы говорим: пусть шариатисты от имени шариата не угнетают народ, не порабощают его. Мы против этого всегда будем бороться… Мы узнали, что Нажмутдин Гоцинский и Узун-Хаджи склонили на свою сторону горцев, выгнав комиссаров и разогнав Советы и, не подчиняясь верховному органу — Дагестанскому областному комитету, — делают все, что угодно… Вам, собравшимся на площади, объявили Нажмутдина имамом. Мы до сих пор говорили и теперь говорим: это насилие. Мы всегда будем бороться против насилия»1.

    Много усилий пришлось затратить Узун-Хаджи, чтобы заставить выслушать свою речь. Он сейчас уже смиренно пытался улизнуть от ответственности за привод в город вооруженных контрреволюционных отрядов.

    Махач добился своего. Вслед за имамом и Узун-Хаджи оставили Темир-Хан-Шуру и приведенные ими сюда отряды. Руководители контрреволюции ушли в горы, чтобы собрать там новые отряды.

    В это время рядом с Дагестаном, в Терской области, состоялся Пятигорский съезд народов Терека, которым руководил Сергей Миронович Киров. 17 марта съезд объявил о признании власти центрального Совнаркома. В Баку Совнарком, руководимый Шаумяном, Джапаридзе и Микояном, одерживал одну победу за другой. В Дагестане же начинала побеждать контрреволюция. Это объяснялось рядом причин.

    Петровский военно-революционный комитет — единственная больше вистская организация в Дагестане, несмотря на огромную работу, проделанную им, не смог организовать все революционные силы. Немногочисленный пролетариат Петровска и революционные солдаты не успели еще проникнуть в аулы и возглавить там борьбу за советскую власть, В то же время так называемая «социалистическая группа» тащилась на поводу у националистов и своей деятельностью объективно способствовала усилению сил контрреволюции.

    Махач дни и ночи сгорал на непосильной работе, пытаясь один сделать то, что не всегда могла сделать целая организация. Число его сторонников росло. Имя Махача в горах было символом революционных действий, но собрать воедино, направить в нужное русло революционные силы в условиях разбушевавшейся стихии контрреволюции, в условиях предательства со стороны тех, кого он считал своими единомышленниками («социалистическая группа»), было не по силам даже такому пламенному большевику, как Махач. Единственный выход из создавшегося положения он видел в помощи бакинских пролетариев. Махач начал готовиться к поездке в Баку.

    Большевики Баку откликнулись на зов трудящихся Дагестана. Под руководством тт. Джапаридзе, Стуруа2 и Ефремова3 был сформировав бакинский экспедиционный отряд, который 20 апреля 1918 г. выбил Гоцинского из Петровска и восстановил в Дагестане советскую власть. Вслед за этим отрядом из Астрахани т. Буйнакский привел отряд тт. Бурова и Ляхова, который 2 мая занял Темир-Хан-Шуру.

    Махач приехал в Темир-Хан-Шуру 3 мая. Его выбрали заместителем председателя ВРК и военным комиссаром.

    Дахадаев прежде всего взялся за организацию вооруженных сил молодой республики, ибо он знал, что враги снова будут пытаться восстановить свою власть. Махач разъезжал по аулам доставая оружие, провиант, объединял горские партизанские отряды.

    Дагестанскими рабочими и моряками был пополнен отряд Ляхова4, были взяты на учет и вооружены все аульские отряды. Коммунисты отряда Ляхова с переводчиками объезжали аулы, разъясняя населению политику советской власти, и призывали записываться в Красную Армию.

    Вся эта работа была завершена приказом Дагестанского ревкома от 11 июля 1918 г. о создании Дагестанской Красной Армии5. В Красную Армию входили отряд Ляхова, 1-й Дагестанский конный полк Тимошкина, отряды революционных аулов и Чир-юртского фронта под командой Казбекова, всего 5 — 6 тыс. человек. Руководителем всех этих вооруженных сил был военный комиссар ревкома Махач Дахадаев. Его знал почти каждый боец. Он успевал бывать на всех фронтах, воодушевляя бойцов. Военным талантам этого штатского человека удивлялись военные специалисты. Его личной храбростью гордились дагестанские горцы, храбрые джигиты, уважающие смелость своих командиров.

    Во главе созданной им армии Махач двинулся в горы. Он взял аул Гимры и подошел к аулу Унцукуль — своей родине. Население аула, узнав, что пришел Махач, сбило небольшое заграждение Гоцинского и вышло навстречу. В Унцукуле был создан новый отряд. С этими силами Махач, не дожидаясь подкреплений, которые готовились в Темир-Хан-Шуре, подошел к Хуанзахскому плато.

    Весть о наступлении Махача донеслась до Гуниба, где находились Гоцинский и Узун-Хаджи. Навстречу Махачу они послали Арацханова, успевшего за это время сформировать отряд в 500 человек. Из Хунзаха, по приказу Гоцинского, в Араканы выступил отряд Алиханова в составе 600 человек. Командующим передовым отрядом был назначен полковник Джафаров. Он к вечеру подошел к аулу Цытани (Вельское плато) и наткнулся на пикет Махача. Пикет отступил, и Джафаров заночевал здесь. На следующий день к Вельскому плато подошел Андийский отряд, сформированный бывшим начальником участка Хадис Хадисовым (300 человек). Соединенными силами Джафаров занял Унцукуль и наложил на население контрибуцию.

    Махач, видя, что его силы во многом уступают силам Джафарова, сдал Гимры, Каранай-аул и укрепился под селением Ишкарты в местности Гирей-Аулак. Из Темир-Хан-Шуры он вызвал конный полк Тимошкина и ночью неожиданно начал наступление. После упорных двухдневных боев у Верхнего Караная отряд Джафарова частью был уничтожен, частью разбежался. Остатки его укрепились в неприступной игорной местности под Гимрами. Махач, оставив здесь небольшое прикрытие, с основными силами двинулся на Араканский фронт, откуда грозили наступлением Арацханов и Алиханов.

    Арацханов, офицер царской армии, получив назначение командующим фронтом, начал свою деятельность с того, что сам себя произвел в генералы. Это вызвало раздор между ним и генералом Алихановым. Махач, зная о противоречиях в лагере контрреволюции, решил воспользоваться этим и послал к Алиханову делегацию с просьбой уйти в Хунзах и не вмешиваться в происходящую борьбу. Алиханов выгнал делегацию, но все же через несколько дней ушел с фронта.

    Прибывшие сюда с турецким отрядом члены контрреволюционного областного комитета Зубаир Темирханов и князь Нухбек-Тарковский, видя плачевное положение фронта, провели реорганизацию сил контрреволюции. Тарковский взял на себя командование войсками.

    Отбив первый натиск отрядов Тарковского, Махач возвратился в Темир-Хан-Шуру. Здесь ему стало известно о задании, которое поставил товарищ Сталин перед большевиками Северного Кавказа. Задание это было связано с обеспечением центральной части Советской России подвозом хлебных запасов из Ставрополя.

    На Чир-юртском фронте партизанские отряды выдерживали наступление кумыкских беков, которых обильно снабжал оружием Бичерахов, поднявший восстание против Терского совнаркома в Моздоке. Вся железнодорожная линия Петровск — Червленная была разрушена. Мосты через Терек и Сулак взорваны. Это осложняло связь с Владикавказом и Россией. Товарищ Сталин требовал восстановления железной дороги и уничтожения контрреволюции на этом участке. Здесь должны были пройти запасы хлеба из Ставрополя к Каспию, а затем по Волге в Россию.

    Махач сделал попытку вступить в переговоры с главарями контрреволюции. С этой целью в селении Карган-Юрт собралось совещание представителей той и другой стороны. Но совещание было сорвано контрреволюционерами. Тогда Махач, вернувшись в Чир-Юрт, начал готовиться к наступлению, чтобы освободить железнодорожный путь. Эта операция была блестяще проведена, но закрепить достигнутые успехи не удалось. Наступление Бичерахова на Петровск заставило перебросить силы Чир-юртского фронта на защиту города.

    Из Чир-Юрта Махач вернулся в Петровск, куда в это время приехали посланный товарищем Кировым Оскар Лещинский и из Астрахани военком т. Анисимов. На заседании Дагестанского ревкома Лещинский сделал доклад о положении в Терской области и о необходимости соединенных усилий Терека и Дагестана против наступления контрреволюции. По его предложению был создан Военный совет Дагестана, куда вошли Дахадаев, Тимошкин, Лещинский и др.

    К концу августа положение на фронтах резко изменилось. Гоцинскому и Тарковскому пришли на помощь турки. Со стороны Дербента наступал английский наймит Лазарь Бичерахов. Не окрепшая еще Советская республика оказалась в огненном кольце. Уллубий Буйнакский выехал за помощью в Астрахань к товарищу Кирову. Во главе вооруженных отрядов Красного Дагестана остался Махач.

    Нечеловеческими усилиями Красная Армия сдерживает напор врага. Но силы не равны. В первых числах сентября пал Петровск. Бичерахов и Тарковский начали подготовку к захвату Темир-Хан-Шуры.

    Махач решил выехать в горные районы, чтобы там собрать новые дополнения. Рано утром 19 сентября (ст. ст.) 1918 г. он собрал в штабе весь актив Красной Армии и, доложив ему о положении дел, предложил т. Тимошкину вечером вывести полк в Нижний Дженгутай, куда и он сам выезжает немедленно.

    Поздно вечером Махач провел в ауле последнее заседание революционного актива Н. Дженгутая. Махач ждал прихода своего отряда, с которым он собирался выступить в аул Леваши. Здесь он предполагал вооружить даргинский народ, которому недавно уже переслал 1 200 винтовок, а также кумыкские аулы Дургели, Параул, Кака-Шура и др. Всего, по расчетам Махача, здесь можно было собрать отряд силою до 32 тысяч бойцов. С этими силами можно было отбить Темир-Хан-Шуру, если ее за эти дни возьмет Тарковский или Бичехаров, и идти на Петровск.

    Между тем в это время в Темир-Хан-Шуру приехали представители штаба Бичерахова. Они вызвали командира полка Тимошкина и арестовали его. Полку предложили сдать оружие. Бойцы отказались, и большинство из них бежало в Шуринские леса. Обезоружено было всего 40 — 50 человек.

    Теперь все надежды были только на горы. Отправив гонца в город, чтобы предупредить оставшихся там товарищей, Махач отправился в Кадар.

    Весть о том, что Махач выезжает в горы за помощью, встревожила руководителей дагестанской контрреволюции. Тарковский приказал полковнику Джафарову выслать навстречу Махачу отряд, задержать и убить его на месте. С той же целью Тарковский выслал навстречу Махачу группу кулацкой молодежи во главе с Хаджи-Гасаном. Эта группа человек в пятнадцать, расставив дозорных на вершинах гор, засела на середине пути от Н. Дженгутая до Кадара.

    Въехав в долину, Махач увидел группу людей, сидевших в тени дерева. Махач и его спутники были вооружены, но они не ожидали засады и спокойно продолжали путь. Но как только Махач поравнялся с этой группой, оказавшейся вооруженной, он и его спутники были задержаны и обезоружены. Окружив арестованных плотным кольцом, кулацкие бандиты направились по дороге через В. Дженгутай. Но когда группа вышла из аула, главарь банды Гасан подъехал сзади к шедшему с обнаженной головой Махачу и выстрелил ему в затылок.

    Так 21 сентября (4 октября) 1918 г. контрреволюция расправилась с вождем дагестанской бедноты Махачем Дахадаевым.

    Примечания:
    1. Д. ф. ИГВ, д. 1826, л. 54. []
    2. Сейчас депутат Верховного Совета СССР. []
    3. Ныне командующий Орловским военным округом. []
    4. Тов. Буров был убит в боях за Петровск. []
    5. «Известия Петровского ВРК» от II нюня 1919 г., № 7, []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *