" Нет ничего приятней, чем созерцать минувшее и сравнивать его с настоящим. Всякая черта прошедшего времени, всякий отголосок из этой бездны, в которую все стремится и из которой ничто не возвращается, для нас любопытны, поучительны и даже прекрасны. "
  • В.Г.Белинский
  • Алфавитный указатель авторов:   А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    1 491 просмотров

    Военное поражение Польского государства

    Сентябрь 1939 г. был месяцем, богатым политическими и военными событиями. Война Польши с Германией, закончившаяся необычайно быстрым военным разгромом польского государства; начало войны Англии и Франции против Германии; наконец, победоносное освобождение Красной Армией народов Западной Белоруссии и Западной Украины от панского ига и обеспечение благодаря мудрой сталинской политике советского правительства прочного мира в Восточной Европе — все эти крупнейшие события огромной исторической важности развернулись в один месяц.

    Для истории вообще, а также для истории военного искусства изучение войны, вспыхнувшей в Европе в сентябре 1939 г., является актуальнейшей задачей. В частности, большой интерес вызывают события польско-германской войны, так беспрецедентно быстро проигранной бездарными польскими генералами.

    «Чтобы проверить действительную силу капиталистического государства, нет и быть не может иного средства, кроме войны»1. Это бесспорное ленинское положение еще раз нашло блестящее подтверждение на опыте военного разгрома панской Польши. Польско-германская война явилась проверкой, доказавшей всю внутреннюю гнилость польского капиталистического государства.

    К сожалению, мы еще не располагаем всеми материалами, необходимыми для глубокого анализа хода польско-германской войны и для широких оперативно-стратегических выводов и обобщений. Однако уже сейчас представляется возможным ответить на вопрос об основных причинах военного поражения Польши и дать самый общий оперативный очерк этой своеобразной войны.

    ***

    Польское буржуазно-помещичье государство возникло после первой мировой империалистической войны по воле Антанты, которая предназначала Польше роль государства буфера и тарана, направленного против Советского Союза.

    Знаменательно, что Версальский мирный договор от 28 июня 1919г., перекроивший карту Центральной Европы, установил только западные границы Польши. Эти границы включали часть германской территории, населенной преимущественно немцами. Пресловутый «Данцигский коридор», обеспечивавший Польше выход к Балтийскому морю, резал живое тело германского государства на две части. В отношении же восточных границ Польши империалисты Антанты не только не сочли нужным сделать хотя бы малейшую попытку ограничить ненасытные аппетиты польских помещиков, но, наоборот, толкали их на захват новых территорий, принадлежащих Советской Украине и Советской Белоруссии. И польская правящая верхушка немедленно приступила к выполнению этой захватнической задачи.

    Еще 12 октября 1918 г., учитывая назревавшее поражение Германии в мировой войне и начавшийся отход ее войск с советской территории, польский национальный комитет в Париже вручил Верховному совету Антанты меморандум с требованием разрешить сформированной во Франции польской армии ген. Галлера оккупацию русских территорий, очищаемых германскими войсками. С этого момента все дальнейшее оформление польского государства проходило под знаком захвата и грабежа чужих земель.

    В январе 1919 г., когда части молодой Красной Армии вступали в освобожденную от немецких войск Западную Белоруссию, они уже встретили сопротивление белопольcких отрядов, сформированных местными помещиками. В то же время белополяки, договорившись с помощью Антанты с германским командованием, сменили германские гарнизоны в Брест-Литовске и в Волковыске и к середине февраля вышли на линию Волковыск, Кобрин, Ковель. Вслед затем, пользуясь отвлечением сил Красной Армии сначала на Восточный фронт против Колчака, а потом на Южный фронт против Деникина, белополяки захватили: в марте — Слоним и Пинск, в апреле — Вильно, Лиду, Барановичи, в августе — Минск, Борисов и Бобруйск.

    В том же году панская Польша по-разбойничьи захватывает Галицию, «вопреки резким протестам украинского населения.

    В 1920 г. верный приказчик англо-французского империализма Пилсудский начал войну против Советского государства, отвергнув выгодные для Польши мирные предложения советского правительства. «У поляков был план: захватить правобережную часть Советской Украины, захватить Советскую Белоруссию, восстановить в этих районах власть польских панов, расширить пределы польского государства «от моря до моря», от Данцига до Одессы, и за помощь, оказываемую им Врангелем, — помочь Врангелю разбить Красную армию и восстановить в Советской России власть помещиков и капиталистов»2.

    Осуществлению этого грабительского плана помешала доблестная Красная Армия, под руководством товарища Сталина нанесшая белополякам сильнейшее поражение на Украине и подошедшая летом 1920 г. к Львову и Варшаве. Только предательство троцкистов и подлая «работа» их ставленников в армии, а также всесторонняя помощь Актанты спасли пилсудчиков от окончательной гибели.

    21 марта 1921 г. Рижский мирный договор установил восточную границу Польши. Хотя по этому миру паны получили границу значительно менее выгодную для них, чем предлагавшаяся Советской Россией весной 1920 г., все же под властью польских помещиков и капиталистов остались Западная Белоруссия и Западная Украина с их враждебным шляхетской Польше крестьянским населением.

    Но и после установления всех своих границ панская Польша продолжала политику захватов. Еще в октябре 1920 г. по договору, заключенному в Сувалках, была установлена польско-литовская демаркационная линия на участке между р. Неман и железной дорогой Лида — Вильно. Польское командование заявило, что оно не намерено занять Вильно. Однако всего два дня спустя г. Вильно был захвачен польскими войсками под командой ген. Желиговского. 2 марта 1923 г. варшавский сейм объявил аннексию Вилешцины, а 15 марта этот акт грабежа был утвержден Советом послов Антанты.

    В 1938 г. Польша сделала попытку оккупировать Литву. В октябре того же года она захватила Тешинскую область бывшей Чехо-Словакии. При этом продолжатель политики Пилсудского и его наместник Рыдз-Смиглы в приказе по армии напыщенно возглашал: «Вы переходите сегодня реку Олыну, которая в течение 20 лет играла унизительную роль границы. Вместе с вами переходит реку величие Польской республики».

    Так создавалось путем захватов «величие» панской Польши, которая, заключая договоры и соглашения с другими государствами, на деле направляла всю военную и дипломатическую деятельность своей правящей клики к достижению империалистических целей.

    Огнем и мечом подавляя народные восстания в Западной Украине и Западной Белоруссии, польская военщина ни на минуту не отказывалась от своих планов аннексии Советской Украины и Советской Белоруссии, выжидая лишь наиболее благоприятного момента для войны.

    Но могущество Советского Союза возрастало с каждым годом, и война с ним становилась все более рискованной. Панская же Польша, несмотря на усиленную экономическую и финансовую помощь, оказываемую ей Англией и Францией, внутренне разваливалась, разъедаемая жестокими классовыми и национальными противоречиями.

    Только те круги в Лондоне и Париже, которые не хотели видеть истинное положение Польши, которые находились во власти созданных годами иллюзий о мнимой польской военной «мощи», могли думать, что панская Польша способна «выдержать серьезную проверку войной.

    Численно Польша была довольно крупным государством; по немецким данным, она насчитывала в 1939 г. до 36 млн. населения. По подсчетам английской прессы, в случае войны Польша могла мобилизовать до 6 млн. человек3. Но среди населения этого государства свыше 40 проц. составляли порабощенные поляками национальности. Польские помещики не считались с этим фактом и за 20 лет своего господства не сделали ни одного шага для того, чтобы привлечь национальные меньшинства на свою сторону. Наоборот, все годы польского владычества были заполнены стремлением принизить национальные меньшинства.

    Расчеты «друзей» Польши на сильную польскую армию, способную не только противостоять армиям ее соседей, но и выполнить роль ландскнехта англо-французского империализма, оказались ошибочными. Такой армии Польша не имела и не могла иметь. Причины этого надо искать в той реакционной национальной и социальной политике, которую вело правительство панской Польши. Внутри польской армии, как в фокусе, отражались все противоречия, разъедавшие больной организм этого искусственно созданного государства. Более того: эти противоречия приобретали в армии особенно яркие и уродливые формы, делавшие польскую казарму подлинной каторгой для солдат. Беспощадный режим насилия, презрительно-барское отношение офицеров к солдатам, особенно к украинцам, белорусам и евреям, издевательства и глумления, которым подвергался солдат со стороны начальников всех степеней и рангов, — вся эта система муштры не могла стимулировать солдат жертвовать своей жизнью за ненавистное для них «отечество» помещиков и фабрикантов. Помещики и буржуазия стремились вырыть пропасть между народными массами и армией, используя вооруженную силу для кровавого подавления революционного и национально-освободительного движения. Естественно, что народ, особенно в порабощенных Польшей окраинах, видел в польской армии не защитницу его интересов, а врага. Армия, как и правительство, не пользовалась поддержкой и любовью масс, и в этом заключалась первая предпосылка неизбежного поражения Польши в случае войны.

    Воровство и предательство пронизывали всю государственную деятельность польских чиновников. Они охотно шли на продажу своей страны и шпионаж в пользу любого государства, которое предлагало за это деньги. Эта продажность и разложение польских правящих кругов, как одна из причин развала польского государства в прошлом, была отмечена еще Энгельсом. В письме к Марксу от 21 апреля 1863 г. Энгельс, характеризуя польскую шляхту времен Екатерины II, говорит: «Должен сказать: увлекаться поляками 1772 г. может только буйвол. В большинстве европейских стран дворянство пало в ту эпоху с достоинством, частью даже с некоторым esprit (блеском. — А. Д.)… Но ни одно дворянство не поступило так глупо, как польская шляхта, усвоившая себе один метод — продаваться…»4.

    Явления разложения и коррупции, наблюдавшиеся во всем правящем аппарате Польши сверху донизу, приняли такие размеры, что о них вынуждены были заговорить даже отдельные органы буржуазной прессы.

    Государство, не сумевшее за 20 лет своего существования сплотить народные массы вокруг правительства, не сумевшее наладить свое хозяйство и экономику и приведшее их к развалу, не имело базы для дальнейшего существования.

    ***

    Война между Германией и Польшей, начавшаяся 1 сентября 1939 г., отнюдь не была неожиданной для польских правящих кругов. Нужно решительно подчеркнуть, что все заявления о «внезапности» германского наступления в Польшу и т. д., исходящие из кругов разбитой польской военщины, не имеют под собой абсолютно никакой почвы. Заправилы польского государства не только знали о войне — они усиленно готовились к ней и, поощряемые Англией и Францией, разжигали военный пожар в Европе, сознательно игнорируя германские предложения мирного разрешения вопроса о Данциге и Коридоре.

    Еще весной 1939 г. имелись признаки того, что польская правящая клика, заручившись гарантиями своих действительных хозяев — Франции и Англии, не побоится пойти на вооруженный конфликте Германией ради новых территориальных захватов. При этом польское командование, доверившись обещаниям и заверениям английского и французского правительств, в своих планах первоначальных операций рассчитывало на сосредоточение в начале войны главных сил Германии на западе.

    К середине августа 1939 г. созрел план Польши — захватить Восточную Пруссию и установить такие границы с Германией, при которых Польше отходила бы восточная часть Померании, большая полоса побережья Балтийского моря и Верхнесилезская область.

    17 августа было объявлено о закрытии Польшей на Моравской границе прохода Яблонков. Одновременно на границе протектората Чехии и Моравии были сосредоточены значительные польские вооруженные силы, а со стороны Коридора Польша стала готовиться к захвату Данцига.

    Польская армия мирного времени (по данным на 1 марта 1939 г.) состояла из 10 армейских корпусов (оперативных групп) по 3 дивизии каждый, т. е. из 30 пехотных дивизий (в том числе две горного типа), 1 кав. дивизии, 12 кав. бригад и 1 бронетанковой дивизии. Общее количество самолетов исчислялось до 2 тыс. единиц. Количество танков — 900 шт. В первый период мобилизации Польша могла развернуть до 56 пех. дивизий, 15 кав. бригад, 1 — 2 мото-мехбригад и до 15 танковых батальонов. К концу третьего или в четвертом месяце войны поляки предполагали сформировать еще 30 — 35 пех. дивизий; однако вряд ли они могли их полностью вооружить. Во всяком случае максимальное количество вооруженных сил Польши к четвертому месяцу войны не могло превысить 90 пех. дивизий.

    Польский военный флот состоял из 4 истребителей (водоизмещения 1320 — 1975 т), 2 старых миноносцев, 1 минного заградителя в 2 250 т и 5 подводных лодок. Базой флота был порт Гдыня.

    Частичная мобилизация, начатая 24 августа, а также объявленная в 14 час. 30 мин. 30 августа общая мобилизация польских вооруженных сил, привели армию в готовность. Из имевшихся в армии и в резерве 3 млн. солдат 1700 тыс. были обучены в период 1920 — 1939 гг., а остальные 1 300 тыс. принадлежали к контингентам 1900 — 1919 гг., часть из которых служила еще в германской, русской и австро-венгерской армиях в период мировой войны. Повидимому, под ружье была призвана первая группа резервистов, давшая личный состав для развертывания боевых дивизий польской армии; резервисты второй группы предназначались для несения службы в тылу.

    Еще до начала войны на данцигской границе было установлено наличие польской дивизии в полном составе со всеми приданными ей войсковыми частями. 30 августа были отмечены полеты 4 польских истребителей над восточной границей Германии, близ побережья Балтийского моря. Все эти факты явились признаками сосредоточения войск коридоре, что и было расценено германским правительством, как начало стратегического развертывания польской армии.

    Все сухопутные силы Польши были развернуты следующим образом: против Восточной Пруссии на восточной и южной ее границах было сосредоточено до 16 — 18 пех. дивизий и 5 кав. бригад, часть которых группировалась к северу от Варшавы, опираясь на крепость Модлин и прикрывая столицу. В Данцигском Коридоре развернулось 3 дивизии и в Померании в районе Грауденц, Быдгощ (Бромберг) — 3 пех. дивизии и кавбригада; в Познани — до 6 пех. дивизий и 2 кав. бригад.

    В районе польской Силезии развертывались 2 армейские группы силой до 13 пех. дивизий и 1 мех. бригады. Наконец, в юго-западной части Западной Украины сосредотачивались 5 — 8 пех. дивизий. Всего, таким образом, поляки развернули против Германии не менее 45 пех. дивизий,

    9 кав. бригад и 1 мех. бригаду. Из общего количества самолетов и танков, которыми располагала Польша, она сосредоточила против Германии до 900 самолетов и 600 танков.

    При этом польская армия развертывалась в нескольких группах, без ярко выраженного ударного кулака и без достаточно мощных общих резервов. Главнокомандующим польской армией являлся маршал Рыдз-Смиглы.

    Стратегическими задачами польской армии были: для трех северных групп — наступательные — внезапное занятие Данцига, наступление в западную часть Восточной Пруссии с целью отторжения ее от Германии, захват Померании и побережья Балтийского моря, продвижение в Восточную Силезию до Одера; остальные же группы польской армии получили оборонительные задачи. При этом Познанская группа имела маневренное назначение.

    Судя по выступлению Гитлера, с германской стороны целью войны являлось уничтожение Коридора и восстановление восточных границ Германии в пределах 1914 г., т. е. возвращение Данцига, Познани и Верхней Силезии.

    Германская армия мирного времени (учитывая людские ресурсы бывшей Австрии), насчитывала 50 пех. дивизий, 4 мото-мехдивизии и 5 кав. дивизий. Рядом последовательных призывов запасных в течение 1939 г. германская армия была фактически уже мобилизована. Учитывая опыт войны 1914 — 1918 гг., Германия могла к началу военных действий выставить до 100 дивизий, а при дальнейшем развитии войны развернуть около 200 — 230 дивизий. В случае развития главных событий в начальный период войны на польском театре Германия все же, повидимому, была вынуждена оставить до 30 дивизий на Западном фронте. Следовательно, она могла бросить против Польши до 70 дивизий и от 2 до 3 тысяч самолетов. С этими силами, имея абсолютное превосходство над польской армией в технике, особенно в отношении авиации и механизированных частей, Германия рассчитывала закончить войну с Польшей в кратчайший срок, определявшийся окончанием мобилизации французской армии, т. е. в течение 11 дней. Однако при планировании операций в Польше германскому генеральному штабу приходилось считаться с большим протяжением германо-польской границы5, оторванностью Восточной Пруссии и с необходимостью встретить польское наступление на решающих направлениях сильными контрударами. Кроме того, развертывание германской армии должно было обеспечить быструю ликвидацию Данцигского Коридора.

    Исходя из всех этих соображений и было намечено территориальное развертывание германской армии в трех основных группировках, а именно: Померанской, Восточнопрусокой и Верхнесилезокой.

    По дислокации мирного времени в Восточной Пруссии развертывались 3 пехотных, 3 резервных дивизии и 1 кав. бригада; в Померании — 5 пехотных, 6 резервных, 1 легкая и 1 мото-мехдивизия; в Верхней Силезии — 14 пехотных, 17 резервных, 2 легких, 3 мото-механизированных и 2 горных дивизии. Таким образом, всего 22 пехотных, 26 резервных, 2 горных, 2 легких, 4 мото-механизированных и 1 кав. бригада.

    Для достижения конечной цели войны — уничтожения польской армии в кратчайший срок — германское командование наметило не только ряд мощных ударов своими основными группировками с запада и севера (из Восточной Пруссии), но и с юта, откуда наносился главный удар группой, по количеству войск равной половине всех германских сил. Возможность последнего удара обеспечивалась военным союзом со Словакией, что имело особенное значение. Этот союз позволял произвести продвижение правого крыла Силезской группы до Прикарпатской Украины, чтобы отсюда, ударить через горы на север и тем самым обойти главные силы польской армии с юга. Таким образом, вся территория Польши кзападу от Вислы охватывалась с трех сторон.

    В конечном итоге германские силы были развернуты в двух армейских группах:

    армейская группа «Юг» под командованием ген. Рундштедта, в состав которой входили три армии: 14-я в составе до 15 пехотных и горно-стрелковых, 1 танковой и 1 легкой дивизий; 10-я и 8-я , насчитывавшие в общем до 25 — 30 пехотных и 6 бронетанковых дивизий. Эти три ар мии развертывались в Верхней Силезии примерно на фронте Козель, Бреслау, имея правое крыло на восточной границе в Словакии;

    армейская группа «Север» «под командованием ген. Бок, в состав которой входили две армии: 4-я, развертывавшаяся в Померании, в составе от 15 до 20 пехотных и 1 танковой дивизий и 3-я, расположенная в Восточной Пруссии, в составе 11 пехотных, 1 кавалерийской и 1 танковой дивизий.

    Главнокомандующим германскими армиями был назначен ген. Браухич.

    Данциг имел возможность защищаться собственными вооруженными силами, устраняя очаги сопротивления поляков. Военно-морской флот блокировал данцигскую бухту и содействовал поражению небольших сил польского флота, а также операциям у Хелы, Гдыни и у Вестерплатте (месторасположение польских окладов вооружения).

    Развитие операций в основном шло по следующим главным направлениям (см. схему):

    • на юге — продвижение крайнего правого крыла группы «Юг» через Карпаты в направлении железной дороги Новый Сандец, Лиманово и в обход Восточносилезекого промышленного района в направлении на Краков;
    • из Силезии — удар на Ченстохов и затем через Лодзь на Варшаву;
    • на севере (против Коридора) — одновременные удары обеих армий группы «Север» из Померании и Восточной Пруссии;
    • из Восточной Пруссии — удар на юг через Млаву и Прасныщ против Нарева силами армии ген. Кюхлера.

    ***

    Боевые действия начались в ночь на 1 сентября, причем польские войска первыми открыли огонь. На рассвете германские войска одновременно на всех направлениях перешли в наступление, широко применяя охватывающие действия и тесно взаимодействуя с воздушными силами.

    Основной задачей германской авиации, имевшей абсолютное превосходство в воздухе, было уничтожение польских воздушных сил, аэродромов и хранилищ горючего, а также разрушение железных дорог. Германские самолеты уже 1 сентября появились над Варшавой. Весь дальнейший ход военных действий можно разделить на три этапа:

    1 этап с 1 по 6 сентября включительно, характеризуется боями подготовительного характера. Действовавшие в Польше две группы германских воздушных сил обеспечили себе господство в воздухе, нанося один удар за другим по военным объектам и глубокому тылу польской армии. Так, в первый же день войны было произведено несколько активных операций в воздухе: налет на Мышииец и Граево к северу от Варшавы; воздушный налет на Познань; воздушные бомбардировки Кракова, Каттовиц, железнодорожной станции и тоннеля около Кракова, Диршау и моста через Вислу и т. д. На суше, в первую очередь, был атакован польский корпус, находившийся в Коридоре к западу от Данцига. Кроме того, в течение этого дня германские войска, действующие из Восточной Пруссии, перешли польскую границу между Вислой и Дейч-Эйлау и начали наступление в южном направлении. На юге была пересечена линия Неймарк-Суха и р. Ольша у Тешина. Из Силезии на север началось продвижение по направлению к Ченстохову; тем самым был произведен обход Верхнесилезского промышленного района. Померанская группа продвинулась до Нетцы у Накло, вышла к Врахе и к укреплениям Грауденца.

    Таким образом, уже первый день боевых действий принес крупный успех германской армии. Германская авиация завоевала полное господство в воздухе. Морские силы заняли выгодную позицию перед данцигской бухтой и загородили выход польскому флоту6.

    2 сентября германским войскам удалось в ряде пунктов прорвать позиции польских частей, перешедших к обороне. Группы мото-механизированы: войск глубоко вклинились в пределы Польши. Польские войска, находившиеся в северной части Коридора, были отрезаны. Немецкая авиация наносила один удар за другим по военным объектам в глубоком тылу поляков.

    3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Но германское наступление в Польшу продолжалось, и в течение дня германцы добились дальнейших успехов. Ускоренной атакой были взяты укрепленные линии крепости Грауденц, а также польские позиции на Варте.

    Советско-польская война. Развертывание сторон к 1 сентября 1939 г.

    Германский морской флот потопил первую подводную лодку и одного истребителя.

    4 сентября, несмотря на отвратительные дороги и продолжавшееся сопротивление поляков, германские войска углубились на некоторых направлениях до 100 км в пределы Польши. С тяжелыми боями германцы заняли Кульм-на Висле. Были окончательно взяты укрепления Грауденца. Особенно сильные бои шли у Млавы. Авиация «продолжала активные действия в воздухе.

    5 сентября весь восточный Верхнесилезский промышленный район уже был занят германской армией. Линия фронта быстро «продвигалась вперед, причем германское наступление уже местами переходило в преследование польских частей как наземными войсками, так и авиацией. Германский морской флот потопил вторую польскую подводную лодку. В этот день польское правительство покинуло Варшаву и переехало в Люблин. Верховный главнокомандующий вооруженными силами Польши маршал Рыдз-Смиглы подал «в отставку.

    6 сентября германцы вступили в Краков; польское отступление продолжалось, причем мосты через Вислу не были взорваны. В районе Коридора закончилась операция двойного охвата, и 6 сентября польские войска были уже вынуждены сложить оружие, потеряв 16 тыс. пленными и 100 орудий. В результате этой операции был занят Данциг, а Гдыня и польские войска, находившиеся в северной части Коридора, были отрезаны. После преодоления значительного сопротивления поляков был занят и Вестерплатте.

    Тот факт, что моторизованные части 6 сентября взяли Кельне и Петроков, свидетельствовал о некотором параличе польского развертывания в первом этапе. Польская армия еще наносила контрудары из Познани и можно было ожидать польских контратак против отдельных частей Восточнопрусской армии. Но все же напрашивается вывод, что польская армия или не была готова к удару, или же ее руководство уже утратило веру в наступательные возможности своих войск.

    2 этап — с 7 по 13 сентября, когда боевые действия получили наибольшее развитие и носили характер маневров на преследование и на окружение. С 7 сентября началось общее отступление передовых частей польской армии. Германская южная группа оттеснила польскую южную армию за р. Сан. К западу от Варшавы польское командование рассчитывало с помощью резервов удержать линию Радом, Лодзь, Кутно, Висла, Нарев. Однако взаимодействие всех родов войск германской армии не дало противнику времени сосредоточиться и привести в порядок войска. Мото-механизированные части сильно продвинулись вперед на флангах и в прорывах. Они останавливали, охватывали и обходили польские колонны. В этих операциях большое участие принимала авиация, которая, разрушая дороги, отрезала противнику пути отступления. На море была потоплена еще одна польская подводная лодка.

    В Западной Польше за период с 8 по 13 сентября германские войска второй линии заняли провинцию Познань, из которой противник отступил без боя. 8 сентября передовые части Силезской армии подошли к западной окраине Варшавы. 10 сентября части Померанской армии форсировали Вислу под Влоцлавском и Плоцком, левый фланг соединился под Модлином с Восточнопрусским корпусом. Таким образом, в период с 9 по 11 сентября на главном театре военных действий под Варшавой самая сильная польская армейская группа была окружена частью в районе Лович, Скерневице, Кутно, частью под Радомом и к югу от него.

    В сражении под Радомом, происшедшим 13 сентября после сравнительно непродолжительного сопротивления, сдались в плен 4 польских дивизии с G5 тыс. бойцов и 145 орудиями.

    Особое значение имело сражение в излучине Вислы. Сосредоточенные к югу от Вислы главные польские силы, 9 дивизий, части 10 других дивизий, а также 3 кавалерийские бригады пытались с 14 сентября прорваться в юго-восточном направлении, но безуспешно. 13 сентября сдался гарнизон Данцига.

    Действия в Восточной Пруссии развивались следующим образом. Правофланговые части Восточнопрусской армии 8 сентября форсировали реку Нарев у Новогрода, а 10 сентября — р. Буг у Вышкова и перерезали дорогу Варшава — Седлец. В центре Восточнопрусекая армия захватила 11 сентября переправу через Нарев около Ломжи, в районе которой 18-я польская дивизия 13 сентября сложила оружие (6 тыс. солдат и 30 орудий).

    Таким образом, уже через 6 дней после начала операций польская армия на всем фронте находилась в состоянии отступления. Управление польскими войсками было потеряно. Немецкие армии из Силезии в северо-восточном направлении через Ченстохов — Лодзь и из Восточной Пруссии в южном направлении через Млаву приблизились в течение одной недели к Варшаве, в предместья которой уже 8 сентября проникли передовые части германских подвижных соединений.

    В то же время успешно развивались операции в Карпатах, где действовали германские горные части совместно со словацкими войсками.

    Эти войска форсировали р. Сан, окружили Перемышль и вышли к Львову.

    13 сентября очередные сводки характеризовали положение польских войск как безнадежное. Капитуляцией дивизий, окруженных у Кутно, по существу заканчивались крупные операции в Польше. В этот же день подвижные германские части с севера подошли к восточному берегу Вислы и появились в 40 км к северу от Брест-Литовска, который был взят 16 сентября. Таким образом, германская армия достигла этнографической границы между польской, белорусской и украинской национальностями.

    Фактически на этом польско-герматаская война закончилась, если не считать четырех районов, в которых польские войска продолжали сопротивление, — Варшава, Кутно, Модлин.

    5 этап охватывает последний период боевых действий в течение второй половины сентября и начала октября, но это была уже не война, а ликвидация разрозненных остатков польских войск, брошенных своим правительством и генералами, еще в середине сентября бежавшими в Румынию.

    На юге за период с 13 по 15 сентября были перерезаны дороги Люблин — Львов, а под Владимир-Волынском — линия отступления Люблин — Ровно. В то же время войсками, наступавшими со стороны Восточной Пруссии, 16 сентября было окружено предместье Варшавы — Прага, под Пилавой захвачена в плен артиллерийская колонна, насчитывавшая 6 тыс. солдат и 130 орудий. В тот же день были взяты в плен к юго-востоку от Седлеца оставшиеся части двух дивизий (12 тыс, солдат и 80 орудий). 15 сентября был занят Белосток, а моторизованная германская часть после перехода в 110 км подошла к Брест-Литовску, гарнизон которого сдался в тот же день.

    17 сентября моторизованные части германской армии заняли Барановичи, Ровно, Дубно и отрезали поток беженцев, устремившийся в Румынию через Залещики. 18 сентября был отрезан путь беженцам у Куть Непосредственно перед этим польское правительство прибыло в Черно виды. В тот же день германская южная армия заняла Борислав и Дрогобыч. Большое сражение, происшедшее на Бзуре 19 сентября, закончилось сдачей в плен 170 тыс. польских солдат с огромным количеством орудий и боевых средств. В этот же день сдался военный порт Гдыня (было взято в плен 13 тыс. человек и захвачено 40 орудий). После этого продолжали держаться только укрепления на полуострове Хэль. Одновременно был занят Стрый и польские войска численностью в одну бригаду были оттеснены на венгерскую территорию.

    Левый фланг «германских войск, перейдя «р. Сан, пересек район Та-нева и замкнул кольцо вокруг Замостья и Томлшева, где после сильного трехдневного боя 19 сентября сдался в плен командующий польской южной армией вместе с двумя дивизиями и двумя бригадами своих войск. Было взято в плен 60 тыс. солдат и 130 орудий. В тот же день был занят Демблин. Здесь было захвачено НО самолетов. 17 сентября был занят Люблин.

    К 20 сентября германскому командованию удалось выполнить следующие оперативные задачи: 1) уничтожить польскую южную армию отступавшую к Восточной Галиции; 2) закрепить окружение Варшавы; 3) отрезать польские войска, оставшиеся на северо-востоке.

    24 сентября германское верховное командование опубликовало коммюнике, в котором говорилось:

    «Польская кампания закончена. В ряде боев польская армия, насчитывавшая миллион солдат, была разбита, взята в плен или уничтожена. Наиболее крупные и решающие бои происходили у изгиба реки Вислы. Ни одна дивизия польской действующей армии, ни одна резервная дивизия или отдельная бригада не смогла избежать своей судьбы».

    Итоги германской победы исключительны но своим масштабам. По германским данным, было взято в плен 694 тыс. польских солдат и офицеров, при этом германцы якобы потеряли всего лишь 10 572 человека убитыми. Огромные военные трофеи — по существу все вооружение и снаряжение развернутых против Германии польских армий — достались в руки германцев.

    ***

    Очевидно, что наряду с общими политическими и экономическими предпосылками развала польского государства в неслыханном поражении польской армии немалую роль сыграли и причины чисто военного характера. Полностью проанализировать эти причины и установить их закономерность можно будет лишь тогда, когда будут опубликованы хотя бы основные оперативные документы обоих генеральных штабов — германского и польского, относящиеся к планам и силам сторон, к их развертыванию и руководству операциями. Сейчас, пока эти вопросы еще не стали достоянием гласности, мы можем говорить о военных причинах поражения польской армии лишь предположительно.

    Немалую роль, повидимому, сыграл сам характер театра военных действий и создавшаяся в связи с ним исходная группировка сторон. Если посмотреть на карту бывшей Польши, нетрудно видеть, какие крупные преимущества стратегического характера имела Германия благодаря охватывающему начертанию своих границ, особенно учитывая выступление на ее стороне Словакии. Именно это было основной предпосылкой осуществления концентрического наступления германских армий на Варшаву одновременно с севера, запада и юга. Если добавить безусловное численное и техническое превосходство сил германской армии, особенно ее авиации, артиллерии и мото-мехчастей, то станет ясным, почему оказались возможными германские «Канны» столь грандиозного масштаба.

    Могло ли польское командование ослабить угрозу стратегического окружения со стороны Германии? Да, могло, если бы хотело этого всерьез. Но в течение ряда лет польские горе-вояки, выполняя заказ своих хозяев — английских и французских капиталистов, подготовляли плацдарм для войны только на востоке, т. е. против СССР. Западные же границы Польши оставались фактически незащищенными. Зто вытекало из политического курса полковника Бека и его коллег по правящей польской клике, пожинающих теперь «лавры» своей позорной деятельности.

    Немалую роль в быстром разгроме Польши сыграло отсутствие эффективной помощи со стороны Англии и Франции. Лондонские империалисты сулили Польше помощь целой воздушной армии из 1 500 самолетов; они подстрекали самонадеянных панов на агрессию, рассчитывая вести войну с Германией польскими руками. Небезызвестный ген. Фуллер откровенно писал в американской прессе о том, какова была истинная цель пакта «о взаимопомощи» между Англией и Польшей, а также настоящая подоплека займа в 30 млн. фунтов стерлингов, обещанного Варшаве воротилами Лондонского Сити. Цель эта, как цинично выражается Фуллер, заключается в том, чтобы «покупать союзников — фактически наемников, которые сражались бы за дело Англии».

    И вот, когда «наступил час реализации английских обещаний, а удар Германии был нанесен гораздо сильнее, чем это предполагали поляки, английская помощь оказалась пустым звуком. Война превратилась в неравное единоборство Польши с Германией.

    В польском разгроме сыграли свою роль и причины более мелкого, оперативно-тактического порядка. Война показала, что польское командование обучало свою армию главным образом наступательной тактике, пренебрегая обороной. В то же время технические роды войск, в частности мото-мехчасти, в польской армии были развиты слабо. У Польши были танковые соединения (всего около 600 танков), но они не играли такой роли, как в германской армии. Немецкие танки доказали, что плохое состояние польских дорог не является препятствием для их массового использования. Благодаря взаимодействию между моторизованной пехотой, танковыми соединениями и боевой авиацией германцам удалось почти во всех случаях осуществить тактическое окружение польских частей, как это было у Радома и Кутно. Это и привело в конце концов к уничтожению главных сил польской армии. При этом для тактического выполнения своего плана германское командование сформировало пять ударных армий, каждая из которых состояла из двух частей: первая (предназначалась для прорыва и не была многочисленной, но обладала большой маневренной и огневой мощью, состоя из мото-мехсоединений; вторая — для оккупации запятых территорий, численно была более крупная и состояла из большого числа пехоты и артиллерии.

    Польско-германская война все же еще раз подтвердила, что основным ядром современной армии является пехота. Танки и самолеты сыграли огромную роль в уничтожении противника, но без пехоты они не могли бы удержать большие пространства. Между тем удар по всей оперативной глубине польской обороны в сочетании с наступлением пехоты развивал тактические успехи германцев в оперативные.

    Операции в Польше потребовали огромных усилий от всех родов войск, в особенности от пехоты. Средние темпы движения германских армий достигали 25 — 30 км в сутки, так как отступление поляков под ударами германских мото-мехчастей превращалось в паническое бегство. А перемещение всего фронта на такое расстояние означало необходимость для отдельных частей войск и их тылов совершать суточные переходы до 50 км.

    В процессе преследования танки быстро уничтожали все вновь образующиеся очаги сопротивления поляков. С воздуха на тыловые позиции и отступающие колонны обрушивалась авиация. Таким образом, благодаря техническому превосходству германцы не допустили оперативного воспроизводства польской обороны.

    Оценивая в целом операции в Польше, германская печать делает такой вывод: в основу наступления германской армии была положена последовательность наступательных операций, т. е. беспрерывное наращивание ударов с целью не дать противнику возможности укрепиться на импровизированных позициях и обеспечить себя более сильными средствами для обороны.

    Бесславный конец панской Польши, созданной Антантой в 1919 г., явился вполне закономерным и исторически неизбежным. Причины распада Польши кроются как в самой сущности этого государства, так и в политике его подлинных хозяев и в первую очередь английской буржуазии. Не будет преувеличением сказать, что разгром Польши является вместе с тем и серьезнейшим поражением Англии.

    Примечания:
    1. Ленин. Соч., т. Х VIII, стр. 232. []
    2. История ВКП(б), краткий курс, стр. 230. []
    3. «Manchester Guardian» от 30 августа 1930 г. []
    4. Маркс и Энгельс. Соч., т. ХХIII, стр. 147. []
    5. Польско-германская граница имела длину: с Восточной Пруссией — 607 км, с Данцигом — 121 км и на остальных участках (в Померании, Познани и Верхней Силезии) — 1 305 км. После создания протектората в Богемии и Моравии прибавилось еще 70 км границы. []
    6. В конце августа 3 польских истребителя бежали в Англию. []
    Вернуться к содержанию »

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован.

    CAPTCHA image
    *